Чужие города

Николай Гарусин, "ПРОспорт" // 04 декабря 2008

Комментарии: 1



Хорватский защитник Зоран Планичич призван заменить в ЦСКА Папалукаса — на площадке, в бюджетной ведомости и в сердцах страстных болельщиц.

24 июня сего года Теодорос Папалукас официально попрощался с армейскими болельщиками. За шесть проведенных в ЦСКА сезонов он превратился из безвестного игрока, взятого в команду в довесок к контракту другого защитника из Греции, в лучшего разыгрывающего Европы, в символ, который мужская часть фанов ЦСКА равняла с определением «несокрушимость», а женская — с «обаятельностью и привлекательностью». Его слова благодарности — клубу, тренерам, поклонникам — появились на официальном сайте в тот день, когда Папалукас уже имел на руках вольную от ЦСКА и новый контракт с греческим «Олимпиакосом». Многие в Москве чертыхались, плакали и не знали, как они будут жить дальше, ни разу больше не увидев Папаса в армейской форме. В ЦСКА же были удивительно спокойны. Захандрившего и теряющего форму грека должен был заменить игрок молодой и мотивированный. Такой же защитник-универсал. Способный одним своим видом заводить трибуны. Двумя словами — Зоран Планинич.

Но публика приняла нового героя настороженно. Да и сам герой, несмотря на три года в НБА и большой опыт игры за сборную Хорватии, в первый месяц тушевался, озирался, ища на площадке глазами более уверенных в себе товарищей. В первую очередь — Джона Роберта Холдена. Но 29 октября сего года Холден сломал палец, получив свою первую за шесть сезонов в ЦСКА серьезную травму. И Планинич, оставшийся основным разыгрывающим команды, вдруг стал и несокрушимым, и уверенным, и заводным. Без Холдена ЦСКА победил в Мадриде «Реал», а в Москве разгромил турецкий «Эфес Пилсен».

Мостар

Зорана можно было бы назвать деревенским парнем — ведь его семья до сих пор живет в крохотном городке Читлука в боснийской глубинке. Можно было бы — да не назовешь: его отец — инженер, а мать — врач. Правда, на словосочетание «семья интеллигентов» Зоран тоже реагирует со смехом: «Не считая меня!»

Инженером, врачом или учителем его представить и правда очень сложно. Планинич, безусловно, фотогеничен — до тех пор, пока во время съемки мы не попытались надеть на него обычную шляпу. Не идут ему такие шляпы, что поделаешь. Интеллигентный парень почему-то начинает походить на приодевшегося к празднику балканского крестьянина.

В паспорте местом рождения Планинича записан боснийский Мостар. Любопытно, что в сборной Хорватии еще два человека — Марин Розич и Станко Барач — родились там же. «Ничего удивительного, — спокойно объясняет Зоран. — В Боснии вообще живет около 95% хорватов. А Мостар — крупнейший город региона и единственный, где есть большой роддом. Неудивительно, что туда съезжаются роженицы со всей округи».

Несмотря на иную «историческую родину», для Планинича никогда не стоял вопрос, за какую сборную выступать: «Какие могут быть варианты?» — удивляется он. А на логичное предположение, что в сборной Боснии и Герцеговины тоже есть этнические хорваты, пренебрежительно отвечает, что у тех попросту было ничтожно мало шансов пробиться в команду Хорватии. У Зорана и правда в этом смысле проблем не возникло. В юниорские, точнее, кадетские команды он попал уже в 15-летнем возрасте и больше не выпадал из структуры хорватских сборных. Талант парня был заметен уже тогда.

При этом удивительно, что заниматься баскетболом он начал только в 12 лет, да и то назвать это серьезными занятиями сложно. В Боснии шла война, было не до секций, и мальчишка долгое время отдавал предпочтение футболу, с упоением гоняя вместе с ребятами во дворе, — пока кто-то не отвел на баскетбольную площадку. При всей разрухе, царившей в то время в стране, даже странно, что Зоран не оказался под щитом раньше — в бывшей Югославии все же боготворят баскетбол, а отец Планинича буквально помешан на «кошарке» и даже немного работал тренером — на любительском уровне. Нынешним летом главной темой для защитника, только-только подписавшего контракт с ЦСКА, была покупка сувениров, которые надо отвезти папе. «Иначе он не простил бы», — уверяет Зоран.

Первым большим городом в жизни Планинича стал миллионный Загреб. В хорватской столице он оказался в 15-летнем возрасте и честно признается, что первые пару месяцев очень хотел вернуться домой. Даже при том, что вместе с ним в Загреб уехала сестра — поступила там в колледж.

О периоде выступлений за «Цибону» Зоран вспоминает с улыбкой и в подробности не вдается. «Жили мы в интернате, я был молодым и ленивым парнем...» И поначалу Планинича сослали в фарм-клуб — малоизвестный за пределами Хорватии «Бенстон». А затем уже были три года в основном составе «Цибоны», победы в чемпионатах и Кубках Хорватии, медали на чемпионатах мира и Европы в младших возрастах, звание лучшего бомбардира юниорского Евробаскета. Отец аплодировал, а скауты НБА строчили в блокноты. И в 2003-м Планинич оказался в «Нью-Джерси Нетс». То есть в Нью-Йорке.

Нью-Йорк

Город Дьявола, Большое Яблоко — магия Нью-Йорка завораживает даже тех, кто боится мегаполисов. Говорят, там можно найти все — ищете ли вы славу или развлечения. Зоран нашел в Нью-Йорке хорватскую диаспору. Хотя он ее толком и не искал — земляки имеют удивительное свойство оказываться рядом сами по себе. «Представляешь, я чувствовал себя как на родине. Будто и не уезжал никуда. Вокруг одни хорваты, хорватские магазины, еда, газеты...» — с энтузиазмом говорит Зоран. Он практически не задумываясь обзавелся в Нью-Йорке собственным домом — естественно, расположенным в хорватском «гетто». Жил там, пока играл за «Нетс», а теперь сдает — какое-никакое, а вложение капитала.

А еще в Америке Зоран познакомился с девушкой, которую сейчас называет невестой. Марина родилась в Штатах, жила в Чикаго, а рядом они оказались благодаря общим друзьям. Историю их знакомства Планинич рассказывает, весело смеясь и размахивая руками: «Представляешь, оказалось, что родители Марины приехали в США из городка Любушки, что в 15 км от моего Читлука! И каждый год Марина по три-четыре месяца проводит там. Но это еще не самое интересное. Затем стали выяснять даты рождения. Она говорит: „12 сентября“. У меня глаза округляются: „Да ладно, прикалываешься!“ Она: „А у тебя?“ Я: „12 сентября“. — „Да ладно, прикалываешься! Покажи паспорт!“ Мы правда друг другу паспорта показывали, не поверили сразу».

Помимо чудес большого города в жизни Планинича, естественно, существовал и большой баскетбол. Причем защитник до сих пор не может толком объяснить, радости или огорчения превалировали в заокеанской части его карьеры. Вот представьте: основным разыгрывающим «Нетс» в то время был великий Джейсон Кидд. Что означает быть представителем того же амплуа в команде Кидда? Бесценную школу или по умолчанию статус вечного резервиста?

«Вообще-то там было классно, — уверяет Зоран. — Мотивация это или нет — быть сменщиком Кидда? Мотивации, конечно, хватало, но в то же время ты понимаешь: лучше него стать невозможно. Я просто не способен делать то же самое, что и он. И за те 10 минут, которые отводились мне в среднем во время матча — если вообще я выходил на площадку, — разницу прекрасно видели и болельщики, и тренеры, и я сам. Уверен, Джейсон скоро будет номинирован в Зал баскетбольной славы, он является одним из лучших плеймейкеров в истории. Одного самолюбия или работоспособности, чтобы превзойти такого человека, мало».

Тень великого Кидда, заслонившая Зорана на три года, заставляла его искать другие пути продолжения карьеры. Руководство «Нью-Джерси» хорват вполне устраивал в качестве запасного разыгрывающего, и трехлетний стандартный контракт новичка руководство автоматически продлило еще на год. Но в этот момент Планиничу поступило предложение от испанского «Таугреса».

«Я сразу пошел в клубный офис и попросил меня отпустить, — рассказывает Зоран. — Никаких проблем не возникло. В „Нью-Джерси“ с пониманием отнеслись к моей ситуации и расторгли контракт без всяких финансовых претензий. Там вообще в офисе отличные ребята работали. Род Торн — легендарная личность, вице-президент НБА — очень эмоциональный человек, чем-то даже нашего тренера Мессину напоминает. А с Эдом Стефански, ныне занимающим пост генерального менеджера „Филадельфии“, мы до сих пор перезваниваемся, хотите верьте, хотите нет».

Витория

Так Зоран оставил Нью-Йорк и перебрался в Европу, в провинциальную Виторию, спрятанную в глубине вечно мятежной Басконии.

Официально население города составляет примерно 225 000 человек, хотя, по наблюдениям Зорана, даже вместе с окрестностями там едва ли наберется 150 000. Зато на баскетбольной карте Европы Виторию знают все — местный «Тау» давно ходит в фаворитах испанского чемпионата, считающегося сильнейшим на континенте, и стабильно участвует в «Финалах четырех» Евролиги. А любой болельщик, кто на этих «Финалах четырех» бывал, обязательно расскажет вам о знаменитом оркестре, сопровождающем выступления сине-красной команды.

«Болельщики в Витории просто потрясающие, — восхищается наш герой. — Представь: товарищеский предсезонный матч с командой третьего дивизиона. На трибунах — 10 000 человек... По улице незамеченным пройти невозможно. Игроков „Тау“ там знает каждая домохозяйка».

И все же, несмотря на уютную жизнь, всеобщее обожание и титул чемпиона Испании в 2008 году, Планинич чувствовал себя не в своей тарелке. «Отчасти на мое желание сменить обстановку повлияло и то, что руководство клуба решило не продлевать контракт с тренером Невеном Спахией, которого я считаю одним из лучших специалистов на континенте. Да, он хорват, но во мне говорит не патриотизм. За Спахию говорят его победы».

«Так или иначе, когда я от агента узнал, что появилась возможность оказаться в ЦСКА, я больше ни о чем и думать не мог, — продолжает Планинич. — Ни о других деньгах, ни о другом городе. Ничто не могло повлиять на мое желание играть в сильнейшем клубе Европы».

Москва

Историю о том, как отдыхавший в Боснии Зоран прыгнул в автомобиль и отмахал 700 км до Болоньи, чтобы лично переговорить с Этторе Мессиной, кажется, рассказали уже все спортивные издания. Планинича не смутила даже возможность заочного спора с другим великим плеймейкером — перешедшим в «Олимпиакос» Теодоросом Папалукасом. Что ж, стартовые позиции у хорвата выглядят покрепче, чем у грека — по физическим данным, скорости, таланту он как минимум не уступает Папалукасу. Возможно, Зорану пока не хватает видения площадки и хладнокровия, чем особенно был богат Тео, но эти качества и к Папалукасу пришли не сразу. Зато Планинич заметно более одарен в атаке — его дальний бросок стабильнее, а проходы под щит настолько стремительны, что иногда кажется: остановить Зорана по эту сторону Атлантики не сможет никто.

Тренер Мессина, для которого важнее иметь в команде игроков, обладающих интеллектом, чем сумасшедшим талантом, к хорвату особенно строг. И его всплески гнева, частенько накрывающие Планинича во время матчей, пугают болельщиков, но не самого Зорана: «Может, он кричит, но не потому что меня ненавидит. Просто он хочет, чтобы я стал лучше».

ПРОспорт

Добавил: Saniog

Теги: ЦСКА Зоран Планичич

в фейсбук Класс! в жж

Комментарии:

Автор Сообщение
chechaco
ali

нет картинки
04.12.2008 14:04 #

Спасибо, интересно
И ещё интересно, что значит фраза
"В Боснии вообще живет около 95% хорватов"?
 

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



декабрь
февраль

январь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии