Будивельник. Евроистория

Александр Музыка, «iSport.ua» // 20 сентября 2010

0



В преддверии старта самого титулованного украинского клуба в Евролиге iSport.ua решил вспомнить все предыдущие попытки «строителей» снискать славы в Европе.

фото БК Будивельник

В этом сезоне киевский Будивельник впервые за 12 лет примет участие в еврокубках. Со времени последнего участия «строителей» на континентальных клубных турнирах еврокубки претерпели значительную реорганизацию. Уже нет Сапролиги, Кубков Корача и Сапорты, в которых играл Будивельник. Мало того, почила в бозе образованная после исчезновения киевского клуба с европейской клубной карты NEBL, появившаяся Евролига FIBA стала Кубком Европы и объединилась со столь же новообразованным Кубком ULEB. В общем, произошло довольно многое. Но задача iSport.ua не рассказывать о метаморфозах еврокубков, а напомнить баскетбольному болельщику о том, какова же история Будивельника в еврокубках еще той эры. Итак, начнем.

Союзные времена. В шаге от финала

Первое появление «строителей» на международной арене датируется 1974 годом — тем самым, когда Будивельник завоевал очередные бронзовые медали чемпионата СССР и получил право сыграть в Кубке Корача, которому на тот момент «стукнуло» уже три года. Излишне напоминать, что к этому моменту Кубок дважды подряд завоевывал итальянский Канту, считавшийся фаворитом и розыгрыша 1974/75. Может быть, киевляне бы и смогли бросить вызов команде Арналдо Тауризано — Будивельник был заявлен на турнир и должен был играть в групповом турнире в группе А. Но, в результате, команда Александра Клименко так на евроарене и не появилась.

«Дело в том, что распределением команд по еврокубкам в союзные времена занималась Москва, — вспоминает бывший игрок киевской команды, а нынче президент УПБЛ Владимир Рыжов. — Партийные функционеры решали, какой именно клуб допустить к участию в международных матчах. Предпочтение отдавалось преимущественно командам из Ленинграда, Москвы, иногда Тбилиси. И спортивный принцип не всегда являлся определяющим. Поэтому, несмотря на то, что руководство европейской федерации включило нас в розыгрыш Кубка Корача, перед нами зажгли красный свет именно наши «начальники».

Следующей возможности сыграть в еврокубках пришлось ждать долгих семь лет. Дебютировали киевляне в Кубке Сапорты и, пройдя квалификационный барьер в виде бухарестского Динамо, стали участниками четвертьфинального группового этапа, где, помимо «строителей» также выступали «основоположники» турнира испанский Реал (напомним, что турнир носил имя директора мадридцев Раймундо Сапорты), словацкий Интер и голландский Лейден. Выиграв три матча из шести (кстати, обе игры Реалу украинцы проиграли), вице-чемпион СССР вышел в полуфинал, где в первом же домашнем матче попросту разорвал будущего обладателя Кубка Сапорты хорватскую Цибону с разницей в 16 очков. К сожалению, в ответной встрече команда Бориса Вдовиченко проиграла на десять очков больше и покинула турнир. Кстати, дебютный сезон «строителей» в еврокубках до сих пор считается наиболее успешным в истории клуба — больше киевляне ни разу не достигали столь высокой стадии континентальных клубных турниров.

«У нас была „атомная“ команда, — рассказывает Рыжов, — действительно серьезный коллектив европейского уровня — Ткаченко, Белостенный, Рыжик... По идее, именно мы должны были играть в финале с Реалом, который, тем более, уже изучили вдоль и поперек по играм группового турнира. Но нашлись объективные причины. Сейчас я уже не боюсь говорить о том, что нам помешало судейство. Тогда генеральным секретарем FIBA был Борислав Станкович, поэтому арбитры были лояльны по отношению к командам из Югославии. Наставник Цибоны Мирко Новосел перед матчем в Загребе был уверен в победе и прямо утверждал, что нам в Югославии ничего не светит. В течение этого матча мы словили два технических фола, и закончилось даже тем, что Саша Белостенный побил судью. Не спорю, Цибона была действительно очень сильной командой, но в Европе считалось, что в финал должны были выйти именно мы, и уже предвкушали финал Будивельник — Реал. Но не сложилось.

Другой причиной, по которой мы проиграли эту встречу, стала наша неподготовленность к играм международного уровня. Будивельник впервые в истории принимал участие в еврокубках, мы еще не обладали достаточным опытом в таких играх. Мы не разработали правильную тактику игры, не учли вышеупомянутый судейский фактор — в общем, ничем соперника удивить не смогли. Против нас сыграло и то, что домашнюю игру мы выиграли с довольно хорошим преимуществом, потому приехали в Загреб, считайте, доигрывать первый матч, за что и поплатились»
.

1981/82, Кубок Сапорты
Квалификация: Динамо Б (Румыния) — 76:70 (в), 68:59 (д)

1/4 финала (Группа В)
Реал (Испания) — 84:93 (в), 78:79 (д)
Интер (Словакия) — 104:80 (д), 88:96 (в)
Лейден (Голландия) — 72:69 (в), 74:66 (д)

1/2 финала

Цибона (Хорватия) 82:66 (д), 66:92 (в)

В следующем сезоне очередные серебряные медали чемпионата СССР позволили Будивельнику опять сыграть в Кубке Сапорты. Был даже определен первый соперник «строителей» — венгерский Шопрон. Но киевляне под давлением из Москвы вновь были вынуждены отказаться от участия в турнире. А уже в следующем сезоне, после того, как в союзном первенстве им пришлось удовлетвориться бронзовыми наградами, им все-таки позволили принять участие в розыгрыше Кубка Корача.

Уверенно пройдя болгарский Академик, подопечные Вдовиченко вышли в групповой этап, где играть пришлось против очень сильных соперников — чего стоило только присутствие «народной» команды Турции Фенербахче. Да и остальные представители стран прогрессивного капитализма тоже были не лыком шиты. Но настоящие советские люди не испугались громких имен и выиграли четыре встречи из шести! И Фенербахче, и французский Париж были биты дважды, а миланской Олимпии, в составе которой выступали такие звезды как Дино Менегин и «Арсен Люпен» европейского баскетбола Майк д’Энтони, «строители» дома проиграли с разницей всего в одно очко. А если учитывать, что из группы в полуфинал выходил только ее победитель, то двух поражений от миланцев хватило, чтобы Будивельник остановился именно на этой стадии турнира. Кстати, отметим, что, как и два года назад, командой, остановившей нашу команду, стал будущий обладатель трофея.

«В то время началась экспансия американских игроков в европейский баскетбол — мы впервые столкнулись с командой, в составе которой выступал недавний представитель НБА Джо Берри Кэрролл, — продолжает делиться воспоминаниями Владимир Рыжов. — Для нас это было в диковинку. Впрочем, мы не стушевались и достойно противостояли миланцам вплоть до последней четверти. Только там свое взяла и усталость, и обилие тренерских ошибок. До того мы вели едва ли не 15 очков, но растеряли все преимущество и, в результате, проиграли. Дома очень хотели отыграться. Тогда нас накрыла волна проблем со здоровьем. Например, я травмировался на игре в Париже и, по сути, не должен был играть. Но прямо на площадке мне сделали укол, и я вышел на площадку, где все-таки не смог показать свойственную мне игру. Белостенного и вовсе привезли из больницы — у него были проблемы с желудком. По пути в зал накачали медикаментами, чтобы он смог принять участие в игре, но, сами понимаете, Саша тоже не мог играть в полную силу. Были микротравмы и у остальных игроков основы. С другой стороны, с такими проблемами мы проиграли итальянцам с разницей всего в одно очко — показатель достойный».

1984/85, Кубок Корача
Квалификация: Академик (Болгария) — 66:65 (в), 108:93(д)

1/4 финала (Группа В)
Фенербахче (Турция) — 91:67 (д), 82:79(в)
Стад Франс Пари (Франция) — 100:84 (д), 98:88 (в)
Олимпия М (Италия) — 86:94 (в), 83:84(д)

Союзные времена. Когда не хватает кадров

На протяжении четырех последующих лет Будивельник не попадал в призеры чемпионата СССР, потому и путь на евроарену для него был закрыт. За это время команда лишилась ряда игроков основы — тот же Рыжов уехал в Тбилиси, откуда едва не был куплен греческим Олимпиакосом. Бронзовые медали союзного первенства 1987/88 вновь позволили киевской команде принять участие в розыгрыше Кубка Корача. 13-очкового выездного перевеса над берлинской Альбой было достаточно, чтобы досрочно обеспечить себе попадание в групповой этап. Как вы помните, этот сезон был наиболее успешным в советской истории Будивельника — тогда они выиграли первое и единственное чемпионство СССР. Но на евроарене дела обстояли намного хуже. Опять многое решило поражение с минимально разницей. Правда, проиграли киевляне французскому По-Ортез, но именно этого поражения было достаточно, чтобы опять уступить путевку в полуфинал итальянской команде — на сей раз Канту. Что обидно, в очном противостоянии «строители» были сильнее итальянцев, сумев в домашней встрече нивелировать разницу в счете, «привезенную» из Канту. Но... это была единственное поражение итальянской команды в групповом турнире, за счет чего она и вышла в полуфинал. Эх, если бы не то обидное поражение в По...

«У нас была довольно сильная группа, — вспоминает разыгрывающий Будивельника тех времен Андрей Шаптала, — разве что голландцы были немного ниже уровнем. Нам удалось отыграть разницу в очном противостоянии с Канту, где в то время играл тот же Менегин, и все предвкушали попадание в полуфинал, как случилась неудача в игре с По-ортез. Встречи с французами были уникальными. В Киеве обе команды показали сверхрезультативную игру. В составе По-Ортеза выступал тогда очень сильный американец, который, несмотря на то, что его персонально опекал Саша Волков, набросал нам 41 очко! А выиграли мы лишь за счет того, что в эндшпиле я, Женя Мурзин и Андрей Подковыров сообразили четыре трехочковых броска на троих и вырвали желаемую победу. Главная трагедия разыгралась в По. Тогда По-Ортез выступал в зале, который днем функционировал как рынок и лишь вечером превращался в спортивную арену. Ближе к концу встречи Юрий Сильвестров забил из-под кольца, и Будивельник повел „+1“. И тут случилось что-то непонятное. Французы пошли в атаку, Мурзин отобрал мяч, соперник выбил его за пределы площадки, но судьи почему-то усмотрели в том эпизоде, что мяч ушел в аут именно от нашего игрока. Этого хозяевам хватило, чтобы в цейтноте организовать быструю атаку и забить легкий мяч. Получилось так, что Канту, совсем этого не ожидая, прошел в полуфинал, а для нас еврокубковая кампания этого сезона закончилась».

1988/89, Кубок Корача
Квалификация: Альба (Германия) — 106:93 (д), 82:85 (в)

1/4 финала (Группа D)
Ден Хельдер (Голландия) — 89:65 (д), 125:92 (в)
Канту (Италия) — 97:108 (в), 103:88 (д)
По-Ортез (Франция) — 112:110 (д), 90:91 (в)

Продолжение следует...

На фото (слева направо), верхний ряд: второй тренер Николай Погуляй, Владимир Внуков, Анатолий Ковтун, Мирча Кожеляка, главный тренер Борис Вдовиченко, Александр Белостенный, Владимир Ткаченко, Владимир Мартынов, Виталий Хоменко, начальник команды Николай Окунев. Нижний ряд: Владимир Рыжов, Виктор Смоляков, Роман Рыжик, Александр Шальнев, Валерий Кобзев, массажист команды.

Как уже упоминалось, в минувшем сезоне команда Виктора Боженара завоевала чемпионский титул Советского Союза, чем открыла для себя доступ к наиболее престижному на тот момент континентальному первенству — Сапролиге (предшественнику Евролиги). Впрочем, рассчитывать на что-либо серьезное в этом турнире Будивельник не мог — слишком много сил было отдано на завоевание чемпионства, чтобы это не прошло бесследно для команды. Тем более что после триумфального сезона во внутреннем первенстве команду покинуло несколько ключевых игроков, началась смена поколений, так что в сезоне 1989/90 киевляне были уже не столь сильны. С другой стороны, их силы было достаточно, чтобы пройти один круг квалификации в виде венгерского Чепеля и быть в одном шаге от выхода в групповой этап. Уверенно разгромив польский Лех в Киеве с разницей в 16 очков, «строители» уже готовились праздновать общий успех, за что и поплатились. Такая самоуверенность не могла пройти безнаказанно. Турниры столь высокого уровня не терпят расслабленности — в Познани Боженар и Ко были попросту уничтожены соперником. Поляки не просто сократили шестнадцатиочковую разницу, они еще и обыграли киевлян по общей сумме встреч. Причем здесь опять разница оказалась минимальной — всего одно очко. Отметим, кстати, что, выйдя в групповой этап, Лех проиграл все четырнадцать встреч, что, думается, вряд ли позволил бы себе Будивельник, будь он на месте польского клуба. Впрочем, если украинцы позволили себе расслабиться еще на стадии квалификации, значит, они просто не заслуживали играть против таких зубров как Барселона, Арис или будущий чемпион Сапролиги тель-авивский Маккаби... Да и в чемпионате СССР киевский клуб не смог повторить минувший успех, вновь вернувшись на третью ступеньку турнирной таблицы и к выступлению в Кубке Корача.

«Тогда мы еще выступали в зале киевского пединститута, — рассказывает экс-защитник Будивельника Андрей Шаптала. — Венгров дома мы попросту не заметили, так же легко обыгрывали поляков. По идее, мы могли обыграть Лех с разницей и в 20, и в 30 очков, но Виктор Боженар, удовлетворившись хорошей разницей в счете (мы уже были впереди с „+23“), предпочел наигрывать молодежь. С другой стороны, хоть поляки и сократили разрыв, но 16 очков преимущества перед ответной встречей тоже считались неплохим результатом. В Познани мы играли также неплохо, после первой половины проигрывая лишь два очка. Да, поляки после перерыва забили пару быстрых дальних броска и понемногу увеличивали разрыв, но домашний задел давал нам уверенность, что по итогам двух встреч мы Лех пройдем. Тем более что за пять фолов уже удалили нескольких ключевых игроков, включая сильнейшего защитника Эугениуша Киевски. За полминуты до конца встречи мы проигрывали 15 очков, имели право на атаку. Андрей Подковыров выводил мяч, и поляки грубо на нем сыграли. Арбитры не только не дали хозяевам фол, но и дали атаку сопернику. И кто-то из молодых польских игроков в цейтноте наудачу бросил по кольцу. Как сейчас помню — мяч несколько раз попрыгал по дужке и провалился вниз. Этот бросок стоил нам выхода в групповой этап. Честно скажу, там должны были играть мы, а не польская команда, которая проиграла затем все игры Кубка Корача с огромной разницей».

1989/90, Сапролига
Квалификация
Чепель (Венгрия) — 131:98 (д), 97:94 (в)
Лех (Польша) — 104:88 (д), 84:101 (в)

Если помните, сезон 1990/91 стал последним полноценным сезоном в чемпионате СССР — тогда чемпионом страны стал таллиннский Калев. Продолжающие терпеть крушение ослабленные киевляне тогда на пьедестале почета не появились. Проблемы ждали их и на европейской арене. Будивельник натужно прошел финскую Котку, а затем в последнем круге квалификации споткнулся на бельгийском Касторс Брайне. Да, дома команда еще справилась с соперником с разницей в 11 очков, но уже в Бельгии сил у украинцев не хватило. Вполне возможно, что опять игроки заранее решили, что противостояние выиграно, и приехали просто «отметиться». Как бы там ни было, а дальше прошли бельгийцы, которые, как и годом ранее польский Лех, потерпели фиаско в групповом этапе (впрочем, одну игру они все же у Панатинаикоса выиграли). Что касается Будивельника, то на этом сезоне была поставлена точка советского периода не только в украинском баскетболе, но и вообще во всем отечественном спорте.

«Финны отнюдь не были той командой, про которую можно сказать, что она слабая, — признается Шаптала — Тогда в ее составе выступали несколько игроков национальной сборной Финляндии и очень хорошие американские баскетболисты, а у нас уже не было таких исполнителей как, например, Волков. Поэтому небольшая разница в счете, с которой мы обыграли Котку, вполне объяснима. А вот бельгийский Касторс мы должны были проходить. Здесь свою роль сыграл напряженный график игр Будивельника и проблемы со здоровьем. В Бельгию мы летели после тура внутреннего первенства в Минске с пересадкой в Москве. Именно тогда у меня впервые проявились признаки межпозвоночной грыжи, из-за которой несколько лет спустя пришлось завершить карьеру. У меня почти не работала левая нога — по сути, к нашему клубному доктору я попросту пополз. В Москве легендарный врач баскетбольной сборной СССР Василий Авраменко мне сделал укол, но помогло это мало. Наш наставник Зураб Хромаев дважды выпускал меня на площадку в игре с Касторсом, но нога полностью „проваливалась“. Если учитывать, что я тогда был одним из основных разыгрывающих Будивельника, а у моего партнера Подковырова тоже была микротравма, в задней линии действовать приходилось менее опытным молодым игрокам, что, конечно, оставило свой отпечаток на игре команды. Очень хорошо тогда сыграли Игорь Пинчук и Сергей Орехов, но этого было недостаточно, чтобы удержать добытое в Киеве преимущество».

1990/91, Кубок Корача
Квалификация
Котка Баскет (Финляндия) — 88:84 (в), 84:78(д)
Касторс Брайне (Бельгия) — 94:83 (д), 73:89(в)

Период независимой Украины. Семь лет еврокубков


Распад Советского Союза повлек за собой не только развал хорошо выстроенной системы ДЮСШ, но и снижение общего уровня внутренних чемпионатов бывших республик СССР. А открытие границ сразу же позволило лучшим отечественным игрокам отправиться на заработки в зарубежные клубы. Как следствие, пройдя румынский Динамо Орадеа в первой квалификации Кубка Корача, обновленный состав киевского Будивельника был остановлен французским Шоле — с ним «строители» не смогли справиться ни в одном из двух матчей противостояния. Не факт, что киевская команда смогла бы добраться до этого этапа, если бы в ее рядах не остался Евгений Мурзин, обладавший невероятно точным броском и набиравший по 33 очка в среднем за игру. Хотя нелегко было и ему — ранее Мурзин всегда мог рассчитывать на помощь со стороны более опытных партнеров Подковырова и Шапталы. Теперь же приходилось брать бремя лидерства на себя. У Мурзина это получилось хорошо, но уж больно критичным был процент обновления команды, чтобы можно было рассчитывать на успех на евроарене.

«Если честно, я не очень хорошо помню те игры, — признается один из лидеров Будивельника того времени Евгений Мурзин, который сейчас возглавляет ивано-франковскую Говерлу. — Хотя саму ситуацию помню очень хорошо. После развала СССР наш баскетбол был предоставлен сам себе. Основные игроки Будивельника уехали выступать в более сильных чемпионатах. Покинули нас Левицкий, Подковыров, Шаптала, Долгов. Планировал уехать и я, но Зураб Хромаев уговорил меня остаться. У нас был полностью обновленный состав, и я в свои 26 лет считался ветераном. Кроме этого, перепад в уровне еврокубков и внутренним первенством морально очень давил на игроков. В чемпионате Украины мы выносили всех соперников в одну калитку, а вот в международных матчах... Помню только выезд в Шоле — тогда против меня играл разыгрывающий сборной Франции. Дуэль была захватывающей, но победа досталась все же сопернику».

1991/92, Кубок Корача

Квалификация
Динамо О (Румыния) — 113:67 (д), 79:81 (в)
Шоле (Франция) — 76:92 (д), 65:78(в)

Как это ни парадоксально, но именно развал СССР позволил Будивельнику второй раз в истории принять участие в Сапролиге — на правах чемпиона независимой Украины. Впрочем, ничего, кроме опыта молодым игрокам, это не дало. С посредственными клубами мы еще хоть как-то справлялись, но достаточно было Будивельнику встретиться с сильным соперником, как ситуация, сложившаяся в украинском баскетболе того времени, лезла наружу со всех сторон. После вылета из второго раунда квалификации Сапролиги Будивельник, согласно регламенту, имел право сыграть в Кубке Сапорты. Там ему удалось пройти финский Хельсинки, а затем наступило время группового этапа. В десяти матчах «строители» выиграли лишь раз — у португальской Бенфики, да и то с разницей «+2». А верхом выступления Будивельника стал матч в родном Дворце Спорта против хорватского Сплита, где киевляне не набрали и полсотни очков — 47:77. Зато во внутреннем чемпионате клуб в очередной раз легко добыл золотые медали.

«В этом сезоне дала о себе знать разница в уровне еврокубков и чемпионате Украины, — объясняет Евгений Мурзин. — Да, у нас появились перспективные молодые игроки — Молчанов, Холопов, Журавлев, Потапенко, усилились хорошим разыгрывающим Черновым. Но эти годы я могу назвать провальными с точки зрения развития украинского баскетбола. Соперников мы обыгрывали на одной ноге, а затем нам предстояли баталии против лучших клубов Европы, и мы попросту не успевали перестраиваться на серьезную встречу. Можно сказать, у игроков понизились требования к себе — это и неудивительно, если учитывать, в какой яме находился внутренний чемпионат».

1992/93, Сапролига
Квалификация:
Залаэгерсеги (Венгрия) — 86:79 (в), 99:75(д)
Виртус Болонья (Италия) — 80:114 (д), 85:96(в)

Кубок Сапорты

Квалификация: Хельсинки (Финляндия) — 100:89 (в), 78:72 (д)

1/4 финала (Группа В)
Арис (Греция) — 61:67(в), 80:94(д)
Бенфика (Португалия) — 79:77 (д), 75:88 (в)
Шоле (Франция) — 73:76 (д), 91:100 (в)
Сплит (Хорватия) — 73:87 (в), 47:77 (д)
Хапоэль ГЭ (Израиль) — 82:100 (в), 75:84 (д)


Окончание следует...

iSport.ua

Добавил: Saniog

Теги: Чемпионат Украины Будивельник обзоры команд

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



декабрь
февраль

январь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии