Опять игра, опять кино

"EABF.RU" // 15 июля 2009

0



Мы продолжаем серию «Человек баскетбола», посвященную профессионалам. Пусть они остаются слегка в тени звездных игроков и именитых тренеров своих команд, но эти люди — непременные паззлы системы, дающей единственно стоящий в спорте результат – победу. И еще они делают баскетбол красивым.
Без участия нашего сегодняшнего собеседника не обходится ни одна домашняя игра ЦСКА. И не только игра – каждодневная жизнь «красно-синих» без него не обходится. С неизменной камерой в руках, он всегда в гуще событий – радостных и печальных, повседневных и исторических. Он летописец. А потом из искушенных и циничных, мы превращаемся ненадолго в доверчивых детей, когда, как зачарованные, смотрим его фильмы – на экране в УСК или на мониторах своих компьютеров. Встречайте: Адмирал. Сергей Макаров. Видеооператор и клипмейкер ЦСКА.

- Начнем с «нулевого километра». Откуда пошла мода брать ингредиенты – музыкальную тему, нарезку мгновений баскетбольного матча, выстроенных в сюжет, делать из них микст, начиняя клип конкретной смысловой нагрузкой. И подавать «блюдо горячим» перед игрой, создавая в зале особую, очень заряженную атмосферу? С чего и как все начиналось?
- Не то, чтобы мода... А кто кроме нас делает баскетбольные клипы? Только в Перми — регулярно, и некоторые клубы, пытавшиеся нам подражать, делали клипы на матчи против ЦСКА.
Баскетбольные клипы, как жанр музыкального видео, придумали мы в Перми. Поясню: ролики NBA видели все, но там это совсем другой продукт — это промо-ролики, которые крутят на ТВ, т.е. ролики, продвигающие звезд NBA и саму NBA. Они сделаны по законам промоушн-продукции для ТВ и, строго говоря, клипами не являются. Были популярны клипы типа NBA Grooves, я видел несколько таких кассет, но там тоже другой жанр — нарез красивых баскетбольных моментов, положенный на популярную в баскетбольной среде музыку, без сюжета и, главное, без привязки к музыке. Музыка там просто идет как подложка, на ней даже не завязан монтаж видео, ни по музыкальным акцентам, ни по динамике кадра. По этому же принципу делаются многочисленные нарезки типа ExtreemTV — серфинг, сноубординг, маунтинбайк.
В середине 90-х такое видео часто крутили на нашем ТВ. Ролики NBA мне очень нравились монтажом, динамикой, красотой движения, но к спорту я тогда еще отношения не имел. Я в то время работал в пермской телекомпании MAXIMA и одновременно был фрилансером в области производства рекламы.
Весной 99-го Сергей Кущенко попросил меня поработать над ТВ-передачей про «Урал-Грейт», которую он заказал на той же TV MAXIMA. Дело в том, что с Сергеем мы дружим еще со студенческих лет. Он был в 80-х годах популярнейшим в Перми диск-жокеем (как это тогда называлось) и я иногда участвовал в его креативных проектах. ТВ-передача про «Грейт» состояла из интервью с игроками и руководством, а я должен был нарисовать ее графическое оформление.
Еще Кущенко попросил меня сделать видеоклип на какую-нибудь популярную дискотечную музыку. Клип о том, как вообще работает баскетбольный клуб, т.е. он хотел, чтобы я снял и показал не только баскетбол, но и работу офиса – как все вертятся от рассвета до заката не покладая рук. Кому еще такое могло прийти в голову? Он уже тогда считал, что офис – это одна из важнейших составляющих клуба и хотел, чтобы все работники увидели себя по ТВ. Я поснимал офис, поснимал баскетбол, и, делая оформление передачи, захотел поэкспериментировать. Тогда замедленное воспроизведение видео для монтажа получить было непросто. На областном ТВ как раз появился первый серьезный компьютер для обработки видео, я помогал им его осваивать и отрендерил (сгенерировал) там замедленное видео из отобранных фрагментов материала, снятого на матчах «Урал-Грейта». Кстати, снимать баскетбол я тоже не умел, тогда и начал учиться этому. И вот не помню, как мне пришла в голову судьбоносная идея – положить замедленное баскетбольное движение на песню Queen «Show must go on». Пытался позже вспомнить – почему именно эта песня? Может, подсказка свыше? В общем, случилось так, что я смонтировал еще клип на эту песню, и вставил ее в конец передачи. В нем не было никаких особых идей по содержанию, но меня тогда заворожила красота баскетбольного движения в соединении с этой музыкой. Кущенко посмотрел передачу и говорит: «Слушай, мы в следующем сезоне начинаем все важные матчи играть в „Молоте“, я хочу сделать там классный звук и свет, представляешь, будет открытие сезона, надо все сделать круто, и я вижу вот этот клип перед матчем в темноте и на большом экране!» Я, честно говоря, представить этого не мог, но не возражал. И вот – открытие сезона 1999/2000. Клип, предваряющий танец группы поддержки, свет, дым, музыка, что-то еще. «Молот» был заполнен доверху – 7500 зрителей. После матча Кущенко собрал офис и сказал: «Вы видели этих людей. Все, теперь мы себе не принадлежим. Теперь мы должны каждый матч в „Молоте“ начинать так». Так вот и родилось баскетбольное шоу в Перми.
К счастью, не все матчи в том сезоне играли в «Молоте», иначе мы бы надорвались. Поначалу клип был только на «Show Must Go On» – я только частично менял баскетбольные фрагменты от матча к матчу. Песня стала своего рода гимном команды, и долгое время даже не приходило в голову ее менять. Кажется, только в самом конце сезона Кущенко предложил сделать клип на другую медленную песню – А-Ha «Black Velvet». А в следующем сезоне я забросил всю остальную работу и перешел на постоянное место в «Урал-Грейт». Постепенно появлялись новые идеи, новая музыка. И я освоил эту профессию.

- Предматчевые клипы давно стали частью фирменного стиля ЦСКА. Расскроешь «секрет фирмы»? Каков технологический процесс создания баскетбольной ультра-короткометражки?
- Правильно говоришь – технологический процесс. Хотя я и делаю все сам, но это именно технология, без нее не выдержать этот марафон. Сразу пришло понимание того, что важнейшая вещь – правильная обработка отснятого видео. В отличие от видео-музыкальной индустрии я не снимаю по придуманному заранее сценарию. Я делаю клипы из документального материала – снимаю все домашние матчи и выездные матчи Евролиги. Потом отсматриваю кассету, и оцифровываю то, что может пригодиться. Причем определенным образом разбиваю видео на фрагменты, на элементы игры, так, чтобы позже можно было быстро находить нужное. Для этого со временем разработалась система классификации элементов видео. На такую обработку уходит две трети всего времени, но, когда делаешь 30-40 клипов в сезон, без этого не обойтись.
Далее дело за песней. Выбор зависит от текущей ситуации – сильный или слабый соперник, подъем у команды или спад и т.п. Выбранную песню, как правило, приходится препарировать – во-первых, пару лет назад было решено делать клип не больше 2-3 минут, и все шоу ограничено временными рамками по регламенту соревнований, чтобы игроки не остывали после разминки. Во-вторых, бывает, что музыка развивается не так, как мне нужно с точки зрения монтажа – иногда вырезаю из песни фрагменты, где теряется динамика, иногда какие-то неподходящие по смыслу куплеты, иногда переставляю фрагменты песни местами, чтобы получить кульминацию в конце клипа, иногда соединяю две и более разных песен, либо разные версии одной песни. Дело в том, что с самого начала музыка у меня была первична в процессе монтажа. Все, что происходит на экране, завязано на музыкальные акценты, динамику, ритм. Кроме того клип завязан и на содержание текста, будь он русский или английский. Простой пример: если звучит «You got mud on your face, You big disgrace» («We will rock you») нельзя, чтобы в кадре, например, оказался Мессина, что-то объясняющий игроку. Как правило, в тексте песни и заложен смысл клипа. Когда песня готова, можно приступать к монтажу. Редко бывает, что я заранее знаю, что и куда монтировать (пример-исключение – клип «Утекай»). Иногда я представляю основные моменты, смысловые акценты, для которых есть подходящее видео. А нередко бывает, что есть хорошая динамичная песня, а вот «плодотворной дебютной идеи» нету. А клип делать надо, завтра игра. В таких случаях я начинаю монтаж с конца, ясно же, что в конце нужен какой-то ударный момент для финальной точки – мощный слэм-данк или всплеск эмоций у болельщиков. Нахожу этот «восклицательный знак», потом к нему добавляю, то, что ему по смыслу предшествует, и так монтирую к самому началу. Бывает, как я это называю, «клип сам себя делает», т.е. все происходит интуитивно, там положу фрагмент, в другом месте другой, где понятно, что нужно по музыке, на них еще что-то нанизывается. Глядишь, вот клип и сделался. Если есть время, обрабатываю уже получившийся клип в другом софте. Как правило, это только цветовая обработка, эффектов ради эффектов я не люблю.

- Генеральный директор в творческий процесс на какой стадии подключается?
- Поначалу, особенно в Перми, мы с Кущенко обсуждали будущий клип, он ставил задачу, непременно согласовывал музыку, ближе к концу работы смотрел что получается, иногда делал замечания.
Бывало, что после проигрыша он мне говорил: «Это ты не ту песнь взял!». У Кущенко был такой постулат: если команда проигрывает, в этом виноват офис. Понятно, что в баскетбол на площадке играют баскетболисты, но благодаря этому постулату парадоксальному, он всегда мог заставить офис работать с полной отдачей. А я что – может и вправду песня не та, кто ж не ошибается?
Сергей – перфекционист, ему все время хочется, чтобы всё и везде в работе было еще лучше. И творческий зуд в нем с тех студенческих времен не исчез. С годами он постепенно перестал вмешиваться во все детали, потому что нереально и неправильно генеральному директору делать за всех все.
Уже в Москве постепенно стало так, что творческая группа во главе с Андреем Ватутиным обдумывала шоу, а Кущенко утверждал идею.
Теперь с Ватутиным мы обсуждаем идеи только если я сам не уверен в правильности выбора музыки или тональности клипа и хочу посоветоваться. После проигрышей, перед важными матчами или если он хочет что-то конкретное донести. Тогда я прихожу к нему посоветоваться со своими вариантами. А так он предпочитает, чтобы работники сами принимали решения. У него и сейчас полно идей, но более важные дела не пускают.

- Во многих клубах в предматчевые шоу включают клипы, но очень немногим удается делать их полноправной частью баскетбольного зрелища. У тебя клипы всегда с определенным «смысловым месседжем», причем предельно четким. А иногда клипы получаются адресными: конкретному игроку, тренеру, болельщикам. Это – одна из идеологических стратегий ЦСКА?
- Этот подход зародился раньше. Еще в Перми предматчевое шоу очень скоро стало играть гораздо большую роль, чем просто развлечение. Мы старались с первых же минут зажечь болельщиков, зажечь нашу команду, и в какой-то степени оказать психологическое давление на соперника. Сейчас это может показаться забавным, но в сезоне 2001/2002, когда «Урал-Грейт» играл в Евролиге, на матчи с европейскими командами бросались все силы, каждое предматчевое шоу продумывалось и оттачивалось на репетициях. Я помню, как домашние матчи проходили по схожему сценарию – в первые минут 5, пока соперник приходил в себя после увиденного, «Урал-Грейт» успевал серьезно оторваться в счете, потом игра выравнивалась, но догнать нас соперник уже не успевал. На первом этапе мы не проиграли ни одного домашнего матча. Я старался делать клипы максимально динамичными и жесткими. В них не было ничего оскорбительного для соперника, а психологическое давление заключалось в драйве, в энергетике происходящего на экране. Думаю, это работало, особенно поначалу, когда европейцы приезжали, как им казалось, в какую-то глушь, и видели то, чего не было нигде в Европе.
Кстати, в том сезоне тренер Тихоненко дважды во время шоу перед матчами «Урал-Грейт» — ЦСКА уводил свою команду в раздевалку, чтобы игроки не видели клипа.
Для наших игроков происходящее тоже было немаловажно. Миша Михайлов как-то сказал мне: «Когда я смотрю клип перед игрой, на меня такое накатывает, что хочется скорее выйти на площадку и разорвать всех». Когда мы играли с менее сильными соперниками, можно было больше экспериментировать, и я делал веселые клипы.
В целом сложился некий ритуал открытия матча: клип, номер ГП, иногда артист, подходящий в тему, представление команды с графикой на экране и выбеганием наших игроков через всю площадку в лучах прожекторов. Этот подход мы перенесли и в ЦСКА. Только в последние годы шоу пришлось сильно сократить из-за ужесточения регламента соревнований. Между концом разминки и вбрасыванием мяча должно быть, кажется, не больше 6 минут.
В каждом клипе заложен определенный смысл. Всякий раз я пытаюсь представить, как воспримут клип болельщики, как поймут игроки-легионеры. Если клип на русскую песню, я монтирую видео в соответствии с текстом, держу в уме и легионеров, которые текст не поймут. Но они тоже смотрят его, приходится делать так, чтобы и без текста картинка содержала смысл. И, наоборот, если песня на английском, то для болельщиков должна быть понятна идея только из картинки. Иначе это не клип, а просто видеонарез, либо неграмотный монтаж.

- В прошедшем сезоне ты сказал: «Мне стало не хватать эмоций для клипов – и на поляне, и на трибунах». Игроки и зрители стали сдержаннее в проявлении своих чувств?
- Нет однозначного ответа. Да, болельщики стали сдержанней, но это вопрос из области – почему после Праги, количество людей на трибунах не увеличилось, а наоборот? Почему болельщики почти перестали ездить на выезды? У меня есть соображения на этот счет, но я совсем не уверен в их правильности. Игроки стали сдержанней после Праги тоже, даже такой артист как Папас поскучнел в позапрошлом сезоне.

— Поделись соображениями.
- Я много наблюдаю за болельщиками команд соперников уже в течение семи лет. Вот европейцы – жутко толерантные. И такой контраст между тем, как они себя ведут в повседневной жизни и тем, что вытворяют на арене. Вежливое поведение в быту, как они могли его в себе воспитать? Мне кажется, что это не совсем в природе человеческой, которая иногда требует выхода агрессии. Агрессия ведь накапливается, но не находит выхода. И вот европеец приходит туда, где эту накопившуюся энергию можно, и даже нужно потратить. Старушки-«божьи одуванчики» где-нибудь в Витории или Сиене скачут как сумасшедшие, куда толерантность девалась? Кажется, еще чуть и ножи повытаскивают из ридикюлей. В России толерантности никакой нет, в агрессивную среду мы можем окунуться повсеместно, как и выплеснуть злость. И возможно поэтому люди, приходящие на стадионы в нашей стране не чувствуют потребности в трате энергии. Наоборот, к нам приходят, скорее, отдохнуть. А если игра «докатилась» до ситуации «нам нужна одна победа», тут уже мы встаем как один.

- Но почему именно после Праги «градус» эмоций понизился?
— То, что так ждали много-много лет свершилось. Те страсти, эмоции, которые годами, десятилетиями в себе копили-копили, «когда же наконец??», все выплеснулось. Добились, победили, вырвали! И после этого многие болельщики как-то отошли в сторону, вспомнили, что жизнь не из одного баскетбола состоит.

- Тогда, по аналогии, баскетбольные гранды – ПАО, «Маккаби» должны растерять своих болельщиков.
- Нет, там другое. «Маккаби» – это национальный символ с глубокими историческими корнями, да и в общем-то единственный на всю страну клуб, который добивался громких побед во всех видах спорта. За исключением фанатов «Хапоэля», все остальные болеют за «Маккаби», так принято – даже те, кто имеют уж совсем далекое отношение к Израилю. Как, например, певец Розенбаум однажды явился в желтой розе. Правда, проверено двумя финалами, как только у «Маккаби» появляются проблемы, «желтый ад» тоже затухает и молча ждет, чего дальше будет. У «Панатинаикоса» фанатская масса больше, чем у нас. Вспоминая выездные игры с тем же ПАО, когда еще с Дудой дважды выигрывали в Афинах: был огромный фанатский сектор, в тысячу или в полторы тысячи даже, который пел всю игру. Даже когда греки проигрывали, только интонации немножко унылые становились. Остальной же зал просто сидел и смотрел. Причем, зал не битком был набит. Кстати, по моим наблюдениям, у «Олимпиакоса» фанатский сектор многочисленнее, чем у «Панатинаикоса». Быть может, в силу опять же неутоленности той самой жажды побед.
Вообще, боление ведь можно из разных составляющих сложить... К примеру, для пермяков боление за «Урал-Грейт» приравнивается к болению за Родину. Конец 1990-х – начало 2000-х, жизнь достаточно тяжелая. Да еще на менталитет очень давило то, что Советский Союз рухнул со всеми его ценностями. Да еще пропагандируемый тогда комплекс вины, в какой плохой стране, как оказалось, мы жили. А людям во все времена необходимо чем-то гордиться. В Перми серьезных команд в игровых видах спорта тогда не было, и вдруг вырос «Урал-Грейт».

- Такая мини-национальная идея.
- Да, люди приходили на баскетбольные матчи побиться за идею, за Родину. То есть «Урал-Грейт» был не просто клубом, а неким олицетворением Перми. В Москве такого быть не может, потому что здесь много клубов. Сама природа боления за ЦСКА немножко другая. Впрочем, это психология, я в ней не силен.

- Резонанс в фанатской среде получает практически каждая твоя работа. Ты, в какой-то мере, один из «властителей» наших умов (или сердец?). А от команды ты какую-то реакцию получаешь?
- Напрямую о клипах, помнится, только Туркан со мной разговаривал. Я, конечно, не спрашиваю у игроков, как им моя работа. Но иногда, на следующий день встретив кого-то из них, я замечаю по улыбкам, по интонации, что что-то понравилось.

- Как ты находишь музыку для своих работ? Болельщики помогают?
- Музыку нахожу где угодно – слушаю радио, копаюсь в архивах. У меня очень большая фонотека. Когда попадается нечто потенциально пригодное, откладываю в специальную папку на будущее. Сейчас в ней около двухсот файлов.
И обычно прослушиваю все, что мне рекомендуют болельщики, потому что никто не может знать всего. Так замечательную «Nothing Else Matter», которой я не знал, мне предложил фан Алекс, известный теперь под ником «НеЖдали». Или «Песня про лошадей», предложенная Маркусом, мне бы и в голову не пришло послушать Никитиных. Но я оставляю за собой право не объяснять, почему та или иная песня мне не подошла.

- Спрашивать у Адмирала, что он слушает – наивно, поскольку диапазон музыкальных пристрастий необъятен. И все же. В машине сейчас какая радиостанция играет?
- На первом месте – радио «Максимум», в новом формате. Мой приятель (родом из Перми тоже) занимается программированием этой радиостанции. В прошлом году я спрашивал у него про какие-то новые песни, он посоветовал послушать «Максимум». И на удивление... Когда я переключился на «Максимум», сколько-то дней слушал, открывал для себя много нового: хиты, молодые группы, все то, что называется «альтернативным роком». Значительно расширил свой кругозор, а сейчас просто слушаю. Оно мне подходит, особенно в машине. На втором месте «Наше радио», на третьем – радио «Джаз». Еще очень хорошее радио «Relax». Вечером оно у меня часто играет, даже по ночам иногда.

— Но «Джаз» — совсем не для работы.
- Правильно, это я для души слушаю. Хотя и на джазовые композиции случалось делать клипы.

- А от музыки не устаешь? Абсолютной тишины дома не хочется?
- Нет, к абсолютной тишине я не привык. С тех пор, как начал музыку слушать, она звучит всегда: если не из колонок, то в голове. Тем более сейчас плейеры есть. Времени на то, что бы сесть и только слушать музыку, нет. Я ее слушаю, когда делаю какую-нибудь механическую работу – отсматриваю кассеты, например. В машине еще, в дороге.

- Теперь на вопрос, заданный недавно на гесте офсайта ЦСКА:
«А где Макаров такие песни для клипов берет?» ты ответил сполна.

- Доступ к «музыкальным безднам» в наше время открыт, как никогда. Главное знать, откуда скачивать, владеть информацией о том, где какая музыка выложена в сети. Постоянно что-то для себя новое неожиданно открываю.
А вот эти диски, которые ты видишь на полке, я покупал на выделенные клубом деньги на Горбушке в первые сезоны. Был в постоянном поиске, что бы еще интересного найти. Например, современные обработки классики, или там новые ремиксы давно известных вещей. Сейчас по-другому, есть torrent, а на нем есть много всего. В этом году ни разу на Горбушке не был.

- Чье мнение о новом клипе для тебя наиболее ценно?
- Не могу ответить на этот вопрос однозначно. Я работаю и для команды, и для болельщиков. Мне важно мнение и Ватутина, и болельщиков и тренера. Бывало, что на следующий день после игры Мессина говорил: «Хороший клип, очень понравился».
Для меня важно мнение о клипе, когда люди говорят «понравилось». Значит, не ошибся, попал, донес то, что хотел, да и просто порадовал людей, это приятно. Когда же говорят «не понравилось» – на это сложнее ориентироваться, может песня не понравилась, а может не донес идею, а может клип вышел в неудачное время – когда команда проигрывает, никто про клип потом не вспоминает, какой бы он ни был. Нет такой музыки, которая бы нравилась абсолютно всем. Главное, чтобы музыка не раздражала большинство людей в зале, так панк-рок не возьму для клипа или треш-металл. С другой стороны, например, «Perfect day» (Duran Duran) отличная песня, но на матч такой клип делать нельзя, потому что она такая романтическая, расслабляющая. Зато получился клип для сайта про победу в Мадриде. Вообще, в последнее время делаю клипы для сайта – это такой мой вариант работы «для себя» и немножко для других, кому интересно.
— Из твоих слов вытекает следующий вопрос. Нет желания выразить себя в ином? В жестко лимитированном клиповом формате тебе не бывает тесно?
— Поскольку моя работа требует постоянного напряжения мозгов, каких-то амбиций заниматься чем-либо кардинально иным у меня нет, сейчас по крайней мере. Интересный опыт был 2 года тому назад, когда я во время отпуска ездил в летний лагерь для подростков – полутуристический, с элементами ролевых игр, где я тоже развлекался. Снимал все подряд и делал клип. Потом его показывали детям и они визжали от восторга – не только от того, что они видели себя на экране, но и от того, что никто не ожидал, что из этого кино получается. Еще мне очень интересно снимать маленьких детей и животных. Но так получается, что я из этого тоже делаю клипы.

- Все сводится к клипам, так или иначе.
- Так сложилось, что лучше всего я умею соединять картинку с музыкой. А придумывать заранее какой-то сценарий, снимать под него — это другая профессия, этому отдельно учиться надо.

- А зачем тебе здесь гитары? Для красоты? Для понтов?
- Ну, нет, это святое. Первую гитару я купил в Москве потому, что захотелось отвлечься от всего. Давным-давно, когда обладал гораздо большим резервом времени, то играл сначала в группе, потом просто дома, для себя. Потом забылось как-то в суете. А пару лет назад в жизни случился достаточно тяжелый период, и я вспомнил, как давно не брал в руки гитару. Появилась первая гитара, и вдруг меня зацепило – их коллекционировать. Сейчас у меня три бас-гитары и штук пять шестиструнных электрогитар. Настоящих, брендовых. Еще есть электронные барабаны, такая штучка-перкуссия электронная. Это мне дико интересно, очень хочется играть, если бы у меня нашлось свободное время – занялся бы музыкой. А так, даже если удается минут 10-15 поиграть, да просто в руках подержать – очень хорошо снимает разные напряги.

- Итак, ты сразу на два вопроса ответил. Про творческий проект, который тебе хотелось бы осуществить, но до которого руки не доходят и что остается для души.
- Если бы я мог себе позволить вести образ жизни рантье, я бы еще одну мечту реализовал – занялся компьютерной графикой. В Перми я был первым, кто работал с трехмерной компьютерной графикой. И очень мне тогда хотелось мультики делать.

- Одна из редких твоих работ, не посвященных ЦСКА – клип о золотом чемпионате Европы «Show must go on» очень любим теми, кто поддерживал сборную на испанских трибунах. Как он создавался?
- Этот клип в двух редакциях существует. Первый клип про Евро я сделал по собственной инициативе. А вторую его редакцию попросила сделать РФБ, пришлось сделать «два в одном», включив туда и победу нашей женской сборной. С федерацией я сотрудничаю около пяти лет, делаю графическое оформление, клипы для «Золотой корзины». Сначала просили только графику делать, а в последнее время они не представляют этой церемонии без моих клипов.

- А ты говоришь «не актуально». Еще как актуально!
- Да, получается, и здесь мода. Возвращаясь к победному клипу. История такая. Весь чемпионат я не видел. Когда проходил полуфинал с литовцами, жил на даче, мой маленький телевизор, стоящий на печке, то работал, то выключался. Трансляцию начал смотреть с середины, и наши ведут! Потом ррраз – и пропало электричество, и я не знал, чем закончилась игра.
Победа меня впечатлила, и самые позитивные мои ощущения были не только от самого факта, что Россия – чемпион Европы, хотя я и за это радовался, и за игроков, знакомых мне, особенно за Холдена. Но главное, я радовался за вас, за болельщиков. И показали вас на экране хорошо, и я представил, как вы там счастливы. Там были две девчонки, мои знакомые, из Перми. Я знал, что они еще зимой начали готовиться к выезду этому. Помню, что когда сборная в подготовительных матчах сливала всем подряд, я у них спрашивал: «Как вы поедете? Сборная наша совсем не играет», а они отвечали: «Ну что ж, будем болеть за тех, какие есть».
Я представил, каково там было, пережить эту победу на трибунах, какое сумасшествие было, это и вызвало опять же желание сделать клип – ну что мне было делать, не с флагом же бежать на улицу.

Опять игра, опять кино, снова выход на бис.
Плетет судьбу веретено за чертою кулис.
Когда-нибудь замедлить бег, и уже не спеша,
Увидеть как берет разбег душа...

EABF.RU

Добавил: Saniog

Теги: интервью Евролига Чемпионат России ЦСКА Сергей Макаров

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



февраль
апрель

март 2017

пнвтсрчтптсбвс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       

Реклама на сайте



Вакансии