Игрок «штатской» закалки

"БК Енисей" // 12 ноября 2008

0



С корабля на бал — именно так можно назвать появление Станислава Макшанцева в красноярском «Енисее».

В среду команда играла с московским «Динамо», а представлен он был местным болельщикам (впрочем как и главному тренеру Альгирдасу Бразису) только в понедельник. Даже переодеться толком с самолета не успел: как был в спортивных штанах, так и бегал в игровой двухсторонке.

Несмотря на то, что в прошедших играх чемпионата Станислав еще не показал все, на что он способен, литовец называет его ценным для команды приобретением. Интересно по этому поводу узнать и мнение самого игрока. Итак, знакомьтесь — Станислав Макшанцев, за спиной которого американский университет, испанский клуб, греческий чемпионат, семь российских команд и звание лучшего снайпера Суперлиги  А. 

- В 17 лет вы уехали из России в США. Не страшно было в столь юном возрасте покидать родную страну?
- Нет, это была моя мечта. О страхе я не думал, просто сделал это. С самого детства хотел попасть в НБА, и учиться в Штатах было единственным вариантом, заодно играть за университетскую команду. А если повезет, то потом — и за один из клубов НБА. Тем более что у нас тогда как раз начались проблемы в спорте, многие команды закрывались из-за отсутствия финансирования. Так что когда мне пришли приглашения из Миннесоты и Южной Каролины, я, естественно, согласился.

- В Америке нашли то, что искали?
- Да, я прошел очень хорошую школу баскетбола, тренировался у сильных университетских тренеров. Одновременно учился, сейчас мне для получения высшего образования и диплома травматолога осталось взять несколько курсов. Многие говорят, что я пропустил четыре года заработной платы. Но меня это не трогает, ведь такая возможность выпадает в жизни не каждому.

- Почему не получилось поиграть в НБА?
- На самом деле была возможность. Меня приглашали на просмотр, а там сказали, что я хороший игрок, с хорошим броском и скоростью, но проблема в том, что на позицию центра, на которую меня хотели взять, я не подхожу из-за недостаточного роста. Кроме того, этим летом я был в Лас-Вегасе, где провел несколько тренировок с игроками основного состава «Даллас Маверик» под руководством его главного тренера Рика Карлисле.

- Почему не завершили образование?
- У спортсмена в университете очень насыщенная баскетбольная программа - по три тренировки в день. Естественно, за счет этого сокращаются часы учебы. И если обычный студент проходит курс обучения за четыре года, то спортсмен — за четыре с половиной — пять. После четырех лет передо мной встал выбор: либо продолжать учиться, либо ехать играть в профессиональный баскетбол и возвращаться летом, брать летние курсы. Я остановился на втором варианте и отправился в Голландию.

- Медицинскую специальность сознательно выбрали? После окончания баскетбольной карьеры планируете стать травматологом?
- Пока не знаю. Но медицина меня притягивала всегда. Думаю, если бы не стал баскетболистом, был бы хирургом.

- То есть крови не боитесь?
- Нет. Хотя некоторые члены моей семьи при виде крови падают в обморок, ко мне это не относится.

НЕ СМУЩЕНИЕ, А АДЕКВАТНЫЙ ПОДХОД

- Как сложился голландский период?
- «Ден Хелдер» был обычным европейским клубом, который пытался зацепиться за восьмерку. Но получилось так, что мне сделали кратковременную визу, а рабочую в итоге не подготовили, были проблемы с паспортом. В общем, год выдался неудачным.

- Потом в вашей карьере был еще один заграничный опыт, в испанской «Уникахе». Там понравилось больше?
- Там получилась та же ситуация, что и в НБА. Тренер думал, что я подойду на позицию пятого номера, куда я, конечно же, не подхожу. А в четвертых номерах были игроки НБА Гарбахоса, Петрус, Уолтер Херман, Ресаше. Здесь, я считаю, была большая ошибка моего бывшего агента, который подписал меня в команду, где в моем амплуа были четыре классных баскетболиста. А в пятой с игроками ростом по 2,15, я бороться не мог. В итоге принял решение завершить тот сезон в Греции, в клубе ПАОК. Команда находилась на предпоследнем месте, но после моего появления мы заняли пятую строчку в турнирной таблице. Этот рывок был одним из лучших в лиге, в то время мы как раз выиграли у «Панатинаикоса», который победил в чемпионате страны.

- Вы, наверное, стали героем?
- Да нет, но обо мне и тогда, и сейчас были очень хорошие отзывы. К баскетболу там вообще отношение особое, подходили незнакомые люди, сердечно благодарили.

- В российском чемпионате случилась похожая история, когда вы выступали за новосибирский «Сибирьтелеком-Локомотив». Из-за проблем в клубе уехали легионеры, и бремя лидерства легло на вас. Вы тогда, кажется, стали лучшим снайпером суперлиги?
- Было такое. В принципе та новосибирская команда напоминает мне нынешний «Енисей». Все ребята — трудяги, с огромным желанием биться. Они полностью выкладывались в каждой игре. Создался такой коллектив, такая атмосфера, когда каждый игрок делал все возможное и невозможное для того, чтобы команда выиграла. И на меня тогда легла обязанность атакующего лидера. Я всегда много тренируюсь дополнительно, вне основных тренировок, и это благоприятно повлияло не только на меня, но и на команду. Я очень комфортно чувствовал себя в том коллективе.

- Сколько очков набрали в тот сезон?
- Точно не помню. В среднем за игру было 24 очка и пять подборов.

- Бразис говорит, что в «Енисее» вы еще не нашли своего места на площадке. Когда это произойдет?
- Я делаю все возможное, чтобы это случилось, как можно, раньше. Считаю, что успех любого игрока напрямую зависит от команды и результат команды зависит от каждого игрока в отдельности. На это влияют и сыгранность, и количество наработок у игроков. Когда появляется чувство локтя, когда каждый знает, что он должен делать в той или иной ситуации, команда становится одним живым организмом. К сожалению, некоторые из ребят до сих пор травмированы, и они не могут присутствовать на тренировках. Из-за этого уже наработанные связки мы пока не можем использовать в игре.

- Можете назвать пятерку, в составе которой на площадке чувствуете себя более-менее уверенно?
- Приятно играть с теми, кто работает дополнительно, вне тренировок. Это знак того, что им небезразличен результат — и команды, и свой собственный, что стимулирует рост игрока как профессионала.

- Вас не смущает, что в этом сезоне «Енисею» придется очень сильно потрудиться, чтобы остаться в Суперлиге А? 
- У главного тренера «Уникахи» Скориолы я научился тому, что он никогда не нагружал своих игроков планами на будущее — попасть в десятку или в восьмерку или же занять первое место. Он концентрировал внимание игроков только на том, чтобы выиграть следующую игру.

ЗАРПЛАТА ДО ДЕКАБРЯ

- Если вам так нравилось в Новосибирске, почему покинули команду?
- В том сезоне, начиная с декабря, президент попросил меня сделать одолжение — чтобы моя зарплата оставалась в клубе, а команда могла выезжать и питаться. То есть денег, кроме как на самые необходимые нужды, я не получал. Рассчитывались со мной еще два года, так же, как и с другими игроками. Это меня не устраивало. Не устроило и то, что уехал главный тренер Сергей Бабков. Похожая ситуация сложилась и в «Урал-Грейте», в котором я играл через два года. Зарплату тоже платили до декабря, и к концу сезона игрокам должны были по одной-две месячной зарплате. А для получения открепительных писем мы вынуждены были подписать бумаги о том, что клуб нам ничего не должен. Но когда постоянно идут разговоры о развале команды, когда главного тренера подсиживает второй тренер, атмосфера становится ужасной. Были драки, ругань, травмы. В конце концов администрация клуба заявила, что я должен сам платить свои налоги, хотя по контракту эти издержки должен был нести клуб. И я принял решение, что, пока ситуация не изменится, я туда ни ногой.

- Вы говорили, что с приморским «Спартаком» также расстались не на дружественной ноте?
- Во Владивостоке меня все устраивало: команда, тренерский состав. Но по какой-то причине, может быть финансовой, президент клуба от меня отказался, хотя главный тренер до последнего обещал, что подпишут, как минимум, еще на год. Но за пару дней до первых сборов он позвонил и сказал, что денег на меня нет.

- А вы уже, наверное, отказались от других предложений?
- В том-то и дело, что другие я и не рассматривал.

- А вы обидчивый человек?
- Нет, считаю, все, что ни делается, ведет к лучшему. Может, у них опять сложится такая ситуация, как и в прошлом году, когда в январе думали, что клуб уже не будет существовать. Многие легионеры уехали домой, мы тренировались укороченным составом — трое на трое, четверо на четверо, включая одного из тренеров.

- Судя по вашим словам, ситуация в российском баскетболе довольно плачевная... Вы не сгущаете краски?
- Точно могу сказать, что у первых четырех клубов такой проблемы не существует. У них есть стабильность, какой-то классический подход к баскетболу. Взять же, например, прошлогодний «Спартак-Приморье»: собрались хорошие ребята, сыгрались за семь месяцев, показали отличный результат, в последний момент попали в плей-офф. По идее, надо было сохранять имеющийся костяк. Но по каким-то непонятным причинам руководству выгоднее распустить старых игроков и набрать новых. Это можно расценить как сбережение средств или же просто нежелание добиться хороших результатов. Хотя любой специалист скажет, что, если работать на результат, надо держать основных игроков в течение нескольких лет. Такой тенденции в нашем баскетболе не наблюдается, за исключением ЦСКА, «Химок» и других команд высокого уровня.

- Когда вы играли в «Динамо», то предлагали помощь молодым баскетболистам в том, чтобы уехать в Америку, получить образование и играть в баскетбол. Получилось?
- Да, я стараюсь реально помочь игрокам, хожу на игры молодежи. В прошлом году одному из игроков предлагал уехать в США. Но у него случилась любовь-морковь, и голова была забита не баскетболом. Хотя мы могли отвезти его в Штаты, и он бы уже начал учиться и играть за университетскую команду, а потом выступать на хорошем уровне. Но в отличие, например, от меня у него есть какие-то сомнения — может, остаться, может, дадут поиграть, может, уехать. А так, я уже отправил туда двоих игроков из новосибирской команды. К сожалению, ни один из них университет не окончил, уехали в Европу играть в баскетбол. Видимо, предложили хорошие деньги.

- Многие скажут, что вы способствуете оттоку российской молодежи за границу в свете дефицита отечественных кадров...
- Почему оттоку? Наоборот, я стараюсь помочь российскому баскетболу. Именно в свете этого дефицита мы должны отправлять молодежь учиться за границу. Никто ведь не спорит, что американская баскетбольная школа на данный момент является сильнейшей в мире. В Штатах игрок учится, играет за университетскую команду, причем немало, получает опыт на площадке. А здесь точно такие же парни сидят в своих командах на скамейках. Пусть лучше они там проведут два-три года, научатся играть и будут не хуже, чем те легионеры, которые к нам приезжают. И я гарантирую, что они захотят вернуться в Россию, потому что ностальгия замучает. Они будут выступать за родную страну, имея за плечами опыт американской баскетбольной школы.

- Однако в этом сезоне у нас есть перед глазами пример Саши Кауна, который, выиграв в США чемпионат студенческой лиги, в ЦСКА сидит в запасных...
- Количество игрового времени на самом деле не всегда зависит только от игрока. Видимо, просто он выбрал себе не ту команду, в которой мог бы себя реализовать. Допустим, у меня в этом сезоне было два предложения — от одного из топ-клубов и от «Енисея». И я понимал, что реализоваться смогу только в Красноярске, потому что в той команде на моей позиции большая конкуренция. Мой американский тренер всегда говорил: если у тебя несколько предложений, прими лучше то, где ты будешь получать по 20-30 минут на площадке. А когда игроки подписывают соглашение с топ-клубами, то у меня такое ощущение, что они это делают просто чтобы там оказаться, а не для того, чтобы играть. Вот когда человек меняет этот подход, он может показать себя с лучшей стороны, тогда идет его рост. Да, он может сказать, что играет за ЦСКА, но вряд ли — что у него есть счастье в жизни.

Я ВСЕГДА БУДУ С ТОБОЙ

- А у вас счастье есть?
- Конечно!

- В чем оно состоит?
- Я играю в баскетбол. У меня хорошая поддержка от моих родителей, от брата. Скоро ко мне приезжает жена, у нас шестимесячный сын. Получаю огромное удовольствие, просто наблюдая за ним — он, как юла, постоянно двигается. Вот мое счастье — моя семья, сын и баскетбол.

- Раньше вы коротко стриглись. Почему изменили прическу?
- Это я привез из Испании. В игре длинные волосы не мешают.

- Сын будет таким же кудрявым, как и вы?
- Пока не знаю. У него на голове еще маленький пушок, волос нет.

- А на кого больше похож?
- Чертами лица — на меня, а глаза голубые, как у мамы.

- Говорят, что путь к сердцу мужчину лежит через его желудок. К вам это относится?
- Это не про меня. Естественно, когда я голоден, ничего хорошего от меня ждать не приходится, но пищей к моему сердцу не пробьешься. Сам готовить умею, но ни времени, ни сил обычно на это не хватает. Пищу стараюсь есть здоровую — мясо, рыбу, рис, поменьше картошки, побольше салатов, овощей. Люблю русскую кухню, борщ. Когда бываю у родителей в Казахстане, нахожу того, кто хорошо готовит плов.

- Правда, что ваша супруга — американка?
- Да. Но я разговаривал с Владимиром Владимировичем Петроковским, и он сейчас делает все возможное, чтобы сделать ей и сыну российское гражданство, потому что я в Америке жить не смогу.

- Можете рассказать историю вашего знакомства?
- Я второй год учился в Америке, в колледже, и одним из моих курсов был баскетбол, как это ни банально. Там я и встретил Эрин. После колледжа поехал в университет в Гринвилл, в Южную Каролину. И она бросила учебу, нашла там работу, чтобы быть рядом со мной. С того момента у нас, наверное, и начались серьезные отношения. Она снимала квартиру, покупала мне одежду, потому что я был студентом и у меня не было ни копейки. Она меня кормила, так как в университетском городке кухня была довольно скудная. Она, как и вся моя семья, поддержала меня в это трудное время.

- Она говорит по-русски?
- К сожалению, мало, но в кругу семьи мы говорим по-русски.

- Говорят, что менталитет у русского человека и у американца совсем разный. У вас такой проблемы нет?
- Нет, проблем нет. У Эрин есть русские корни: прапрадедушка был русским, а прапрабабушка — немкой.

- Долго уговаривали жену на переезд в Россию?
- Она сказала: «Куда бы ты ни поехал, какую работу бы ты не нашел, я всегда буду рядом с тобой».

БК Енисей

Добавил: Saniog

Теги: интервью Чемпионат России Енисей Станислав Макшанцев

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



июль
сентябрь

август 2017

пнвтсрчтптсбвс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
       

Реклама на сайте



Вакансии