Виктор Хряпа: «Мою собаку зовут не Моня, а Моника»

"Спорт-Экспресс" // 14 февраля 2009

0



Игра в Италии у армейского форварда, как и у всего остального ЦСКА, не задалась. Тем не менее именно Хряпа, по мнению большинства экспертов, показывает в последнее время самый впечатляющий баскетбол в своем клубе. А может, и вообще в российской суперлиге. В карьере? Тоже может быть. По крайней мере это тот самый уровень, который Хряпа демонстрировал на золотом для России ЧЕ-2007.

- Согласны с такой формулировкой? - спросил я Хряпу, изложив ему суть предыдущего абзаца.

 — Моя карьера делится на заокеанскую и российскую. При том, что в российской части тоже два этапа. Поэтому сложно судить. Удачные матчи у меня бывали и раньше. А сейчас... Стабильность вроде бы есть, а так ничего особенного. Помогаю команде.

- Стабильность? Как-то она не вяжется с тем, что произошло в Сиене. В каком ряду для вас стоит эта игра?

 — Скорее всего, ни в каком. Потому что игры как таковой у ЦСКА не получилось. Мы сегодня не играли в баскетбол.

- Не пошло?

 — Думаю, да. Причем у всех, и у меня тоже. И так пытались, и сяк, меняли что-то, комбинировали, но, когда не идет у всей команды, сложно что-то предпринять. Старание присутствовало, толку было мало. Не наш день.

- Не так давно Мессина в шутку назвал вас российским Скотти Пиппеном — за умение закрыть любую из пяти позиций на баскетбольной площадке. Вам действительно это по плечу?

 — Ну если тренер говорит... В этом сезоне мне уже приходилось быть и третьим «номером», и четвертым. В Милане в начале матча держал первого, а в концовке играл пятого. Сейчас действуем так называемым легким составом, взаимно дополняем друг друга с Моррисом. Наверное, универсализм — это плюс и для меня, и для тренеров. Есть возможность для маневра.

- Похвала Мессины ощущается вами в повседневной работе?

 — Нет, любимчиком себя не чувствую. Да я и не знал, что он меня хвалил в блоге. В работе это не проявляется.

- В Европе личной статистике уделяется меньше внимания, чем в НБА. Значит, у вашего лидерства по подборам в суперлиге — другие следствия и причины. Какие?

 — За океаном действительно больше обсчитывают индивидуальные показатели. Но ни там, ни здесь я не руководствовался личной статистикой. Делал то, что должен был делать. А когда больше играешь, растут показатели — прямая зависимость. 10 подборов быстро не сделаешь, нужно хотя бы 20 — 25 минут. И личная активность.

- Чем этот сезон для вас отличается от предыдущего?

 — Я впервые после возвращения прошел «предсезонку». И постарался с самого начала использовать шанс, который предоставил мне тренер.

 — В таких командах, как ЦСКА, тяжело каждый год искать мотивацию?

 — Нелегко. Многие игроки выступают за один клуб по три-четыре года и многого за это время добились. Поэтому в начале сезона поддерживать высокий моральный настрой иной раз довольно сложно. Зато теперь, когда дело дошло до «Топ-16», с этим нет никаких проблем.

- Получается, осенью сильный клуб вынужден играть по инерции, чтобы дотянуть до весны?

 — Не совсем. Попутно решается очень важная задача обретения сыгранности, притирки. Без этого весной ничего не выйдет.

- Какие чувства вызывают у вас сейчас воспоминания о пекинской Олимпиаде?

 — Хотелось добиться многого, не скрою. И не только мне. Но не удалось: мы не играли так слаженно, как на чемпионате Европы в 2007 году. Можно искать объяснения в травмах, ссылаться на недовосстановление. Но ведь не было у нас и той взаимовыручки, той сплоченности, взаимопонимания, как в Испании! Потому и проиграли литовцам, хорватам...

- С Дэвидом Блаттом у вас лично было взаимопонимание?

 — Оно всегда есть. Между игроком и тренером. И в клубах тоже, несмотря на то что работаешь с одним специалистом весь сезон. На то он и тренер, чтобы все разногласия решать в свою пользу, реализовывать на практике свое видение ситуации. Так что с Дэвидом у меня отношения хорошие. Если даже что-то недопонимаю, все равно признаю его право поступать так, как он считает нужным. В этом случае, согласитесь, ответственность остается на тренере.

- Недавно в ЦСКА был случай, когда игрок не захотел соглашаться с правотой тренера и покинул команду. Я имею в виду Саврасенко.

 — За всех говорить не буду — только за себя. Мы с Алексеем друзья, много общались. Видимо, накопилось в нем что-то за четыре года работы с Мессиной. Называл бы это нестыковкой характеров. По-другому объяснить нельзя.

- В команде были люди, которые могли сказать Саврасенко по-лидерски: тут ты, дескать, прав, Леша, но не горячись, найди компромисс?

 — Дело в том, что конфликт развивался только между тренером и игроком. После одной из игр Кубка ВТБ возникла непонятная ситуация. Тренер высказал недовольство. Все решили, что этим все и закончится, но Саврасенко терпеть не захотел и решил сменить клуб. В публичную область все это не выплескивалось, так что сказать: «Леша, ты прав» или «не прав», возможности ни у кого не было. Саврасенко пропустил все через себя. Поговорил с тренером, руководством клуба. Совместно был найден такой вот компромиссный вариант. Правильный или нет — не знаю. Но обе стороны он устраивал.

- У вас репутация человека, который за словом в карман не лезет. Никогда не возникало желание хлопнуть дверью похожим способом?

 — К счастью, нет. Но если почувствую свою правоту, молчать действительно не стану. Не люблю, когда на меня вешают чужие грехи. А вот если знаю, что не прав, то выслушаю упреки спокойно и приму к сведению.

- Считается, что ностальгию русские испытывают по России. А ностальгии к НБА у вас нет?

 — Разве что по стилю игры. ЦСКА это почувствовал прошлой осенью, во время заокеанского турне. Против «Орландо» мы не знали, что делать, а ко второй игре с «Торонто» приноровились и выглядели, считаю, достойно. Однако я знал, какой баскетбол в Европе, когда возвращался. На данный момент меня все устраивает.

- С Сабонисом в «Портленде» вы сыграть не успели. Но застали, должно быть, его славу?

 — Конечно. Таких игроков любят во всем мире.

- У Сабониса есть шанс попасть когда-нибудь в Зал славы НБА?

 — Мне кажется, нет. Для этого надо выиграть чемпионский перстень и подольше играть в американской лиге. Европейские заслуги там не котируются. В США знают, что есть «Финал четырех», в котором играют некоторые американские игроки. Все. Про чемпионаты мира, Европы там ведает узкий круг специалистов.

- Вы поддерживаете отношения с отцом «Автодора» Владимиром Родионовым, который дал вам путевку в спортивную жизнь?

 — Нет, после моего перехода в ЦСКА и личного конфликта отношения не сохранились. Но Алексей Агеев, считаю, сделал для меня не меньше. В десятом классе, так вышло, я никак не мог приезжать на тренировки. Так вот он целый год сам приезжал ко мне в 10 утра и тренировал индивидуально.

- Кризис вас как-то затронул?

 — К счастью, нет. Осенью были трудности, сейчас мы их не ощущаем.

- А ваш бизнес, если он у вас есть?

 — Есть несколько помещений в Саратове и Киеве, которые сдаются мной в аренду. Плата за них сейчас снизилась, но это объяснимо и вполне приемлемо.

- Как поживает ваша собачка по кличке Моня?

 — Жива-здорова. Порода? Бигль.

- По логике вещей какое-то животное должны были назвать Хряпа.

 — Были шутки на этот счет. Но, во-первых, мою собаку все-таки зовут Моника. А во вторых, мой друг Сергей Моня понимает, что повтор был бы неоригинален. И потому своего пса он кличет Шреком.

 — Вы большой любитель компьютерных игр. Там случаются такие провалы, как в Сиене?

 — Там можно все переиграть. А вообще с Кириленко в Warcraft интереснее сражаться, чем в компьютерный баскетбол. Игра почти бесконечная. Выбираем окно, когда у меня вечер, а у него день, к примеру — и вперед. Воюем через океан.

Спорт-Экспресс

Добавил: Saniog

Теги: интервью ЦСКА Виктор Хряпа

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



июнь
август

июль 2017

пнвтсрчтптсбвс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Реклама на сайте



Вакансии