Сергей Зозулин: «Российским игрокам отбили желание быть лидерами»

Станислав Тютюнник, «Sport.ru» // 18 ноября 2009

0



Заслуженный тренер СССР, главный тренер «Красный Крыльев» Сергей Зозулин в своём интервью порталу Sport.ru рассказал о своей тренерской философии и поделился взглядами на состояние дел в российском баскетболе.

Расскажите о пяти базовых принципах вашей тренерской философии?

 

1. Философия и дух победы. Необходимо прививать команде и игрокам то, что победа должна достигаться прежде всего коллективными действиями. Каждый игрок должен думать не о своей личной статистике.

 

2. Защита. Ведь для того, чтобы напасть, необходимо овладеть мячом, необходимо отзащищаться. Конкретная оборонительная схема зависит от подбора игроков, которым на данный момент располагает тренер.

 

3. Баланс в сочетании нападения и защиты. Много говорят про быстрый баскетбол, но при этом забывают, что должны быть подходящие под него игроки. И если при этом быстром баскетболе ты начинаешь делать неоправданные ошибки, то это уже не быстрый, а поспешный баскетбол — я такого не приемлю. Лучше в такой ситуации заставить команду соперника защищаться 24 секунды и сделать подготовленную атаку.

 

Угроза в нападении должна исходить от каждого игрока. У каждой команды есть свои лидеры, есть люди, которые в данный момент могут больше подыграть. Баланс между лидерами и теми, кто «возит рояль», всегда надо соблюдать. Лидеры должны брать на себя инициативу именно в те моменты, когда очень сложно, очень тяжело. Лидера нужно воспитывать, для этого требуется время.

 

4. Чёткая расстановка. Каждый отдельный игрок должен знать своё место на площадке, играть по схеме и проявлять свои лучшие индивидуальные качества в её рамках.

 

5. Движение мяча и движение игроков без мяча. Это очень кропотливая, трудная работа. На мой взгляд, было бы идеально, если в команде присутствовало четыре взаимозаменяемых универсальных игрока, которые могли бы играть с 1 по 4 позиции.

 

В каких условиях вы сейчас в Самаре пытаетесь воплотить свою тренерскую философию в жизнь?

 

Эти моменты моей философии к сегодняшней команде «Красные Крылья», к сожалению, можно применить только с большой натяжкой. Ребята стараются, но все старания определены в рамках базовых навыков человека, с которыми он пришёл к этому времени. Сколько бы игрового, тренировочного времени вы игроку не представляли, в спокойной ситуации может сделать то, о чём вы его просили, а вот в экстремальной ситуации повторит именно то, что он делал до этого заранее.

 

Пока что наша передняя линия не соответствует уровню Дивизиона А Суперлиги. Например, Андрей Трушкин удачно провёл только матч с «Химками». Мы в том матче использовали его сильные стороны, он играл далеко от кольца, совершал проходы, делал ставку на броски со средней дистанции. Но это только один матч — с УНИКСом, например, он не смог перестроиться, сыграть правильно в защите. Я не собираюсь изменить имеющихся в моём распоряжении игроков, это невозможно, я просто хочу их желание и усердие направить в нужное русло, улучшить уже имеющиеся у них качества и минимизировать ошибки. Трушкину и Караулову, например, нужно вовремя и правильно ставить заслоны партнёрам, усердней работать под щитами, идти под кольцо, когда остальные 4 игрока рассредоточены по периметру.

 

«Я не собираюсь изменить имеющихся в моём распоряжении игроков, это невозможно, я просто хочу их желание и усердие направить в нужное русло, улучшить уже имеющиеся у них качества и минимизировать ошибки».

 

К тому же, мы сейчас тренируемся, можно сказать, на «птичьих правах». В организационном плане из-за этого страдает игра, страдают игроки, тренер. Профессиональный клуб не делается в один момент, это трудоёмкий, длительный процесс, и проблемы бытового, материального плана мешают становлению клуба, воплощению игровой концепции в жизнь.

 

В своё время вы были тренером-селекционером. Как, на ваш взгляд, должна проходить селекция в клубе?

 

Селекцию надо разделить на насколько этапов. Вот, например, идёт селекция, создание команды с нуля как у нас. Прошёл первый этап, мы провели сбор, мы провели тренировочные игры. Уже в этой ситуации видно, где слабые, где сильные качества, что требует доработки, что требует ликвидации и каких людей нужно менять. Для построения команды хорошего уровня селекция должна быть непрерывной.

 

Приведу пример из жизни. Когда я работал в Алма-Ате с юношами 1963-64 гг. рождения, среди которых был Валерий Тихоненко, Юрий Жуканенко и другие из этой плеяды, которые становились чемпионами СССР, и каждый год, начиная с 80-го, добавлялись два-три человека и уже к 82-му году эта команда стала такая, которая могла целиком перейти играть в Первой лиге Советского Союза. Т.е. селекция это длительный процесс, для построения коллектива высокого уровня требуется не один год.

 

Если состоявшийся игрок, как, например, Сергей Моня из «Динамо», высказывает желание сменить свою позицию на площадке, играть не третьего номера, а чистого тяжёлого форварда, что идёт вразрез с тренерским представлением о его роли в игровой пятёрке, вы бы прислушались к мнению игрока или же заставили его играть в рамках изначальной схемы?

 

Если говорить конкретно о Моне, то в команде Ивковича он менялся с Хряпой на позиции третьего номера. В сборной России под руководством Елевича он играл второго номера. Сейчас же по определённой необходимости Моня видит, что ему гораздо проще с его физическими данными за счёт быстроты обыгрывать 4-х номеров в нападении. В защите же он может в принципе нормально держать оппонентов и в силовой манере и сыграть на опережении. Т.е. преимущество у него есть.

 

Я работал с Моней в 99 году в Саратове, когда шло становление игрока, и могу сказать, что по индивидуальным данным играть тяжёлого форварда он может и жёстко ограничивать его позицией третьего номера я бы не стал, а показал бы ему со всех сторон, какую пользу он может принести команде как на той, так и на другой позиции. Решение тренера должно основываться на интересах команды, а не игрока. Если у игрока есть игровой интеллект и огромное желание самовыразить себя более чётко для командного успеха, то он всегда найдёт возможности показать это на любой позиции.

 

Как вы относитесь к тезису Сергея Базаревича о том, что в условиях, когда в твоём распоряжении преимущественно молодой неопытный коллектив из российских игроков, нет смысла играть сложные многоходовые комбинации, а нужно играть проще, чтобы игроки действовали по заученным схемам и быстрее принимали решения на площадке?

 

Всегда должна быть чёткая схема. Я не сторонник многоходовых комбинаций, но с другой стороны чем выше уровень игроков, тем лучше они понимают друг друга на площадке, тем чаще создают выгодные ситуации и доигрывают их до конца. Приведу пример. Станиславу Ерёмину в 1998 году было поручено тренировать сборную звёзд Европы на матче всех звёзд ФИБА-Европа. От России в составе были Карасёв, Куделин, Панов, которые дополняли европейских мастеров. Перед матчем была всего одна тренировка. Ерёмин нарисовал несколько схем, быстро объяснил их игрокам. И вот что его поразило: когда начался матч и мяч попадал в руки к российским игрокам, они по этим схемам ничего не делали, зато все иностранцы эти схемы прокрутили, поняли как каждого игрока в конкретной схеме можно использовать, а после этого стали искать свои атаки. Всё зависит от уровня игроков.

К сожалению, за последние годы нашим игрокам отбили охоту, желание быть лидерами. Они играли по остаточному принципу. Получилась такая среда, здесь не только вина самих игроков. Когда на площадку выходят три иностранца и два российских игрока, легионеры чаще отдадут пас более надёжному иностранцу, нежели местному, даже если тот находится в более выгодной позиции. Для того, чтобы российским игрокам так же доверяли, нужно время. Но этого времени не предоставляют. Посмотрите сами — у ЦСКА состав не меняется, у УНИКСа тоже, и дифференциация между игроками уменьшается. Раньше команды играли по 5-6 лет вместе, там были и понимание и преемственность определённая. А сейчас команду собрали как в поход, затем разогнали, затем опять собрали... Ни преемственности, ни философии комплектования, ни долгосрочных целей в таких случаях обеспечить невозможно.

 

«За последние годы нашим игрокам отбили охоту, желание быть лидерами»

 

Как вы решали проблемы молодых российских и советских игроков в плане психологии?

 

Прежде всего не надо ни завышать, ни занижать требования к игроку. А если уж изначально завысил, то необходимо разбить требования на несколько этапов, в процессе каждого из которых игрок рутинной кропотливой работой добивается конкретных поставленных целей. К сожалению, современное поколение игроков отличается от советского тем, что трудоголики среди них — редкое явление.

 

Для чего сейчас тренируется баскетбольный игрок? Должна же ведь быть система. В США есть ярко выраженная система, в которой каждый молодой игрок бредит тем, чтобы попасть НБА. В России же у молодого игрока шансов попасть в команду Суперлиги А и тем более заиграть в ней практически нет. Для игрока каждого уровня и возраста должны быть свой уровень соревнований. Сейчас вот сделали схему молодёжных соревнований — хорошая схема, но гораздо продуктивней была советская система.

 

Не считая мини-баскетбола, там было три юношеских возраста, Спартакиада школьников, затем юношеские игры, затем молодёжные. Самое главное — это была государственная программа. До тех пока в России не будет госпрограммы, никакой стабильности никогда не будет. Та схема молодёжных соревнований, которая формируется сейчас, была предложена мной в письменном виде Сергею Чернову ещё 15 лет назад — за это время сменилось целое поколение — пропавшее поколение.

 

Сейчас, когда выстраивается эта система соревнований, вы видите тренеров, которые могли бы подготовить готовые кадры для Суперлиги?

 

Нет, нету их. В СССР было 15 республик, в каждой из которых как минимум работало 3-4 высококвалифицированных тренера с юношеским баскетболом. Причём РСФСР никогда не была поставщиком кадров. Взять московский ЦСКА — там никогда практически своих воспитанников не было. А сейчас-то откуда им взяться? Должен создаваться фундамент для молодых тренеров, им всегда должны помогать более опытные, как это происходит, например, в Сербии. Аналогично и для игроков.

 

Когда, например, я в 2000 году привёз в УНИКС молодых перспективных Суровцева, Хамитова, Осипова, Кротенкова, Жуканенко, Шевеля и своего сына, то попросил у Богачёва три года на работу с этими ребятами, потенциал которых был достаточно высок. Но мне такой возможности не предоставили - по замыслу руководства я должен был сосредоточиться исключительно на работе в рамках должности помощника Ерёмина. А ведь игрок и тренер, который его ведёт, должны быть неразрывно вместе, между ними должно быть полное взаимопонимание — и игроки в чём-то учат тренера, и тренер, естественно, учит игроков. Это взаимно-обогащающий процесс.

 

Испытывают ли сейчас начинающие тренеры недостаток в учебно-методических материалах, считаете ли вы, что надо проводить больше тренерских семинаров?

 

Нет, учебных материалов предостаточно, особенно в Интернете. Однако суть не в самой информации, а в её подаче и систематизации. Этого сейчас нет. Было бы замечательно и полезно, если был бы создан банк данных на основе запросов юношеских, студенческих тренеров, откуда по необходимости извлекалась бы нужная тому или иному тренеру в данный конкретный момент в данных условиях информация для практики. Проблема тренерских клиник в том, что они дают много того материала, который зачастую неприменим для тренеров-слушателей, особенно в российских реалиях. Да и памятная поездка Тихоненко на стажировку в НБА не была нужна — да, там красиво, но здесь-то в России совсем другие условия, совсем другие возможности. Уже в 2005 году Тихоненко был сложившимся тренером со своей личной философией — ничего практически полезного в НБА ему искать не стоило.

 

Сейчас многие игроки, заканчивающие карьеру, не идут в тренеры по причине низкой зарплаты. Какой справедливый уровень ежемесячного заработка вы видите для тренеров, если идти снизу по лестнице?

 

Давайте начнём с детских тренеров. Вот в московском метро зарплата машиниста сейчас 55 тысяч рублей. Он отвечает за людей, он их везёт, трудоёмкая работа. Не меньшая ответственность, наверное, на человеке, который берёт 9-10 летних ребят, работает с ними. Он их должен научить не только тренироваться, но и привить им любовь к спорту со всеми его тезисами, призывами быть лучше, благородней и так далее. За воспитание игроков должны идти надбавки, за результаты — должна быть гибкая система оплаты, и эту систему не придумает ни один функционер. Эту систему должны продумать и сформировать специалисты-тренеры с большим опытом.

 

10 лет назад вы с Ерёминым создавали баскетбольную академию в ЦСКА. Сейчас спустя столько времени вы верите в то, что подобный проект может быть осуществлён в провинции?

 

Нет, я не вижу такой возможности. Такой проект должен быть только с государственной поддержкой. Если государство заинтересовано в том, чтобы в нём было меньше наркоманов, пьяниц и так далее, оно будет поступательно работать в этом плане.

 

Вы никогда не жалели о том, что стали тренером? Не хотели сменить профессию, заняться агентской деятельностью?

 

Нет, не жалел. Даже в мыслях не было сменить профессию. Я всегда зарабатывал деньги исключительно баскетболом, своей тренерской деятельностью. У меня была возможность стать агентом в 2000 году, когда я привёз в Казань 16 молодых баскетболистов. Но когда ты тренируешь игроков, своих воспитанников для того, чтобы их потом подороже продать, нарушаются моральные принципы.

 

Охарактеризуйте ситуацию, сложившуюся в Суперлиге А в этом сезоне?

 

Чемпионат будет интересней, команды в нынешнем сезоне выровнялись по уровню показываемой игры, но всё равно находятся в сильно разных условиях. Пока эти условия не выровняются, говорить о силе того или иного тренера или игрока нельзя. Что бы кто ни говорил о спонсорстве, клубы в основном существуют за счёт бюджетных денег. И на эти деньги вполне могли бы сделать приблизительно равные условия для нормальной деятельности команд, и тогда наступит стабильность, будет посещаемость. Очень жаль, что развалился «Урал-Грейт». Я работал в Перми после Куртинайтиса и видел всё своими глазами — даже когда команда плохо играла, посмотреть на неё приходил полный зал — 5 тысяч человек. Баскетбола никогда в Перми раньше не было, любовь к нему там привил Кущенко. Развалить то, что было с таким трудом создано — это нонсенс.

 

Судейство в баскетболе — больная и обсуждаемая тема. В НБА, к примеру, сделали специальный видеосервис, где авторитетные судьи дают разбор каждого спорного эпизода. Эти игровые прецеденты и трактовки правил в каждом конкретном случае служат эталоном для других судей. Возможна ли реализация такого сервиса в России с учётом европейских правил?

 

Нет. До тех пор пока другое поколение не придёт — не только судей, но и чиновников, это невозможно. Только когда судейский корпус станет полностью независимым от РФБ, тогда это будет осуществимо. До уровня НБА нам в этом плане не добраться, поэтому надо будет со временем остановиться на золотой середине. Вообще необходимо чёткое разделение — независимые профсоюзы судей, тренеров, игроков, профессиональные баскетбольные лиги. РФБ же в свою очередь должна заниматься сборными командами, организацией детских и юношеских соревнований. Пока же баскетбольный продукт неинтересен ни телевидению, ни зрителям, причём во многом это объясняется отсутствием интриги. Если в хоккее в КХЛ 16-я команда может стать чемпионом, то в Суперлиге это просто невозможно.

Sport.ru

Добавил: Saniog

Теги: интервью Чемпионат России Сергей Зозулин Красные Крылья

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



декабрь
февраль

январь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии