Андрей Ватутин: «После своего назначения я позвонил Евгению и Владимиру Гомельским»

«GZT.RU» // 28 августа 2009

0



Немногим больше месяца остается до старта российского баскетбольного чемпионата. Что касается его игровой составляющей, то, как говорят в таких случаях, сезон все покажет. Если же говорить об общественно-политической, то здесь главной новостью межсезонья, безусловно, стало назначение Андрея Ватутина на пост президента ПБК ЦСКА.

С одной стороны, можно было бы и не уделять этому назначению столь пристального внимания: генеральный директор клуба поднялся еще на одну ступеньку. Но с другой стороны, впервые столь важную во всех смыслах должность, да еще в таком знаковом для российского спорта клубе, занял человек совсем нового поколения. Если говорить только о баскетбольном ЦСКА, то к руководству командой пришел, так скажем, уже внук великого Александра Гомельского. С разговора об Александре Яковлевиче и началась беседа корреспондента «Газеты» Валерия Вингурта и президента ПБК ЦСКА Андрея Ватутина.

Вы сели в кресло, в котором до вас сидел великий Александр Яковлевич Гомельский. Страшновато не было, когда садились?

Повторить или превзойти Гомельского просто нереально. И я не ставлю перед собой такую задачу. Я думаю, что это просто неправильно. Гомельский — это великий человек, великая легенда и просто масштабная личность. Я счастлив, что мне довелось не просто быть знакомым с мэтром, но какое-то время вместе поработать. И одна из черт, которая в нем более всего привлекала, — это максимализм. Простой человеческий максимализм во всем — в жизни и в спортивных результатах. Хотя, если честно, в нашей работе эти два понятия настолько тесно переплетены, что подчас становятся одним и тем же. Вот в этом смысле мне хотелось бы быть не только на него похожим, но и не менее успешным. Хотя я понимаю, что сейчас это звучит несколько самонадеянно. Надо понимать, что ЦСКА в своем нынешнем виде, новейший ЦСКА — это детище Гомельского, это клуб Гомельского. При том, что у него никогда здесь не было своего кабинета. Он сам поставил такое условие. Он был таким, знаете, элегантным президентом. Приходил в дорогих очках, отличном костюме, с красивым портфелем и проводил в клубе столько времени, сколько было нужно...

Кстати, первые, кому я позвонил, узнав о моем назначении, исключая родных, были Владимир и Евгений Гомельские (сын и брат Александра Гомельского, первый — известный телекомментатор и баскетбольный эксперт, второй — почетный президент баскетбольного клуба «Динамо-Москва». — «Газета»). Просто посчитал себя обязанным позвонить. Надо сказать, что они меня поддержали и за меня порадовались.

А вообще, после назначения больше поздравляли или сочувствовали?

Интереснее всего получился разговор со Стасом Ереминым (главный тренер подмосковного «Триумфа». — «Газе- та»). Мы давно знакомы и давно на «ты». Он позвонил поздравить меня с днем рождения и говорит: «Анд рюха, ну что за несправедливость. Мне уже скоро 60, а я все еще главный тренер и только генеральный менеджер. А тебе нет еще 40, и ты уже президент». Пришлось ответить, что ему еще есть куда расти, а мне уже некуда. Посмеялись.

На самом деле больше поздравляли. Говорили всякие приличествующие случаю слова. Но, знаете, такой уж огромной вселенской радости, скажу откровенно, я, когда узнал о своем назначении, не испытал. «Ах, сбылась мечта идиота, ах, я стал президентом!» — такого не было.

Дело в том, что в работе моей на самом деле изменилось и изменится немного. Тот же кабинет без нового, «под должность», ремонта, работают те же самые люди. Те же элементы власти, что были у меня и на должности генерального директора. Только если раньше ответственности была одна тонна, то теперь ее стало две.

Но сейчас давать какие-то оценки моему назначению пока рано. Так получилось, что произошло оно в межсезонье. Да и вообще в невероятно непростой для жизни клуба отрезок времени.

Какая-то предвыборная программа у вас была? Или, может, какие-то громкие заявления, которые в печать не попали?

Да нет, ничего такого не было. По городу мои портреты не висели, агитаторы по подъездам не ходили, да и теледебатов не было. Наоборот, вместо громких заявлений пришлось делать непопулярные и самому не очень приятные шаги. Например, пришлось продавать Эразема Лорбека (центровой ЦСКА, перешедший в «Барселону». — «Газета»), чего я очень делать не хотел. Но без этой продажи не получилось бы бездефицитного клубного бюджета. А он у нас существенно сократился по сравнению с прошлым сезоном.

Это очень больно. Ведь семь лет ЦСКА жил в условиях постоянного бюджетного роста. Не скажу, что это плохо. Можно привести массу примеров, когда клубы вместе со своим менеджментом тратили огромные средства не очень эффективно. В ЦСКА, говорю об этом без ложной скромности, поскольку сам принимал в этом участие, научились жить и выигрывать в условиях, так скажем, достатка средств. Сейчас ситуация обратная. И с электоральной точки зрения не самая лучшая для того, чтобы становиться президентом. Это вам любой руководитель скажет. Но, как говорят, времена не выбирают. Так что придется работать. И доказывать свою состоятельность, если клуб для тебя — не пустой звук. Но в любом случае все оценки поставит сезон. Главный критерий в спорте — это результат. Хорошо это или плохо, не могу сказать, но большей части болельщиков абсолютно все равно, какими средствами он достигается.

Главное же, что уже есть, — команда людей, и это не только игроки, «заточенные» для достижения максимального результата.

Вы довольно долго проработали в ЦСКА в должности генерального директора, в ней же и остались, и никто лучше вас сейчас здесь административную сторону дела не знает. Но, как кажется, президент, да еще в таком клубе, как баскетбольный ЦСКА, — это должность больше политическая...

Если говорить в этом смысле, то мне президентом еще предстоит стать. Политическая, как вы говорите, работа в большей степени пойдет, когда начнется сезон. Не сомневаюсь, что нагрузка возрастет. И чем-то придется жертвовать, в этом я тоже уверен. Для кого-то это может показаться несущественным, но раньше я перед каждой игрой и после нее заходил к игрокам в раздевалку. Стало уже ритуалом или, если хотите, приметой.

Не знаю, будет ли на это время теперь, но я точно знаю, что если заниматься только политической деятельностью, то некоторые нити управления клубом можно легко упустить. Так что предстоит искать баланс по ходу сезона.

Впрочем, у меня есть некоторые надежды на этот счет. В милиции есть такое выражение — «отработать на земле». Так говорят про кого-то достигшего больших чинов, но кто начинал свою карьеру с самых, что называется, низов. Например, с работы участкового. Так и я. В ЦСКА я полностью свой человек. И вся моя карьера связана только с ЦСКА.

И сейчас, уже став президентом этого клуба, я по-прежнему в целом в курсе проблем водителей, уборщиц и всех остальных. И это не игра в демократию. Просто по-другому уже не получается.

Как дальше будут складываться события и как дальше будет получаться или не получаться совмещение политической и административной работы — не знаю. Пока получается.

Но сейчас, повторюсь, межсезонье.

Говорят, что когда в конце прошлого сезона стало понятно, что прежним ЦСКА уже не будет, прежде всего потому, что меняется его генеральный спонсор, вам поступило предложение сменить место работы. Правда?

( После паузы.) Я так отвечу. У меня действительно были предложения сменить работу. Достаточно лестные, причем во всех смыслах. И уход из ЦСКА, если бы он случился, можно было бы оформить даже красиво. За эти годы кое-что выиграли, кое-кого победили. Для меня, честно признаюсь, это было не самое простое решение. Несколько бессонных даже не дней — недель. Но я тесно связан с баскетболом больше 10 лет и решил остаться в ЦСКА. Тем более в такой непростой для клуба период.

Одновременный уход из команды главного тренера и генерального директора, вопрос о моем президентстве в этот момент даже не стоял, мог привести к плачевным результатам. А для меня ЦСКА — это не пустой звук, скажу еще раз. Конечно, риск для меня был большой. Я имею в виду для собственной карьеры. Одно дело — иметь репутацию успешного менеджера, который все выигрывает, а другое — оказаться в новых, не самых комфортных условиях. Но решение принято, и будем делать так, чтобы ЦСКА всегда был первым, как кричат наши болельщики. Однако хочу при этом оговориться, что клятв в вечной верности я все же никому не давал.

А люди, которые предлагали сменить работу, поняли ваше решение?

Разумеется. Ну и потом, разговоров «или — или» не было. Отношения остались нормальными, мы поняли друг друга, как это было и раньше.

Хорошо. Вернемся к тому, что было чуть раньше. Когда вы только начинали в ЦСКА, не было таких мыслей: вот если стану здесь главным, это поменяю, это сломаю, а это вообще выброшу...

Я не люблю слово «ломать». И вообще не любитель каких-либо революций. Я сторонник, так скажем, эволюционного пути развития во всем. Конечно, иногда бывает так, что конфликт необходим. Но все же, я считаю, надо всегда договариваться. В соответствии с этим принципом я всегда и работал. За те четыре года, что я в ЦСКА «директорствовал», некоторые вещи поменялись, и поменялись в соответствии именно с моими требованиями и моими взглядами, но произошло это абсолютно спокойно. Дальше кардинальных изменений и взрывов тоже не будет. Да, мы сейчас живем в эпоху перемен. И ЦСКА реально сейчас переживает масштабную перестройку. Но уныние — это, конечно, самый простой, но не самый действенный путь.

Говорить о том, что все плохо,- это легко. Но мне очень нравится выражение о том, что, стремясь к невозможному, ты достигаешь максимума. Если угодно, на нынешний сезон это станет нашим принципом. Будем стремиться к невозможному, но с прежним максимализмом.

Сложно, особенно с учетом урезанного бюджета.

Будем стараться, причем говорю и про себя тоже. Ведь это на Западе клубный президент, так скажем, только привлекает денежные средства, а непосредственной их тратой занимается менеджмент команды.

В ЦСКА же произошло совмещение этих двух должностей. Но в тех условиях, в которых клуб сейчас оказался, это вполне уместно. В другой ситуации, я имею в виду финансовой, наверное, будет по-другому. А теперь пока так. Так что я получаюсь здесь тираном-деспотом. Но для армейской структуры вещь обычная. Тем более когда, как я уже говорил, приходится делать не совсем приятные самому себе вещи. Но для меня было принципиальным перед сезоном избавиться от долгов и каких-либо невыполненных обязательств.

Этот процесс еще не закончен, но до начала сезона мы его непременно завершим. При том, что в любом спортивном клубе, даже, назовем это так, в стерильных условиях замена большого наставника молодым тренером — это очень непросто. Я не оправдываюсь заранее, просто констатирую факт. Но, несмотря ни на что, будем стремиться к невозможному.

После вашего назначения говорили и о том, что Ватутину в каком-то смысле повезло. Стал президентом в практически идеальной структуре...

А кто ее сделал не идеальной, а, так скажем, функциональной? Люди и менеджеры, которые в ней работали все эти годы. Хотя идеальных структур и моделей не бывает. Любая из них может подразумевать, что что-то может не получиться. Вечный двигатель, насколько я знаю, еще не изобрели.

Но мне действительно повезло. Повезло на людей, с которыми я в ЦСКА работал и работаю. Повезло с Гомельским, повезло с Кущенко. Повезло с людьми, которые сидят у меня в приемной, работают в офисе. Повезло с Мессиной, повезло с баскетболистами.

А им с вами?

Если мы сейчас с вами пройдем по армейскому офису и зададим этот вопрос людям, которые сейчас работают, я думаю, что они ответят в полном соответствии с корпоративной этикой. Но если говорить серьезно, то сам себе я никогда такого вопроса не задавал — хороший я или плохой руководитель. Должны говорить другие. Надо дождаться какого-нибудь моего юбилея и послушать. Пока же я твердо убежден, что простые, нормальные человеческие взаимоотношения в любом коллективе — это залог успеха. Банальные слова, но это так. А самое плохое — это в собственной команде заниматься какой-либо подковерной деятельностью. Вот этим я точно заниматься не буду.

Так что повезло со мной кому-то или нет, не знаю. Но мне с теми, с кем я работал, повезло совершенно точно. Я получаю удовольствие от того, что каждый день прихожу на работу. Расстраивает только, что до сих пор в отпуске не был. Знаете, Михаил Ромм как-то сказал: «Кинорежиссура — это не профессия, это способ жизни». Так вот, эта истина так же точно подходит к руководству спортивным клубом.

GZT.RU

Добавил: Saniog

Теги: интервью Евролига Чемпионат России ЦСКА Андрей Ватутин

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



июнь
август

июль 2017

пнвтсрчтптсбвс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Реклама на сайте



Вакансии