Михаил Михайлов: «Если кто-то скажет, что он безгрешен, это самый большой грешник и есть»

Арнольд Эпштейн, «Спорт-Экспресс» // 02 апреля 2010

0



ЦСКА уже давно приучил всех к своим участиям в европейских «Финалах четырех». А вот попадание «Красных Крыльев» в квартет финалистов Кубка вызова-2009/10 стало приятным сюрпризом. Этого успеха самарский клуб добился под руководством 38-летнего тренера, который больше известен публике как центровой сборной России и различных клубов — включая «Реал».

«А фотографию какую поставите? — вдруг поинтересовался главный тренер „Красных Крыльев“. И, перехватив мой недоуменный взгляд, объяснил причину этого вопроса: — Недавно одна газета напечатала интервью со мной, а фотография была какого-то лыжника...»

Нет, мы Михаила Михайлова в лицо знаем. Хотя бы потому, что таких людей в нашем баскетболе очень мало. Двукратный серебряный призер чемпионатов мира как-никак. И, хоть и молодой, но уже успешный тренер.

— Выход «Крыльев» в «Финал четырех» еврокубка — это, на ваш взгляд, сенсация, закономерность или удача?

— Игроки заслужили право выступать в полуфинале. Так что сенсацией я это назвать не могу. А если говорить об удаче, то по ходу турнира бывало всякое. В последних домашних матчах она оказывалась на нашей стороне. Но были и случаи, когда удача от клуба отворачивалась. В целом же наш результат соответствует уровню команды и ее игроков.

— Какой вам видится расклад сил почти за месяц до «Финала четырех» ( он пройдет с 30 апреля по 2 мая. — Прим. А.Э.)? Только не говорите, что у всех участников равные шансы...

— Не буду. Процентов на 90 я отдаю место в финале «Геттингену». Мы играли с немецким клубом, и я уверен, что дома он должен побеждать французский «Роанн». А вот на наш матч со «Скаволини» я прогнозов давать не буду. Да, итальянцы играют неровно и находятся в зоне вылета чемпионата своей страны, но... Не зря же говорят: если хочешь насмешить бога, поделись с ним своими планами.

— А если сравнить четыре лиги, которые будут представлены в финальном турнире?

— Итальянская, безусловно, сильнее всех. Ведь там нет лимита на легионеров и много примерно равных клубов. Второй — наш, а следом — примерно на одном уровне — немецкий и французский. Там тоже многое делается для развития лиг, но в Италии денег все-таки больше.

ВРЕМЯ ГИГАНТОВ УХОДИТ

— От чего вы, как тренер, получили наибольшее удовлетворение за время работы в Самаре?

— От того, что я разрабатываю тактику и стратегию на игру, а баскетболисты воплощают эти замыслы в жизнь. И команда после каждой победы поднимает голову все выше и выше. Да и не только после побед. Когда в воскресенье мы проиграли «Динамо» в суперлиге, в раздевалке я сказал ребятам: мы можем выйти отсюда с высоко поднятой головой. После двух тяжелейших еврокубковых матчей выглядели достойно.

— Был момент, когда появлялись сомнения: воспринимает вас команда или нет?

— Не было. Просто я видел, что она находится немного в сонном состоянии, и ее просто надо разбудить, заставить поверить в себя. А в том, что в «Крыльях» собраны хорошие баскетболисты, сомнений не возникало.

— Если верить справочникам и энциклопедиям, вам еще нет и сорока, а у вас за плечами уже достаточно длинная тренерская карьера. Михайлов-баскетболист специально закончил карьеру пораньше, чтобы не отнимать время у Михайлова-тренера?

— Да что вы! Будь у меня возможность — играл бы до сих пор. Но из-за травм я уже не мог продолжать карьеру. Даже последний сезон отыграл только наполовину...

— Есть такое мнение: чем сильнее был игрок, тем сложнее ему забыть свое игроцкое прошлое и переключиться на тренерскую работу. Скажите, вам удалось убить в себе баскетболиста?

— Это виднее со стороны. Хотя я действительно стараюсь гасить в себе подобные импульсы. На тренировках иногда приходится выходить и что-то показывать. Конечно, не в полную силу и не в игре один на один. Но как лучше стоять или открыться, как лучше принять мяч и готовиться к броску, я показать могу.

— Ну это традиционная часть тренерской работы. А вот часто вам приходится сдерживаться, чтобы не сказать что-нибудь вроде... Мол, никогда вы не научитесь играть...

— Нет, что вы! У меня такой потребности никогда не возникает. Даже мыслей подобных нет.

— Наверное, вам проще понять центровых, чем игроков других амплуа?

— Тоже нет. Просто центровым я могу больше подсказать во время индивидуальных занятий. Но в целом контакт есть со всеми игроками без исключения.

— Однако в последнее время именно центровой «Крыльев» Маркус Даутит прибавил заметнее других. Или дело тут в том, что у него было больше резервов, поскольку до приезда в Самару он долго не играл?

— Маркус может играть и еще лучше! Ему просто надо работать над собой. Если вы заметили, к концу матча Даутит здорово устает. Для команды это проблема.

— Так ведь многие центровые набирают львиную долю очков в первых половинах игр. И Каун, и Ракович...

— Сейчас вообще такой баскетбол, что высокие игроки не то, что не в моде... Скорее они не могут и не должны проводить на площадке много времени. Игра стала резче, мобильнее, и время таких центровых, как Мурешан, уходит. Посмотрите, например, сколько форвард Воронцевич проводит на позиции пятого «номера» в ЦСКА.

МОКРЫЙ КОСТЮМ ПОСЛЕ КАЖДОГО МАТЧА

— Когда вы только начинали тренировать, какие ошибки совершали?

— Был слишком требовательным к игрокам. Часто оценивал со стороны: как бы я это сделал. А сейчас уже понимаю, что каждый человек — индивидуальность, и имеет право делать что-то по-своему.

— Когда вы работали в приморском «Спартаке», то пресса Владивостока часто писала, что Михайлов ведет игры очень эмоционально. А вот в Самаре такого впечатления не создается. Что-то в вас изменилось?

— Да я бы не сказал, что и там особенно бегал или прыгал. Все то же самое. Но костюм у меня после матча всегда мокрый.

— Каким вы хотели бы видеть развитие своей тренерской карьеры?

— Прежде всего я хочу, чтобы каждый день приносил мне какие-то новые знания. Если мы с помощниками будем хорошо работать, а наша команда — хорошо играть, это обязательно даст плоды.

— Но согласитесь, это же разные вещи: работать в большом клубе — одно. Создать с нуля маленькую команду и пройти с ней путь к победам, как в Самаре, — другое. Развивать никому не известных игроков — третье...

— Я всегда привожу в пример пермский «Урал-Грейт». В 1994 году он начал путь c командой института и дошел до золота чемпионатов России и «Топ-16» Евролиги. Ведь рост спортивных результатов толкает вперед и весь клубный офис. У нас в «Крыльях» все так и есть. Никто не хочет стоять на месте, все стремятся расти.

— Вы играли у многих больших тренеров. Часто возникали ситуации, когда их решения поначалу вызывали у вас отторжение, но потом, со временем вы понимали, что наставник был прав?

— Конечно. И Обрадовича я иногда не понимал, и Пепу Эрнандеса.

— О конкретных ситуациях рассказать можете?

— Знаете, детали со временем стираются в памяти. Остаются только выводы, которые я сделал для себя из этих историй.

— И какие?

— Игрок всегда должен понимать, почему от него требуют выполнить то или иное задание. Когда ты просто исполняешь — это одно. А если делаешь все осознанно, результат будет совсем другим. Поэтому я в первый же день сказал ребятам: хочу, чтобы вы думали на площадке, а не просто исполняли то, что говорят тренеры. За все остальное буду отвечать я. Если у вас возникают какие-то вопросы, никаких проблем с повторением и обсуждением не будет. «На берегу» я повторять не устану. Проблема возникнет только в том случае, если в игре вы не будете выполнять то, о чем мы договорились.

ОТЧЕГО ИГРОКИ НАЧИНАЮТ ЗЕВАТЬ

— Вы много внимания уделяете тактике?

— Знаете, в потоке информации можно порой не уловить ту суть, которая нужна для конкретной игры или тренировки. Я стараюсь не загружать ребят чрезмерной информацией, а давать только необходимую.

— Чувствуется, что, когда вы сами играли, у вас бывали моменты «перегруженности информацией»...

— В некоторых командах бывало, что мы сидели и смотрели видео по часу и больше. С одной стороны, это смешно, с другой — печально. В какой-то момент некоторые начинали откровенно зевать. Известно же, что информация хорошо усваивается в течение получаса, а потом в сознании человека медленно опускается барьер, и все остальные сведения до него уже не доходят. Мы стараемся давать информацию емко и кратко.

— Какие игроки более восприимчивы к ней — россияне или легионеры?

— Иностранцы более привычны к такой работе. Но ведь у нас только в последнее время стали серьезно подходить к этой проблеме. А в Испании еще в 94-м, когда я только туда приехал, уже очень серьезно разбирали каждого соперника. У нас этого и в помине не было — в лучшем случае говорили, что там у них за баскетболисты играют. В детали не вникали. И я очень быстро понял, насколько легче играть, когда ты знаешь о сопернике как можно больше. Сколько поначалу возникало ситуаций, когда оппонент был объективно слабее, но переигрывал меня — за счет того, что тренеры грамотно подготовили его именно «под Михайлова». Тогда и к Фетисову, и к Бабкову, и к Базаревичу всегда готовились специально. Остановить нас считалось делом престижным.

— Вас-то понятно. Но я узнал, как готовились к матчу с «Красными Крыльями» «Химки» — и искренне удивился. Они и все комбинации детально разобрали, и приложили массу усилий, чтобы раздобыть записи последних матчей вашей команды. Неужели «Химки» не победили бы, играй они просто «от себя»?

— Скариоло и его помощники ведут гигантскую работу. Это — не вопрос данной конкретной игры, а скорее уровень требовательности к себе. Высота планки, установленной для команды.

— Кстати, судейство того матча на ваши дружеские отношения не повлияло?

— Нет. А почему оно должно было повлиять?

— Да уж больно недружественным оно было к Самаре.

— Знаете, судейство сегодня такое, а завтра — другое. Ничего страшного.

— Неужели когда вы станете опытным и известным специалистом, то все равно не будете давить на судей? Кажется, ни один тренер так спокойно не относится к их ошибкам, как вы...

— Думаю, что не буду. У них своя работа, у меня своя. А если кто скажет, что он безгрешен, — так это самый большой грешник и есть. Я не могу отвечать за коллег. Но сам стараюсь сосредотачиваться на своей команде.

ТАЙНА КОНДРАШИНА

— Как вы думаете, чему лучшие тренеры сегодняшнего дня могли бы поучиться у Кондрашина?

— Кондрашин и Гомельский — они великие. Великие — и все. А в чем их величие заключается, это очень тяжело сказать. Ведь Кондрашин мог взять команду без имен — и играть на равных с ЦСКА. За счет чего? Не знаю. Дело тут не в комбинациях, не в физической подготовке. Они приводили команды к победам своей энергией, своей мудростью.

— То есть были какие-то нюансы, которые вы, будучи игроком, и не чувствовали?

— Именно так. Поэтому их и можно назвать великими. Да, в то время, когда я играл у Кондрашина, то просто не мог этого понимать. Но я ведь до сих пор не понимаю: как все могло так складываться в один пазл и приносить результат. Когда мы стали чемпионами СНГ, у нас же зеленые пацаны играли. И ЦСКА был тогда сильным, и алма-атинский СКА. А победил «Спартак».

— Сейчас часто говорят о засилье в нашем баскетболе иностранных тренеров. Что вы думаете об этом?

— Иностранные тренеры находятся в более выигрышном положении. Не секрет, что в Европе проводится много клиник, куда приезжают лучшие европейские и американские специалисты. Они дают мастер-классы, делятся новыми разработками. А нашим тренерам, чтобы туда поехать, нужны визы, приглашения, не говоря уже о знании языка.

— Да у многих, я подозреваю, и нет особого желания учиться...

— Я вообще-то не хотел эту тему затрагивать. Хорошо, что вы сами сказали. (Смеется.) Да, есть у нас такой подход — мол, и так сойдет. А ведь останавливаться на каком-то уровне нельзя, даже если ты что-то уже выиграл. Надо постоянно расти, искать.

— Мысли, которыми вы сейчас делитесь, были у вас с детства? Или они появились благодаря жизни за границей?

— Дело не в жизни за границей, а в том, в какую среду я там попал. С первых же дней я почувствовал, насколько профессионально там подходят к делу. В клубе — как в семье. Ну не может команда хорошо играть, если у нее не обеспечены тылы. Точно так же, как муж ничего не добьется, если у него дома проблемы. Вот когда у клуба есть сильный офис, профессиональный менеджмент, то и на площадке дела пойдут.

— В Самаре вам часто приходилось теребить офис?

— Слава богу, нет. Надо отдать должное: клуб новый, команда молодая, опыт у всех небольшой, но все стараются делать все возможное. Чтобы у команды не было проблем ни с перелетами, ни с гостиницами, ни с питанием.

— Представьте себе такую гипотетическую ситуацию: команде лететь куда-то далеко, и у вас есть три билета в бизнес-класс. Кому они достанутся?

— Знаете, можно комфортно устраиваться и в экономическом классе. Там тоже есть удобные места, которые мы на регистрации и стараемся заполучить для игроков. Например, в Ту-154 это 9-й ряд, 31-й...

— Самарский клуб будет развиваться?

— Думаю, да. У людей есть желание не останавливаться на достигнутом и идти дальше. Надеюсь, мы еще порадуем наших болельщиков...

— О них тоже как раз хотел спросить — как вам почти камерная атмосфера МТЛ-арены?

— Да, здесь публика не привыкла реагировать так, как болельщики «Эстудиантеса» или «Ариса». Даже в «Реале» было поспокойнее, чем в этих клубах, где фанаты просто вакханалию устраивали — причем в хорошем смысле слова. Надеюсь, и в Самаре болельщицкие традиции будут крепнуть. Самое главное — люди приходят и заполняют зал. Мы играем не для пустых трибун, не для цифр на табло. Это окрыляет.

Спорт-Экспресс

Добавил: Saniog

Теги: интервью Чемпионат России Михаил Михайлов Красные Крылья

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



август
октябрь

сентябрь 2017

пнвтсрчтптсбвс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Реклама на сайте



Вакансии