Иван Едешко: «Не жалею, что пришел в баскетбол намного раньше больших денег»

Борис Ходоровский, «Спорт-Уикэнд» // 25 апреля 2010

0



Автор легендарного мюнхенского паса — о неизвестных подробностях Олимпиады-72, тренерской философии и тренерских рокировках, а также о выборе спортивной специализации для дочери.

Баскетбольная карьера Ивана Едешко была долгой и блистательной, но болельщики из всех сыгранных им матчей выделяют один — финал Олимпиады в Мюнхене. Знаменитые три секунды и пас, который разыгрывающий армейской команды сделал через всю площадку Александру Белову. Долгое время Едешко вообще отказывался вспоминать об этом эпизоде, настолько достали его репортеры. И не считал себя героем финала.
В Мюнхен провожали, как на бой
— Сейчас, когда прошло уже почти 38 лет, вы придерживаетесь того же мнения?
— Героем финала точно себя не считаю. Кем же тогда считать Сергея Белова, который набрал 20 очков в матче, закончившемся со счетом 51:50? Конечно, эти три секунды войдут в историю отечественного и мирового баскетбола. Концовка мюнхенского финала получилась яркой и запоминающейся.
— Все 38 лет спорят, был ли это экспромт или указания Владимира Кондрашина...
— Не буду ничего говорить. Считайте, что забылось за давностью лет. Могу сказать только, что мне очень повезло. После минутного перерыва, когда я выбрасывал мяч, прямо передо мной стал размахивать руками громадного роста американец Томас МакМиллен. Судьи сделали ему замечание, но, видимо, английский арбитра был не настолько хорош. Центровой американцев ростом 226 см, вместо того чтобы спокойно поднять руки, просто отошел от нашей лицевой. Это заметно облегчило задачу. Дальнейшее известно.

— За давностью лет не забыли, с каким настроением отправлялись в Мюнхен?
— Такое не забывается. Накануне Олимпиады баскетбольную сборную СССР отвезли в Волгоград. Мы возложили цветы к монументу Родины-Матери, получили напутствие на митинге, организованном на каком-то крупном заводе. Нас провожали, как на бой. Мол, едете, ребята, «в Мюнхен, в фашистское логово», не посрамите чести державы! Приехав в олимпийскую столицу, мы были просто поражены. Немецкие болельщики принимали советскую команду очень доброжелательно и отмечали, в свою очередь, нашу доброжелательность.

Банкет начали с опозданием

— После завершения финального матча американцы подали протест. Как провели время в ожидании вердикта апелляционного жюри?
— Ни в раздевалке, ни в гостинице никаких обсуждений не было. Обидно было только за то, что в холодильниках и пиво стояло, и баварские сосиски лежали. Банкет же пришлось отложить. Все допускали, что завтра придется снова выходить на площадку. Решение апелляционного жюри нам огласил Сергей Башкин, ассистировавший Кондрашину. Он зашел в комнату, где все собрались, и сказал: «Переигровка». Затем мастерски выдержал паузу и добавил: «Через четыре года».
— Тут уж, как понимаю, пиво и сосиски пошли в ход...
— Берите больше! Руководители делегации принесли водку и черную икру. Отметили победу, как полагается. Правда, в Сеуле, как рассказывали, было еще круче.
— В Москве баскетболистов, впервые в истории обыгравших американцев, встречали как героев?
— Все советские чемпионы летели одним самолетом. С трапа самолета сразу повели на митинг. И в этот момент кто-то закричал: «Привезли чемоданы!» Чемпионов как ветром сдуло. Мы прекрасно знали, что после возвращения из Мехико у многих в аэропорту пропали вещи. Вот и побежали все проверять сохранность багажа. Ведь многие везли в сумках самый ценный груз — свои олимпийские медали.

Теперь об этом можно рассказать
— Понятно, что в советские времена вы вряд ли рассказывали об этом журналистам...
— Да и о многом другом тоже приходилось умалчивать. До известного инцидента с израильскими спортсменами в Олимпийскую деревню Мюнхена зайти можно было практически свободно. Этим пользовались распространители религиозной литературы. Советским спортсменам настойчиво предлагали Библию на русском языке. Понятно, что тогда знакомство с такой литературой не поощрялось. Накануне финального матча одна американка упорно пыталась обратить меня в свою веру. Я ее даже спросил: «Вы хотите, чтобы я поверил в Бога, а сборная США завтра проиграла?» Она протянула мне Библию и сказала: «Хочешь выиграть, прочти такую-то главу».
— Неужели поверили словам агента мирового империализма?
— Представьте себе, да. Перед сном честно прочел главу и положил Библию под матрац. Правда, никому из ребят и тренеров тогда об этом ничего не рассказал.
— Какие премиальные, если не секрет, получили за победу в Мюнхене?
— По три тысячи рублей за минусом подоходного налога и возможность без очереди купить «Жигули». Только при этом мы были абсолютно счастливы. Да и сейчас я совершенно не жалею, что пришел в баскетбол намного раньше больших денег.

Старался взять лучшее у Гомельского
и Кондрашина
— Недавно в Питере отметили 35-летие победы «Спартака» в чемпионате СССР. Вы играли в сборной у Владимира Кондрашина и в ЦСКА у Александра Гомельского...
— Это были тренеры, исповедовавшие разный подход к баскетболу. Две разные, если хотите, философии подхода к игре и к игрокам.
— Какая из них была ближе вам?
— Старался взять лучшее от обоих великих тренеров. У меня были определенные проблемы во взаимоотношениях с Гомельским в бытность игроком. Разрешались эти конфликты просто. Как человека военного меня отправляли играть в Киев. Хорошо еще, что не в строевую часть.
— Тем не менее именно Гомельский поспособствовал началу вашей тренерской карьеры...
— Завершая карьеру игрока, я готовился к тренерской работе. Видимо, Александр Яковлевич это тоже подметил и пригласил меня в тренерский штаб сборной СССР. Мой первый выезд в этом качестве на чемпионат мира в Колумбию в 1982 году оказался удачным. Наша сборная завоевала золото. Естественно, при Гомельском и речи быть не могло об использовании каких-то наработок, подсмотренных у Кондрашина. В самостоятельной же работе я их использовал.
— Нынешнее засилье иностранных тренеров в российском баскетболе идет ему на пользу?
— Конечно, у таких специалистов, как Душан Ивкович и Этторе Мессина, многому можно поучиться. О многих тренерах, работающих со скромными провинциальными клубами, этого не скажешь при всем к ним уважении. Главная же проблема российского баскетбола — это большие деньги, хлынувшие в него в последние годы. Отсюда и проблемы с трудоустройством наших тренеров. В случае конфликта между игроком-легионером, имеющим миллионный контракт, и российским тренером, получающим на порядок меньше, выбор спонсора очевиден. Самое же печальное, что баскетболисты сборной России имеют очень приличные контракты и очень малую игровую практику.

У Еремина было больше энтузиазма
— В вашей тренерской практике был редчайший случай. Даже не припомнить другой такой ситуации, когда главный тренер чемпионов страны добровольно уступает свой пост ассистенту, а сам занимает его место...
— Действительно, в тот сезон, когда ЦСКА в первый раз выиграл чемпионат России, я был главным тренером, а Станислав Еремин — моим ассистентом. Мы много лет играли вместе и были единомышленниками. Время было лихое, начало 90-х. Это сейчас у армейской команды с финансами все в порядке настолько, что можно пригласить европейских звезд и баскетболистов, поигравших в НБА. В начале 90-х очереди спонсоров у офиса ЦСКА как-то не наблюдалось.
— Как все это связано с тренерской рокировкой?
— У Еремина было просто больше энтузиазма и энергии, чтобы успевать заниматься не только тренерской работой, но и организационной. Он каким-то образом даже уговаривал ребят остаться в Москве, хотя денег не платили, а предложений из-за границы хватало. В сложившейся тогда ситуации роль главного больше подходила Еремину. Не скрою, что должность второго тренера мне не слишком импонировала. Как раз в это время мне поступило интересное предложение поработать в Ливане.
— Сборная этой страны за последние годы добилась немалого прогресса и даже представляла Азиатский регион на двух последних чемпионатах мира...
— Без ложной скромности могу сказать, что внес свою лепту в прогресс ливанского баскетбола. Команда «Спортинг», которую я тренировал, трижды становилась чемпионом страны, а в один из сезонов завоевала третье место в розыгрыше Кубка чемпионов Азии. Когда мы вернулись с медалями в Бейрут, во всем городе был праздник. «Спортинг» базируется в мусульманском квартале, но праздновали успех команды даже христиане. Те, кто знает жизнь современного Ливана, по достоинству может оценить этот факт. Ну а обстановка на матчах ливанского чемпионата очень напоминала мне Тбилиси, где доводилось играть в составе ЦСКА.
— Вас не удивляет то обстоятельство, что в Ливане вы были востребованы на протяжении нескольких лет, а в России не имели предложений о работе с элитными командами?
— Ну почему же? Я ведь работал в иркутском «Шахтере». Сейчас этой команды уже нет. Да и в мою бытность главным тренером нам очень не хватало одного игрока — денег.

С Сафиными
дружим семьями

— Не обидно, что ваш опыт сегодня оказывается востребованным только на уровне проведения семинаров для детских тренеров?
— Это очень нужная работа, которую мы проводим под эгидой Высшей школы тренеров по баскетболу при Университете имени Лесгафта. На такие семинары привозим видеокассеты, которые позволяют тренерам быть в курсе современных веяний. Возможно, в Санкт-Петербурге от недостатка информации детские тренеры и не страдают, а в глубинке он ощущается очень остро. Вместе с Евгением Гомельским, Сергеем Елевичем, Евгением Яхонтовым стараюсь по мере возможности восполнить пробелы. Чтобы возродить былую славу отечественного баскетбола, начинать нужно с обучения детских тренеров.
— Вы начинали карьеру в далеком от баскетбольных центров городе Гродно, где были отличные детские тренеры. Почему сейчас в российской глубинке их нет?
— Тогда были фанаты, которые работали на совесть и за идею. Детские тренеры меньше всего думали о зарплате и радовались, когда могли отыскать на дворовой площадке талантливого мальчишку. Сейчас нет ни дворовых площадок, ни таких энтузиастов.
— Еще до того, как теннис стал у нас президентским видом спорта, вы отдали заниматься им свою дочь...
— Видел, что баскетболистка из нее не получится. Зато неплохие задатки разглядела в Наташе наша соседка и друг нашей семьи Рауза Исланова, мама Марата и Динары Сафиных. Таких успехов, как Динара, моя дочь не достигла, но стала мастером спорта. А главное — подарила мне двух внуков.

Иван ЕДЕШКО
Родился 25 марта 1945 года в селе Стецки Гродненской области.
Выступал за команды: «Спартак» (Минск) (1963 — 1970), ЦСКА (1971 — 1977, 1979 — 1980), СКА (Киев) (1978, 1981).
Олимпийский чемпион 1972 года, бронзовый призер Олимпиады-76.
Чемпион мира 1974 года, двукратный чемпион Европы (1971, 1979).
Обладатель Кубка европейских чемпионов 1971 года.
Восьмикратный чемпион СССР.
После завершения карьеры тренировал юниорскую и молодежную сборные СССР, ассистировал Александру Гомельскому в национальной команде, а также работал по контракту в Гвинее-Бисау.
С 1987 по 1993 год работал на различных должностях в ЦСКА. Под его руководством армейцы выиграли первый чемпионат России.
Тренировал команды «Спортинг» (Бейрут, Ливан) и «Шахтер» (Иркутск), а также различные сборные России. В настоящее время проводит семинары для детских тренеров в рамках программы Высшей школы тренеров.

Спорт-Уикэнд

Добавил: Saniog

Теги: интервью Иван Едешко

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



апрель
июнь

май 2017

пнвтсрчтптсбвс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Реклама на сайте



Вакансии