Алексей Саврасенко: «Первым желанием было уехать из страны»

"Спорт-Экспресс" // 23 января 2009

0



В среду в составе питерского «Спартака» дебютировал основной центровой сборной России, отданный в этот клуб в аренду до конца сезона из ЦСКА после конфликта с главным тренером армейцев Этторе Мессиной.

В матче с «Химками» Саврасенко сыграл 27 минут и принес «Спартаку» 6 очков. Впрочем, его первое в новом качестве интервью «СЭ», разумеется, началось с вопросов не о прошедшей игре.

 — Нечасто из ЦСКА в самый разгар сезона уходят основные игроки...

 — Я все-таки не ушел. Меня отдали в аренду. Так сложились обстоятельства, что мне пришлось на это пойти. Слышал мнение, что Саврасенко дескать сделал шаг назад. Не согласен. Любой спортсмен ставит перед собой определенные цели, и моя нынешняя ситуация — не исключение. Я хотел попасть в новую команду. И доказать — как самому себе, так и другим, что способен ей помочь.

КОММЕНТИРОВАТЬ ЗАПРЕЩЕНО

 — Основной причиной вашего ухода из ЦСКА называли недовольство количество игрового времени...

 — Такая информация действительно появилась в СМИ. Но я хочу еще раз подчеркнуть: главная причина случившегося — не в этом. А что написали, то написали — не буду у этому возвращаться. Тем более что по клубным правилам ЦСКА мне запрещено что-либо комментировать в подобных ситуациях... Знаете, сразу после того, что случилось — когда я читал спортивную прессу, комментарии на интернет-сайте армейского клуба — очень хотелось как можно быстрее уехать из России. Из страны, где игроков-легионеров ценят больше, чем своих. Тех, кто закончив карьеру, останется здесь. Это я говорю вам открыто и откровенно. Я никогда не отказывался выступать за нашу сборную!

 — Но в итоге вы все-таки остались в России...

 — Да. На сегодня Санкт-Петербург — оптимальный вариант для меня. Лучше, чем отъезд в Европу. Я попал в команду к тренеру, с которым работал в сборной России, в ЦСКА, и даже успел поиграть вместе с ним. Авторитет Евгения Пашутина в российском баскетболе очень велик, и он хотел видеть меня в «Спартаке». Так что ни о каком закате моей карьеры речи не идет. Просто сменил обстановку. Более того: для меня «Спартак» — это новый вызов.

 — Тренер ЦСКА Этторе Мессина мог комментировать конфликт, а вам делать то же самое запрещали клубные правила. Может, именно поэтому общественное мнение оказалось не на вашей стороне?

 — Обсуждать это, даже находясь в «Спартаке», я не могу. Ведь контракт с ЦСКА продолжает действовать. Вообще в подобных случаях тренер всегда стоит выше игрока. Конечно, было обидно слышать и читать, как люди отзывались обо мне. Мол, Саврасенко свое отыграл. Мол, только благодаря Папалукасу он стал нынешним Саврасенко... Но разве Папалукас играл в сборной России, когда мы стали чемпионами Европы? Обидно... Всех успехов в своей карьере я добился прежде всего своими силами. И когда кто-то говорит, что все это незаслуженно, слушать подобное очень унизительно. А ведь я в прошлом году еще и перенес тяжелейшую травму...

 — Но ведь были и другие мнения. Некоторые просто не понимали: как это ЦСКА взял и отказался от сильнейшего из действующих российских центровых?

 — С точки зрения интересов ЦСКА решение с моим переходом в «Спартак» было самым правильным. А я ни в коем случае не разделяю себя и армейский клуб.

К БЛАТТУ НЕ ЗВАЛИ

 — На чем вы расстались с генеральным директором ЦСКА Андреем Ватутиным? Наверняка ведь возникал вопрос, что ждет вас по окончании этого сезона, когда срок аренды в «Спартаке» подойдет к концу...

 — Андрей подошел к случившемуся с пониманием. Когда возникает подобная ситуация в отношениях между игроком и тренером, необходимо, чтобы не страдали интересы клуба. Меня отдали в аренду туда, где я буду продолжать играть. Это самое главное. Ведь я нужен ЦСКА, нужен сборной России. И останавливаться ни в коем случае не собираюсь. Уверен, впереди еще много серьезных соревнований. Постараюсь в «Спартаке» прибавлять от игры к игре — и выйти на тот уровень баскетбола, которого в ЦСКА от меня давно не видели.

 — Но ведь «Спартак» не играет в Евролиге. И не борется за золото чемпионата страны. А еще здесь более рваный календарь с меньшим количеством матчей.

 — А вы считаете, что тренировочный процесс в «Спартаке» — это отдых?

 — Нет, не считаю. Но играть дважды в неделю, причем, через раз встречаясь с лучшими клубами Европы — это, согласитесь, совсем другое дело.

 — Знаете, когда я только приехал в ЦСКА, в России мало обо мне знали. О том, как я играл в «Олимпиакосе», в других клубах. А ведь как спортсмен я состоялся давным-давно, еще до возвращения в Россию. И уже в зарубежных командах выходил в стартовом составе. А все говорят — ЦСКА, ЦСКА... Надо работать и ставить перед собой цели. В жизни еще много чего можно выиграть. Даже со «Спартаком», если постараться. В команде все хорошо: обстановка, тренер, игроки амбициозные...

 — Понятно, что перед принятием окончательного решения у вас с Пашутиным состоялась беседа. Что говорил тренер «Спартака»?

 — Что хочет видеть меня в команде.

 — Вопрос игрового времени поднимался?

 — Тренер сказал, что моя роль — основного центрового. И мы с ребятами должны как можно быстрее найти взаимопонимание, наладить командную игру.

 — Не секрет, что помимо «Спартака» существовали и другие возможные варианты места вашей аренды. Почему, например, не перешли в «Динамо» — к тренеру сборной России Дэвиду Блатту?

 — «Динамо», насколько я знаю, не было заинтересовано в моих услугах. Были варианты с УНИКСом, «Химками», «Триумфом». Но я, как уже говорил, поначалу хотел вообще уехать за границу. Однако потом поступило предложение от «Спартака», и мы начали вести переговоры. Они шли тяжело, долго — и все-таки решение было найдено.

 — Какие именно трудности возникали в ходе переговоров?

 — В основном, вопросы между двумя клубами, связанные с условиями аренды. Переходить из одной команды в другую в середине сезона всегда чуть сложнее, чем летом.

17-й НОМЕР — В ПАМЯТЬ О ГРЕЦИИ

 — Вы уже упомянули о травме, полученной по ходу прошлого сезона. После нее вам пришлось форсировать восстановление — чтобы выступить на Олимпиаде. Насколько это сказалось на вашей форме на старте сезона нового? А если бы у вас летом было больше времени при совсем другом режиме работы?

 — От сборной я не отказался бы никогда. Любой спортсмен, уважающий себя и свою работу, мечтает выступать за свою страну. Конечно, подготовка к Олимпиаде получилась очень тяжелой. Было просто страшно: случись повторная травма, это означало бы крест на всей карьере. Но когда я выходил на площадку, то все равно выкладывался на сто процентов. Не могу играть вполсилы — в ущерб своей команде. Если ты вышел — ты должен играть! Никаких оправданий не существует.

 — Что не удалось сборной в Пекине-2008 по сравнению с золотым чемпионатом Европы-2007?

 — Прежде всего, было много травм у основных игроков. К тому же соперники всерьез готовились к нам, как к чемпионам Европы и к фаворитам. Плюс немного не повезло. В спорте везение играет важную роль.

 — Перед ЧЕ-2007 у вас был конфликт и с главным тренером сборной России Дэвидом Блаттом, но он разрешился вполне благополучно. Почему так не получилось в ЦСКА?

 — В сборной проблемы были, однако мы поговорили с тренером, все обсудили, и я поехал на чемпионат Европы. Блатт не давал мне гарантий, сколько я буду играть, но... Это моя страна и моя команда. Поэтому никаких разговоров об отказе не было. Мне важно было услышать от тренера, какой он видит мою роль в сборной. А ЦСКА... Могу лишь повториться: без комментариев.

 — Сколько тренировок вы провели в «Спартаке»?

 — С прошлой пятницы работал индивидуально. А с начала этой недели — уже с командой.

 — Сколько времени займет адаптация в новом коллективе, и когда вы сможете набрать оптимальную физическую форму?

 — Ситуация непростая. До приезда в «Спартак» я старался самостоятельно поддерживать форму, а уже оказавшись в команде пытаюсь быстрее найти взаимопонимание с партнерами. Мы много разговариваем — ведь мне нужно подстроиться под людей, которые играют вместе с начала сезона. Вписаться в систему, которая уже существует. Постараюсь, чтобы этот процесс не затянулся. По собственным кондициям... Случаются спады и подъемы, но самые важные матчи все равно впереди — в плей-офф. По уровню «Спартак» может войти в четверку сильнейших клубов России.

 — Почти со всеми лидерами «Спартака» вы когда-то играли вместе.

 — Постоянно поддерживаю отношения с Захаром Пашутиным и Никитой Курбановым. С Антоном Юдиным мы вместе играли за ЦСКА. А с Романом Левтером - вообще земляки. Встречаемся не только на площадке, но и дома, в Краснодаре.

 — Почему в «Спартаке» вы выбрали 17-й игровой номер?

 — В Греции, когда приехал туда подростком, в молодежной команде «Олимпиакоса» мне дали как раз 17-й. А здесь, в Санкт-Петербурге, 17-го числа была игра с «Триумфом», в которой я надеялся дебютировать. Вроде бы совпадение, но я выбрал именно этот номер.

 — Не секрет, что ЦСКА — наиболее профессионально организованный баскетбольный клуб страны. Там за игроков решают все бытовые вопросы. Не опасаетесь перехода в не самую благополучную в этом смысле команду? Давно ли вы, например, летали регулярными рейсами в Красноярск или Владивосток?

 — К трудностям привык. Чартер или обычный рейс — какая разница? Я ведь все равно два пятнадцать ростом. Это мелочи жизни. Главное, чтобы команда побеждала. А в каком классе ты летаешь — бизнес или эконом — не обращаю внимания.

 — Но многим переход из более комфортных условий в менее комфортные дается нелегко...

 — Это для легионеров. А для человека, родившегося в этой стране, ничего сложного тут нет. Я ведь три года учился в Ставропольском интернате. Знаю, что к чему.

Максим ШАРИФЬЯНОВ
Санкт-Петербург

Спорт-Экспресс

Добавил: Saniog

Теги: интервью ЦСКА Спартак Алексей Саврасенко

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



ноябрь
январь

декабрь 2017

пнвтсрчтптсбвс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Реклама на сайте



Вакансии