Владимир Гомельский: «Баскетбол — это на всю жизнь»

«НТВ-ПЛЮС» // 07 апреля 2010

Комментарии: 7



Спортивная редакция сайта НТВ-ПЛЮС продолжает серию интервью с комментаторами спортивных каналов телекомпании. Владимир Гомельский рассказывает о первом репортаже, родном городе и сюрпризах в баскетболе.

Дата рождения: 20 октября 1953 года.

Родной город: Ленинград.

Образование: Высшее экономическое, высшее спортивное, кандидат педагогических наук.

На НТВ-ПЛЮС: Когда-то очень давно, еще при жизни Леши Буркова отработал на НТВ один баскетбольный сезон, это был сезон 94/95 года, но ПЛЮСа тогда еще не было. А непосредственно на НТВ-ПЛЮС получается уже три года.

Командные и личные пристрастия: ЦСКА. И еще одну команду я могу назвать — «Филадельфия» в НБА. Я не такой ярый хоккейный болельщик, но успехи питерского СКА в начале этого сезона меня обрадовали. Вообще я начал болеть за СКА, когда там работал Боря Михайлов, мне это по наследству досталось. В целом, у меня чаще всего именно так и происходит — в разных видах спорта я болею за знакомых, за приятелей, а это именно тренеры, а не игроки. Болею за тех, чья работа тренерская мне импонирует: за Сашу Тарханова и Валеру Газзаева в футболе, за Борю Михайлова в хоккее, в волейболе за Диму Фомина. Очень жалко, что ему не дали развернуться, но я надеюсь, что его тренерский талант обязательно раскроется. Володя Кондра, Алек Молибога — все это тоже мои друзья, за чьей работой я всегда слежу.

Виды спорта под комментарий: Скажем так, я никогда в жизни не комментировал футбол. Хоккей я комментировал всего дважды, но для меня комментировать хоккей — это вызов, потому что хоккей быстрее баскетбола, и попасть в картинку комментарием там сложнее. Кстати, мне очень импонирует, как рассказывает о хоккее Борис Александрович Майоров, как рассказывал Евгений Александрович Майоров, а из своих коллег, комментирующих хоккей, я выделяю Юру Розанова.

Самое яркое событие в комментаторской карьере: Олимпиада 1992 для меня была одним большим удовольствием: «дрим-тим», папа рядом. Мы не виделись несколько лет, потому что он за границей работал, и вот встретились в Барселоне.

В основном же запоминается что-то хорошее, победы. Очень ярко помню бег Дементьева на 15 км в Турине, его золотую медаль. Тогда он с 17-ого места на первое выскочил. За 2,3 км до финиша он шел семнадцатым, а потом как на крыльях улетел. Запомнился цирк, когда австралиец стал олимпийским чемпионом Солт-Лэйк-Сити по шорт-треку. Тогда все упали, а он единственный доехал до финиша. Очень обидным был проигрыш Саши Карелина в Сиднее. Я запомнил его очень хорошо. Это была такая несправедливость. Я не плачу от поражений, папа меня так воспитал, но было так обидно! Карелин — такой сильный, могучий, уверенный в себе, образец мужественности, и проигрывает из-за нелепого судейского решения. Сначала хотелось убить судью, потом утешать Сашу. Больно было ему, больно было и нам. А так с каждой Олимпиады какое-то воспоминание привозишь. Я работал в оргкомитете Олимпиады 80-го года, и я все меряю московской Олимпиадой. По организованности и красочности Сидней ставлю вровень с Москвой, а вот Пекин переплюнул Москву. Я ходил и любовался всем этим, несмотря на то, что Пекин не самый красивый город на свете. И даже из Пекина я привез хорошие воспоминания, несмотря на провал сборной России по баскетболу. Там я вживую видел мировой рекорд Болта, комментировал одеяло, под которым пряталась Елена Исинбаева перед прыжком. Вот два самых ярких воспоминания о последней Олимпиаде.

Хобби: У меня нет такого хобби, которое бы занимало все свободное время. Книжки — да, это на всю жизнь, с раннего детства. Так получилось, что я собираю уже третью библиотеку. Собираю ее с удовольствием и под себя. Вторую библиотеку в жизни я собирал под дочку, и мы оба остались очень довольны. Олечка ей до сих пор пользуется, хотя она уже взрослая. Сейчас же я собираю книги только те, которые интересуют меня и жену Ларису. У меня уже около трех тысяч томов, и, слава богу, есть, куда их складывать, а вот систематизировать, как следует, пока не получается. Год назад провел ревизию и ужаснулся — есть книги, которые я купил два раза, есть книги, которые не разрезаны — то есть я их купил и так и не стал читать. Ничего кроме этого в качестве хобби я бы не отметил. Люблю хорошую музыку, но ничего специально не собираю.

Семейное положение: Женат.

В 2009 году у вас была круглая дата — 20 лет профессиональной карьере...

Да. 26 или 27 декабря 1989 года первый раз я пришел в студию. Кстати, провел я первый репортаж в паре с Владимиром Николаевичем Фомичевым, за что я ему, честно говоря, очень благодарен.

А какой был первый репортаж?

В первом эфире была часовая программа, из которой 45 минут забирались на фрагменты матча недели. По-моему, в первый репортаж мне повезло, и попалась «Атланта», которую я знал очень хорошо, но это не помешало мне провалиться с треском.

За 20 лет не наскучило комментировать?

Я надеюсь, что, сколько бы мне ни было лет, я не разлюблю баскетбол. А рассказывать о любимой игре, об игре, в которой я родился, вырос, стал человеком, которая дала мне три профессии — ну как это может надоесть?! Так что, баскетбол — это на всю жизнь. Своим родителям баскетболистам во втором поколении (я получается уже в третьем) я обязан тем, что люблю этот вид спорта. Очень люблю. Искренне. Несмотря на мое боление за ЦСКА, мне кажется, я могу объективно относиться к баскетболу на любом уровне. Игра по-прежнему доставляет мне удовольствие, кто бы в нее ни играл.

В том, что вы решили стать комментатором, во многом заслуга вашей супруги. Это действительно так?

Смешно, но правда, была романтическая история. Мы же познакомились в Питере. Я был там в командировке и познакомился с Ларисой. Мы только что отметили 21 год знакомства, в этом году у нас 20 лет со дня свадьбы. Тогда же у нас чуть больше года, 14 месяцев продолжался процесс ухаживания, и нужно было ездить друг к другу. В какой-то заезд, это было осенью 1989 года, мы сидели в ресторане, смотрели баскетбол и я рассказывал то, что происходит на экране, так как голоса комментатора не было слышно. Была только картинка, которую смотрел я, Лариса, бармен и метрдотель. К концу репортажа бармен и метрдотель (мы до сих пор с ними дружим) уже сидели за нашим столиком и слушали. После того как все закончилось, и мы уже шли по Кировскому проспекту (теперь Каменноостровскому), мне Ларка сказала: «Вот, чем ты должен заниматься, а не всякой фигней». Она вообще в этом отношении без промаха бьет. Через два месяца меня Володя Фомичев пригласил на ТВ.

В ту пору кто был учителем в комментаторском искусстве?

Изначально я очень не хотел быть похожим на отца. Это смешно, конечно, звучит. Папа еще в Риге комментировал баскетбол, а после и в Москве на центральном телевидении. У него выработался свой подход к этому делу, но я не хотел быть похож на него, да и вообще ни на кого не хотел быть похож. Мне хотелось рассказывать о баскетболе так, как я его понимаю, как я его вижу и чувствую. Спасибо маме, она с детства тренировала мою память, и у меня был достаточно большой объем информации в оперативной памяти — истории мне не сложно вспоминать, они сами в голове всплывают.

А за искусство репортажа, как его правильно построить, на чем заострять внимание, в какие периоды игры — за это я могу сказать спасибо трем людям. Они постоянно ко мне подходили, делали мне замечания в мягкой форме, понимая мою амбициозность. Это были Анна Владимировна Дмитриева и Евгений Александрович Майоров. Их советы очень многое значили. Два очень хороших совета, не буду их сейчас повторять, но я их запомнил надолго, мне дал Алексей Иванович Бурков. Однако тот разговор был вообще про то, что такое телевидение, что такое спортивное телевидение, и как сделать так, чтобы баскетбол полюбило большее количество людей. Он чувствовал, что я хочу этого, и очень верные две вещи сказал, которые не изменились, — он хорошо телевидение чувствовал и знал.

А зарубежные коллеги?

Испанского комментатора я не пойму, японского и китайского тем более. Я могу понять только англоговорящих комментаторов и немного французов, потому что все-таки мой французский далек от совершенства. Так вот, из всех, кого я слышал, на меня наибольшее впечатление произвел Чак Дэйли — именно как комментатор, как аналитик. Глубина его знаний баскетбола превышает мою. Поэтому его я слушал с восхищением, потому что я узнавал что-то новое о любимой игре. Но тут опять такая вещь — я же не могу быть на него похожим, я же не Чак Дэйли. Очень мне нравился как комментатор Марв Альберт. Жалко, что он перестал этим заниматься, хотя по-прежнему работает в НБА, но не как комментатор, а как ведущий эксклюзивных программ. У него была живость, его не заклинивало. Наверное, когда-то в школе он сам играл в баскетбол, но не играл в НБА, на университетском уровне ничего не добился. Так вот у него баскетбол был как зрелище, как шоу. Он его и подавал как талантливый конферансье. Мне он очень нравился.

А вообще американская система спаренных репортажей аналитик—комментатор вам близка?

Они уже следующие шаги сделали. Центральные игры они теперь ведут впятером. Сидит, например, Майк Тарико, справа от него — Реджи Миллер, а слева — бывший тренер Майк Фрателло. Один с точки зрения тренера рассказывает, другой с точки зрения игрока. Фрателло больше комментирует, как команды играют в обороне, Миллер больше говорит о том, как они нападают, отмечает индивидуальные действия. А Тарико с его гениальной памятью вставляет какие-то статистические выкладки. Он то подтверждающую статистику приводит, то любит поспорить. А еще два человека где-то там внизу, у скамеек. Причем матч транслировался из Лос-Анджелеса, и кто-то работал прямо на трибуне — с узнаваемыми лицами успевал переброситься парой слов. Такой был репортаж — сказка!

Когда-нибудь мы сможем этого достичь? Или спроса на такой продукт в нашей стране нет?

Испортили мне все настроение таким вопросом. Если объективно оценивать популярность баскетбола в России, то он, наверное, замыкает десятку самых популярных видов. Спрос? Мне кажется, мы уже созрели для открытия специализированного баскетбольного канала, на котором можно было бы все-все сконцентрировать. Соревнований, слава богу, много, идут они круглый год. Можно было бы с хорошими аналитическими и развлекательными программами на этом же канале работать, посвященными и чемпионату России, и Евролиге, и турнирам ФИБА, и, естественно, НБА. Если все это вместе объединить, насыщенность канала могла бы быть очень хорошей. «Круглогодичнее» календарь только в футболе. Думаю, до этого мы созрели. А поднимать уровень самого репортажа с матча можно до бесконечности — это уже вопрос финансирования и создания команд. Одна команда репортеров всё не охватит. Как минимум три команды комментаторских нужны. Пусть не по пять, но по три человека хотя бы — это необходимо. Конечно, нужно отрабатывать съему, чтобы она была технологически выдержана, и наша технология производства прямых трансляций с этим справлялась. В первую очередь это касается качества связи. Не качества картинки, не качества наших камер, не работы режиссера, а в первую очередь связи.

Вы успели поработать на многих каналах. На ваш взгляд, спорт — это все-таки удел специализированного платного телевидения или у него есть шанс выжить на общедоступных федеральных каналах?

Мировая практика показывает, что специализированные спортивные каналы — спутник, кабель, или что-то еще, — в любом случае платное удовольствие. Человек, который не может без этого прожить, платит за это толику своих денег. Остальное — вопрос цены. Для больших федеральных каналов спорт должен существовать в рамках национальной идеи. Играет сборная России по футболу или хоккею — это наша национальная гордость, это должна видеть вся страна. Выигрывает женская сборная по биатлону эстафету — тоже. А еще федеральные каналы должны давать спортивные новости — это мое глубокое убеждение. Причем подача спортивных новостей должна быть , с точки зрения качества, такой же, как подача новостей политических. На самом деле, я согласен с определенного рода социологическими исследованиями о том, что мы в массе своей менее спортивная нация, чем, скажем, американцы и немцы. Но я всегда думал, что мы более спортивны, чем французы, а оказывается, что нет.

Какой вы видите свою миссию, как комментатора?

Когда начинается мой репортаж, я представляю своих друзей, которые точно этот репортаж будут смотреть. В таком режиме я проработал много лет. Я рассказывал для них. Я не хотел повторяться, да и сейчас не хочу. Мне было интересно подать им баскетбол так, как я его вижу, объяснить, почему происходит то или другое, как тренеры между собой борются, почему этот свисток арбитра мне кажется оправданным, а этот категорически нет. Я все время отвечал на вопрос «Почему». Мне очень не нравятся комментаторы, которые в своих репортажах позволяют себе сказать: «Ну, вот вам, пожалуйста», а еще и спросить: «Ну почему он так сделал?». Это твоя работа, ты сидишь у микрофона, чтобы объяснить нам, зрителям, почему это произошло! Спрашивать, почему он так сделал, — это расписываться в собственном бессилии.

Правда где-то 4 года назад с удивлением обнаружил, что мои репортажи смотрит не только эта группа лиц. Среди смотрящих есть ровесники моего сына, и даже помоложе, среди смотрящих есть домохозяйки, которые и правил баскетбольных не знают. Тогда я опять вернулся к популяризаторству и теперь смешиваю два стиля. Обязательно я два-три раза в репортаже должен вернуться к тому, чтобы объяснить, почему баскетбол такая красивая и удивительная игра, почему это шоу. «Посмотрите, уважаемые телезрители, вот это он сейчас сделал специально для вас! Потому что он мог забить мяч руками, а забил коленом». Из-за этого моя задача усложнилась, но стала более приятной.

С другой стороны, иногда я расстраиваюсь. В этом году матчем-открытием Лиги ВТБ была игра ЦСКА — «Жальгирис». В универсальном спортивном комплексе имени Александра Яковлевича Гомельского зал был полон. В символическом розыгрыше спорного мяча приняли участие Володя Ткаченко и Арвидас Сабонис. В перерыве этого матча я обратил внимание, что на трибунах много детей и молодежи. Я начал спрашивать у них: знают ли они, кто такие Ткаченко и Сабонис. Из десяти — восемь не знали. Те, кому меньше 25 лет, этого уже не знают! Теперь я им обязательно должен в своих репортажах объяснить, кто такой Сабонис, кто такой Ткаченко, кем был Сергей Александрович Белов, кем был мой папа, кем были Владимир Петрович Кондрашин и Лида Алексеева. В этом теперь тоже моя задача. Если им интересно, я должен еще выбрать момент, чтобы рассказать им про это. Мы же столетие отечественного баскетбола отметили в 2007 году. У нас столетняя история игры, и я всю ее знаю. Моя бабушка Нина Яковлевна Журавлева в баскетбол начала играть еще под руководством Степана Васильева. Она сама мне о нем рассказывала, и я опосредованно узнавал всю столетнюю историю баскетбола страны.

Нет желания написать об этом книгу по образцу истории НБА?

Я уже две написал — сыновий долг выполнил. У меня была другая идея — я знаю столько забавных историй из баскетбола, байки баскетбола я бы написал с удовольствием, это было бы весело и интересно читать не только баскетболистам. Историю российского баскетбола к 100-летию написали коллективно. Я прочел, понял, что это фигня, но и я один не могу ее написать — не имею права. Я помню так, а Иван Иванович Едешко помнит по-другому. Недавно я встречался с Толом Броди, капитаном «Маккаби» 70-х годов, мы один и тот же матч помним по-разному, а должна быть объективность. Должна быть группа профессиональных журналистов, которая просеет этот громадный материал. Это гигантская работа и задаром они трудиться не будут, тут фанатизма быть не должно, должен быть профессиональный подход, а для этого нужно найти финансирование. Взяться организовать эту работу, я, наверное, мог бы, и даже не попросил бы вознаграждения. Но только за организацию.

Помимо Бориса Александровича Майорова, вы единственный тренер, занявшийся комментаторской деятельностью. Насколько тренерский опыт помогает в анализе, в репортаже?

В анализе помогает очень. Когда я не работаю, то есть когда не комментирую ЦСКА, я стараюсь расположиться над скамейкой противника — всегда именно там покупаю места. Мне очень хорошо с четвертого ряда видно, а иногда и слышно, что тренер говорит в тайм-аутах, каким образом он определяет игрока, которого выпускает на замену. По жестикуляции иногда понятно, какую задачу он этому игроку ставит. Далее для меня изменения в рисунке игры одной команды вызывают вопросы, как отреагирует на это другая команда, что будет делать другой тренер: оставит все так, как есть, или тоже какие-то шаги предпримет. Тренерская дуэль для меня иногда интереснее, чем то, что на «поляне» происходит. Однако, когда я комментирую, я не должен этим излишне увлекаться. Это интересно в какой-то момент зрителям рассказать, причем если я уверен, что точно понял, о чем речь.

У меня больше никогда в жизни не будет такого партнера по репортажу, как отец. Поняв, что в игре что-то произошло, но, еще не поняв, что именно, папа умел в 10 словах объяснить, зачем, с его точки зрения, произошла та или иная замена, изменилась защита или была заказана комбинация. Папа баскетбол знал... Ну понятно как. Сейчас я это должен делать это сам. И я должен быть уверен, что правильно читаю эти моменты. Если скажу, что это было сделано для этого, а потом через 35 секунд выяснится, что я был неправ, мне либо извиняться придется, либо микрофон выключать. А я, как и все, не люблю ошибаться, поэтому к подобным моментам обращаюсь четыре раза за репортаж — не больше, и то, если четко понимаю, что происходит. Ведь иногда это на поверхности лежит, а иногда работают такие мастера друг против друга, которые еще и пургу запускают, маскируют свои шаги. Фил Джексон, Грег Попович, Этторе Мессина — специалисты по маскировке своих решений. Как же хорошо, что он у нас поработал Ивкович — такая скала, тренер-прагматик, на которого можно просто ссылаться: «Ребята, прежде, чем стать тренерами, вам надо выучить это, это и это по Ивковичу, а потом еще и переработать». Тренерская работа очень интересна, но она скорее мне интересна. Иногда читаю, что пишут наши зрители на форуме, а им интересен технический протокол. Забил вчера Руди Гей 41 очко в кольцо «Майами» — и сразу «Руди Гей — красавец». 41 очко, конечно, большой вклад в победу, но победу «Мемфису» в Майми принесли Марк Газоль, Хашим Табит и Зак Рэндольф. Они втроем выиграли эту игру, прихватив всех, кроме Уэйда, которого невозможно держать. Эти трое сломали нападение «Майами», забрали весь щит, сделали 16 подборов на чужом щите, после которых Гей и забивал.

По поводу хобби — какие у вас в литературе предпочтения? Я знаю, что научная фантастика и русская классика — это так?

Именно русская, не советская, но это вкусовщина. Можно сравнивать Толстого и Достоевского, но каждый сам для себя решает. Достоевский у меня есть весь, и некоторые его вещи не один раз прочитаны. Не буду оригинален, из всего Достоевского много раз перечитывал только «Братьев Карамазовых». Меня они тронули. А «Война и мир» — шедевр, но я прочел один раз, и в жизни больше в руки не возьму. Не затрагивает меня это, а некоторые места и раздражали, пока читал. Из Антона Павловича Чехова я прочел все, что есть в собрании сочинений, включая письма. Очень люблю всего Куприна, у Бунина нравятся «Темные аллеи». Сколько они издавались у нас, столько книжечек у меня и есть. Иногда могу поискать отличия в тексте. Пропустил еще Лермонтова, и не лирику, а прозу. Ее я могу читать сколько угодно раз. Школьная программа убила восприятие «Героя нашего времени», а вот «Вадима» мы в школе не читали. Есть вещи Гоголя, которые мне очень нравятся, хотя вообще к Николаю Васильевичу отношусь критически. Не могу простить, что он был таким ярым антисемитом. Во многих его произведениях это сквозит. Что ему евреи плохого сделали!? Хотя, иногда для настроения и Гоголя почитать можно.

Какой город все-таки для вас родной? Петербург или Рига, где прошло детство?

Родной город — Москва, я москвич. Москва меня приняла, я полюбил Москву. В Питере я люблю архитектуру, люблю гулять по городу, но как-то получилось, что с раннего детства я люблю Москву. Наверное, можно это объяснить тем, что мы жили в Риге, а мама все время по-женски капризничала, обращалась к папе: «Саш, ну когда мы домой вернемся?». А домом для нее был Ленинград. Это был единственный повод, по которому родители могли поссориться, по которому мама могла заплакать, если отец ей отказывал. И в Москву она не хотела переезжать. Так и не стала москвичкой, хотя умерла в этом городе, но Москву не приняла. Она хотела, чтобы ее похоронили на Волковом кладбище в Питере, и завещание ее мы выполнили.

А я вот стал москвичом. Меня до сих пор привлекает тема этого города, харизма, ощущение мощности московской, и я Москву узнаю и узнаю, много читаю о Москве. Так что я москвич. А вот когда бываю в Риге, бывает особое настроение, и хочется взять Лариску за руку и показать, каким переулком я ходил в школу, показать какой-то уголок города, памятный с детства. Это отнюдь не старая Рига и не набережная. Это район, где я вырос, где мы жили, где была моя школа. И еще кусочек центра, дом, где папа работал. Сейчас нет этого здания, раньше оно было на улице Горького, теперь ее переименовали в улицу Вальдемара. Однако в Риге через 2 дня начинаешь скучать, а в Москве не скучаешь ни секунды.

Что-нибудь в баскетболе еще может удивить?

Несомненно. После того, как закончил играть Майкл Джордан, лучший игрок за всю историю баскетбола мирового, я думал: «Ну что еще люди могут индивидуально на площадке сотворить, чтобы их хотя бы можно было поставить на один уровень с Джорданом». А ведь появились Леброн, Уэйд, а сейчас Хоуард. Среди новичков сейчас появилась пара человек с фантастическими физическими данными, которые могут такое, чего Джордан не мог. Они, правда, еще не научились так побеждать, как Джордан. Так только Коби пока умеет, и то не каждый сезон. Так что меня еще можно поразить индивидуально.

Плюс, я разыгрывающий защитник, я очень много умел, потому что много работал. Отрабатывал всякие финты, разновысокий, на ходу между ног. Техника идет вперед, и понятно, что так, как водит мяч Холден, я водить мяч не умел. А сейчас я смотрю на то, что происходит в НБА — там совсем молодое поколение, пришедшее летом 2008 или 2009 года, такое делает с мячом — с ума можно сойти. Они, по-моему, готовы провести мяч, ускоряясь, не переводя его вперед, мяч у них все время за спиной или между ног, и он не мешает им ускоряться. Я видел, как человек меняет скорость и направление движения одновременно, при этом в точке изменения он не останавливается — он перетекает. Это какие же надо иметь ноги, чтобы можно было это себе позволить! Какой силы у него связки голеностопа и коленного сустава, что он это делает! Заоблачная красота!

Совсем недавно я был приятно удивлен, когда увидел защиту, которую поставил в ЦСКА Этторе Мессина. Это была защита против лучших европейских клубов. Против НБА, где каждый из пятерки может забить индивидуально, она разваливалась, и то не всегда — в Москве «Клипперс» обыграли. А в Европе поставить гибкую систему обороны, в которой даже пятый, самый дальний от игрока с мячом защитник, участвует в оборонительных действиях... Бумага все стерпит, схематично можно нарисовать все, что угодно, но как натренировать эту защиту, чтобы не пятерку, а десятку, и даже одиннадцатого игрока, которым был Воронцевич, научить так защищаться. Я был удивлен, потому что представляю, какая это работа, как это приходится разжевывать, каждому объяснять, как реагировать в каждый момент. Это «ювелирка», и мне это очень понравилось. Теперь я смотрю на работу Скариоло в «Химках», и вижу, как они поменялись за полгода его работы. Если ему удастся доработать этот сезон, то в следующем, при нормальной комплектации команды, это будет лучшее и самое разнообразное нападение в Европе.

НТВ-ПЛЮС

Добавил: Saniog

Теги: интервью Владимир Гомельский комментаторы

в фейсбук Класс! в жж

Комментарии:

Автор Сообщение



нет картинки
08.04.2010 09:41 #

Марва Альберта в этом сезоне пару раз точно видел комментирующим.
По поводу восхищения выстроенной защитой: очередной расхожий миф, который постоянно поддерживают люди с психологией неудачника. Dream Team, Лейкерс, Орландо,Дневер,ФК Барселона. Подозреваю, что и баскетбольная Барса с Рикки играет в атакующем стиле, хотя полностью их игр не видел. Уверенный в себе всегда атакует. Защита — для тех, у кого не хватает мощи в нападении.
Гоголь — молодец, все правильно говорил; Гомельский и сам подтверждает такое отношение. Предал Питер и уехал поближе к кормушке.
Как комментатор он, конечно, хорош, хотя мне в последнее время больше Ушаков импонирует. А вообще, все-таки какая ущербность, слушать одного комментатора с приглушенным интершумом вместо пятерых и полноценного шума трибун!
 
Karatell
Каратель

нет картинки
08.04.2010 10:24 #

(08.04.2010 09:41),
Ушаков импонирует? Ты, наверное, единственный. Хотя нет, есть еще родственники и знакомые
 
Eesti
Алексей

нет картинки
08.04.2010 11:58 #

Karatell (08.04.2010 10:24),
Кстати,надо отдать должное,в этот год Ушаков прибавил,по-крайней мере я уже могу его слушать.Показывает,что он всё же не настолько безнадёжный вариант,как Решетов,от комментариев которого хочется просто плеваться и который в любом случае безнадёжен со своим отношением к игрокам,постоянными теориями судейских заговоров и со своим видением игры,когда он половину в упор не видит или не понимает.Ушаков в этом году в эфире хоть перестал советовать тренерам,что и как им надо делать,придумывать за них разные тактические ходы(и повторять их в течении всего матча с упорством…понятно кого) и сосредоточился больше на игровых моментах,на самой игре и на комментировании того,что происходит на площадке.Вообщем по 5-бальной системе уже комментирует на тройку,с двойки слава богу поднялся.А если ещё "НБА накоротке" и тем более "Высокую Европу" не смотреть,так совсем хорошо будет Это как Беляев,комментирует хорошо,а вот как анализировать начнёт,так хоть стой,хоть падай.
А по Ушакову видно,что парень учится,развивается и слава богу,пусть хотя бы так.Хотя может быть он в моих глазах слегка поднялся за счёт того,что на плюсе уж слишком много Решетова и хочется послушать кого угодно,лишь бы не его.
 
Karatell
Каратель

нет картинки
08.04.2010 16:16 #

Eesti (08.04.2010 11:58),
Ну, в принципе да, то что в этом году получше стал комментить, пожалуй, с тобой соглашусь.
 
Sognatore
Соньяторэ

нет картинки
08.04.2010 19:56 #

Он всего лишь 20 лет назад женился?? Хотя, возможно, жена уже отнюдь не первая.
Правду, данную тему лучше, конечно, не обсуждать
 
breakzzz
юрий

нет картинки
09.04.2010 23:44 #

Срочно запереть всю комментаторскую шушеру с нтв-плюс в библиотеке Гомельского на пару месяцев. По крайней мере, некоторые подружатся с веким и могучим.
 
breakzzz
юрий

нет картинки
09.04.2010 23:46 #

Eesti (08.04.2010 11:58),
О да, Высокая Европа.. Обожаю эту передачу. Лучшей антирекламы Евролиге и не придумаешь..
 

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



ноябрь
январь

декабрь 2017

пнвтсрчтптсбвс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Реклама на сайте



Вакансии