Человек, который изменил все

«Школа 2.0» // 15 августа 2015

0



«Школа 2.0» по традиции не может пройти мимо дня рождения баскетбольной легенды и при помощи свидетельств современников пытается окинуть взглядом великую карьеру Мэджика Джонсона.

Если фраза «изменил баскетбол» по отношению к игроку кажется вам пафосной, то Мэджик Джонсон — один из немногих, для описания которого она будет выглядеть сухой и скупой. 13 лет карьеры разыгрывающего оказались водоразделом между «старой» и «новой» НБА — игровой стиль и атлетизм Джонсона стали предтечей баскетбола, в который в Лиге играют до сих пор. Противостояние «Лейкерс» и «Бостона», ведомых Мэджиком и его «заклятым другом» Лэрри Бердом, стали визитной карточкой НБА в 80-х. Даже противоречивая история с положительным анализом на ВИЧ в начале девяностых не затронула наследие великого спортсмена. Пять чемпионств НБА, три титула MVP, золото Олимпиады в составе Dream Team — даже это меркнет на фоне уважения к человеку, который изменил все.

В 1975 году в своем шестом матче в составе баскетбольной команды Everett High School Ирвин Джонсон набрал 36 очков, 18 подборов и 16 передач, чем помог «викингам» вынести в одну калитку соперников из Jackson Parkside School. После матча к молодой школьной звезде подошел Фрэнк Стэбли-младший, журналист из Lansing State Journal.

— Ирвин, отличная игра! Мне кажется, пора придумать тебе звонкое прозвище. Как насчет Мэджик? Ты не против, если я буду называть тебя так?

Джонсону было всего 15 лет, и он был стеснителен, как и любой подросток. Он считал, что ровесники будут издеваться над ним за такое прозвище, однако не посмел отказать известному в округе журналисту.

— Ладно, называйте меня как Вам угодно.

Так и родился феномен Мэджика Джонсона.

Джефф Перлмэн «Шоутайм: Мэджик, Карим, Райли и династия „Лос-Анджелес Лейкерс“ 1980-х»

Даже будучи первогодкой, Ирвин Джонсон без стеснения раздавал указания своим старшим партнерам и руководил игрой в нападении, а после каждой успешной комбинации хлопал в ладоши и широко улыбался.

— Некоторые считали, что Джонсон был просто показушником, но я никогда не был согласен с этим мнением. Он явно был влюблен в баскетбол и играл с огромным энтузиазмом. Возможно, будь вы его соперником, его поведение выводило бы вас из себя, но быть зрителем его игры было настоящим удовольствием, — вспоминает тренер университета «Провиденс» Дэйв Гэвитт.

Джеки МакМален «Когда игра была нашей»

«Я помню, как впервые увидел Мэджика — мы тогда были участниками сборной Всех Звезд NCAA. Я вернулся домой и рассказал своему старшему брату, что видел лучшего игрока, которого мне предстоит встретить в жизни. Брат сразу налетел на меня с вопросами, спрашивая, насколько он был хорош, и я ответил: «Он ростом в шесть футов девять дюймов, умеет бросать и пасует так, что в это сложно поверить». Брат недоверчиво отмахнулся: «Да ладно!». Но когда мы с Мэджиком встретились в ходе турнира NCAA-1979, мой брат подошел ко мне и сказал: «Да уж, он намного лучше тебя».

Лэрри Берд. Речь на церемонии введения Мэджика Джонсона в Баскетбольный Зал славы

Джулиус Ирвинг, одна из главных суперзвезд профессионального баскетбола той эпохи был наслышан о талантливом студенте из штата Мичиган. Доктор Джей не просто согласился побеседовать с Мэджиком по телефону, но и пригласил его провести весну и лето 1979 года в своем доме в Филадельфии.

Джулиус не скупился на советы — в свое время он ушел из колледжа на третий год обучения и упустил возможность сыграть за олимпийскую сборную США. «Если ты уйдешь сейчас, то можешь разрушить отношения с партнерами по студенческой команде и не сможешь стать олимпийцем. Если останешься в колледже, то расстроишь родственников тем, что упустил такие финансовые возможности. Какое бы решение ты не принял, кто-нибудь обязательно останется недовольным», — внушал Ирвинг.

Мэджик и по сей день с благодарностью вспоминает все то, что сделал для него Доктор Джей. И поэтому он с таким замешательством всего год спустя выходил на паркет в финальной серии НБА в 1980 году. Он страстно желал завоевать титул в свой первый же год в лиге, но не хотел отнимать шанс на чемпионство у своего ментора и идола. Однако за считанные минуты до начала первого матча серии Ирвинг подошел к своему протеже, крепко обнял его и прошептал: «Забудь обо всем, что было между нами, и сражайся, Ирвин».

Джеки МакМален «Когда игра была нашей»

«Преимущество разыгрывающего ростом в 6 футов 10 дюймов в том, что он способен видеть поверх голов оппонентов. Я помню ту первую тренировку Ирвина с „Лейкерс“, когда он отдал мне передачу, которую я попросту не успел увидеть. Я даже не был открыт, и ни один здравомыслящий человек не попытался бы отдать мне мяч в той ситуации. Однако он увидел возможность для паса и попал мячом мне в голову.

Спустя пару минут Ирвин не глядя отдал передачу между оппонентов, которая вновь попала мне по голове. Тут-то я понял, что либо нужно всегда быть готовым к его передачам, либо ты попросту не получишь мяч. Тренер хотел, чтобы Мэджик притерся к нам, но правда заключалась в том, что именно нам всем предстояло притереться к нему», — вспоминал форвард «Лейкерс» Джамаал Уилкс.

Джефф Перлмэн «Шоутайм: Мэджик, Карим, Райли и династия „Лос-Анджелес Лейкерс“ 1980-х»

На одной из тренировок свингмен Рон Бун, проведший в лиге 11 лет и пытающийся попасть в команду, намеренно ударил Джонсона локтем в затылок в борьбе за подбор. Джонсон повернулся и ударил Буна в шею. Тот упал на паркет. «Я не потерплю такого дерьма», — закричал новичок. Тренер «Лейкерс» Джэк МакКинни удалил обоих с тренировки. Когда Джонсон шел в раздевалку, он обвел всех взглядом и сказал: «Возможно, я и новичок, но я никому из вас не позволю так себя вести». Бун больше ничего не сказал. Его судьба в клубе была предрешена.

Джефф Перлмэн «Шоутайм: Мэджик, Карим, Райли и династия „Лос-Анджелес Лейкерс“ 1980-х»

Ирвин никогда не чурается прямого зрительного контакта. Оказавшись один на один с игроком соперника, он всегда смотрит ему в лицо, давая понять, что ставкой в их дуэли являются не просто два очка, но и игровая гордость. Он обожал веселье и часто находил для этого поводы даже во время важных матчей — и всегда смеялся за счет своих оппонентов.

Ирвин обожал дурачить своих оппонентов, пролетать мимо них к кольцу, а затем бежать обратно на свою половину площадки, даже не взглянув, попал ли он в кольцо, при этом улыбаясь зрителям и заставляя их восторженно кричать, пока обыгранные им оппоненты хмурились и качали головами. Любой профессиональный игрок в баскетбол ненавидит подобные унизительные моменты, и выходки Ирвина заставляли нас играть еще усерднее, ведь нам приходилось иметь дело с рассерженным оппонентом, что, естественно, приводило фанатов в восторг.

Карим Абдул-Джаббар, Питер Ноблер «Гигантские шаги. Автобиография Карима Абдул-Джаббара»

Главный тренер «Лос-Анджелес Лейкерс» Пэт Райли решил использовать поражение в финале-1984, коллапс Мэджика и обвинения команды в мягкотелости для того, чтобы завинтить гайки. Через месяц после окончания сезона он отправил письмо каждому из своих игроков. Особое внимание он уделил своему звездному разыгрывающему, которому написал: «Я люблю и уважаю тебя. Мы — воины, и нас не собьет с пути подобное поражение. Великие воины становятся лишь сильнее. Я верю, что и ты способен на подобное».

В середине лета Райли написал Мэджику второе письмо, которое гласило: «Пришло время перестать быть жертвами и взять все в свои руки». В письме Пэт ясно дал понять, что ожидает увидеть своего разыгрывающего в лучшей форме в его жизни к началу сезона. За неделю до тренировочного лагеря главный тренер написал своей суперзвезде последнее письмо, в котором было сказано: «Будь готов к тяжелой работе. Я заставлю тебя пахать, как никогда прежде. Ты будешь работать над своим броском из-за дуги и над своим атлетизмом. Ты будешь пахать до тех пор, пока у тебя не отвалится задница».

Мэджик Джонсон хотел именно этого. Он провел все лето, устраивая по две тренировки в день в компании Айзейи Томаса и Марка Агуайера, и приехал на первую тренировку предсезонья с весом в 212 фунтов (хотя Райли требовал похудеть лишь до 219).

Джеки МакМален «Когда игра была нашей»

Когда агент Джонсона Лон Розен дозвонился в офис Пэта Райли и сообщил ему о положительных результатах анализа Мэджика на ВИЧ, прагматичный и жесткий бывший тренер «Лейкерс» опустился на стул и заплакал. На его слова о том, что он не сможет тренировать «Никс» этим вечером, Розен возразил, что ему следует вести себя как обычно, иначе Джонсон почувствует себя виноватым. Райли согласился, однако за пару минут до начала матча между «Никс» и «Мэджик» он вышел на паркет «Мэдисон Сквер Гарден» и в слезах попросил 19 763 фаната на трибунах присоединиться к минуте молчания. В гробовой тишине Райли прочитал молитву за спасение своего самого любимого игрока.

Джеки МакМален «Когда игра была нашей»

Ларри Бард, Майкл Джордан и Мэджик Джонсон

Хотя Мэджик Джонсон не отыграл и минуты в НБА в сезоне-1991/92, его имя по-прежнему значилось на бюллетенях для голосования за участников Матча Всех Звезд-1992, потому что они были приготовлены задолго до начала сезона. И когда голоса начали подсчитываться, функционеры НБА с удивлением узнали о почти единодушном желании фанатов по всей Америке увидеть Мэджика в стартовой пятерке Запада.

Комиссионер хотел отдать место в стартовой пятерке Тиму Хардуэю, а Мэджика определить в резерв. Однако Розен ясно дал понять, что Джонсон не приедет в Орландо в роли запасного, и Хардуэй благородно согласился уступить свое место.

Как только СМИ разнесли весть о том, что комиссионер НБА позволил человеку с диагнозом ВИЧ сыграть матч с самыми лучшими и популярными атлетами Америки, как на главных участников заговора обрушился шквал критики, который лишь усилил решимость Мэджика участвовать в Матче Всех Звезд.

Когда он вошел в раздевалку сборной Запада, то наткнулся на своих старых знакомых — Клайда Дрекслера, Криса Маллина, Карла Мэлоуна, Дэвида Робинсона, Хакима Оладжьювона, Отиса Торпа, Джеффа Хорнасека, Дикембе Мутомбо, Дэна Марли, Тима Хардуэя и Джеймса Уорти.

— Напряжение в раздевалке можно было резать ножом. Это было страшное время. Некоторые из присутствовавших сделали многое, дабы не позволить Мэджику участвовать в матче. Им было страшно, — рассказывает Дэвид Робинсон, который оказался единственным, кто решился подойти к опальному разыгрывающему и предложил ему рукопожатие.

— Я рад, что ты здесь, — улыбнулся Робинсон.

— Я тоже, — с облегчением улыбнулся в ответ Джонсон.

Джеки МакМален «Когда игра была нашей»

Яркие воспоминания о Матче Всех Звезд в Орландо и об Олимпиаде в Барселоне убедили Мэджика в том, что мир, возможно, готов смириться с его диагнозом. Не желавший расставаться с баскетболом разыгрывающий позвонил Дэвиду Стерну и заявил, что желает вернуться на паркет.

Упорно отстаивавшему интересы Мэджика комиссионеру Лиги пришлось хуже всего. Во время закрытых совещаний с владельцами команд он не уставал повторять, что запрет на возвращение Джонсона на паркет станет огромным ударом по имиджу лиги и может послужить причиной для судебного разбирательства. Несмотря на протесты Ассоциации игроков, лиге тогда придется ввести обязательные тесты на наличие ВИЧ/СПИД.

— Вы уверены, что Мэджик является единственным ВИЧ-позитивным игроком в лиге? Я — нет, — взывал к владельцам Стерн.

8 ноября 1992 года, спустя почти год после шокирующей пресс-конференции о своем диагнозе, Мэджик Джонсон вышел в майке «Лейкерс» на выставочный матч против «Кавальерс» в Чэпел Хилл, штат Северная Каролина. В попытке прорваться в «краску» Мэджик получил кровоточащую царапину на правой руке. Прозвучал свисток, и судья в соответствии с новыми правилами лиги остановил игру, дабы позволить медицинскому штабу «Лейкерс» закрыть рану. Стоило фанатам осознать, что получившим царапину игроком был Мэджик, как по трибунам пронесся вздох, полный страха. Пока Джонсон шел к Гэри Витти, физиотерапевту «озерников», под сводами арены воцарилась мертвая тишина.

Витти прекрасно понимал, что в данной ситуации инструкции предписывают ему надеть резиновые перчатки. Однако в течение недели до матча буквально каждый из игроков «озерников» по нескольку раз обратился к Витти со своими опасениями по поводу игры рядом с ВИЧ-позитивным Мэджиком.

— Я устал повторять, что риск был минимальным. И теперь, когда я должен был закрыть рану Мэджика, я понимал, что надевать перчатки было бы подтверждением всеобщих необоснованных опасений.

Гэри потянулся за перчатками, которые лежали в его кармане, затем бросил взгляд на игроков в желтых майках, которые пристально следили за каждым его движением, и вытащил руку из кармана. На глазах у потрясенных фанатов он залепил рану на руке Мэджика пластырем, не надев перчаток. Тренер «Кливленда» Ленни Уилкенс взглянул на своих игроков, и увидел признаки смертельного страха в их глазах. Уилкенс восхищался храбростью Мэджика в свете страшного диагноза, поэтому он обратился к своим игрокам:

— Парни, вам нужно успокоиться. Это всего лишь царапина, опасности нет. Давайте вернемся к работе.

Школа 2.0

Добавил: Saniog

Теги: НБА Лос-Анджелес Лейкерс Мэджик Джонсон

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



сентябрь
ноябрь

октябрь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии