Тимофей Мозгов: «После того, что я пережил, готов стать лидером «Бруклина»

«Спорт-Экспресс» // 22 июля 2017

Комментарии: 1



В гостях у «СЭ» побывал единственный российский игрок в НБА, центровой «Бруклина» и сборной России Тимофей Мозгов. 30-летний игрок рассказал о тяжелом сезоне в «Лейкерс», нюансах своего возвращения в Нью-Йорк и перспективах нашей команды на сентябрьском Евробаскете.

— Как идет подготовка к чемпионату Европы? Нет проблем, которые помешали бы вам сыграть на этом турнире?

— Организационные вопросы — страховка и прочее — это не ко мне, а в игровом плане я готов, проблем нет.

— Вы пропустили прошлый Евробаскет…

— Я просто физически не мог на нем выступить из-за операции.

— Как ваши колени сейчас?

— Тьфу-тьфу. Здоров. Был недавно на обследовании. В Америке сейчас модно накапливать историю тестов — виден прогресс или во что превращаются твои колени. И если была какая-то травма, можно увидеть разницу, что было до и что сейчас. Они не жалеют на это денег. Доктор мне сказал, что у меня все в порядке. Что для большого парня, который играет в НБА, у меня колени почти как новые. Это не может не радовать.

— На что наша сборная может рассчитывать на чемпионате Европы?

— Это выяснится в процессе подготовки. По именам игроков, которые приедут в команду, по их уровню мы очень сильны. Но как их соберут воедино, как поедет эта машина, вот вопрос.

— Каковы главные козыри нынешней национальной команды?

— В принципе, нужно просто выходить на площадку и выигрывать матчи. Если мы все правильно сделаем, то сможем играть в быстрый агрессивный баскетбол, хорошо двигать мяч. Думаю, нашей сильной стороной будет нападение, именно командное. Что касается защиты, то у нас полсостава очень хороших личных опекунов. Это может дать нам преимущество, если соперники начнут играть в персональный баскетбол.

— Знакомы с нашими главными соперниками по группе — сборными Турции, Сербии и Латвии?

— Честно говоря, не очень хорошо. Многое будет зависеть от того, кто из игроков приедет на турнир. Понятно, что у Сербии хорошая школа, и не важно, какой у них состав — команда все равно будет показывать высокий уровень. Про Турцию мне сложно что-то сказать. Латвия всегда была командой, которая много бежала и бросала. И доставляла много неудобств сопернику. А сейчас с Порзингисом они будут намного сильнее.

— Нынешний Евробаскет пройдет сразу в четырех странах. То, что мы поедем в Турцию — хороший вариант?

— Турция, наверное, лучше, чем Финляндия и точно лучше, чем Румыния, при всем уважении к этим странам. Но если бы спросили меня, куда поехать, я бы выбрал Израиль.

— То, что придется выходить к Евробаскету на пик формы, а после этого готовиться к сезону в НБА, не доставит неудобств?

— Это привычная история, я не первый год еду из сборной начинать сезон. Надо просто правильно подготовиться, вот и все.

Тимофей МОЗГОВ. Фото Дарья ИСАЕВА., AFP

Тимофей МОЗГОВ. Фото Дарья ИСАЕВА., AFP

СМЕНА КОМАНДЫ МНЕ МОЖЕТ ПОЙТИ НА ПОЛЬЗУ

— Новый сезон за океаном вы начнете в новой команде. Расскажите, как прошел ваш обмен из «Лейкерс» в «Бруклин»?

— О том, что меня обменяют, заранее не знал. К таким вещам не бываешь готов, хотя у меня есть опыт предыдущих переходов. В принципе, ничего страшного не произошло. Это не конец света. Я продолжаю играть в баскетбол, а смена команды мне может пойти на пользу.

— Ждете, что будете получать в «Нетс» больше игрового времени?

— Не хочу сейчас ничего об этом говорить. Тут как заслужишь, так и будешь играть. Команда сильно поменялась, в ней все новое — от игрового и тренировочного залов до персонала. Все голодны до баскетбола, приятно находиться в таком окружении.

— С новыми руководителями «Лейкерс» успели пообщаться? Сейчас много мнений насчет того, как будет развиваться ваш бывший клуб.

— Говорил с ними, когда еще был в команде. Сейчас мне это уже не интересно. Любопытно понаблюдать за дальнейшим развитием Брэндона Ингрэма, еще пары человек. Но в целом я без понятия, чем «Лейкерс» будут заниматься дальше.

— Для вас «Бруклин» удачный вариант продолжения карьеры?

— Думаю, да. Время покажет, но мне почему-то кажется, что вариант отличный.

— Вы уже общались с генменеджером «Нетс» Шоном Марксом?

— Да. Хотя недолго. Я провел в Бруклине три дня, два из которых ушло на медобследование. На третий после пресс-конференции мы пообщались с Шоном минут 15. Но видно, что в команде идет обновление. Надо подписать кого-то на рынке свободных агентов в это или следующее межсезонье.

— Вы уже сменили несколько клубов НБА. Какой из них лучше других по организации процесса?

— «Никс» и «Кливленд». «Нью-Йорк», наверное, всегда такой был, в Большом Яблоке в этом плане всегда все хорошо. «Кливленд» — потому что там была команда высокого уровня, и для ее успеха делалось все. Затем «Денвер», и последнее место я отдам «Лейкерс». Но мне кажется, что это не проблема клуба, а проблема всей Калифорнии. Конечно, организация в Лос-Анджелесе в любом случае на голову выше, чем в любом российском клубе. Но не такая хорошая, как в Нью-Йорке и Кливленде.

— А в чем отличия?

— Калифорнийцы более расслабленные, не спешат ничего делать. В Кливленде же все четко. Я сейчас приехал в Бруклин — там тоже все активные, взорвали мне телефон вопросами, как что лучше сделать. Это не может не радовать.

— Психологически вам тяжело дался переход из клуба-чемпиона в стан аутсайдера, каким сейчас является «Лейкерс»?

— Скажу честно, было тяжело. Но я все равно делал свою работу, играл в баскетбол. Конечно, разница видна сразу. В деталях, в отношении некоторых ребят. Сразу понимаешь, почему один клуб борется за чемпионство, а второй пытается попасть в плей-офф. Но это нельзя никому ставить в упрек — не скажу, что у ребят не было желания побеждать. Просто некоторым не хватает опыта.

— Атмосфера в команде была не идеальной?

— Хорошая атмосфера, никаких конфликтов. Я больше говорю про отношение к баскетболу как к работе. А что касается раздевалки — в плане «командной химии» все было отлично. Возможно, отсутствовала идеальная гармония, как, например, в «Голден Стэйт». Хотя мы же не знаем, как у них все на самом деле.

— После матчей «Лейкерс» вас критиковали, хотя было непонятно за что. Вас бросали под кольцо к двум-трем соперникам…

— Да, такое частенько случалось. У меня уже после сезона, летом, состоялся разговор с одним из тренеров. Он мне говорит: «Ты знаешь, я был не прав, когда ругал тебя. Сейчас пересматриваю матчи и понимаю, что ты действовал верно». За себя могу сказать, что я свою работу всегда исполнял честно.

— Вы так и не знаете, кто принял решение о вашем обмене?

— Не знаю. Через неделю после обмена я обедал с тренером, и он сказал мне, что ни в коем случае не хотел моего ухода.

Тимофей МОЗГОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Тимофей МОЗГОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, «СЭ»

ПЛАНИРУЮ БРОСАТЬ ТРЕХОЧКОВЫЕ

— Прошедший сезон был не самым простым для вас. Как можете его описать?

— Вы сами все видели. Сезон был тяжелый, но я много для себя вынес. В принципе у меня были сезоны, когда я вообще не играл, но все равно я старался находить что-то положительное. За это время у меня появилось много хороших качеств. Например, терпение. Что касается именно этого сезона, то он… Блин, я чуть не матюгнулся! Нехороший! Бывало и лучше. Но хорошо, что это не последний мой сезон в НБА. Было бы не очень классно так заканчивать. У меня еще есть лет 10, так что вы меня еще увидите.

— Можете сказать, что стали мудрее после этого сезона?

— Прибавил в этом точно. Надо быть полным дураком, чтобы побывать в такой ситуации, и ничего из нее не вынести. В следующем сезоне постараюсь использовать тот опыт, который я получил.

— Где будете жить в Нью-Йорке?

— Я еще не осмотрелся там. Очень большой город, и за полдня нереально все посмотреть. Моя супруга прилетит пораньше и начнет поиски, я ей полностью доверяю в этом вопросе. Для меня главное, чтобы была кровать, и квартира находилась не дальше, чем в 30 минутах от зала. Остальное не так важно — хоть в подвале, хоть на крыше, вообще без разницы. Груз ответственности в этом плане ложится на супругу. Еще надо школу найти для ребенка.

— В бытовом плане помогает, что вы уже жили в Нью-Йорке?

— Я жил вообще в другой части города, ездил в Манхеттен на игры. Я за все время пару раз проезжал мимо Бруклина, когда ездил на Брайтон-Бич. У меня будет новый район, другая жизнь. Я жил до этого в тихом месте. А Бруклин шумный, можно сказать, город в городе. Я привык к отдельному дому, сейчас буду жить, скорее всего, в квартире. Выйдешь из нее — шум, многоэтажки. Немного напрягает. Видимо, я повзрослел, а раньше это бы понравилось.

— Мозгов образца 2010 сильно отличается от Мозгова 2017 года?

— Как был красавчиком, так и остался! (смеется) На самом деле, отличается. Я получил в НБА столько опыта, плюс были чемпионаты Европы, мира, Олимпиада. Столько всего уже пройдено. Возможно, я уже не столь энергичен, но появилось больше уверенности в своих силах. Если бы мы играли один на один, то нынешний я не оставил бы себе прошлому ни одного шанса!

— В каких именно компонентах прибавили?

— Самое главное — в броске. Добавил больше уверенности, ну и везде по чуть-чуть.

— Роль центрового в НБА сейчас очень сильно меняется. Вы не думаете над тем, чтобы включить в свой арсенал трехочковый?

— Я начал работать над этим. На самом деле, я могу бросать трехочковые. Просто всегда был в таких командах, что там было кому их бросать. Посмотрим, я с тренером уже разговаривал. Мне кажется, в этом году будет сюрпризом для многих то, что я начну бросать «трешки» (смеется). Будет интересно. Но посмотрим. С тренером я предварительно переговорил, вроде бы как мы с ним на одной страничке. Но это не значит, что я, как Стефен Карри, буду безбашенно по 10 штук выпускать. У меня есть основная работа, которую я должен выполнять.

— Марк Газоль по шесть-семь штук за игру бросает.

— Но это только в последние несколько лет. До этого он столько не бросал. Брук Лопес, который до этого вообще не бросал «трешки», в этом сезоне их клал с 30-процентной точностью. Такой вот стал баскетбол.

— У нас вы — единственный в НБА…

— Нас двое! Я и Прохоров.

— Как считаете, кто еще должен из наших попробовать свои силы за океаном?

— Леха Швед может хоть завтра вернуться в НБА. Просто не получилось у него, а так он абсолютно НБАшный игрок. Из других ребят — сложно сказать. Наверное, есть какие-то молодые 15-летние парнишки, которые надежды подают, но я не тренер, за баскетболом российским сильно не слежу. Да и вообще за баскетболом. Сезон идет, мне баскетбола достаточно. И в свободное время забивать голову баскетболом не хочется. Поэтому я вообще без понятия.

— Насколько плодотворно у вас проходит нынешнее межсезонье, что успели сделать?

— Все успел, кроме того, чтобы отдохнуть нормально. Тренировался, к родителям съездил — к сожалению, ненадолго. Ничем особо не занимался. Дела непонятные, вроде ничего не делаешь, а с утра до вечера чем-то занимаешься.

— Идеальный отдых в вашем понимании — это как?

— Надо всё смешать. Я не из тех, кто может на пляже целый день лежать, но и по музеям я целый день ходить не готов или другим активным отдыхом заниматься. Я, допустим, мог бы сходить с утра на пляж, покупаться, днем сходить посмотреть что-нибудь интересное, а вечером, например, наиграться в компьютер. На следующий день провел бы полдня с сыном, а вторую половину — с друзьями. Как-то так, а целый день без разницы где — не для меня, тяжеловато. Вообще, если честно, уже который год я хочу уехать на недельку, вообще чтобы никого не видеть. И телефон где-нибудь оставить. Но не в тайгу, там я все-таки не выживу сам. Может, куда-то на Байкал.

— Но пока это сложно осуществить?

— Блин, очень! Моя жена не разделяет мою точку зрения в этом плане. Но я как-нибудь вырвусь!

Дэвид БЛАТТ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Дэвид БЛАТТ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, «СЭ»

НЕ ПОНИМАЮ, ЗА ЧТО УВОЛИЛИ БЛАТТА

— Дело давнее, но все знают отношение в России к Дэвиду Блатту, и его увольнение из «Кливленда» стало сенсацией. Хотелось бы услышать вашу версию, он действительно не нашел общий язык с первыми лицами команды?

— Я бы не сказал. Мне кажется, просто тяжело тренеру… Его уважали, но ему не хватало именно баскетбольного авторитета. На мой взгляд, он справлялся. Но такой бизнес. Меня поменяли — тоже никто ничего не спросил. Лично я не вижу ни одной причины, почему он был уволен. Но решение было принято, и, в конце концов, команда стала чемпионом. Получается, увольнение было правильным. Хотя, чем руководствовались, мне непонятно.

— Леброн действительно больше, чем игрок? Было много показательных моментов, когда он раздавал указания больше, чем Блатт.

— Нет, это все пытаются построить какую-то «Санта-Барбару». Понятно, что Леброн — огромная часть команды. Он — такая умная баскетбольная машина. И тренер к нему тоже прислушивался, это нормально. Но так, чтобы Леброн прям взял и сам стал тренером — это бред полный. Такого не было.

— Насколько закономерен успех «Голден Стэйт» в последнем финале?

— Наверное, закономерен. Во-первых, команда на протяжении последних пяти-шести лет выступает в почти неизменном составе, ребята сыгрались. Плюс к ним добавился Кевин Дюрант, да и баскетболисты, которые там уже были, мастера своего дела. Думаю, в следующем году мы опять увидим в финале «Голден Стэйт».

— Гегемония «Уорриорз» на несколько лет — это плохо для лиги?

— В НБА не бывает такого, чтобы одна и та же команда долго выигрывала титул. Становиться чемпионом три или четыре года подряд практически нереально. Можно выходить в финалы — есть пример «Сан-Антонио». Но все равно они по пять лет подряд не выигрывали. Все меняется. Новые талантливые игроки появляются, происходят переходы, обмены. Тот же Дюрант, «Голден Стэйт» с ним и без него — две разные команды. «Кливленд» сейчас наверняка попытается что-то сделать. В НБА нет такого, как в России, где ЦСКА уже 20 лет подряд занимает первое место — и что? Команды могут пять-шесть лет подряд выступать на высоком уровне, но игроки стареют, на их место с драфта приходят новые звезды.

— Но вы в финале болели за «Кливленд»?

— Да, конечно.

— Чего им не хватило? В чем они оказались хуже «Голден Стэйт»?

— Вы так вопросы ставите… Давайте начнем с того, что они не хуже, они просто оказались слабее. Хуже или лучше — неправильное сравнение. Так машины можно сравнивать. Просто команда оказалась слабее. Откровенно говоря, «Голден Стэйт» их во всем переиграл. Просто «Уорриорз» были выше на голову. Игроки «Кливленда» старались, но их не хватило.

— Вы говорили про молодых игроков. Кто из молодежи, против кого вы играли в последние годы, произвел на вас самое сильное впечатление?

— Мне очень понравился Брэндон Игрэм. За этот сезон я увидел, как он вырос по баскетбольным меркам, сделал огромный шаг вперед. Думаю, через пару лет он будет суперстаром. Мне хочется на это надеяться, потому что я испытываю к нему личную симпатию. Из остальных… Очень интересен Яннис Адетокумбо. Буквально три года назад парнишка просто много бегал, но ничего серьезного не показывал. А сейчас вырос в баскетбольного монстра. Не за горами выход на этот уровень Порзингиса и Карла-Энтони Таунса.

— У вас бывали какие-нибудь забавные истории, связанные с партнерами?

— Всяких хватало. Но вам я эти истории рассказывать не буду. Оставлю для собственных мемуаров.

— Как выглядит Топ-3 самых сложных соперника за всю карьеру, против которых вы играли в НБА?

— Шакил О’Нил. Был один сезон, когда Байнам разрывал всех. Когда у него еще колени не болели. Помню, первые пару сезонов играл против него — он здоровый, подвижный, но движения были какие-то ограниченные. А потом, он наверное, все лето в зале пробыл: справа и слева — все делал. Было очень тяжело защищаться. С Ховардом тяжело, коняра еще тот. До сих пор.

— Какие цели ставите перед собой на следующий сезон?

— Побеждать себя, расти. Есть ощущение, что чем старше становлюсь, тем тяжелее дается рост. В молодости как-то легко впитывались все знания и опыт, а сейчас уже не так. А ведь останавливаться нельзя ни в коем случае.

— Чувствуете себя ветераном команды?

— Перед прошлым сезоном все начали говорить, мол, возраст к 30, опыт и все такое. Я тогда чувствовал себя довольно непривычно и неуютно. Но осознание этого пришло только сейчас.

— То есть вы готовы стать лидером «Бруклина»?

— Если речь идет именно о лидерстве, то да. Это не равносильно тому, что я обязан набирать больше всех очков. Мне кажется, что пережив прошлый сезон, я теперь готов ко многому.

Тимофей МОЗГОВ в составе "Лейкерс". Фото USA TODAY Sports
Тимофей МОЗГОВ в составе «Лейкерс». Фото USA TODAY Sports

ДОЛЖНОСТИ КРАСАВЧИКА В ФЕДЕРАЦИИ ПОКА НЕТ

— Следите за событиями в российском или европейском баскетболе?

— Хайлайты матчей «Химок» или ЦСКА иногда смотрю, а за европейским баскетболом не слежу.

— Вас часто можно было заметить на трибунах в мае. Серия «Химок» и «Зенита» — лучшее, что вы видели в российском баскетболе в последнее время?

— Интересная серия была, да. Наверное, одна из самых интересных за последние лет пять так точно.

— В чем видится главная проблема российского баскетбола?

— В дефиците команд в первую очередь. Пять команд есть действительно сильных. ЦСКА, «Химки», Казань, Краснодар и «Зенит». Дальше — пропасть.

— Как вам уровень популярности баскетбола в России?

— Ужасно. Он, наверное, сейчас стал выше, но все равно баскетбол в России непопулярен.

— А в чем проблема, что нужно делать?

— Чтобы быть популярным, надо играть в футбол. Вот, посмотрите в вашей газете: шесть страниц футбола и два абзаца — про баскетбол. Ну, как мы можем быть популярными?

— Где вас чаще узнают на улице — в Лос-Анджелесе или в Москве?

— В Кливленде (смеется). Но в Лос-Анджелесе все же чаще, чем в Москве, причем намного.

— В России болеете только за «Химки», или еще за какой-нибудь клуб?

— За «Химки» больше всех болею. Когда я в России, всегда стараюсь сходить на их матчи. Для меня «Химки» уже больше, чем команда. Я уже как 15 лет осел именно в Химках, а не в Москве. Они для меня много значат.

— Если «Химки» позовут обратно, согласитесь вернуться?

— Поживем — увидим. Пока я хочу остаться за океаном. Сколько на меня будет спрос, и сколько позволит здоровье, столько буду играть в НБА.

— А как насчет того, чтобы закончить карьеру в «Химках»?

— Если будут силы.

— Есть какие-то мысли о том, что будет после завершения карьеры? Или пока не задумываетесь?

— Задумываюсь, чем заниматься дальше, надо же что-то делать, как-то деньги зарабатывать. А с другой стороны, сейчас нельзя об этом думать, нужно концентрироваться на баскетболе, не распылять силы. Так что это сложная история. Уходят внимание и концентрация, и ты просто перестаешь в баскетбол играть. Я видел людей, которые именно так закончили с баскетболом. Хочется чем-то заняться, но стараюсь в эту мысль не углубляться, чтобы не сбиться с курса.

— Многие спортсмены часто однозначно решают, двигаться ли им в направлении тренерской истории или нет.

— Не хочется загадывать, как жизнь сложится, но я знаю, что тренер и учитель — самые неблагодарные профессии. Поэтому себя я тренером пока не вижу. Но как всегда бывает — я что-то говорю, и происходит все ровно наоборот (смеется). Поэтому не буду загадывать.

— Вы сказали, что много общаетесь с Андреем Кириленко. Как он вам в качестве руководителя федерации?

— Мне кажется, он справляется. Вспомните, какой бардак был, когда он пришел, и за три года ему удалось навести порядок, разложить все по полочкам. К тому же он видит, куда двигаться дальше. Ведь раньше из-за царившего хаоса сборная просто не могла нормально готовиться к соревнованиям, я уже не говорю о качестве гостиниц и питания. Все эти разговоры и пересуды ложились на плечи ребят, которые выходили на площадку. К тому же, насколько мне известно, удалось наконец-то рассчитаться с гигантскими долгами.

— Сами себя в такой должности когда-нибудь видите?

— Нет, не вижу. Должности красавчика в федерации пока нет (смеется).

— Россия поборется за право проведения Кубка мира-2023. Хотелось бы сыграть в родных стенах?

— Через шесть лет? Это мне будет…

— Как раз самый расцвет сил!

— Дожить бы… Хочется сейчас на Евробаскете отыграть нормально, а там уже и Токио-2020 не за горами. Честно говоря, больше всего хочется на Олимпийские игры попасть.

— Сейчас, когда ситуация в федерации стабилизировалась готовиться к чемпионату Европы станет легче?

— Конечно. Я помню, как в свое время каждая тренировка превращалась в галдеж и обсуждение проблем. Нас тогда тренер собирал и говорил: «Ребята, ну пожалуйста, давайте заниматься своим делом, давайте думать об игре». Поэтому чем меньше отвлекающих моментов, тем лучше.

Тимофей МОЗГОВ. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"
Тимофей МОЗГОВ. Фото Дарья ИСАЕВА, «СЭ»

БАСКЕТБОЛА МНОГО НЕ БЫВАЕТ

— В олимпийскую программу включили баскетбол 3×3. Хорошо, что второй баскетбол на Играх появился?

— Классно. Баскетбола много не бывает, тем более в нашей стране. Но надо понимать, что баскетбол 3×3 — это все-таки не баскетбол. Как бы это крутая игра с мячом, но чуть-чуть другая игра. И другая подготовка к ним нужна. Но все равно мне кажется, что это круто, я за.

— Вы часто посещаете детско-юношеские турниры, поддерживаете такие соревнования. В чем ваша мотивация в продвижении детского баскетбола?

— Я хочу, чтобы молодым ребятам было интересно. Как еще я могу их поддержать, если не увидеться, поговорить, организовать свои соревнования? У нас сильно не хватает детских стартов. Будем честными, не все из этих ребят станут профессиональными спортсменами. Но самое главное, чего я хочу — это подарить радость. Я после любых соревнований отвожу время, когда мы садимся с ребятами на пол, и они мне задают любые вопросы. Бывают смешные: «А сколько денег вы зарабатываете?» или «А какой у вас размер обуви?». Мне кажется, надо показать ребятам, что если работать, успех не за горами. У меня была у самого такая история. Я был совсем молодым, а Андрей Кириленко тогда уже играл в ЦСКА, разрывал всех. И я помню, что меня восхищало, как он со всеми общается. Пожимал руки, отвечал на вопросы… Наверное, это послужило примером и для меня.

— А интерес среди детей к подобным соревнованиям растет?

— Очень много ребят хотят приехать. Однажды у нас был турнир, где играли 53 команды. Это так сложно с точки зрения организация, что мы чуть с ума не сошли. Был случай, когда мамы не поняли, куда везти детей, они приехали в другой зал и ребятам записали поражение. Так что лучше сделать качественный турнир, где играют 30–40 команд, чем турнир со 150-ю клубами, где получится непонятно что. У нас есть план делать больше турниров в разных городах, чтобы командам не приходилось далеко ездить. Я вообще снимаю шляпу перед молодыми тренерами по 25 лет, которые за смешную зарплату в 20 тысяч все равно хотят тренировать детей. Надо дать им возможность хотя бы выступать на красивых и достойных соревнованиях.

— Вспоминаете, как сами участвовали в детских турнирах?

— Конечно. Но тогда таких турниров было мало. А у многих родителей даже не было возможности отправить своего ребенка на соревнования. И чтобы команда сыграла, находились родители, которые платили за своего ребенка и за кого-то еще. Такие люди и сейчас есть, низкий им поклон.

— Чем интересен KFC BATTLE, в котором вы принимаете участие?

— Это действительно крутой проект по своей атмосфере, драйву, самой идее здорового образа жизни. Футбол, баскетбол, танцы — нечасто увидишь такой турнир, где люди могут приехать и соревноваться в разных дисциплинах. Нужно, чтобы такие вещи набирали популярность. И вопрос не только в том, что там представлен баскетбол — для подростков очень важен сам факт занятости чем-то интересным и в то же время полезным. Прежде всего, это массовый спорт. Этот проект — логичное продолжение наших усилий по проведению детских турниров. Вспоминаю свое время — я тоже играл в уличный баскетбол, играл увлеченно, но на меня никто не приходил посмотреть, и никто меня не награждал.

Спорт-Экспресс

Добавил: Saniog

Теги: НБА интервью Сборная России Тимофей Мозгов Бруклин Нетс

в фейсбук Класс! в жж

Комментарии:

Автор Сообщение
felix-r
Феликс

нет картинки
08.10.2017 12:56 #

Только Бруклин к этому не готов
 

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



сентябрь
ноябрь

октябрь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии