Виктор Хряпа: «Я и без пистолета хорошо себя чувствую»

Александр Кочетков, «Новые Известия» // 24 декабря 2009

0



Российский баскетбол получил под Новый год щедрый подарок — специальное приглашение, так называемый wild card, на чемпионат мира 2010 года. По спортивному принципу наша сборная, как известно, на этот турнир не отобралась. Уже состоялась и жеребьевка чемпионата, и сборная России узнала соперников по групповому этапу. Естественно, «Новые Известия» не могли не поговорить об этом в интервью с ведущим игроком национальной команды Виктором ХРЯПОЙ. Кроме того, известный баскетболист рассказал о ситуации в своем клубе ЦСКА и о жизни в Америке.

— Виктор, скажите честно, ожидали, что наша сборная получит от Международной федерации баскетбола (ФИБА) специальное приглашение? Четыре года назад мы в подобной ситуации тоже надеялись на wild card, но на мировое первенство так и не поехали.

— Точно. Тогда мы были уверены, что одно из приглашений достанется нам. Думаю, мы его заслуживали. Но подарок получили турки с итальянцами. Ни те, ни другие в итоге даже из группы не смогли выйти. Поэтому сейчас нас никто из руководства особо обнадеживать и не пытался. Хотя, конечно, было ощущение, что в ФИБА оценят тот факт, что в 2007 году Россия стала лучшей в Европе. А на будущее... Надо самим завоевывать путевку, а не рассчитывать на добрых дядей. Но, к сожалению, на последнем Евробаскете по разным причинам мы не досчитались девяти игроков из чемпионского состава. Поэтому, наверное, и не сумели отобраться по спортивному принципу.

— Слышал, что ФИБА якобы выдвинула условие: в составе сборной России на «мире» обязательно должны играть лидеры — Кириленко и Хряпа. Это, мол, привлечет интерес к команде со стороны болельщиков и телевидения.

— Думаю, это просто слухи. На самом деле наша сборная сильна своей командной игрой. В 2007 году Кириленко, я, Саврасенко, Моня, Холден — да все-все играли на команду, а не тянули одеяло на себя. Считаю, что ФИБА оценила не нас двоих, а достижение всего коллектива и тренерского штаба. И, конечно, наша федерация баскетбола провела незаметную на первый взгляд, но крайне важную работу, сумев отстоять интересы сборной на таком высоком уровне.

— Наши соперники на групповом этапе уже известны. Как вы оцениваете шансы сборной на хороший результат в Турции?

— Пока статистика против нас. Я играл еще на чемпионате мира 2002 года, и тогда мы стали лишь десятыми. Не важно выступили и на Олимпиаде в Пекине, оказавшись девятыми. Пожалуй, единственным светлым пятном является как раз чемпионат Европы двухлетней давности, а так похвастаться и нечем. Причины неудач были разными. После 2002 года в сборной началась смена поколений. Потом менялись тренеры. В этом году помешало выступить лучше отсутствие ведущих игроков. Поэтому очень сложно загадывать, как все сложится через девять месяцев. Если поедем в Турцию в оптимальном составе, то можем выступить здорово. Если же опять возникнут чрезвычайные обстоятельства, то предугадать результат просто невозможно. Ну а группа нормальная (Греция, Турция, Пуэрто-Рико, Китай, Кот-д’Ивуар. — «НИ»), нам по силам.

— И тем не менее многое будет зависеть от того, сумеете ли вы и Кириленко сыграть на первенстве планеты. А как вы относитесь к тому, что за вами негласно закрепилась репутация второго баскетболиста России. Первым называют Андрея. Нет желания доказать, что вы способны играть в сборной главную роль?

— Лучших определяют журналисты. И их взгляд бывает несколько субъективен. У меня нет цели кого-то обогнать, я же не спринтер. И баскетбол — это не бокс, где главное быть первым в своей весовой категории, иначе не поедешь на чемпионат мира или Олимпиаду. Наш вид спорта — командный. Даже два человека не смогут выиграть турнир. Поэтому я только «за», чтобы у нас было как можно больше сильных игроков и мы постоянно побеждали. А кого пресса назовет лучшим — для меня не имеет значения. Профессионалы всегда видят, кто и как играет. Кроме того, я дружу с Андреем и считаю его великолепным баскетболистом и человеком.

— В сборной в последнее время вас преследуют травмы. Сначала вы не успели полностью восстановиться перед Пекином, а чемпионат Европы-2009 и вовсе пропустили. Это только случайность?

— Хотелось бы надеяться, что да. Все-таки и повреждения были разными, и ситуации, в которых я их получал, заметно отличались. Первый раз на тренировке, другой случай произошел в игре. Надеюсь, что никакой тенденции не просматривается.

— В нынешнем сезоне в вашей карьере произошло важное событие: вас выбрали капитаном ЦСКА вместо получившего травму Матьяжа Смодиша. Ожидали такого поворота событий?

— Скорее да, чем нет. Точнее, я предполагал, что меня сделают капитаном. Вполне логично, что в команде, где тренер — россиянин, капитаном назначают его соотечественника. Но я уже успел ощутить, что это тяжелая ноша. Болельщики стали по-другому относиться. Ждут, что в трудный момент я возьму игру на себя. С другой стороны, быть капитаном ЦСКА — это очень почетно. Иногда мне кажется, что я еще молод для такой роли, хотя мне уже 27 лет, за плечами есть опыт выступлений в НБА и сборной.

— Перед этим сезоном ЦСКА объявил новый курс развития клуба с акцентом на российских игроков. Да, сменился тренер, видоизменился состав, однако костяк команды, который составляют все-таки легионеры, сохранился...

— Так и Москва не сразу строилась. Смена тренера сама по себе — это уже серьезно. Но речь не идет о какой-то моментальной революции. Просто пока россияне стали получать больше игровой практики. Скажем, в прошлом сезоне только я из наших баскетболистов стабильно выступал не только в чемпионате, но и в Евролиге. Остальные смотрели игру со скамейки. Теперь ситуация постепенно меняется. Главное, что при этом клуб лидирует в первенстве, да и Евролига идет неплохо. А выводы будем делать уже после сезона.

— В вашем четырехлетнем контракте с ЦСКА, насколько известно, есть пункт, согласно которому вы можете продолжить карьеру за океаном.

— Такой пункт действительно обговорен. И предложения были. Но сейчас в ЦСКА меня все устраивает. Для меня ведь главное играть, а не сидеть на скамейке.

— Вы один из немногих действующих российских игроков наряду с Кириленко и Моней, кто изнутри знает, что представляет собой НБА. Два сезона вы провели в «Портленде», затем год пробыли в «Чикаго»...

— Ну наверное. Хотя моя карьера в НБА сложилась не так, как я хотел. Так получилось, что уже в первом же матче за «Портленд» я получил травму. Да и вообще сезон по большому счету ушел на адаптацию. На второй год я провел за «Портленд» 50 матчей, что, на мой взгляд, неплохо. А потом меня обменяли в «Чикаго». Думал, что карьера будет развиваться стремительнее. Но тамошний тренер доверял только шести-семи проверенным игрокам, остальные сидели в запасе. Ты мог тренироваться просто здорово, но это не производило никакого впечатления. Мне было особенно обидно, что отношение ко мне не изменилось после того, как я выиграл в составе сборной чемпионат Европы. А тут поступило предложение от ЦСКА. С одной стороны, меня пригласил лучший клуб Европы, с другой — я был очень расстроен своим положением в «Чикаго». Тогда я был уверен в своих силах, знал, что заиграю в Европе. Вернулся в Москву и ни о чем не жалею.

— Зато богатый жизненный опыт приобрели. В Америке ведь, насколько я понимаю, игрокам самим приходится решать все бытовые проблемы. Клуб в этом никак не помогает.

— Это меня сначала и поразило. У нас-то привыкли нянчиться с легионерами. А в «Портленде» мне сразу объяснили: мы тебе платим зарплату, а все остальное за твой счет. Дали только телефонный справочник, в котором можно было узнать контакты компаний, которые сдают квартиры в аренду. Ты сам обзваниваешь различные фирмы, договариваешься с ними. Затем покупаешь или арендуешь автомобиль и так далее. Руководству и тренерам клуба совсем неинтересно, как ты справляешься с бытовыми трудностями. Главное — это быть вовремя на тренировке. И если опоздал потому, что соседи затопили или воры угнали машину, это никого не волнует. Ты платишь немаленький штраф в клубную кассу. В России-то я привык, что такими техническими вопросами занимается администратор. Сначала приходится трудно, но затем привыкаешь. Больше того, я думаю, что в конечном счете американцу в России без помощи было бы еще труднее прижиться. За океаном все-таки нет такой бумажной волокиты или необязательности, когда сантехника можно ждать весь день. У них все более четко и понятно. Так что мы с Катей (супруга Виктора. — «НИ») со временем научились полагаться только на себя.

— Говорят, что едва ли не каждый игрок НБА носит при себе оружие для самообороны. Правда?

— В «Портленде» и «Чикаго» таких было процентов 80 от всего состава. Вообще, в Америке получить право на владение пистолетом несложно. Правда, нужно держать «ствол» либо дома в сейфе, либо в запертой машине. Словом, в таком месте, чтобы посторонние не имели к нему доступ. Но довольно часто случалось, что ребята оставляли пистолет в незакрытой машине. Впрочем, отделывались только штрафом, который для них был незначительным. Стоит ли удивляться, что в Америке оружие так часто попадает в руки к сумасшедшим, которые потом устраивают стрельбу в колледжах? Пистолет и получить легко, и с оружием обращаются как попало.

— А у вас не было желания вооружиться?

— Теоретически это, повторяю, несложно. Но зачем? Я и без пистолета хорошо себя чувствую.

— В Чикаго с Майклом Джорданом случайно не общались?

— Нет. К тому моменту он уже основательно разругался с руководством «Буллз» и на матчи не приходил. Зато я общался с другой легендой — Скотти Пиппеном. Но этим в России сейчас никого не удивишь, ведь в последнее время он несколько раз приезжал в нашу страну. Ну еще хорошо знаком с Амаре Стадемайром из «Финикса» (лучший новичок НБА 2003 года, бронзовый призер Олимпиады в Афинах в составе сборной США. — «НИ»). Мы с ним, кстати, ровесники.

— Виктор, партнеры и тренеры вас характеризуют как очень жесткого и неуступчивого игрока, но доброго и спокойного в жизни человека, который ни разу не попадал в какие-то чрезвычайные происшествия. Вы согласны с таким портретом?

— В ЧП пока, слава богу, действительно не влипал. Но я не добрый, мягкий и пушистый, а законопослушный и справедливый, что, согласитесь, не одно и то же. Я, например, даже паркуюсь только в положенном месте. Практически не нарушаю правил дорожного движения. И не понимаю людей, которые лихачат, рискуя сбить пешехода. Всегда готов признать свою ошибку, но если знаю, что правда на моей стороне, то готов стоять до конца. Например, в отношениях с сотрудниками ГИБДД, которые иногда утверждают, что я нарушил правила, и просят деньги.

— Не так давно после матча чемпионата России между краснодарским «Локомотивом» и московским «Динамо» ваш друг и капитан бело-голубых Сергей Моня принял участие в потасовке то ли со службой охраны Дворца спорта, то ли с кем-то из окружения команды соперника. А вы, законопослушный и справедливый человек, как поступили бы в этой ситуации?

— Был бы на стороне Сереги и полез бы его защищать. Одно дело, если дерутся два баскетболиста на площадке. Я бы постарался их разнять. В крайнем случае, пусть разберутся один на один. После игры все равно остынут и помирятся. А когда в жизнь команды самым грубым образом вмешиваются посторонние люди, то это вызывает у меня ответную реакцию. Я всегда готов постоять за своего товарища.

— Вас с Сергеем даже называли «сиамскими близнецами». Вместе играли в саратовском «Автодоре», ЦСКА, «Портленде», сборной. Говорят, даже кошку вы назвали Моней...

— Мы действительно очень дружны. Когда я приехал с будущей супругой Катей в Москву, то остановился именно у Сереги. Дело в том, что я уже купил квартиру, но она нуждалась в ремонте. А Моня жил холостяцкой жизнью, вот мы с его разрешения к нему и приехали. А кошку мы с Катей назвали Моникой. Моня — это сокращенно.

— А Сергей не обижается?

— А если бы и обижался, кошку-то на улицу не выбросишь. Он, кстати, своего кота Шреком назвал. Говорит, если бы тот был Хряпой, это было бы уже несмешно.

— Виктор, у вас двое детей. Старшего, которому пять лет, в баскетбол отдавать не собираетесь?

— Я сам стал заниматься спортом в семь лет и знаю, какой это тяжкий труд. Пусть пока побудет беззаботным. Но в какую-то секцию со временем обязательно его запишу. Хотелось бы, чтобы сынишка вырос здоровым.

— До появления второго ребенка ваша супруга ходила на все ваши матчи. Сейчас смотрит баскетбол по телевизору?

— Не угадали. Она даже в Люберцы и Химки на наши матчи ездит. Вообще баскетболом она интересуется давно, ведь нас когда-то познакомил мой старший брат Николай, выступавший, если помните, за саратовский «Автодор», казанский УНИКС, пермский «Урал-Грейт». Недавно он завершил карьеру и сейчас занимается бизнесом.

— Скоро Новый год. Не избежать банального вопроса: где и как собираетесь его отметить?

— Да пока еще не решил. Главное, чтобы близкие были рядом. А вообще обычно на празднование Нового года нам дают всего два дня — 31 декабря и 1 января. А дальше снова тренировки, сборы, игры...

Новые Известия

Добавил: Saniog

Теги: интервью Евролига Чемпионат России ЦСКА Виктор Хряпа

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



декабрь
февраль

январь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии