Нестрашный суд

Наталия Калинина, «PROспорт» // 29 мая 2010

0



PROспорт поговорил c людьми, способными одним свистком объединить тысячи болельщиков на трибунах, — профессиональными спортивными судьями по баскетболу, хоккею, регби и футболу.

АЛЕКСЕЙ ДАВЫДОВ, БАСКЕТБОЛ, 25 ЛЕТ.

Первый раз я судил в 12 лет, в Тунисе, где мой папа, известный баскетбольный арбитр, работал на каком-то предсезонном турнире. Это был товарищеский матч женского ЦСКА и команды второго дивизиона Первенства России. Я же не понимал, что ЦСКА — обладатель Кубка Ронкетти, что там играет чуть ли не вся сборная России. Баскетбол и баскетбол. В общем, мне понравилось. Когда сам играл в баскетбол, мне мяч не давали — знали, что я его сразу потеряю. А тут — внимание, уважение, все мячик мне дают. Правда, папа совсем не хотел, чтобы я шел по его стопам, поэтому он подговорил тренера ЦСКА Анатолия Мышкина показать мне, что такое судейство на самом деле. И секунд за 30 до конца, когда ЦСКА вел свои 60 очков, Анатолий Дмитриевич вылетел на площадку, толкнул меня, стал «давить»: «Ты что — свисток проглотил? Не видишь — 3 секунды? А фолы кто свистеть будет?» В общем, показал, как ведут себя тренеры с судьями. Я был в шоке, в отеле даже расплакался. Но потом мы с папой ему отомстили. Сделали липовое письмо от ФИБА, что техническая комиссия рассмотрела ряд матчей, сыгранных в январе 97-го, и постановила наказать, в частности, Мышкина за неспортивное поведение на 500 дойче марок. В итоге его чуть ли не к президенту вызывали на ковер, а он понять не мог, где провинился.

В 1998-м в качестве эксперимента — мне всего 13 было, но я уже судил детскую лигу в Москве — меня пригласили вместе с папой поработать на Всемирных юношеских играх. Дебют — женский матч Украина — Тайвань. А моя мама с Украины. Так вот, украинки проиграли одно очко, и, когда мы вернулись домой, на двери подъезда нас ждала записка: «Ночуйте на улице».

Из меня хотели сделать теннисиста. Папа этим видом спорта очень увлекался. Я долго занимался индивидуально с известным тренером. И успехи были впечатляющие. А потом надоело, начал параллельно играть в баскетбол. Но уже в 14 я понял, что Джордана из меня не будет, а быть не Джорданом меня не устраивало.

В 18 лет я поехал сдавать экзамен на международную категорию и прошел все тесты. Проверяют знание правил, английский, физическое состояние, плюс практика. На следующий год ввели ограничение — с 25 лет. Так что я уже 7 лет самый молодой международный судья.

Когда мама и бабушка учили меня обычным словам вроде «Ма-ма» и «Де-да», папа требовал от меня moon и sun. В итоге одно из них и стало моим первым словом. Мама была в шоке. Акцент у меня ужасный, но никаких проблем с пониманием. Я учился в одной из лучших английских спецшкол Москвы. Помню, даже стишок перед королевой Англии читал, когда она в Россию приезжала. У меня и фотография есть, где я и Ее Величество. Правда, она меня тогда разочаровала: какая же это королева без короны?! Сейчас учу испанский — это важный баскетбольный язык.

В прошлом году судил в Бахрейне игры плей-офф национального чемпионата. У них баскетбол, как футбол в Турции — называется «Добро пожаловать в ад». Мы судили решающий полуфинал. Выезжаем на игру, на пороге гостиницы нас догоняет хозяин: «Вы же судьи! В моей гостинице! Все для вас, любая услуга. Но учтите — если „Манама“ проиграет, я вас отравлю». За 20 секунд до конца игры стало ясно, что «Манама», у которой самые агрессивные болельщики, проигрывает. И начался град из мобильных телефонов, зажигалок, солнечных очков. Пришлось убегать. А мой друг, греческий судья, рассказывает, что с тех пор, как начал судить чемпионат Греции, ни разу не покупал себе зажигалки, хотя много курит. После игры просто выходит на площадку и выбирает понравившиеся.

У нас есть жест, означающий фол в нападении: рука поднимается вверх, а потом — кулаком вперед — похоже на удар. Однажды я судил в Питере, тогда местный «Спартак» тренировал Альгирдас Бразис. Я стоял рядом с его скамейкой. Вижу, что атакующая команда неправильно ставит заслон, останавливаю свистком игру и показываю фол в нападении: красивым жестом, как Кличко в последнем бою, с шикарной амплитудой кулаком попадаю Бразису в челюсть — он же сильно ниже меня. Мне было очень стыдно, хоть я и не специально.

Судили однажды на Кипре, на матч пришли футбольные фанаты: у них была одна задача — оплевать судью. Ты даешь фол в пользу их команды, а им все равно: «Referee — Malaka». И плевок. Через пять минут вся спина мокрая. А если фанат в ухо судье попадет — для него вообще день не зря прожит! В Одессе можно записывать за болельщиками. Помню, как-то с турком там матч судили, а нам с трибун кричали: «Да здравствует русско-турецкий суд, самый гуманный суд в мире».

Один из лучших баскетбольных судей в Европе сейчас — итальянец Луиджи Ламоника. Мой друг работал с ним в Сербии и говорит, что его там узнают в любом кафе. Такой популярности я, наверное, не хочу, но мне важно, чтобы баскетбольные люди знали, кто я такой и чего от меня ждать.

Бывает, два игрока на паркете после столкновения лежат, а ты так и не можешь понять, кто виноват — нападающий или защитник. Но мы на семинарах как раз такие ситуации рассматриваем, вырабатываем общие схемы поведения в спорных моментах — к примеру, если не знаешь, кто виноват, наказывай нападающего, потому что защитника наказывают чаще. Перед началом сезона эти установки озвучивают и командам.

В моей трудовой книжке написано, что я журналист. Я же выпускник журфака. Как судья я работаю по трудовому договору. По регламенту принимающая команда отвечает за размещение, питание, перелет судейской бригады, а также выплачивает гонорар за каждую игру. Такие правила действуют и на соревнованиях ФИБА, а в Евролиге УЛЕБ судьям платит Лига.

Арбитрам всегда было тяжело судить тренера Сергея Белова. Он агрессивно ведет игру, может не самые приятные слова судье говорить. Однажды я судил его «Урал-Грейт». И после какого-то момента, когда я дал фол его команде, он мне крикнул через всю площадку, хотел, видимо, меня задеть: «Кто тебя так бегать учил?» А у меня действительно специфическая манера бега. Я поворачиваюсь и говорю так спокойно: «Папа». Белов его прекрасно знал. И после этого никаких проблем не возникало.

Я провел 3-4 игры ЦСКА времен Ивковича, и каждая из них — это школа для судьи. Он всегда умудрялся сказать что-то неожиданное. Заставлял задумываться, анализировать, приобретать опыт. Все тренеры ведут себя по-разному. Кто-то пытается задеть судью, кто-то — стать лучшим другом: «Ты классно судишь, но вон тот парень постоянно толкает моего?» Я стараюсь прислушиваться к рекомендациям тренеров. Не сделать так, как они просят, но обратить на эти моменты внимание.

Сейчас судейство стало вопросом психологии. Раньше самым лучшим был тот, кто лучше определяет игровую ситуацию. Теперь этого недостаточно, нужно уметь найти подход к каждому участнику матча.

Я всегда поправляю, когда говорят «встречу обслуживает такой-то судья». «Игру проводит», «работает на матче», «украшает» в конце концов судейская бригада. Хотя понятно, что не мы — главные герои. Когда выбираешь эту профессию, нужно заранее понимать, что ты не ради приза зрительских симпатий работаешь и на рекламе Adidas скорее всего висеть не будешь. Считается, что остаться незамеченным — высшая судейская доблесть.

Женский и мужской баскетбол — это разные виды спорта. У мужчин более силовая игра, у женщин — более изящная, тонкая. Вроде бы тяжелее, когда на площадке Даутит из Самары против Раковича из «Спартака» — общий вес под 400 кг и рост почти 4 с половиной метра. Психологически, да, давление больше, физически сложно, но с точки зрения определения игровых ситуаций с женщинами сложнее. Какие-то толчки, тычки постоянно происходят — и все это надо понять. Недавно судил полуфинал и финал женского молодежного чемпионата. После двух игр был мертвый. В мужской игре ЦСКА — «Динамо» ты можешь что-то прогнозировать: куда встать, чего ждать. Здесь же все движения непредсказуемые.

В матче «Спартак» (Санкт-Петербург) — «Локомотив» (Краснодар) возник такой эпизод: стартовый спорный мяч и при этом фол. Потом опытнейший тренер Цви Шерф «Спартака» говорил, что он первый раз в жизни такую ситуацию видел. Ну и мы, судьи, тоже. И по букве правил мы поступили неправильно. Игрок «Спартака» сфолил, и мы отдали мяч противнику для вбрасывания. На самом деле игра в тот момент юридически еще не началась, поэтому мы должны были записать фол игроку и еще раз подбросить мяч. Но это момент, который, может, происходит раз за карьеру. Нас тогда все поняли, но чисто по правилам мы поступили неверно. На всех трех судей какой-то ступор нашел.

На европейских летних турнирах с судьями обязательно работает инструктор. И вот однажды инструктор после игры мне говорит: «Мне что нравится. Ты так улыбаешься в ответ агрессивным игрокам, что обезоруживаешь их абсолютно. Молодец! Но бывают ситуации, когда судья обязан посмотреть на игрока или тренера зло, строго. В следующей игре покажи мне это. Понял?» — «Понял». После игры встречаемся снова: «Да, сегодня я видел, что ты умеешь смотреть зло. Хотя весь зал готов был умереть со смеху». Ну вот я такой.

Оранжевый — мой любимый цвет, и я мечтаю работать в оранжевой форме, потому что это цвет арбитров Евролиги. Но мне нравится классическая серая форма, в которой мой папа работал. И свисток у меня — классический «Фокс», а не более мощный и резкий современный «Дельфин».

Каждый свой матч я внимательно пересматриваю. Все клубы знают, что обязательно попрошу видеозапись игры. По-другому мы учиться не можем.

Принято думать, что, если судья ошибся, значит он этого захотел. Но на самом деле он может ошибиться просто так. Он же человек! Финал Евролиги прошлого сезона помните? Последний бросок Шишкаускаса. Один, никто не мешает, но промах. Разве он хотел проигрыша свой команде? То же самое и у судьи.

PROспорт

Добавил: Saniog

Теги: интервью Чемпионат России судьи Алексей Давыдов

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



сентябрь
ноябрь

октябрь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии