Леонид Спирин: «Качество селекции определяет успех тренерского ремесла»

Марина Кукош, «Sport.ru» // 16 марта 2010

0



Дорогой читатель, когда Вы задумываетесь о будущем российского баскетбола, Вас не накрывает волна пессимизма, не мерещится футурологический кошмар? Нет предчувствия, что через некоторое количество лет пресловутое «правило легионеров» отомрёт за ненадобностью в силу того, что редкий вид «баскетболист отечественный» исчезнет окончательно? Дабы развеять страхи, Sport.ru. обратился к профессионалу — Леониду Спирину, главному тренеру ЦСКА-ДЮБЛ, приведшему в прошлом сезоне своих воспитанников к золотым медалям первенства.

 

— Сколько лет вы работаете в системе ЦСКА?

— В системе ЦСКА работаю с 2003 года, а детским тренером — с 1981-го, начинал в спортивной школе Сургута. Был, правда, перерыв, когда работал со взрослой командой «Университет» (Сургут).

— Расскажите о специфике работы детского тренера

— В каждой возрастной группе у тренера свои особенности работы, цели и задачи, свои проблемы. Так в группе начальной подготовки в детско-юношеской спортивной школе детей «учат ходить», обучают самым элементарным вещам, на этом этапе важны педагогика и психология, необходимо мотивировать детей к занятиям баскетболом. В среднем возрасте много времени требуется уделять базовой подготовке, нужно проявлять терпение и настойчивость в формировании у игроков правильных стереотипов движений. В более старшем возрасте свои сложности: юноши уже имеют определённые навыки и умения, владеют приёмами баскетбола, им необходимо ставить командную игру. Период полового созревания завершается, и большое внимание надо уделять физической подготовке и очень тонко её дозировать. И, конечно, становление характера. Молодёжь воспринимает информацию по-иному, чем в более младшем возрасте, но и не так, как взрослые игроки. Так что свои особенности есть в каждом возрасте, упуская их из виду, бывает очень сложно реализовать задуманное.

— С какими возрастами труднее всего работать?

— Это сугубо индивидуальный момент, зависит от личности наставника. Кому-то легче работать с более взрослыми, потому что люди уже «выросли из песочницы», они понимают, для чего находятся в команде и чего хотят добиться в жизни, у них определённый уровень мотивации. У детей младшего возраста главное — интерес. И у всех разный уровень мотивации. Тренер, работающий с командой младшего возраста, выполняет роль не только наставника и педагога, но и роль папы тоже.

Тренеру, проработавшему со взрослыми командами много лет, сложно учитывать возрастные особенности детского организма, вопросы психологии, дозирования нагрузки.

 

«Баскетбол — это жизнь, борьба за хлеб. Когда ты выходишь на площадку, ты идёшь на войну»

 

— С точки зрения профессионала существуют трудности перехода игроков из детских команд в молодёжные, а затем — взрослые?

— Это очень большая проблема нашего баскетбола. Как я её вижу: руководство детских спортивных школ требует от тренеров одного — результата. Тарификация и оплата труда зависит от места в турнире или первенстве, которое займёт команда, кроме того, можно гордиться, что наша школа лучше работает, чем другие. Но результат в младших возрастах дают акселераты, т.е. дети, созревающие быстрее сверстников, относительно высокие, сильные физически. Да, они дают результат, но до определённого времени. При том им уделяется много внимания, выделяется больше игрового времени в ущерб другим ребятам, более талантливым и перспективным. Но акселераты имеют свой потолок, дальше которого расти не могут. Как следствие, в команды приходят люди, которые не имели достаточно игрового времени, без школы, базовой подготовки, опыта, обделённые вниманием тренеров.Пробелы в баскетбольном образовании очень трудно восполнить. В будущем это не даст талантливому игроку добиться высокого результата.

Следующая ступенька — переход от молодёжного баскетбола во взрослый. Здесь свои сложности: юноша вступает во взрослый мир. Стереотипы, сложившиеся на молодёжном уровне, входят в противоречия с теми проблемами взрослой жизни, которые существуют в любой команде. Между «хочу-могу-делаю» огромная дистанция, политая потом и кровью, со множеством самоограничений- всё ради достижения большой цели. Единицы могут пройти этот путь. Многие не выдерживают конкуренции.

— Это лежит в области психологии?

— Считаю, что это сугубо психологический момент, и молодым талантливым игрокам нужна помощь и внимание, без которых многие из них не смогут реализоваться.

— Почему те же сербы выдерживают конкуренцию во взрослом коллективе?

— Менталитет другой. Наши дети более инфантильны. Да и уровень конкуренции изначально там совсем иной. К примеру, в первенстве Белграда участвует около 100 детских команд. Ратко Йоксич, с которым я работал много лет в ЦСКА, создавший баскетбольные училища в сербском Чачаке и болгарской Софии, говорил: «баскетбол- это жизнь, борьба за хлеб. Когда ты выходишь на площадку, ты идёшь на войну».

— Интерес к баскетболу в Сербии столь высок, что число желающих играть велико, в отличие от нашей страны, так?

— В Сербии — это одна из сфер деятельности человека, в которой он может состояться, стать успешным. Для многих сербов другого «выхода в люди» не существует. А у нас не многие могут биться за кусок хлеба на площадке, работать до изнеможения в зале, чтобы в полной мере раскрыть талант, отмеренный природой.

Кроме того, в Сербии отличная селекция, основанная на массовости и системе летних лагерей, добротной базовой подготовке. Талантливые игроки — это штучный товар. Сербы очень бережно относятся к своим талантам, пестуют их. Если они находят эту «звёздочку», они её очень внимательно и бережно ведут от самого начала до баскетбольных вершин.

У сербов очень хорошая школа. Они правильно строят процесс подготовки игроков, соревновательный процесс. Сербы учились у нас, ведь свою школу они создали на базе советской и американской и, взяв от них всё лучшее, получили такие отличные результаты. Мы же свою школу утратили.

И ещё. Мотивация наших ребят, которые приходят в молодёжную команду, ниже той, которую хотелось бы видеть. Очень много факторов, не связанных с баскетболом, мешают сконцентрировать усилия на главном, ради чего они пришли в команду.

 

«Селекция — краеугольный камень в построении команды в любом виде спорта»

 

— Как строится селекция в ЦСКА?

— В этом году селекция в молодёжную команду была проведена на базе московских спортшкол. Раньше, в докризисные времена, ребят отбирали по всей России.

— То есть тренеры ездили по нашей стране и отыскивали молодые таланты?

— Вместе с Душаном Ивковичем в ЦСКА пришёл тренер Павел Гооге, занимавшийся, кроме основной работы ещё и селекцией в масштабах России. Лучших 16-17-летних парней собрали по стране и создали первую молодёжную команду ЦСКА, два года подряд выигрывавшую молодёжный турнир Евролиги и три года кряду становившуюся чемпионом России. В 2003 году Гооге пригласил меня в молодёжную команду, и я стал заниматься селекционной работой.

Сейчас всё стало намного сложнее, нашу идею подхватили и «Химки», и «Триумф», и «Спарта энд К» из Видного, они вкладывают в эту работу большие материальные средства, много внимания и времени, и они в селекционной работе успешны. А селекция — краеугольный камень в построении команды в любом виде спорта, в том числе, в баскетболе. Если нет качественной селекции, очень сложно создать команду, можно вкладывать в людей деньги, время, силы, и ничего не получить на выходе.

Ещё одна большая сложность. Наша молодёжь — это дети, рождённые в 1992-1993 годах. Вспомните, какие это годы были. Тяжёлая экономическая ситуация, очень многие уезжали из России, рождаемость на нуле. Массовый исход тренерских кадров, закрытие спортивных школ. И, как результат, потеря базы, на которой можно было бы проводить качественный отбор.

— Значит, баскетбольное будущее России туманно?

— Будущее рисуется в мрачных цветах, если не изменить ситуацию с детским баскетболом, и одним энтузиазмом здесь не обойтись. Уверен: наша земля не оскудела на таланты, нужно искать и работать с ними, перенимать передовой опыт у лидеров мирового баскетбола, внедрять новые технологии, вновь создавать интернаты, проводить лагеря для одарённой молодежи, формировать полноценный институт сборных, которые бы комплектовались и начинали участвовать в турнирах не за полгода перед первенством Европы, а заранее: минимум за два, лучше — за три года.

И в нынешнее время есть талантливые ребята, первый полуфинальный тур первенства России в Видном это показал. Конечно, с ними необходимо очень много работать. Но баскетбол в России не умрёт, это однозначно, более того, мы сможем вернуть утраченные позиции, но для этого очень многое нужно изменить в системе подготовки резерва.

— Детские баскетбольные школы в Москве укомплектованы? Насколько баскетбол привлекателен для родителей?

— Родители приводят детей в спортшколы. И тренеры ходят по школам, набирая детей. Но проблема в том, что эти дети, в большинстве случаев, не будут представлять интереса для большого баскетбола. Повторюсь: качество селекции определяет успех тренерского ремесла.

— Возвращаясь к полуфиналу в Видном, кто из соперников произвёл впечатление?

— Очень интересная команда в Видном. У них хорошая селекция, они в течение двух лет тренируются вместе. Очень качественная физическая подготовка. Мы выиграли у них, показав лучшую свою игру, но по силе эта команда — как минимум финалисты.

— Команда из Видного — часть училища олимпийского резерва?

— Да, Анна Архипова работает там директором. Они пригласили Сергея Скорочкина, который провёл очень серьёзную селекционную работу. На базе «Спарты энд К» создана кадетская сборная России, занявшая пятое место на первенстве Европы в прошлом году.

— Другие команды?

— У «Химок» и «Триумфа» есть несколько хороших игроков. От того, как они дальше построят работу, будет зависеть, что из них получится в будущем.

— Перспективы армейского ДЮБЛа в нынешнем сезоне — какими вы их видите?

— Несмотря на не вполне удачный старт, мы планируем выйти в финал и будем бороться за медали. Есть недостатки в тренировочном процессе, связанные с тем, что многие из игроков выступают за другие команды — спортивных школ Москвы, институты, в которых они учатся или сборную города. К полуфиналу в Видном, например, полноценным составом мы готовились только 6 дней, а ко второму полуфиналу — 10 дней.

В этом году календарь не совсем удачный: нам предстоит сыграть всего 21 матч за год, причем 15 — за последние два месяца.

Нехватка игровой практики усугубляет наши проблемы, сбивается ритм, ребятам очень сложно найти себя на площадке, не имея именно игрового опыта.

— В целом, как вы можете оценить турнир ДЮБЛ?

— Считаю, что проводить этот турнир необходимо, он очень важен для становления игроков в этом возрасте, чтобы они могли позже безболезненно перейти в молодёжную команду. Должен быть промежуточный этап, на котором они получают игровой опыт, практику, крепнут, взрослеют. ДЮБЛ — молодёжная команда — команды Суперлиги Б или Суперлиги А, вот такая вертикаль должна быть выстроена. Когда переход осуществляется последовательно, когда у юниора постепенно увеличивается игровое время, ужесточается конкуренция и ступенчато увеличиваются нагрузки, он не получает запредельного стресса, не ломается психологически, растёт и становится игроком.

Может быть, формат ДЮБЛ должен быть иным, его стоит проводить по принципу лиги, то есть так, как он и называется — детская баскетбольная лига. В ней должно быть стабильное число команд-участников, и, конечно, большее количество игр, а календарь должен быть ритмичным.

— Что даёт юниорам ЦСКА участие в международном турнире Nike?

 Участие в NIJT было бы плюсом для нас, если бы мы чаще выступали в международных турнирах, как сербы или литовцы, которые играют в подобных соревнованиях по шесть-семь раз за сезон, проводят их у себя дома, ездят в Испанию, Италию. У них формируется правильный менталитет, они не пугаются полных трибун, привыкли к другому уровню судейства. Ведь опыт зарубежных матчей не заменит никакой чемпионат ДЮБЛ.

— На ваш взгляд, мы сможем выйти когда-нибудь на такой уровень, когда во взрослой команде ЦСКА на первых ролях были бы воспитанники системы ЦСКА?

— В теории, это, наверное, возможно, но на практике — вряд ли. Вырастить игрока стартового состава ЦСКА — кропотливая, длительная работа, плюс необходима удача. ЦСКА — элитный клуб, играть в нём может даже не каждый из верхушки рейтинга лучших игроков Европы.

Из молодёжного состава в основную команду в разное время приходили таланты — Никита Шабалкин, Анатолий Каширов, Алексей Швед, Василий Заворуев, Ярослав Королев. Никита Курбанов — в составе команды, надеемся, что он сможет сделать, то о чём вы спрашиваете.

Важно построить пирамиду, в основании которой будет проводится качественная селекция, о которой мы говорили раньше. Причём, это процесс а) активный, то есть, нельзя сидеть и ждать, когда к тебе приведут талантливого мальчика, а необходимо ходить по школам, ездить по стране, искать; б) постоянный; в) многолетний. Кроме того, создавая команду, необходимо видеть тех игроков, которые играют в регионах. И, главное, ты должен найти талантливого человека и работать с ним, очень много уделяя внимания именно ему, даже в ущерб другим баскетболистам. Только так можно воспитать игрока, который может перейти на более высокий уровень. Мы же не передаём всю команду, к примеру, из ДЮБЛ в дублирующий состав, мы передаём одного-двух парней. Пока таких игроков меньше, чем нам бы хотелось.

Второе. Вредит увлечение результатами в спортшколах. Когда заработная плата в них будет зависеть не от места, которое займёт команда, а платить будут за то, что они подготовили игрока, тогда появится результат, который нам нужен.

— Существует ли обратная связь между юниорской командой ЦСКА и СДЮШОРами?

— Да, мы помогаем материально, через федерацию платим школам трансфер за игроков. И, как я говорил, они выступают за родные СДЮШОPы в различных турнирах.

— На ваш взгляд, существующая система детского баскетбола нуждается в реформировании? Или ей необходимо лишь качественно другое финансирование?

— Материальное обеспечение — одна из важнейших составляющих.

— Всё упирается в проблему низкой зарплаты детского тренера?

— Я имел в виду не только заработную плату тренеров, хотя и она нуждается в корректировке. Для того, чтобы он не думал о том, что нужно бежать на другую работу, а было время пойти в школу и найти того мальчика, который окажется «золотым». Стимулировать тренера надо за то, что он воспитал талантливого игрока.

Важно и материальное обеспечение процесса обучения. Посмотрите, в каких залах работают тренеры в регионах: площадка размером 12×24 м — это предел мечтаний, а про раздевалки и душевые многие вообще не слышали. Инвентарь — самый простой, а деньги на участие в соревнованиях собираются с родителей. И ещё необходимо повышение качества образования детских тренеров. Система тренерских семинаров, система переподготовки кадров — всё это должно существовать.

— Такой системы не существует?

— Шаги в этом направлении делаются в Петербурге. В РГУФКе был первый выпуск курсов повышения квалификации. Очень важно с этим прийти в регионы.

— Вы видите смысл в выездных семинарах?

— Это информация, которую доносят до человека, работающего в зале. Он общается с людьми, получает новые знания, которые ему не всегда доступны. Да, сейчас существует интернет с морем информации, но не все владеют английским, не все могут понять материал, есть множество нюансов, имеющих решающее значение. В частном общении это можно получить. И когда известные баскетбольные люди приезжают в регионы, собирают детей и тренеров, возникает определённый стимул, чтобы совершенствоваться.

На таких семинарах ценна информация, необходимая в повседневной работе: как правильно построить тренировочный процесс, как организовать обучение в группах начальной подготовки, какую базовую подготовку необходимо давать. А с этим у нас в России большие проблемы. Главная боль взрослого отечественного баскетбола — нет пятых номеров, как нет разыгрывающих, а это ключевые игроки в команде, их нужно уметь готовить.

Я много лет проработал в спортшколе в Сургуте. И семинары в «Тринте», которые проводила Валентина Башкирова, были глотком свежего воздуха, хотя я имел опыт тренерской работы. Там получал важную информацию, которую применял на практике. Это совсем другой уровень. Понимал, над чем нужно работать. Когда видел, что люди работают иначе и достигают более высокого результата, понимал что это нужно перенести в свой тренировочный процесс.

— Юношеский баскетбол изменился за последние годы?

— В России он стал более примитивным. Советская школа канула в небытие, потому как ушли тренеры, которые создавали больших игроков той эпохи, а нового мы ничего так и не придумали, новую школу не сформировали.

— Какие недостатки в базовой подготовке игроков, попадающих к вам в команду, наиболее часто встречаются?

— Основная проблема — плохое восприятие информации. Неспособность сохранять концентрацию длительное время сказывается на сроках обучения: сначала надо научить человека слушать, а потом непосредственно учить. Эта проблема приходит из спортшкол. К примеру, объясняется конкретное задание и требуется повторить элемент определенное количество раз, сохраняя параметры заданного. Через несколько секунд 99% ребят начинают делать то, что «бог на душу положит». Или — необходимо сделать именно такой шаг, нужно оказаться именно в этом месте. Причем в точности, а не немного дальше или ближе. Если тренер сказал, что нужно делать именно так, объяснив, зачем и почему, значит так и должно быть!

Хороший результат получается, когда игрок в состоянии воспринимать информацию, если он обучаем, есть талант и трудолюбие.

Я сталкиваюсь с проблемами в обучении игроков. Это и проблемы, связанные с пробелами в базовой подготовке. Детей надо учить бегать, останавливаться, правильно выполнять пивоты, использовать ведение мяча.

Когда команда приезжает на международный турнир, сразу видно разницу в уровне базовой подготовки. Это, в том числе, и не даёт нам подниматься выше мест второй пятёрки в Европе.

А ведь только в младшем возрасте можно заложить у игрока базовую технику. Улучшить что-то коренным образом в юниорском или молодёжном возрасте крайне сложно.

— Чем старше становится игрок, тем труднее изменить его технику?

— Практически нельзя изменить. Можно научить чему-то новому, попытаться убрать отдельные огрехи базовой подготовки, но в игровой ситуации, на фоне усталости, под психологическим давлением, всё, чему он был обучен ранее, то, что делал на «автомате», он и будет делать. И никуда от этого не деться.

— Каковы современные тенденции в европейском юношеском баскетболе?

— Он стал более атлетичным, скоростным, всё приближается к взрослому баскетболу. И в этом отношении мы сильно отстаём. В прошлом году смотрел финал молодёжного турнира Евролиги в Берлине. Играли команды ФМП (Белград) — «Летувос Ритас» (Вильнюс), счёт — 123:110. Скорости сумасшедшие, способность к принятию решений на таких скоростях впечатляет. Количество ошибок — 13-8, мы же в среднем делаем 25. При 70 очках за игру.

— Как исключить неблагоприятный фактор — влияние мегаполиса на растущего баскетболиста? Может быть, создавая баскетбольные школы по типу интернатов? Как это было в Санкт-Петербурге, Саратове?

— Наверное, правильно — собирать способных детей в одном месте, в интернате, чтобы больше времени посвящать баскетболу. Но при этом необходимо иметь программу, по которой будет работать такой интернат.

— Единой утверждённой программы обучения не существует?

— Не уверен, нужна ли единая программа? Ведь программы могут быть авторскими, как у мастера, имеющего мастерскую, специальные приёмы, при помощи которых он воспитывает учеников.

В Сербии широко распространена система училищ с единой методологией, построенных по принципу пирамиды: есть несколько команд младшего возраста, это — основание. Затем происходит отсев, команд становится меньше, в старшем возрасте в училище остаётся лишь одна команда, на которую работает вся система. В основании пирамиды — около 500 человек, а на выходе — всего 12-15. Какой большой отсев! Но зато эти 12-15 игроков — элита. Такой подход считаю правильным.

Ещё один важный аспект проблемы: в каком возрасте собирать детей. Проблемы в базовой подготовке не решить в 14 лет, значит, готовить ребят нужно на местах, в регионах.

— На ваш взгляд, если бы Александр Каун не попал в США, а рос как баскетболист здесь, он смог бы реализоваться?

— История не имеет сослагательного наклонения. Но ответ на этот вопрос зависит от целого ряда факторов — от человека, который бы с ним работал, от среды, в которую бы он попал.

В США среда, в которой он оказался, не даёт возможности думать о чём-либо, кроме баскетбола. Если ты мотивирован, идёшь к своей цели, то всё, что вокруг тебя, помогает реализации. У нас всё сложнее. У нас среда отвлекает, баскетболу уделяется минимальное количество времени. Но есть цельные натуры, такие как Виктор Хряпа, которых ничто не может остановить.

Sport.ru

Добавил: Saniog

Теги: интервью Чемпионат России ЦСКА-ДЮБЛ Леонид Спирин

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



сентябрь
ноябрь

октябрь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии