Туркестанский змий

«Школа 2.0» // 06 октября 2015

Комментарии: 1



«Школа 2.0» поздравляет Алжана Жармухамедова — сегодня олимпийскому чемпиону Мюнхена-1972 исполнился 71 год.

Туркестанский змий

Жармухамедов — человек уникальный. Родился в казахском поселке Таваксай недалеко от узбекской границы и вырос в глуши. Работая на заводе, исковеркал два пальца правой — бросковой — руки. Жил с чудовищной близорукостью и до 19 лет не представлял себе, что такое баскетбольный мяч.

Но стал олимпийским чемпионом в 1972 году, лидером ЦСКА и сборной СССР. В его коллекции еще одна олимпийская медаль — бронза Монреаля-1976, две награды мировых первенств (бронза-1970 и серебро-1978), три титула чемпиона Европы (1967, 1971 и 1979). А с ЦСКА — 10 золотых медалей чемпиона СССР и титул обладателя Кубка европейских чемпионов-1970/71.

Не остался Жармухамедов без наград и после окончания карьеры. Работая помощником Сергея Белова в сборной России, стал серебряным призером чемпионата мира-1994 и бронзовым чемпионата Европы-1997.

Ему дважды (в 1972 и 1979 годах) присваивали звание заслуженного мастера спорта СССР. Почему дважды? Эта одна из 10 интереснейших историй, которые рассказывает сам олимпийский чемпион Мюнхена-1972.

Туркестанский змий

О своем детстве

— У меня с выносливостью проблем никогда не было. Поселок Таваксай расположен в горах на высоте 850 метров. Меньше кислорода, организм привыкший. Да и мальчишкой был шустрым, трудиться начал рано. Отец на лето подряжался строить дома. Я помогал. Таскал кирпичи, ведра с глиной. Еще с пятого класса ездил на уборку хлопка. Норма в сутки — 50 килограммов, за каждый платили две копейки. Однажды собрал рекордные 154 килограмма! Спина, правда, потом не разгибалась.

О том, как начал играть в баскетбол и случае на производстве

— В десятом классе в школу прислали нового учителя физкультуры — греческого политэмигранта. Он и показал нам баскетбол. Мяч был еще со шнуровкой. После выпускных экзаменов я устроился в город Чирчик шлифовальщиком по металлу на завод химического машиностроения. Там был инструктор физкультуры, Роман, который случайно заметил меня на проходной. Вцепился мертвой хваткой: «Ты должен играть за нашу команду! С твоим-то ростом!» Но тренироваться, отпахав смену — радости мало. К тому же поздно вечером автобусы из Чирчика до Таваксая не ходили. 15 километров топал пешком. Поэтому вскоре о баскетболе забыл.

А дальше стало совсем не до него. Шлифовал полумуфты на американском станке 1928 года выпуска. До конца смены минут двадцать. Вдруг две девчонки подошли. Смотрят, перешептываются. Я на них отвлекся, руку затянуло в станок и отчекрыжило фаланги. Одну — сразу, вторая на кожице висела. Больно не было — у меня высокий болевой порог. Я и рану себе вскрывал, и зашивал сам. В больнице врач сказала: «Так, воробей, отвернись и не подглядывай». Ножницами резала торчавшие мелкие косточки, равняла. Знаете, странное ощущение — я чувствую продолжение этих пальцев. Порой кажется, что заноза попала под ноготь...

С оторванными фалангами, конечно, ни о каком баскетболе я не помышлял. Но Роман был настойчив, заходил в мой цех, уговаривал возобновить тренировки. «Как же играть с такой рукой?!» — спрашиваю. «Ничего, приноровишься. Ты способный». Именно он посоветовал поступить в ташкентский институт физкультуры. Там в 19 лет я уже всерьез начал заниматься баскетболом. И спустя четыре года выиграл со сборной СССР чемпионат Европы. Ну не фантастика?!

Туркестанский змий

О попадании в ЦСКА

— ЦСКА за мной долго гонялся. Два года я прятался. Был случай в Ташкенте. В разгар тренировки зашли милиционер и два офицера. «Одевайся. Поедешь с нами». Поплелся за вещами в раздевалку. Следом заскакивает наш игрок: «Дуй в окно!» Бегу домой, хватаю паспорт, деньги — и в аэропорт. Лечу в Алма-Ату. Там отсиживаюсь в гостинице, жду, когда утрясут вопрос на уровне ЦК. Но в конце 1969-го ко мне домой явился второй тренер ЦСКА Астахов с письмом замминистра обороны маршала Соколовского. Больше всего такое развитие событий обрадовало ташкентского военкома, Героя Советского Союза: «Слава богу! Наконец-то перестану за тебя выговоры получать!»

О знакомстве с Сергеем Беловым

— На второй тренировке швырнул ему в лицо мячом и ушел в раздевалку. При моем-то характере! Представляете, как надо было вывести?! Белов всех пытался под себя подмять. Хотел, чтоб ему в рот заглядывали. И всегда пасовали. Впрочем, в финале мюнхенской Олимпиады, когда не проходили комбинации, которые учили с Кондрашиным, мне сказал: «Жар, кончай эту ерунду. Давай играть цээсковскую «двойку». Сработало. Я выхожу, ставлю заслон — Серега без помех бросает. 20 очков в том матче настрелял.

О знаменитых трех секундах Мюнхена

— До сих пор помню: выбрасываю мяч, и раздается сирена. Меня заменили — я схватил на лавке костюм и накрыл лицо. От обиды. Весь матч выигрывать — и упустить за три секунды! Я не видел, что было еще одно вбрасывание. С костюмом-то на башке. Внезапно слышу голос Кондрашина: «Ваня, Сашке пас!» Поднимаю голову, Едешко разбегается — и бросает мяч Александру Белову. А хорошенько весь этот момент я разглядел через 35 лет, когда посмотрел видеозапись.

О казахе, первом олимпийском чемпионе

— Первым долго считался борец Ушкемпиров, победивший на Олимпиаде-1980. Но в конце 90-х в Алма-Ате составляли энциклопедию, и журналист вспомнил, что когда-то ему рассказывали о казахских корнях Жармухамедова. Разыскал мой телефон, позвонил, уточнил детали. У казахов при встрече главный вопрос: «Ты из какого рода?» А мне с детства врезались в память слова отца: «Мы из рода жаппас». Вышла статья. Ее прочитал ректор университета в Кызыл-Орде, он тоже из жаппас. Заинтересовался, специально приехал в Москву с телевизионщиками. Сделали сюжет обо мне.

О зрении

— Очки я не носил, но все время щурился, зрение было минус 2,5. Ребята удивлялись: «Как ты бросаешь?» — «На ощупь». После Олимпиады в Мюнхене пользовался контактными линзами. Их по спецзаказу вытачивали из оргстекла. Жесткие, неудобные — месяца полтора я привыкал, обливаясь слезами. На площадке выпадали постоянно. Как-то под щитом толкнули, линза выскочила. Я склонился над паркетом. Гомельский закричал: «Судья, стой!» Всей командой шарили по полу. Наконец протягивают. Несусь в раздевалку, чтоб промыть, быстро вставляю — и понимаю, что линза треснула. Видно, наступили. Деваться некуда — доигрываю так. Острые трещины натерли сетчатку. Позже развилась катаракта, зрение упало до минус 9,5 — пришлось оперироваться.

О случае на шереметьевской таможне

— Весной 1973-го сборная проводила турне по Америке. В Нью-Йорке нам предложили оставить вещи в офисе баскетбольной федерации, и мы укатили дальше — Перу, Панама, Коста-Рика. Через три недели на обратном пути похватали сумки — и в аэропорт. Свою даже не открывал, сразу сдал в багаж.

А в Шереметьеве поняли, что будет тотальная проверка. Таможенников и пограничников было гораздо больше, чем в обычные дни. Перед досмотром в урне обнаружили три пакета, перетянутых желтоватым пластырем. В одном пистолет «Беретта», в другом — патроны к нему, в третьем — гипертонические браслеты, которые в Союзе продавались на ура.

Я не вез ничего запрещенного. Увидел, что меня встречают жена с сыном, и чуть ли не первым направился к таможеннику. Расстегиваю молнию на сумке — а там пистолет. «Смит и Вессон» 22-го калибра. Боже, что началось! Меня завели в отдельную комнату, примчался комитетчик, допрашивали до утра. Позже понял, кто подбросил. Но поначалу уверен в этом не был.

Туркестанский змий

О санкциях

— Уже на следующий день с меня сняли «заслуженного», вывели из сборной, запретили выступать за ЦСКА. К моему счастью, армейцы проиграли первый матч чемпионата. Звонят: «Срочно вылетай в Тбилиси!» В одночасье дисквалификацию отменили. Вступился министр обороны Гречко. Он произнес знаменитую фразу: «У каждого офицера должен быть пистолет». А невыездным пробыл два года. Потом пустили в Болгарию — ничего не натворил. Опять начал ездить.

О прозвище «Туркестанский змий»

— Его дал писатель Василий Аксенов, рассказ которого опубликовали в журнале «Юность». Мы играли в Тбилиси дополнительный матч за чемпионство с ленинградским «Спартаком». Аксенов специально туда приехал — и описывал, как мы себя вели накануне игры: «Важно прошел гибкий туркестанский змий Жармухамедов...» Ничего себе, думаю. А прозвище прилипло. Аксенов крутился возле «Спартака». Но знакомы мы не были.

Фото: sportkadr.ru, cskabasket.com, sport-express.ru

Школа 2.0

Добавил: Saniog

Теги: ЦСКА Алжан Жармухамедов Сборная СССР

в фейсбук Класс! в жж

Комментарии:

Автор Сообщение
Jordan23thAirlines
Сергей

нет картинки
07.10.2015 00:22 #

Жар, кстати, неоднократный призер мировых и европейских чемпионатов среди ветеранов, в составе российских команд.
 

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



июнь
август

июль 2017

пнвтсрчтптсбвс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Реклама на сайте



Вакансии