Валерий Тихоненко: «Все зовут меня Тихий, но внутри я — другой»

Николай Чегорский, "Известия.Ру" // 16 декабря 2008

0



На днях женская сборная России по баскетболу получила нового главного тренера. На смену опытному Игорю Грудину пришел известный в прошлом нападающий ЦСКА и сборной СССР Валерий Тихоненко, для которого это первый опыт общения с прекрасным полом. О том, как будет строить работу с девушками, о своей семье и карьере, Тихоненко рассказал в интервью корреспонденту «Известий».

«Я не Карполь!»

в: С назначением! Каковы условия нового контракта в сборной?

о: Спасибо. Соглашение рассчитано на четыре года. Нам поставили цель пробиться в финал чемпионата Европы, попасть в тройку на первенстве планеты. И все это — с прицелом на Олимпиаду-2012 в Лондоне, где мы должны бороться за золотые медали.

в: Льстит тот факт, что на вас рассчитывают в течение всего олимпийского цикла?

о: Конечно, такой подход приятен. Но, с другой стороны, даже в столь длительный период мы не должны допускать осечек. То есть если случится, что сборная останется без медалей на чемпионате мира или Европы, федерация баскетбола соберется на совещание и решит, продолжать ли мне работу с командой.

в: Девушки — существа тонкие, ранимые. Как будете общаться с ними в раздевалке, если вдруг игра не пойдет?

о: На этот счет мне много интересного может рассказать нынешний президент федерации баскетбола России Сергей Чернов. Он ведь в свое время поработал и с женскими командами. А не далее как вчера я встретил в гостинице легендарного тренера волейбольной сборной Николая Карполя.

в: Собираетесь перенять его жесткий стиль общения с подопечными?

о: Когда на телевидении начали крупным планом показывать тренеров во время тайм-аута, идея пошла на ура. Но когда микрофон поднесли к Карполю, поняли, что этого делать лучше не стоит (смеется). У каждого свой подход, но я — не Карполь! Если зайти в раздевалку к парням и поговорить с ними на доступном, мужском языке я запросто могу, то по отношению к девушкам стиль общения сменю обязательно.

«Жена была против моего назначения в женскую сборную»

в: Один из плюсов новой работы заключается в том, что вы теперь чаще будете видеться с семьей. Работа с самарским ЦСК ВВС подразумевала более плотный график.

о: Тренерская деятельность всегда связана с миграцией. Кто-то едет на новое место работы с семьей, но у меня ситуация не позволяет этого сделать. Все-таки у нас с женой четверо сыновей, старшему из которых уже 16 лет. Постоянно перевозить их с собой — создавать им же проблемы. Искать новую школу, секции, ведь все мои орлы метят в спортсмены (улыбается). А теперь я буду куда больше времени проводить в Москве, где мы и живем.

в: Жена, кстати, не ревновала, когда узнала, что вы возглавите женскую сборную?

о: Еще как! Причем она нисколько не шутила и поначалу была категорически против такого назначения. Хотя я ни разу в жизни не давал своей супруге повода даже усомниться в своей верности. Если она ревнует, значит, очень любит и не растеряла ко мне самых нежных чувств. Однако в конце концов тот факт, что я буду гораздо больше времени проводить с семьей, все-таки перевесил.

в: Все ваши сыновья пошли по стопам отца?

о: Баскетболом занимаются только Марк и Клим. Последний только в этом году поступил в спортшколу «Тринта», а вот Марку уже 11 лет, и он грезит попасть в НБА. Но добиться этого ему будет крайне сложно.

в: Почему?! Неужели статью не вышел?

о: Дело не в росте. Марк обладает достаточной фактурой, а также очень любит баскетбол, прекрасно в нем разбирается. Вот только я побаиваюсь, что у него за спиной будут шептать: «А-а-а, ведь он же сын Тихоненко...» Конечно, я ему помогаю, но только по-отцовски, а не как влиятельный человек. И с младых ногтей давал ему об этом понять. Если он хочет стать звездой баскетбола, должен пахать сам!

«До 16 лет жил с родителями в бытовке»

в: Вы, кстати, с детства были таким высоким? Все-таки 207 см — не шутка...

о: Нет. До девятого класса был такого же роста, как и все сверстники. Но в одно лето вымахал аж на 12 сантиметров. 1 сентября к нам в школу пришел тренер из детской школы и тут же заприметил меня, отвел в секцию к моему первому наставнику Сергею Зозулину. А я тогда души не чаял в футболе, связывал свое будущее только с ним. Но тренер стоял на своем, приходил ко мне домой, беседовал с родителями на кухне. В итоге они решили, что мне стоит заниматься баскетболом. Думали, он менее травмоопасен, чем футбол. Хотя позже понял, что это далеко не так...

в: Наверное, все девчонки в школе бегали за таким статным юношей?

о: Напротив, я очень комплексовал из-за своего роста, да и одноклассники поддразнивали. Все же я учился в сельской школе, и там на любое «отклонение от нормы» все смотрели, выпучив глаза.

в: У вас фамилия Тихоненко, вы чисто русский человек. Как же вашу семью занесло в Среднюю Азию?

о: На самом деле я хохол. (Смеется.) Моих дедушку и бабушку по отцовской линии в советские времена сослали с Украины на Дальний Восток. А после армии мой папа, царство ему небесное, поехал не домой, а на строительство Ангренской ГЭС. Работал монтажником, и вплоть до 1980 года мы жили в обычной бытовке. Так фамилия Тихоненко и прижилась на узбекской земле.

в: Вас всю карьеру называли Тихий...

о: О, этому прозвищу уже тысяча лет! Кроме семьи, меня мало кто называет по имени — все друзья только по кличке. Когда я заканчивал карьеру, у меня даже на майке вместо фамилии было написано Тихий. Но внутри я немного другой.

«На площадке Сабонис разбил мне бровь в кровь»

в: Поговаривают, что на всех дружеских встречах чемпионов Олимпиады-1988 в Сеуле вы выступаете тамадой.

о: О той команде можно рассказывать целую вечность. Мы шли плечом к плечу еще с молодежных команд и сохранили эту дружбу до сих пор. Ни в одной сборной мира не было такой атмосферы, как у нас! Про тамаду это вы преувеличили, но то, что старался быть заводилой на каждой совместной вечеринке, — правда. Для меня нет ничего важнее общения. Я ведь в молодости почему в НБА не поехал, хотя меня дважды звали в Америку? Потому что не знал английского языка и понимал, что в чужой стране просто загнусь без общения.

в: Недавно мы беседовали с вашим партнером по олимпийской сборной Шарунасом Марчюленисом, и он рассказывал, как тепло встречают в Литве русских баскетболистов. Почему, ведь на паркете вы были врагами?

о: Мы дрались в кровь! Прекрасно помню, как Сабонис мне так заехал в лицо, что в кровь разбил бровь. Но это спортивный азарт, а вне площадки мы снова становились друзьями. То соперничество ЦСКА и «Жальгириса» закалило нас, заставило друг друга уважать. Трибуны в Каунасе русских просто ненавидели. А сейчас, спустя двадцать лет, они стоя аплодировали нашей олимпийской команде на товарищеском матче.

в: Не улавливаете в том противостоянии «Жальгириса» и ЦСКА национальный вопрос?

о: Может, он и существовал, но конфронтация проходила на верхах, между властями двух стран. Если бы Сабонис ненавидел Советский Союз, он бы никогда не поехал на Олимпиаду в Сеул. Ведь литовский ЦК «в национальных интересах» запретил ему выступать на Играх в Корее. Но Арвидас сказал: «Нет, я все равно поеду!» А после печально известных событий в Вильнюсе в 1991 году негатив прибалтов по отношению к русским достиг апогея. Но мы продолжали встречаться, несмотря ни на что. Когда на Олимпиаде 1992 года выступали командой СНГ, а Литва дебютировала на Играх как отдельная страна и между нашими странами существовало множество разногласий, Сабонис сам пришел к нам в олимпийскую деревню праздновать завоеванные их же сборной бронзовые медали.

в: Вы родились в крохотном узбекском городке Ангрен, юность провели в Алма-Ате, а молодость в Москве. Какой город считаете самым близким?

о: Однозначно, Алма-Ата. Этот город навсегда остался в моем сердце, и от этого никуда не уйдешь. Но жизнь распоряжается так, что теперь ищешь то место, где твоим близким будут созданы более комфортные условия. А это, безусловно, Москва. Хотя помню, как в середине 80-х годов, когда впервые приехал сюда, очень сложно приживался к новому быту. Даже сейчас иногда немного путаюсь — особенно в станциях метро. Я-то привык к их советским названиям, поэтому долго не мог понять, где же «Китай-город» находится. А потом сын меня просветил — это же бывшая «Площадь Ногина» (улыбается).

А сразу после назначения на пост главного тренера сборной со мной и вовсе случился конфуз. Мне нужно было срочно ехать в Сургут, и я, будучи в полной уверенности, что улетаю из «Внуково», отправился на Киевский вокзал. Сижу, жду экспресса, а потом взглянул на билет — у меня, оказывается, рейс из «Домодедово»... Хотя сейчас я уже привык к такому ритму, для меня стало нормой решать многие вопросы по телефону. Видите мои часы? Я специально перевел стрелки на десять минут вперед, чтобы не опаздывать. Так же спешат домашние будильники и настенные часы (улыбается).

Известия.Ру

Добавил: Saniog

Теги: интервью Валерий Тихоненко женская сборная России

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



апрель
июнь

май 2017

пнвтсрчтптсбвс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Реклама на сайте



Вакансии