Аарон Джексон: «Отказался от НБА ради Евролиги»

Георгий Гигинеишвили, «Спорт-Экспресс» // 21 июля 2015

0



Разыгрывающий ЦСКА — о своих спортивных амбициях, перестрелках в колледжах, татуировках и проблемах с освещением футбола в США.

Аарон Джексон. Фото Алексея Иванова, «СЭ»

Аарон ДЖЕКСОН. 29 лет. Родился в Хартфорде (штат Коннектикут). Рост: 190 см. Вес: 83 кг. Колледж: Дюкейн, штат Пенсильвания. Профессиональная карьера: «Анталья» (Турция, 2009-2010), «Виртус» (2010), «Бильбао» (2010-2012), ЦСКА (c 2012 года). Статистические показатели в ЦСКА: 6,3 очка, 2,5 подбора, 2,5 передачи и 0,8 перехвата в среднем за 20,5 минуты в 183 матчах.

Один из самых колоритных персонажей в нашем баскетболе 29-летний разыгрывающий Аарон Джексон в нынешнее межсезонье продлил контракт с ЦСКА — командой, за которую отыграл уже три сезона. Ради продолжения карьеры в Москве «очень странный американец» (как сам себя называет) отказался даже от предложений из НБА. Новое соглашение с армейским клубом Джексон подписывал в статусе рекордсмена евролиги. Его семь перехватов, совершенные в «Финале четырех»-2015, стали новым рекордом турнира.

Свой долгий путь в армейский клуб Аарон начинал на полуразрушенных асфальтированных площадках в трущобах Коннектикута. Во время его учебы в колледже словесная перепалка студентов на перемене обернулась тем, что по Джексону и его друзьям открыли огонь. Пуля оцарапала запястье Аарона, а его товарищ оказался серьезно ранен. Через четыре года, когда будущий армеец уже играл в Турции, его отец отправился за решетку. Сам Джексон весь покрыт татуировками, но при этом остается добрым и открытым парнем. В разговоре с корреспондентом «СЭ» он рассказал о своем настрое на будущий сезон и раскрыл некоторые тайны своей личной жизни.

НОВЫЙ СОСТАВ ГОЛОДЕН ДО ПОБЕД

— Говорят, в это межсезонье у вас были предложения из НБА. Какие именно клубы проявляли к вам интерес?

— Например, «Индиана» и «Чикаго». Конечно, все баскетболисты мечтают играть в НБА. Но для меня, пожалуй, главная мечта сейчас — это выиграть евролигу. В моем возрасте уже поздновато делать себе имя в Штатах. Кроме того, ЦСКА очень хотел сохранить меня: постоянно звонили тренеры, одноклубники, менеджеры. Я был польщен таким вниманием со стороны именитого клуба. Вот и решил остаться.

— Легко сработались с тренером армейцев Димитрисом Итудисом?

— Меня подкупила его энергия. Иногда во время матча он заведен больше, чем игроки на площадке. Кажется, он готов выйти на паркет и сыграть лучше нас всех. Вообще, он прямой человек, говорит все в лоб. И мне это нравится: не нужно ничего додумывать — он все выложит как есть. Такому человеку можно доверять, это крайне важно. Именно с такими тренерами хочется иметь дело.

— В чем, по-вашему, главное различие между Итудисом и прежним наставником ЦСКА Этторе Мессиной?

— Пожалуй, у Итудиса есть повышенное доверие к подопечным. Если Этторе строго указывал, что именно ты должен делать на площадке, то Димитрис говорит: идите и сделайте все, что в ваших силах. Димитрис предоставляет игрокам больше свободы.

— Больше свободы вы получаете только ли паркете или и вне его?

— Везде. Мессине тоже было абсолютно все равно, чем ты занимаешься вне баскетбольной площадки. Мы могли делать все что угодно. Но на тренировки и матчи должны были являться без опозданий и в лучшем виде. Думаю, в его присутствии можно было бы хоть с бутылкой пива сидеть...

— В составе ЦСКА в это межсезонье много серьезных изменений...

— Я в курсе происходящего. Мне нравится то, что происходит. Не сказал бы, что у нас в составе есть суперзвезды. Но при этом все ребята голодны до побед. А именно этого, возможно, и недоставало в предыдущие годы. Нам есть что доказывать, в первую очередь себе самим. А это еще один хороший признак. Значит, мы будем выжимать из себя максимум.

— Ваш бывший партнер по ЦСКА Сонни Уимз подписал контракт с «Финиксом». Вы созванивались?

— Я счастлив за него. Как только узнал об этом, тут же позвонил ему, и мы душевно поговорили. Сонни всегда хотел вернуться в НБА, и вот — все получилось. Думаю, у него там сложится наилучшим образом.

ОТЕЦ СИДЕЛ В ТЮРЬМЕ, И ЭТО БЫЛО НЕЛЕГКО

— Каково расписание ваших тренировок этим летом? Ходите в зал ежедневно?

— Конечно, нет. Когда только прилетел домой, я вообще не ходил в зал. Отдыхал от нагрузок, так сказать. Но теперь понемногу втягиваюсь, тренируюсь. В основном руководствуюсь потребностью тела, оно ведь дает сигналы. Я почувствовал, что пора позаниматься. Но какой-то специальной методики подготовки у меня нет. Признаюсь, в предыдущие годы я налегал на «железо». Но теперь не чувствую в этом необходимости — действую по ситуации.

— Диету соблюдаете? Или можно есть все подряд?

— Мой тренер говорит, что, если трудишься в зале как следует, можно есть абсолютно все. Так что по меню себя совсем не ограничиваю.

— В рестораны быстрого питания часто заглядываете?

— Стараюсь делать это нечасто, вредно как-никак. Но здесь есть одно заведение, которое специализируется на курице. Черт возьми, это просто объедение! Минимум два раза в неделю захаживаю туда. Невозможно удержаться.

— Кто эта маленькая девочка, чьи фото вы постоянно выкладываете в социальных сетях?

— Это моя чудная фея, моя любимица — племяшка, дочь моей сестры. Я ее просто обожаю, мы часто фотографируемся.

— У вас ведь большая семья. Часто бываете среди родственников?

— Мы иногда выбираемся в боулинг или в кино. Любим бывать дома у мамы, где наша главная забава — бильярд. Ну и время от времени немного выпиваем. Развлечений хватает, но самое главное — мы стараемся больше времени провести в кругу родных. Это драгоценные часы и минуты.

— Часто вспоминаете свое непростое детство в бедном квартале в Хартфорде?

— Бывает. Мы жили в Коннектикуте большой дружной семьей. Да, мой отец сидел в тюрьме (Джексон-старший и сейчас «мотает» третий срок. — Прим. «СЭ»), и, разумеется, это было нелегко. Но мать и брат помогли мне стать настоящим человеком. Они оберегали меня от несчастий, которые подстерегали на каждом шагу: будь то продажа наркотиков или что-нибудь, связанное с оружием. Старшие члены семьи очень старались, чтобы младшие не повторяли их ошибок, чтобы наша жизнь была лучше, чем их.

— Пару лет назад вы рассказывали о своих татуировках: о кресте с баскетбольным мячом, эмблеме ныне не существующего хоккейного клуба «Хартфорд Уэйлерс» и древнегреческого героя Аякса. Есть ли среди этих изображений то, которое дорого больше остальных?

— Когда я начал учебу в колледже, из жизни ушла моя любимая тетушка Флоренс. Это был самый близкий человек моей матери, не описать, как много она для нас значила. С такой потерей было непросто справиться. Так что мы с мамой решили сделать одинаковые татуировки в память о ней. Там написано Let it Flow (дословно — «дай этому пройти». — Прим. «СЭ»). Тетя так часто говорила, если хотела кого-то утешить. Пожалуй, это самое важное тату на моем теле.

ОНИ ДОСТАЛИ «ПУШКИ И НАЧАЛИ СТРЕЛЯТЬ»

— Сильно изменилась ваша жизнь с переездом в Питтсбург, когда вы поступили в колледж?

— Это был новый этап в жизни, шаг к цели: оправдать все старания семьи, да и собственные тоже. Ты растешь в захолустном Хартфорде и видишь, как многие люди стараются, но не достигают ничего. Но вдруг ты оказываешься в Питтсбурге и понимаешь, сколько всего хорошего может делать человек. Это здорово мотивирует, когда на улицах практически не видишь насилия, когда вокруг многие веселятся. Вот он, шанс, билет в жизнь, только держись крепче, не упусти его. И я понял: хочу, чтобы я жил ничуть не хуже этих людей.

— Но колледж Дюкейн, в котором вы учились и за который играли, печально известен перестрелкой, произошедшей в 2006 году. Как вам удалось пережить этот инцидент?

— Это действительно было ужасно. К сожалению, такие вещи нередко случаются именно среди подростков. Разумеется, случаются не от большого ума... В данном случае мой партнер по команде сказал что-то неприятное незнакомому парню. Завязалась словесная перепалка. В таком возрасте быстро заводишься, и один из наших «больших» не стерпел оскорблений. Затем они достали «пушки» и начали стрелять в нас...

— Как у вас созрело решение покинуть Штаты и перебраться в Турцию?

— Это было одно из самых тяжелых решений в жизни. Поначалу я неплохо выступал в летней лиге НБА. Помню, «Индиана» всерьез заинтересовалась. Мой агент тогда сказал, что в конце второго раунда «Пэйсерз» будут выбирать между мной и Эй Джей Прайсом. Было больно, когда они предпочли Прайса. Но через несколько дней последовало предложение из Турции. В первые недели вдали от дома было по-настоящему тяжело. Бывало, я названивал агенту и говорил, как хочу вернуться назад.

— Как сложился ваш переход из Испании в Россию?

— В «Бильбао» у меня все складывалось как нельзя лучше. Город сходил по нам с ума, болельщики боготворили команду. Все шло к тому, что я продолжу карьеру в Испании. И тут интерес проявил ЦСКА. Поначалу я не хотел переезжать, несмотря на то что предложение было по-настоящему щедрым. Все знают, что выступать за ЦСКА — большая честь. Но я поначалу и слышать не хотел об очередном трансфере. Все перевесил шанс выиграть Евролигу. В конце концов мне пришлось извиниться перед фанатами и сменить клубную прописку. Впрочем, с тех пор жалеть о принятом решении не приходилось.

— А вы всегда обсуждаете возможные переходы с родными?

— Вообще стараюсь этого не делать. Не припомню, чтобы кто-то из родственников советовал мне что-нибудь по части трансферов. Я знаю, они хотели, чтобы я остался в Бильбао. Но в итоге все сложилось как нельзя лучше.

ЛЕБРОН ОТКАЗАЛСЯ ОТ ПРИЗА

— Вы ведь болеете за футбольный «Манчестер Юнайтед». В курсе их последних трансферов?

— Знаете, за что я ненавижу Штаты? Здесь очень плохо освещают футбол. Я обожаю этот вид спорта, но он здесь не очень-то популярен. А постоянно искать в интернете что-то не хватает сил. Впрочем, я в курсе, что «МЮ» сейчас как раз проводит тур по США. И это все, что я знаю.

— А женский чемпионат мира по футболу смотрели?

— Далеко не все матчи, только сборную США. Очень рад, что они завоевали титул. Вообще женский футбол не очень люблю смотреть — без обид, девушки. Но матчи против Германии и Японии мне очень понравились. А так, конечно, обычный, рядовой матч вряд ли стал бы смотреть.

— Как насчет других видов спорта? Или стараетесь не думать о телевизоре хотя бы в отпуске?

— В точку, я действительно стараюсь не включать «ящик». Вообще не очень люблю смотреть телевизор. Но, разумеется, финал НБА я пропустить не мог.

— Ну и как впечатления?

— Отчасти я расстроен. Я хочу видеть в решающей серии команды в их лучшем виде. А тут случились травмы, причем ведущих игроков. Вместе с тем финал-2015 мне понравился. Более того, выиграла лучшая команда, все справедливо. С нетерпением ожидаю следующего сезона. Вы только посмотрите на все эти переходы — будет настоящее шоу!

— Что скажете об MVP финала НБА Андре Игудале? Справедливо ли выбрали именно его?

— Моя б воля — отдал бы приз Стефу Карри. Не в последнюю очередь именно благодаря ему Игги получил возможность проявить себя. Но Андре, пожалуй, заслужил признание. Ведь он стал одним из козырей «Голден Стейт», который «Кливленду» оказалось нечем крыть. Он продемонстрировал лучшие качества, когда это было необходимо больше всего.

— А как же Леброн Джеймс?

— Да, с тем, что он тащил на себе «Кливленд», не поспоришь. Более того, я даже слышал занятную вещь из достоверного источника. Мол, приз-то изначально присудили именно Джеймсу. Но, поскольку команда потерпела поражение, он якобы отказался от звания MVP. Это правда, можете не сомневаться.

Спорт-Экспресс

Добавил: Saniog

Теги: интервью Евролига ЦСКА Единая лига ВТБ Аарон Джексон

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



июнь
август

июль 2017

пнвтсрчтптсбвс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Реклама на сайте



Вакансии