Проблема Расселла Уэстбрука

Егор Поздняков, «Спорт-Экспресс» // 16 марта 2017

0



Главный редактор «The Ringer» Билл Симмонс — о разыгрывающем «Оклахома-Сити».

Расселл Уэстбрук. Фото AFP

Так выходит, что самый захватывающий момент в современном баскетболе мы можем переживать по пять раз за один матч. Это всегда случается, когда Расселл Уэстбрук берет мяч после подбора или первого паса и решает пробежать с ним через всю площадку, чтобы самолично отправить в кольцо. Волнует ли его количество соперников на пути? Не особо. Уэстбрук стремительно проходит вперед, подпрыгивая словно гимнаст, который готовится к двойному сальто с винтом. Где-то ближе к середине площадки он надевает очки Терминатора и рассчитывает уровень оставшейся угрозы.

«Осталось три парня, тот, что ближе к кольцу, самый высокий. Хм... Включаем сверхсветовую скорость. Проскакиваем первых двоих и на полной мощности идем на третьего... В последний момент закладываем вираж направо, избегая столкновения с ним, потому что защитник под кольцом опоздает на долю секунды... Забрасываем мяч в корзину от щита... Только так, чтобы не упасть на фотографов».

Расс решает все это за 0,034 секунды, в процессе, как трансформер, превращаясь в суперкар. Вжух! Он всегда оставляет не у дел двух первых парней, потому что они долго соображают и, в отличие от Расса, все-таки являются людьми. Так что у них нет шансов. Но третий защитник всегда выше и не горит желанием оказаться в нарезке на «Ютьюбе» или в «Твиттере». Он хочет либо заблокировать бросок, либо влететь в самого Уэстбрука словно сейфти (позиция в американском футболе, игроки этого амплуа являются последней линией обороны. — Прим. «СЭ»). Он не позволит Рассу выставить себя на посмешище.

Единственная проблема заключается в том, что вот он Расселл, и он несется прямо на него. На скорости 100 километров в час.

Третий защитник не ожидал такого. Он теряет равновесие, потому что это происходит со всеми обычными людьми, которые видят, что машина хочет раздавить их в лепешку. После этого происходит одно из двух: либо Расс уклоняется, обходя защитника справа или слева (неважно), и посылает мяч в кольцо, либо он влетает прямо в него, «рисует» контакт и пытается забросить с нарушением. Каждый десятый раз систему Уэстбрука замыкает, и он сам сбивает парня, зарабатывая фол. Но в девяти других случаях все заканчивается либо точным броском из-под кольца, либо Расс идет на линию штрафных и зарабатывает три очка, либо мажет и сердито смотрит на судей следующие 30 секунд.

Расселл УЭСТБРУК. Фото AFP
Расселл УЭСТБРУК. Фото AFP

За всю мою жизнь я видел лишь четырех баскетболистов, которые могли завершить быстрый прорыв один против трех броском всегда, когда им того хотелось. Молодой Чарльз Баркли, молодой Деррик Роуз, Джордан и Леброн. У Уэстбрука тот же баскетбольный ДНК. Баркли был больше всего похож на сошедший с рельс грузовой поезд. Джордан обладал лучшей комбинацией работы ног, контроля над своим телом, особенно в момент полета, разгона от нуля до ста (и интеллектом тоже). Роуз и Уэстбрук — двое самых быстрых защитников, которых я когда-либо видел. А Леброн на протяжении всех этих лет был, по сути, более высокой и сильной, но такой же беспощадной версией Расса (правда, сейчас он держит свой костюм Железного человека в гараже, доставая его лишь по особым случаям).

Правда, у Леброна никогда не было столь же неутолимой жажды набирать очки. Молодой Джеймс хотел быть шахматной королевой на площадке, он стремился походить на Мэджика, а не на Джордана. Идеальный матч по Леброну — это 27 очков, 12 передач и 9 подборов, и шесть твоих партнеров набирают двузначное число очков. Если бы он захотел набирать по 35 очков за игру или делать в среднем трипл-дабл, то, скорее всего, добился бы этого. Но Леброн меньше всего заботится о цифрах среди всех великих игроков со времен Берда и Мэджика. Лишь однажды, в первые два месяца сезона-2012/13, когда он пытался достичь 60-процентной реализации с игры (и поэтому совершал только наименее рискованные броски), статистика определяла игру Джеймса. Но в итоге он понял, что это не его.

Но с Уэстбруком случилось обратное: освободившись от необходимости делиться мячом с Кевином Дюрантом, он начал гнаться за цифрами как никто другой. Ближайший пример — Уилт Чемберлен в 1962 году. Но, на самом деле, Уилт никогда не стремился к настолько тотальному обладанию мячом. Уэстбрук жаден до мяча, как никто другой за всю историю игры, и это подтверждается статистикой. Он взял хрупкую модель успешной баскетбольной команды — пять игроков, которые работают вместе, делят мяч, делают друг друга лучше, — и перемолол в труху. Прямо сейчас «Тандер» является прямой противоположностью «Портленда»-1977, «Бостона»-1986, «Финикса»-2005 и «Голден Стэйт»-2015. Это бесконечный спектакль одного человека, воспринимающего своих одноклубников как реквизит.

И это невероятное зрелище. Просто, чтобы прояснить: я наслаждаюсь каждым моментом нынешнего сезона в исполнении Уэстбрука. Это фантастическое индивидуальное достижение, сравнимое с тем, что мы увидели в исполнении Киану Ривза в «Джоне Уике 2». Расс не считает убитых и делает все в одиночку. И когда я говорю «все», это именно то, что я и имею в виду.

Но захотели бы вы играть с ним в одной команде?

Расселл УЭСТБРУК. Фото AFP
Расселл УЭСТБРУК. Фото AFP

Любому фанату баскетбола приходилось сталкиваться с еще более раздражающей и менее подкупающей к себе версией Уэстбрука — человеком, который пасует только тогда, когда нельзя бросить, но продолжает побеждать просто потому, что лучше всех остальных. Когда такой персонаж спрашивает, не хочешь ли ты поиграть с ним, тебе приходится принимать непростое решение: «Если я скажу да, то проведу на паркете еще часа три... Но это не будет так уж весело».

Допустим, вы открыты к новым вызовам. Вы соглашаетесь. Следующие два матча вы проводите, играя в защите, ставя заслоны и собирая подборы (вы — Стивен Адамс). Вы точно получаете неплохую физическую нагрузку (вы — Андре Роберсон). Порой он даже пасует на вас, так как соперники встречают его втроем; от вас ждут точного броска, хотя вы не разогреты и вообще с трудом помните, что такое играть в баскетбол (вы — Алекс Абринес). А иногда он не очень хорошо чувствует себя и отдает мяч вам, и вы сразу же пытаетесь создать себе момент для броска, потому что не знаете, когда еще представится вам такая возможность (вы — Виктор Оладипо). И так каждый раз. В какой-то момент вы начинаете узнавать тех, кто сидит в первых рядах, и просто ждете следующего матча.

Но чувствуют ли одноклубники Уэстбрука именно это? Со стороны кажется, что им нравится играть с ним, хотя мы уже видели, как суперзвезды НБА становились причиной стокгольмского синдрома (см.: Брайант, Коби). Когда Дюрант сбежал в «Голден Стэйт», главный тренер «Оклахомы» Билли Донован понял две вещи: первое, что Уэстбрук способен вести игру в атаке в стиле Майкла Джордана образца 1988 года, и второе — лучший шанс «Тандер» заключается в создании собственной версии меню в стиле In-N-Out (сеть ресторанов быстрого питания на западе США, где есть лишь гамбургеры и чизбургеры. — Прим. «СЭ»). Вы можете заказать Расселла Уэстбрука и только его. Можете попросить двойной — но это все равно будет Уэстбрук.

Когда Джордан забрал себе мяч в 1987-м (набирая 37,1 очка за игру), он стал словно живым воплощением самого баскетбола. Когда Коби забрал мяч в 2006-м (35,4 очка за игру, включая один 81-очковый матч), треугольное нападение обеспечивало хоть какое-то движение. Но Донован хочет, чтобы Уэстбрук просто летел вперед, словно камень, несущийся вниз по склону.

Расселл УЭСТБРУК. Фото AFP
Расселл УЭСТБРУК. Фото AFP

«Оклахома» пользуется современными тактическими наработками, растягивая оборону соперника благодаря двум снайперам по углам площадки. При этом двое других партнеров Уэстбрука ставят заслоны и выходят на пик-н-роллы. Многие защитники предпочитают не выходить на эти заслоны в надежде, что нестабильный бросок Уэстбрука со средней и дальней подведет его. Если же соперники все-таки выдергиваются вперед, они рискуют тем, что Расс на сумасшедшей скорости рванет в «краску». Здесь он разбирается с защитниками или — иногда — делает скидки на партнеров. Все просто, но это работает.

Самые умные команды стараются максимально насыщать «краску» или бросают на него сразу двоих защитников. Они хотят, чтобы состязательность Уэстбрука взяла верх над здравым смыслом. Если он решит в одиночку пойти на троих — хорошо. Если он отдаст мяч кому-то без броска вроде Роберсона — еще лучше. Порой Донован заигрывает Уэстбрука в верхнем посте, что позволяет ему либо бросить в прыжке с отклонением, либо ворваться в «краску» и подставиться под фол.

Это самая грамотная система атаки для команды, в которой мячом владеет лишь один человек. Помножьте ее на нечеловеческие способности Уэстбрука реализовывать броски из-под кольца или трехочковые в прорыве, и получится, что ему будет сложнее не набирать 30-35 очков в каждом матче.

А сейчас вы должны возразить: «Хэй, но ведь Уэстбрук в среднем 10 раз за игру ассистирует партнерам. Как можно называть его эгоистом?». Ведь передачи значат нечто противоположное, верно? Мой контраргумент: когда я говорю, что Уэстбрук жаден до мяча, это значит лишь то, что он всегда забирает его себе. На протяжении 35 минут в каждом матче Расс не просто так доминирует — добро пожаловать в 50 оттенков Уэстбрука.

Возьмем, например, матч с «Портлендом» во вторник. «Блэйзерс» победили со счетом 126:121. Уэстбрук провел на паркете 36 из 48 минут, сделал 39 бросков, 16 раз бросал с линии, набрал 58 очков, а еще 24 были набраны после его передач. В отчете ESPN говорится, что «Тандер» набрали на 12 очков меньше, когда Уэстбрук находился на скамейке«, а также, что «очевидно, партнеры мало помогали ему, с трудом набирая очки, когда он не участвовал в розыгрышах».

Наряду с походом Расса за статистическим трипл-даблом именно это считается главным аргументом в пользу того, чтобы признать Уэстбрука MVP: «Да он же делает все! Тащит посредственную команду!». Это похоже на спор насчет курицы и яйца. Ведь, возможно, проблемы его одноклубников вызваны тем, что Расселл стремится делать на площадке все.

Я следил за тем матчем с «Портлендом» и набросал конспект второй половины. Уэстбрук провел на паркете 18 из 24 возможных минут, нанес 24 броска, 13 — с линии штрафных, дважды потерял мяч, сделал четыре результативных паса (все — под свободные броски), а после еще трех его передач партнеры промахивались. Дважды «Тандер» разыгрывали вариант с Оладипо, который каждый раз делал бросок не позже чем через три секунды после того, как получал мяч, — потому что не знал, произойдет ли это снова. Однажды Семай Кристон попал под блок-шот в быстром прорыве без участия Уэстбрука. Еще раз Энес Кантер потерял мяч в посте. И однажды Адамс взял подбор после промаха Расселла и подставился под фол (можно ли вообще считать это владением?). Вот и все случаи, когда «Оклахома» пытался играть без использования Уэстбрука. Когда он находился на площадке, то делал все самостоятельно в 39 из 44 владений «Тандер» во второй половине.

Ах да, и «Оклахома» проиграла.

Вы просите вашего лучшего защитника делать все, но, на самом деле, это никогда не работало. Когда я рос, трипл-дабл Оскара Роберсона и лидерство Нэйта Арчибальда одновременно по очкам и передачам были главными «вау»-рекордами в НБА. Но в тех сезонах их команды в сумме одержали 79 побед против 83 поражений. Айзея Томас был лучшим «чистым» разыгрывающим моего детства, но его «Пистонз» не боролись за титул, пока Томас не сократил свою активность в атаке и не начал играть на партнеров. Томас, Мэджик и Стеф Карри — единственные разыгрывающие, которые выигрывали чемпионский титул, будучи при этом лучшими игроками в своих командах.

Команды, борющиеся за плей-офф, могут быть успешны, даже если их разыгрывающий старается делать все (как, например, Джеймс Харден), или если это он всегда решает, кто получает мяч, где и когда (как Джон Стоктон и Крис Пол в лучшие свои сезоны). Но если ты отдаешь мяч кому-то одному, твои шансы на титул всегда снижаются.

Не верите? Смотрите сами:

— Basketball-Reference ведет статистику заигрывания (usage rate) с 1978 года. Самый высокий процент был у Джордана — 33,3, и лишь девять игроков за это время преодолевали планку в 30 процентов (причем Берд и Мэджик занимают лишь 48-е и 202 места соответственно). И только шестеро провели на паркете более 2 200 минут за сезон при проценте использования выше 36: Джордан в 1987-м (38,3 процента), Айверсон в 2002-м (37,8), Коби в 2006-м (38,7), Уэйд в 2009-м (36,2), Уэстбрук в 2015-м (38,4) и Уэстбрук в нынешнем сезоне (42,3 процента — рекорд с большим отрывом). Никто из них не выиграл больше 45 матчей и не прошел дальше первого раунда плей-офф.

— За последние 50 сезонов лишь четверо баскетболистов в среднем совершали не меньше 24,5 попыток с игры и 10 бросков с линии штрафных: Джордан в 1987 году (27,8/11,9), Айверсон в 2001-м (25,5/10,1) и 2006-м (25,3/11,5), Коби в 2006-м (27,2/10,2) и Уэстбрук (24,5/10,9). Каким-то успехом может похвастаться лишь «Филадельфия» Айверсона, одержавшая в том сезоне 56 побед и пробившаяся в финал лиги. Тогда борьба была примерно такой же, как сейчас, особенно на «Востоке». Но Айверсон проводил на паркете обескураживающие 42,0 минуты за игру, так что его рейтинг использования (35,9) смотрится бледно в сравнении с рекордными 42,3 процента Уэстбрука. И это единственный сравнительно успешный пример.

— Процент передач (аssist percentage) отражает долю результативных пасов всей команды, приходящуюся на одного игрока (не считая, конечно, очки, набранные им самим). У лучших разыгрывающих он варьируется от 35 до 45 процентов. Лишь шестеро в среднем набирали 10 очков за игру и при этом их процент передач был выше 50: Стоктон (семь раз), Нэш (четыре раза), Крис Пол (три раза), Рэджон Рондо, Харден и Уэстбрук. И только трое преодолели планку в 54 процента: Пол в 2009-м (54,5 процента), Стоктон в четырех разных сезонах (лучший результат — 57,5 процента в 1991-м) и Уэстбрук в 2017-м (56,0). Это уже выглядит безумно, но подождите.

— Если мы создадим отдельный статистический параметр «Уэстбрук» и просто сложим рейтинг использования и процент передач вместе, то 98,3 процента Расса оставляют всех конкурентов далеко позади, включая его самого в сезоне-2014/15 (85,4). Лишь Хардену в нынешней регулярке (84,7) и Крису Полу в 2009-м (82) удавалось подобраться так же близко.

Подытожим: Уэстбрук проводит на паркете 75 процентов игрового времени, и при этом бросает больше, чем кто-либо когда-либо, одновременно имея самую высокую долю от результативных передач всей команды в истории. Учитывая оба этих фактора, мы можем с полной уверенностью сказать, что в истории этого вида спорта еще не было таких единоличников, как Расс.

Но, опять же, всегда ли это хорошо? Начиная с 1977 года, я смог найти лишь семь звезд в командах-претендентах (включая Хардена сейчас), у которых были сезоны, когда они достигали этих планок: рейтинг использования выше 30, процент передач выше 25, больше 25 очков за игру с атакующим рейтингом команды выше 110. (Да, я слегка смухлевал и взял по два лучших сезона у Леброна и Джордана, потому что эти двое достойны того, чтобы их упомянуть дважды). И только эпический сезон-2009/10 Леброна может сравниться с нынешним в исполнении Уэстбрука.

Выдающиеся сезоны в исполнении лидеров команд, боровшихся на титул. Фото The Ringer
Выдающиеся сезоны в исполнении лидеров команд, боровшихся на титул. Фото The Ringer

Также я рассмотрел выдающиеся сезоны в исполнении лидеров команд, не боровшихся за титул, которые бы соответствовали следующим критериям: процент использования выше 30, процент передач выше 22-х, больше 28 очков за игру с атакующим рейтингом команды выше 111. Айверсон образца 2002 года соответствовал всем требованиям, но я все равно включил его для наглядности. Отмечу, что все команды, кроме «Чикаго»-1987, выиграли больше половины матчей за сезон.

Выдающиеся сезоны в исполнении лидеров команд, которые не боролись на титул. Фото The Ringer
Выдающиеся сезоны в исполнении лидеров команд, которые не боролись на титул. Фото The Ringer

Обратите пристальное внимание на уровень заигранности и процент передач в таблицах. Уэстбрук выделяется на фоне остальных словно Барри Бондс (легендарный бейсболист, которому принадлежит множество рекордов MLB. — Прим. «СЭ») на стероидах. При этом он даже не поменял стиль своей игры, а просто стал делать еще больше после ухода Дюранта.

Но проблема заключается в том, что, если вы хотите дойти до финала или хотя бы подобраться близко к нему, очень мало шансов на то, что такой уровень баскетбольной жадности действительно сработает. Я рад, что параллельно с этим мы можем наблюдать за игрой Хардена, потому что это максимум для «шоу одного человека», который мы можем выдержать. Он бросает точнее, чем Уэстбрук, а заодно является ответом на вопрос: «Что будет, если взять Ману Жинобили и дать ему видение площадки Криса Маллина и неуязвимость Леброна?». К тому же, он гораздо более креативный распасовщик в сравнении с Рассом; я бы поставил его на один уровень с Джеймсом по этому показателю.

Вряд ли вы когда-либо захотите посмотреть нарезку передач Уэстбрука, зато с удовольствием взглянете на это:

Харден помогает каждому игроку показать свои лучшие качества, почти как Нэш делал это в «Финиксе», имея в своем распоряжении более мастеровитых партнеров, под руководством того же тренера. «Группа поддержки» Хардена сильнее, чем у Уэстбрука, но ненамного: Патрик Беверли (прекрасный ролевик и провокатор мирового уровня); Клинт Капелла (защита под кольцом, заслоны и пик-н-роллы); Эрик Гордон и Райан Андерсон (воскресшие в роли снайперов); Лу Уильямс (еще один мастер трехочковых и штрафных бросков) и так далее. И даже если Харден держит у себя мяч в 70-75 процентах розыгрышей, как и Уэстбрук, баланс отлажен не в пример лучше. «Хьюстон» похож на баскетбольную команду.

Слабость партнеров Уэстбрука не является приговором для «Оклахома-Сити», по настоящему крест на команде ставит его отношение к одноклубникам. По сути, он видит в них своих оруженосцев. Их имена запоминаются не больше, чем имена злодеев в одной из частей «Заложницы». Лишь некоторые из них добились прогресса, Стивен Адамс, Энес Кантер и Андре Роберсон остались на том же уровне или даже стали хуже. После прошлогоднего плей-офф я считал, что Адамс может стать лучшим молодым центровым. В нынешнем сезоне он просто яркий герой второго плана.

Самая большая проблема подобного баскетбола заключается в том, что все, кроме игрока, постоянно владеющего мячом, в итоге сдают. Остальные перестают самостоятельно мыслить, если от них потребуется выйти на первый план, им будет сложно перестроиться.

Меня завораживает атака «Тандер» в минуты, когда Уэстбрук отдыхает — Домантас Сабонис говорит себе: «Это мой шанс сыграть в высоком посте и попытаться бросить „крюком“ в прыжке», Энес Кантер превращается в монстра в низком посте, а Оладипо (приспособившийся к манере игры Расса настолько хорошо, насколько это вообще возможно) создает моменты сам себе. Конечно же они хуже без Уэстбрука, играть с ним — словно быть ребенком из тех скетчей в Saturday Night Live (популярное юмористическое шоу. — Прим. «СЭ»), где родители разжевывали еду для своих детей. Эй, Стивен Адамс, вот тебе кукуруза!

Вторая же проблема такой игры — партнеры игрока на мяче знают, что они не настолько же хороши, как он. Повторюсь, Уэстбрук восхитителен. Дважды в нынешнем сезоне он уничтожил мой любимый «Бостон». Даже старый диктор «Селтикс» Томми Хейсон, который не переносит чрезмерный индивидуализм, уходил со второго матча, изливая свои чувства по поводу величия Расселла и его неиссякаемого запаса топлива (в чем с ним может сравниться лишь Леброн). Почему он никогда не устает? Может ли Расс вообще вспотеть? Спит ли он? Может ли у него пойти кровь? Кто-нибудь когда-то видел, что происходит с Уэстбруком, когда отключают электричество?

Только нечто невероятное может помешать ему добиться по-настоящему обескураживающего достижения: до конца сезона остался месяц, и у Уэстбрука очень хорошие шансы завершить его со статистической линией 32-10-10. Я ненавижу такой баскетбол, но в то же время я никогда еще не видел столь его совершенную версию.

Сможет ли «Оклахома» действительно претендовать на титул, играя в этом стиле? Для этого им потребуется, чтобы Оладипо расцвел, превратившись в полноценную вторую звезду. «Тандер» нуждается в таких же снайперах, как Гордон и Андерсон, а также значительном прогрессе Роберсона, который должен стать элитным специалистом по трехочковым и игре в обороне. Пока же в решающие моменты игры соперники настолько откровенно бросают его в углу, что кажется, что он на самом деле сидит на скамейке. Если им удастся настолько расчистить пространство для Уэстбрука, это может сработать, настолько он хорош. Но тогда ему придется сбавить обороты процентов на 20, чтобы больше работать на партнеров.

И в этот момент иллюзия рушится. Кажется, что каждый вечер Уэстбрук одержим очками, подборами и передачами наряду с желанием запихнуть каждую победу полюбившему залив Сан-Франциско Дюранту прямо в глотку. Эта погоня за цифрами полностью его поглотила. Даже во время Матчей звезд Расс не может отступиться. Неизвестно, способен ли он вообще играть по-другому. Возможно, это и есть настоящий Расселл Уэстбрук.

Расселл УЭСТБРУК. Фото USA Today
Расселл УЭСТБРУК. Фото USA Today

***

У нас нет современных примеров игрока периметра, обладавшего атакующей яростью Уэстбрука и при этом боровшегося за титул. Но положительный момент для «Оклахомы» заключается в том, что также никогда и не видели ни одного сезона, похожего на нынешний. Сейчас наступило время статистиков, вдохновленных концепцией Moneyball, трехочковыми и штрафными. Это поколение слишком высоко ценит игроков периметра и относится с явным пренебрежением к центровым и тем, кто умеет играть в низком посте.

Всем нужны игроки, которые могут создать себе момент для броска и послать мяч в кольцо из любой позиции. Оглянитесь вокруг, самыми ценными активами в этой лиге помимо семи суперзвезд (Дюрант, Расс, Леброн, Харден, Карри, Энтони Дэвис и Кавай) считаются разыгрывающие, снайперы и молодые единороги, из которых можно вылепить все, что угодно. Если бы прямо сейчас проводился драфт для новой 30-й команды, то первый центровой ушел бы под 15-20 номерами... И, скорее всего, это был бы Никола Йокич.

Настал ли в баскетболе аналог бейсбольной эры стероидного бума? Имеет ли современная статистика по очкам/использованию/точности бросков хоть какую-то корреляцию со старыми цифрами? Можем ли мы теперь вообще сравнивать друг с другом эпохи? Может ли в наше время единоличник пробить себе дорогу к чемпионскому титулу?

Моя интуиция говорит «нет». Я верю, что Уэстбрук закончит сезон с линией 32-10-10 и навечно будет связан с Оскаром Робертсоном... а потом вылетит в первом же раунде плей-офф. Это произойдет и в следующем сезоне, и в том, который будет за ним следовать, и еще через сезон — в каждом чемпионате, пока он не научится сдерживать себя ради прогресса партнеров.

Но Расселл Уэстбрук не меняется. Не стоит даже пытаться на это поставить. Те вечера, когда вулкан имени Расса просыпается, вроде матча с «Ютой» на прошлой неделе, когда «Джаз» уверенно шли к победе, но тут Уэстбрук решил для себя, что этого не будет и не стал забивать все подряд, пока «Оклахома» в итоге не выиграла, — они бесценны. Невероятные. Запоминающиеся. Подобное делали только Джордан и Коби. А он превратил это в регулярную практику.

Несмотря на вражду между Дюрантом и Уэстбруком и всю ту боль, что она причинила «Оклахоме», но их развод пошел во благо НБА. Если, конечно, Кевин полностью восстановится к плей-офф, они оба получили именно то, что хотели, пусть даже никогда в этом не признавались. Дюрант верил, что в мире существует другая модель игры в баскетбол, в рамках которой он сможет наконец превратиться во всесторонне развитую суперзвезду благодаря команде, в которой вообще нет места эгоизму. А Расселл Уэстбрук был уверен, что ему не нужен Кевин Дюрант. И оба они оказались правы.

Спорт-Экспресс

Добавил: Saniog

Теги: НБА Оклахома-Сити Тандер Рассел Уэстбрук

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



август
октябрь

сентябрь 2017

пнвтсрчтптсбвс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Реклама на сайте



Вакансии