Сергей Тараканов: особенности национальной селекции

Сергей Тараканов, «Slamdunk.ru» // 17 ноября 2009

0



В четвёртом выпуске своей экспертной рубрики на slamdunk.ru Сергей Тараканов раскрывает секреты российской селекции:

«У нас в России сложилась уникальная ситуация. Могу сказать прямо, что в мире практически нет аналогов. Связано это с тем, что цены на игроков-легионеров часто выше рыночных в два-три раза. Есть огромное количество нюансов, как спортивных, так и чисто коммерческих, которые в целом образуют эту совершенно неприемлемую картину.

У нас есть одно хорошее преимущество перед другими странами: у нас есть деньги. И есть один огромный недостаток: мы не умеем их тратить.

Сперва расскажу о наиболее очевидных, спортивных составляющих этого „российского чуда“, которые лежат на поверхности и видны всем. Во-первых, мы не думаем о долгосрочных перспективах. Нам нужен результат прямо сегодня, поэтому многие клубы, стремятся заполучить того или иного игрока самым простым способом — перекупить.

И, во-вторых, вы сами знаете это мнение, что значимые игроки долгое время не хотели ехать в Россию, потому что думали, что у нас до сих пор по улицам ходят медведи. В результате, их приходится заманивать деньгами. С этой позицией я тоже не согласен, т. к. российские клубы уже давно зарекомендовали себя с хорошей стороны. Мы платим деньги не хуже и стабильнее, чем в Европе, за исключением, разве что, двух стран.

Под этим находится целый пласт околобаскетбольных вещей. Примерно в начале этого десятилетия у клубов стали появляться деньги, и не просто деньги, а очень хорошие деньги. Доставались они легко и, к сожалению, тратились точно также легко и бездумно. Почуяв этот запах, к нам в страну потекли „специалисты“ из Сербии и других стран, в первую очередь спортивные агенты. Их главная задача заключалась в том, чтобы сообща высосать из российских клубов как можно больше денег. Увидев, что многим клубам нужен результат сегодня, под предлогом того, что сильные игроки отказываются ехать в Россию они стали в буквальном смысле слова „впаривать“ игроков по заоблачным ценам. Самое страшное в том, что наши клубы, которые не обладали знаниями о селекции, да и вообще особо не задумывались о деньгах, соглашались на это.

Бывало так, что агент от фонаря назначал цену за игрока в три раза больше его стоимости (держа в уме, что всегда может скинуть цену), но клуб соглашался на эти условия! В результате, клуб получал миллионный контракт вместо трёхсот тысяч, на которые был готов согласиться игрок. Я по роду службы часто общался с такими „специалистами“ и часто слышал похожие фразы: „Да ваши клубы — дебилы, что скажем, то и заплатят!“ Из-за того, что я не разделял и не разделяю их позицию, я редко сейчас работаю с спортсменами-иностранцами. Исключение: тот, кто действительно хочет играть в России за реальные деньги.

Иногда бывает и так, что эти агенты вступали в сговор с каким-нибудь генеральным директором или тренером и продавали игрока по бешеной стоимости. В этом случае были довольны все, кроме того, кто реально платит деньги, ведь часто политику клуба определяют люди, которые заведуют бизнесом, а не те, которые выделяют деньги. Отсюда, в том числе, следует стремление получить результат прямо сегодня, чтобы было, что показать спонсору.

Конечно, я понимаю, что работа агента заключается в том, чтобы выбить из клуба как можно больше денег любым способом, но должны же быть какие-то законы рынка? У нас они совершенно гипертрофированны. Самое интересное, что эти же агенты, которые так нахально ведут себя в России, ничего подобного не позволяют себе в Европе, даже мысли такой нет.

Да, действительно, возможно, деньги мы переплачиваем за морозы, за какие-то перелёты, но клубы часто дают игрокам невиданные в Европе привилегии, такие как , например, машины с водителем, перелеты чартером, супер бонусы. Что-то из этих благ было оправданно, как в Перми, когда приезжие американцы, не умея ездить на снегу, начали бить служебные машины, и руководство клуба справедливо посчитало, что возить их самим обойдётся дешевле, но к чему это привело? Теперь все игроки, когда приезжают в Россию, сразу требуют машину с водителем и кривятся, если клуб не летит чартером на игру.

Ещё один пример. Когда здесь играл Волковицки, у него было всё: и огромный контакт, и всевозможные няньки\помощники, и водитель. Когда после этого он приехал в Польшу и потребовал включить в контакт это условие, что ему ответили? Ездить умеешь? Умею. На тебе „шкоду“, управляй сам.

Ещё одна проблема. Когда денег было море, клубы хотели взять игрока, который в Европе себя хорошо зарекомендовал. Логика была такая: раз он там себя зарекомендовал, значит, он хороший, но цена на таких игроков обычно поднимается моментально! Это уже вопрос селекции, которой у нас никогда не было. Когда этим делом занимаются непрофессионалы получается так: попросят заплатить миллион за игрока, скажут, что ему в Европе платили столько же, и человек, который находится не в теме, заплатит эти деньги, хотя все, кому надо, всегда знают кто, за сколько и где играет! Значит, не надо? Выходит, что так.

У клубов долгое время не было никакой инфраструктуры, поэтому ими пользовались разные авантюристы. В начале 2000 годов, я, вернувшись в Россию после 10 лет жизни в Европе, знал игроков в Европе, имел контакты с менеджерами, клубами, агентами, говорил на языках, поэтому часто брал на себя функции международного отдела клуба, с которым взаимодействовал здесь, так как таких отделов попросту не было. Мне приходилось чуть ли не нянчиться с игроками: встречал их, провожал, делал визы и т.п. А всё почему? Потому что у клубов не был структуры. Это сейчас, конечно, в каждом клубе есть свой международный отдел, который решает все эти вопросы. Тогда этого не было, и я, в том числе, выступал как человек, который затыкает все дырки. То же самое касается и селекции. Из-за неграмотной политики мы подняли цены насколько, что теперь легионеры и их агенты требуют от нас поддержания этого уровня.

В качестве примера приведу опыт клуба Беннетон. Я встречался с господином Беннетоном, ужинали вместе после игры его клуба. Это человек, который создал целую империю. Одежда — это только процентов 30 всего бизнеса. У него вся Италия под ногами. На матчах сидит себе, какие-то заметочки делает, баскетбол любит, а бюджет у клуба — фиксированные 6 миллионов евро. Как хотите, так и вертитесь! Так что, чтобы выжить, они вынуждены были проводить очень мощную селекцию.

У клуба был талантливый генеральный менеджер — Джерардини и отличные селекционеры. Они брали великолепных игроков на самом взлёте, поэтому через них прошли и Шишкаускас, который потом из Беннетона пошёл в Панатинаикос за деньги в три раза больше, чем он получал, и Кукоч, и Лэнгдон, и Маркус Браун. Чувствуете, кого мы берём и за сколько, когда гонимся за именами? Все самые значимые иностранцы прошли через этот клуб, хотя не получали там бешеных зарплат. Правда они всегда брали другим: надёжность, стабильность, хорошая семейная атмосфера в клубе и так далее. Это — то, чего у нас практически нет, за редким исключением, не в той степени, по крайней мере. Они брали игроков в начале карьеры за небольшие деньги и отправляли их дальше, но взамен уже были готовы другие. Мы же в свою очередь не ищем игроков (конечно, это огромная и сложная работа!), мы их перекупаем у того же Беннетона и платим за это миллион вместо трёхсот тысяч.

Еще меня сильно раздражает, когда я вижу иностранцев, не уважающих страну, в которой зарабатывают. Наверное, мы не умеем внушить им, что-то важное.

Я ничего не имею против таких игроков, как Холден, который приехал в Латвию на 3000 долларов в месяц и после этого сделал себе блестящую карьеру. Это здорово, когда уровень зарплаты растёт соразмерно с ростом значимости игрока. Гораздо хуже, когда зарплата вырастает в два-три раза просто из-за неграмотного менеджмента и негласного сговора приезжих агентов, которые к своей общей выгоде вытягивают деньги.

Ещё один фактор — люди, которым просто нет нужды считать чужие деньги. Часто бывает, что руководство спрашивает тренера (в основном, это касается иностранцев): „Ну, сколько тебе нужно, чтобы получить того или иного игрока?“ Его что, парит, сколько они потратят? Это что, его деньги? Да я пойду куплю такого игрока, который будет весь сезон сидеть, но в нужный момент выйдет и два нужных очка, может быть, забьёт. А что, пусть сидит за свои лишние полмиллиона-миллион долларов. Вот такая психология.

И чуть ли не главная проблема в том, что у нас нет „salary cap“, нет фиксированного бюджета. Получается так, что если у меня есть в кармане 100 рублей, но у своей жены я всегда могу попросить ещё 500, то я обязательно потрачу и их тоже. К моему глубокому сожалению, „salary cap“ в России ввести сейчас практически невозможно. Все клубы у нас ссорятся, воюют и конкурируют. До тех пор пока среди клубов нет единства, пока все клубы не примут единое решение, что надо не тратить деньги, а зарабатывать, пока не будет чёткого и жёсткого наказания за нарушения, например, когда выплачиваются подстольные деньги (это всегда легко узнать, но сложно доказать), этого не случится, но я считаю, что к этому нужно очень сильно стремиться.

Иначе так будет и дальше: появились шальные деньги, всех перекупили, собрались на один сезон, ничего не получилось, клуб разорился. Зато в следующем сезоне уже кто-нибудь другой попробует выиграть чемпионат. Так и происходит, а стабильность рождается из стабильного бюджета и, главное, понимания, что нужно строить, выстраивать, а не просто тупо сесть на денежный поток: неси меня, куда хочешь. Тогда появится нужда и во вторых командах, и в детях, и в талантливых тренерах, и в грамотных селекционерах. Самое интересное, что деньги на это у нас уже есть!

Есть и обьективные трудности для клубов: как платить налоги с больших контрактов? Это ж чуть ли не половина от суммы зарплаты! Всегда есть соблазн их не платить и найти какую то схему... Как страховать игроков на суммы их контрактов? Отсюда и нежелание открывать реальные суммы зарплат, и завышенные контакты, и нежелание работать по-настоящему. Это происходило и происходит и в Италии, и в Греции, и в Турции, везде, где люди хотят уйти от налогов. Так что о „salary cap“ разговора пока что не может быть. Для этого нужно устроить настоящую революцию или долго и систематически к этому идти.

Вот почему в интервью я говорил, что для нас кризис — это хорошо. Хорошо хотя бы потому, что больше шансов играть у русских. Взять хотя бы Динамо. Понятно, что не в лучший баскетбол они играют, но с Енисеем была очень задорная концовка, которую Енисей сам отдал. А кто отдал? Отдали Чалмерс и Уоррик. Два иностранца, наверно, два самых высокооплачиваемых в клубе. Они просто подарили игру Динамо. А кто вытащил? Быков и Моня. Моня забил последний мяч, а Быков набрал 25 очков и сделал неимоверное количество перехватов. Вот он — результат финансового кризиса, потому что в другом составе эти игроки не имели бы столько игрового времени.

Позитивный побочный эффект такого отношения клубов к деньгам заключается в том, что мы неимоверно большой ценой заслужили себе реноме страны, в которой стабильно платят деньги. В последнее время я уже не слышу от агентов фразы, что игроки отказываются ехать в Россию, потому что их там в тюрьму посадят, не заплатят или ограбят. Понятно, что это имя зарабатывается долгое время и огромными инвестициями и потерять его очень просто: не заплатил один клуб, разорился другой, и всё вновь вернётся к замкнутому кругу, и, как следствие, опять к завышенным ценам на легионеров. Поэтому сейчас хороший момент для того, чтобы взяться за голову и начать нормально работать над спортом».

Slamdunk.ru

Добавил: Saniog

Теги: Чемпионат России Сергей Тараканов мнения

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



апрель
июнь

май 2017

пнвтсрчтптсбвс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Реклама на сайте



Вакансии