Евгений Колесников: «С таким составом у „Спартака“ шансы на медали довольно высокие»

Николай Дерягин, «БК Спартак» // 24 июля 2010

0



В подмосковном Новогорске продолжается второй сбор национальной команды, по итогам которого главный тренер Дэвид Блатт объявит заявку на чемпионат мира в Турции. Шансы на представительство «Спартака» в этом списке достаточно велики — сейчас в Новогорске тренируются Алексей Зозулин, новобранец «красно-белых» Антон Понкрашов и дебютант сборной Евгений Колесников. В эксклюзивном интервью 24-летний баскетболист рассказал о своих шансах поехать в сентябре в Турцию, прокомментировал итоги минувшего сезона для «Спартака», выразил надежду на завоевание командой медалей в наступающем сезоне, а также посетовал о недостаточном финансировании детских школ.

— Как проходит второй сбор? Не влияет ли установившаяся в Москве небывалая жара на атмосферу в команде?
— Все хорошо. Атмосфера в команде рабочая, можно сказать, боевая. А жару мы не чувствуем — в зале установлены кондиционеры, так что иногда даже холодно бывает.

— Перед вторым сбором в Новогорске были мысли о том, чтобы как-нибудь проявить себя перед Блаттом, чтобы заслужить поездку в Турцию?
— Если честно, никаких таких мыслей не было, чтобы как-то себя проявить, как-то себя зарекомендовать. Наверное, у меня уже возраст не тот или просто переосмыслил все это. Для меня самое важное — выходить на площадку и показывать свой уровень баскетбола. Что я, собственно, и делаю.

— Насколько будет тяжело попасть в окончательную заявку на чемпионат мира?
— Это будет очень сложно, но я считаю, что мне это по силам. Я готов прикладывать для этого максимум усилий. И если я покажу все, на что способен, то у меня есть все шансы попасть на чемпионат мира. С другой стороны, конкуренция среди российских игроков очень большая, и главному тренеру будет очень сложно выбрать 12 игроков. Но я не ищу легких путей и не боюсь трудностей. Если тренер увидит, что кто-то сильнее меня, сначала расстроюсь, конечно, но потом стану работать еще больше, чтобы гарантировать себе место в заявке на следующие крупные международные соревнования. Это мой первый год в сборной, и сейчас мне самому интересно, на что я способен. Повторюсь, трудностей я не боюсь.

— В начале сезона у Вас не всегда все получалось. Тогда в тот момент верили, что сможете еще проявить себя и получить вызов в сборную?
— Честно говоря, у меня всегда были такие мысли. После двух сезонов, проведенных в Прибалтике, у меня появилась уверенность в своих силах. Чувствовал, что я могу попасть в сборную и знал, что, даже выступая там, меня все равно заметят. Я просто старался добротно делать свое дело. Меня ставили на позицию первого номера, но хоть это была и не моя позиция, всегда стремился приносить максимальную пользу команде. Где-то у меня получалось, но тренеру нужно было просто давать мне игровое время. Потери были неизбежны, потому что я никогда не играл на этой позиции. Но при достаточном игровом времени, думаю, к концу сезона я бы показывал очень хороший баскетбол, играя первого номера. На позиции атакующего защитника я играю уже давно, но, повторюсь, если бы мне дали игровое время на позиции первого номера, то к концу сезона я бы смог выбить и основного разыгрывающего команды.

— А в этом сезоне тяжело будет выбить основного первого номера из «Спартака»?
— Безусловно, тяжело. Тем более, я думаю, и в этом году руководство клуба эту позицию усилит. Россиянину стать первым номером сложнее, потому что чаще всего на ней играют иностранцы, а их, сами понимаете, сложно выбить из состава. Потому что у них техника другая, к тому же есть и другие объективные причины. Ведь иностранцев покупают не для того, чтобы они на скамейке сидели. Поэтому им чаще дают игрового времени. Таково положение в российском баскетболе, и в этом, конечно, сложность. Но все равно буду стремиться, надеюсь, что смогу стать основным разыгрывающим команды.

— А Вам самому где лучше играть — на позиции разыгрывающего или атакующего защитника?
— Мне нравится играть на позиции первого номера, но играю я всегда атакующего защитника. Признаюсь, я стабильно не играл на позиции разыгрывающего. Может мне и нравится играть там, но я до конца не прочувствовал, не понял это ощущение. Но видение у меня уже совершенно другое — я уже вижу площадку как первый номер. Мне нужно больше работать, если я хочу играть на позиции разыгрывающего. Но сейчас в данный момент я отрабатываю свои методы с позиции второго номера. Меня и в сборную пригласили как атакующего защитника.

— Концовка сезона у «Спартака» как раз и показала, что и Леванс Филдс, и Джеймс Уайт получали по 40 минут игрового времени в каждом матче. Сидя на скамейке запасных насколько тяжело понимать, что они играют постоянно, а остальные только эпизодически?
— Я об этом не думаю. Смысл? У меня другие заботы — мне нужно играть в защите и просто показывать свой баскетбол и все. А эти лишние мысли на площадке не нужны. Если ты будешь думать об этом, то абсолютно ничего не изменится. Ты выходишь на площадку с мыслями помочь команде и, наоборот понимаешь, что они по 40 минут играют, надо им помочь, где-то вывести на бросок. Они же тоже живые люди и устают. В принципе это даже не от них зависящее обстоятельство — тренер видит так, что они по 40 минут должны играть. Если бы они играли по 25 минут, то также радовались бы. Но 40 минут действительно многовато.

— Что стало толчком для улучшения и Вашей игры, и игры «Спартака» в целом?
— Я думаю, основная причина это приход на тренерский мостик Цви Шерфа, который добавил эмоций. Плюс Джеймс Уайт, который привнес в нашу игру зрелищности. С этого все и началось. Потом у нас произошли кардинальные перестановки на площадке, просто правильно расставили акценты. Я стал играть на своей позиции, на которой всю жизнь играл, хотя до этого Трифунович видел меня на позиции первого номера. Конечно, я хотел бы играть на позиции разыгрывающего, но он мне не давал игрового времени. Хотеть, видеть и давать игровое время — это разные вещи. Для меня самым основным было игровое время.

— Многие считают, что шестое место «Спартак» занял по итогам сезона лишь благодаря третьему кругу регулярного чемпионата, который во многом помог команде подняться со дна турнирной таблицы.
— Это факт. Мы действительно набрали обороты к концу второго круга и действительно смогли закрепиться в восьмерке только благодаря третьему кругу. Если вспомните, у нас было несколько побед подряд, и это, конечно, принесло свои плоды — по итогам регулярного чемпионата мы стали седьмыми. Но для меня было бы лучше, если бы мы отыграли три полных круга, именно со всеми командами, а не так, как нас разделили — лидеры играют сами с собой, остальные сами с собой. Было бы интересно сыграть с «Динамо», ЦСКА, УНИКСом, потому что тогда мы набрали обороты. Думаю, мы могли бы повыше подняться, а другие чуть ниже спуститься. Вот это конечно обидно, что не дали со всеми сыграть. Ведь потом мы и «Химки» в плей-офф обыгрывали.

— Насколько тяжело играть в таком рваном темпе: первые два круга между играми большой перерыв, а третий круг получается таким насыщенным?
— Если бы был плавный график на протяжении всего сезона, то было бы хорошо. А так, конечно, эти перерывы между играми выбивают из колеи. Ты вроде готов, а игр нет. Ты вроде подходишь на пике формы, а игр нет, что дальше делать? А потом игра и ты, получается, можешь попасть на спад. Потому что спортсмен может быть неделю в хорошей форме, потом спад, потом опять подъем. У каждого спортсмена полосами идет сезон. Вот это обидно, что есть такие перерывы. Когда чемпионат проходит насыщенно, конечно, тяжеловато с одной стороны, но с другой стороны приятно, что есть много игр. Вот чем мне нравится прибалтийский чемпионат, что там много игр. И ты по большому счету не думаешь после игры, проиграл или выиграл. Хочется, конечно, побеждать в каждом матче, но ты понимаешь, что в чемпионате много игр и ты, одержав несколько побед, всегда можешь поменять свое место в турнирной таблице. А в российском чемпионате мы всего 20 игр отыграли, и у нас каждая игра была, как последний бой. Это конечно, тяжеловато. Многие люди одну игру, допустим, проиграют и потом две-три недели ждут следующей игры и переживают по поводу той, которую они проиграли две-три недели назад. Вот это, конечно, тяжеловато, что такой у нас чемпионат. Но посмотрим, как будет в этом году. Самое главное, чтобы игры распределялись равномерно, а не так, допустим, что в неделю ты сыграл три игры, а потом ты следующую неделю просто отдыхаешь. Хочется, чтобы игры были хотя бы раз в три-четыре дня. Это было бы оптимально для всех команд, и для нас в частности.

— «Спартак» по сравнению с прошлым сезоном уже обновился наполовину. Переживаете, что приходиться расставаться с теми, с кем пережили достаточно сложный для вашей команды сезон?
— А что переживать, я уже привык к этому. Потому что я понимаю, что контракт заканчивается, и ты можешь оказаться в другом клубе. Кто-то ушел, кто-то остался. Это жизнь. Я принимаю это как должное, значит так должно быть. Это в первые два раза тяжело, когда в другую команду переходишь, а потом привыкаешь.

— Считается, что за один сезон невозможно построить команду и выиграть с ней чемпионский титул. На Ваш взгляд, «Спартак» сможет завоевать золотые медали и, тем самым, опровергнуть это мнение?
— А почему бы нет? Я считаю, что и в прошлом сезоне у нас был хороший состав, просто в начале у нас чуть-чуть не получилось и пошло-поехало. Вот в этом году начнем хорошо, и дальше все пойдет нормально. Сейчас, правда, неизвестно какие еще игроки усилят «Спартак», какой будет состав, какой регламент новой лиги. Но я думаю, с таким составом, какой сейчас уже есть у «Спартака», шансы на медали чемпионата России довольно-таки высокие.

— До отъезда в Ригу Вы либо сидели на скамейке, либо играли в аренде. Сейчас можно уже сказать, что обрели свою команду, получаете игровое время и чувствуете себя более-менее спокойным?
- То, что я там где-то посидел на лавке, там где-то не поиграл, может быть, нервы от этого закалились, и сейчас мне уже намного легче. Потому что на многие вещи, от которых ты переживал и не знал, что делать, ты уже спокойно реагируешь. А некоторые люди, даже в моем возрасте, они еще этого не проходили и не знают, что это такое. И они абсолютно не готовы — когда их подсаживают на скамейку, и они могут сломаться. А я это знаю, потому что прошел все ступеньки, не перепрыгивая ни одной, начиная с первой лиги, Суперлиги Б и заканчивая Суперлигой А. Это нужно было для меня, чтобы стать таким игроком, каким я являюсь сейчас.

— Наставник «Спартака» Цви Шерф проводит свои тренировки и руководит игрой на английском языке. Все ли Вам понятно, что говорит тренер?
— Не скажу, что владею английским языком в совершенстве, но практически все баскетбольные термины знаю и понимаю, что от меня требуется. К тому же, Цви говорит понятным языком, на таком примитивном уровне. С Блаттом чуть сложнее — он хорошо владеет английским языком и апеллирует такими терминами, что сразу не разберешь.

— А с иностранцами на площадке? В некоторых играх было видно, что у вас иногда возникало недопонимание.
— С ними тоже сложнее. Если бы у меня был больше словарный запас, то я бы больше понимал. К тому же они «зажевывают» слова, говорят со своими акцентами. Тогда сложно понимать их речь. А когда они начинают общаться на своем диалекте, то очень сложно становится. Поэтому иногда из-за этого у нас возникает недопонимание на площадке, но я считаю, что надо быть хладнокровнее, сплоченнее, друг другу помогать. В раздевалке можешь говорить все, что угодно, а на площадке не стоит выражать своих эмоций. Тем более криком. У меня такой принцип. Смысл кричать? Что кто-то лучше другого или кто-то имеет право кричать? Кричать может только один человек — главный тренер.

— Завершил карьеру Антон Юдин, ушел из «Спартака» Захар Пашутин. Готовы ли взять на себя бремя капитана команды?
— Конечно! Мне всегда нравилось быть капитаном. Я всегда во всех сборных, в которых играл, всегда становился капитаном команды. Это не дает мне какого-то преимущества над остальными, но добавляет уверенности, придает мне равновесия. Я, может быть, такой человек, которому нравится быть капитаном. Тем более, от тебя не требуется посещение каких-то собраний (улыбается).

— Знаю, что иногда Вам приходится пользоваться метрополитеном. После одного сезона в «Спартаке» узнают на улице?
— Да, в основном дети меня узнают. Взрослые, может быть, и узнают, но не подходят. А дети всегда радостные подходят, спрашивают автограф, просят сфотографироваться (улыбается). Я всегда с ними общаюсь, мне приятно с ними поговорить, так они потом такие довольные. Дети есть дети. По себе знаю, сколько радости доставляет детям такое общение.

— На Ваш взгляд, такой социальной работы, как общение с детьми, в «Спартаке» не хватает?
— Этого не хватает не только в «Спартаке», но и вообще во всем российском баскетболе. Практически во всех клубах этого нет. Я считаю, что в первую очередь надо уделять внимание детям, а потом уже всему остальному. Есть такая поговорка — что посеешь, то и пожнешь.

— Таким способом можно привлечь зрителей на трибуны?
— Безусловно, это ведь и есть популяризация баскетбола. Если дети будут заниматься спортом, то и родители будут за них спокойны: их ребенок не будет познавать в раннем возрасте пагубные привычки и жесткие законы улиц. А у детей ведь как — если один занимается, к примеру, баскетболом, то и все его друзья из-за спортивного интереса начнут заниматься этим видом спорта. И тогда мы сможем сделать огромный шаг вперед, вырастив поколение здоровых ребятишек, которые в будущем, возможно, будут защищать честь страны на крупных международных соревнованиях. Но пока существует две проблемы — низкое финансирование и, как следствие, мало детских тренеров высокого уровня. У нас большие деньги тратятся на профессиональные команды, но только самая маленькая часть из них выделяется на детей.

БК Спартак

Добавил: Saniog

Теги: интервью Чемпионат России Спартак Евгений Колесников

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



сентябрь
ноябрь

октябрь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии