Цви Шерф: «Верю в свою команду как в самого себя...»

Тарас Барабаш, «Спорт-Уикэнд» // 13 октября 2010

0



В минувшем сезоне главный тренер питерского «Спартака» Цви Шерф принял команду уже по ходу чемпионата — и не в самом лучшем состоянии. Поражения сменялись поражениями, хотя игроков нельзя было упрекнуть в отсутствии желания прервать черную полосу. «Спартак», пусть и не сразу, преобразился с приходом к рулю израильского специалиста Шерфа. По итогам регулярного чемпионата питерцы в упорной борьбе опередили в турнирной таблице красноярский «Енисей» и самарские «Красные Крылья», а затем завоевали в плей-офф шестое место. Успешно выступили «красно-белые» в Кубке России, где пробились в «Финал четырех» и завоевали бронзовые медали.

Не случайно, думается, еще в мае наставник «красно-белых» подписал новый контракт с руководством клуба. Соглашение по схеме «1+1» предполагает работу израильского специалиста на посту наставника «Спартака» в сезоне-2010/11, а также возможность продления соглашения на следующий сезон.
В нынешнее межсезонье Цви Шерфу пришлось выстраивать команду практически с нуля. Однако уже сейчас можно сказать, что наставнику «Спартака» удалось сформировать боеспособный коллектив, которому по плечу большие задачи. Дуэль с турецким «Галатасараем» в квалификации Кубка Европы стала первым по-настоящему серьезным испытанием для питерцев в сезоне, и, играя практически с листа, подопечные Шерфа выглядели ничем не хуже соперника. Итог дуэли, как известно, предрешил один бросок...
Однако эта команда может многое! Свидетельством тому стал понедельничный поединок в Казани — стартовый для «Спартака» в чемпионате России. УНИКС, который на своей площадке никогда не отдает, что называется, за здорово живешь, игру, потерпел поражение в родных стенах — 91:94. Напомним: казанцы вышли на матч в ранге бронзового призера минувшего чемпионата...

Большинство интервью, которые Цви Шерф давал российским СМИ, касались, как правило, разбора действий команды, характеристики игроков, анализа тактических построений. Сегодня перед нами предстанет другой Цви Шерф — человек, который любит свою семью и баскетбол настолько, что не знает, чему же отдать предпочтение...

На пороге сезона
Команду собрали заново
— Вы довольны залом, в котором проводит свои тренировки «Спартак»?
— Это то, что у нас есть. И здесь нам предстоит работать. Сейчас идет строительство нового баскетбольного комплекса БК «Спартак». Там мы и будем тренироваться в скором времени. Ну а сейчас нужно засучить рукава и набраться терпения. В строительство новой арены инвестируются немалые деньги, работа предстоит нешуточная. Президент клуба уделяет огромное внимание команде, так что, повторюсь, нам остается лишь ждать. Что же касается тех условий, которые есть у нас сейчас для тренировок, — это лучшее из того, что могло бы быть в данной ситуации.
— Какие у вас остались воспоминания от прошлого сезона по прошествии времени?
— У меня накопилось их достаточно. Помню, в каком положении была команда, когда я только пришел. И помню то, как мы боролись в плей-офф с «Химками». И я не забыл, как именно «Спартак» вылетел из розыгрыша. Такое остается в памяти навсегда. Но, с другой стороны, это все уже история. Прошлым жить нельзя, нужно всегда смотреть вперед, быть целеустремленным.
— Огромный вклад в прошлогодние достижения «Спартака» внес Леванс Филдс, который вынужден был покинуть Санкт-Петербург из-за медицинских проблем. Вы поддерживаете связь с американцем?
— Нет. Я ни разу не говорил с ним с того дня, когда он уехал. У нас пока не было для этого времени.
— Вы довольны тем, какие игроки сейчас имеются в вашем распоряжении?
— Я вполне удовлетворен тем, как укомплектована моя команда. Если бы я не был доволен тем, какие игроки пополнили ряды «Спартака», меня бы здесь сейчас не было. За прошедшее лето мы вынуждены были прибегнуть к некоторым корректировкам состава команды. Поэтому сейчас продолжается работа по притирке игроков, команда постепенно набирает форму. На особом положении сейчас баскетболисты, которые прибыли в команду из национальных сборных. За столь короткое время, которое прошло с момента формирования нового коллектива, очень сложно было прийти к общему знаменателю в плане физического и психологического состояния. Некоторые игроки не получили достаточного отдыха летом, другие, наоборот, отдохнули. У третьих — свои проблемы. Так что пока сложно отрегулировать игру таким образом, чтобы никто «не выпадал» и показывал свой лучший баскетбол. На этом этапе очень важно, чтобы нас миновали травмы, поскольку организмы игроков сейчас очень восприимчивы к нагрузкам.

Еврокубки
В ноябре с «Галатасараем» сыграли бы иначе
— Что, по-вашему, произошло со «Спартаком» в Стамбуле в первом матче с «Галатасараем»? Можно ли назвать справедливым результатом итоговые «-11»?
— Знаете, я был в курсе, что мы не готовы к матчам с «Галатасараем». Я был бы очень доволен, если бы мы с турками сыграли через месяц. Я прекрасно понимал, что мы отправляемся в Турцию не в лучшей форме. И все равно мы сыграли хуже, чем я того ожидал. Некоторым вещам, произошедшим в Стамбуле, у меня просто нет объяснения. Мои игроки потели на площадке, двигались медленно, выглядели грузными и тяжелыми. Как итог — мы не показали своей игры и не продемонстрировали свой уровень. Перед ответным матчем я попросил ребят не думать о том, что мы проиграли одиннадцать очков. В Петербурге мы показали совсем другую игру, доказали, что именно мы сильнее. И все же жаль, что мы сыграли с такой сильной командой так рано. У нас получилось бы гораздо лучше с «Галатасараем» в ноябре.
— В Турции у приезжих команд часто возникают вопросы по поводу судейства...
— Нет, нет. Я бы не хотел перекладывать вину на кого-то еще. Не думаю, что арбитры помогали хозяевам. Просто мы сами не сыграли достаточно хорошо, не наиграли, что называется, на победу. Сами предоставили возможность отличиться турецкой команде.
— В «Юбилейном» за минуту до конца встречи маятник мог качнуться в любую сторону, но после контратаки гости блестяще выполнили трехочковый, и судьба матча была решена не в пользу «Спартака»...
— В баскетболе иногда так бывает. Ты сам мажешь трехочковый, мяч перехватывает соперник и в аналогичной ситуации не промахивается. Мы уже проанализировали ответный матч. Было допущено несколько ошибок в обороне. В среднем за игру допустимы девять или десять перехватов со стороны соперника, мы же позволили туркам совершить пятнадцать перехватов. К сожалению, решающим в этом противостоянии стало попадание Престона Шумперта из-за дуги на последней минуте заключительной четверти. Эта «треха» американского легионера стала решающим вкладом в итоговую победу «Галатасарая».
— С каким настроением команда начинает сезон во внутреннем первенстве?
— Моя работа как тренера в том и заключается, чтобы внутри коллектива вновь создать атмосферу, которая позволит нам побеждать. Это сделать всегда тяжело, особенно после таких поражений, как от «Галатасарая». Но это — моя работа. У меня есть свой стиль общения с игроками. Я и индивидуальные беседы провожу, и разговариваю в присутствии других ребят с каждым. Идет работа как над игровыми составляющими, так и над созданием некоей победной ауры. Подготовку к матчу в Казани мы выполнили полностью. Лично я ни на минуту не прекращаю работать, тружусь, можно сказать, двадцать четыре часа в сутки.

Когда деревья были большими
В гору 40 минут пешком ежедневно
— Вы начали играть в баскетбол за «Маккаби» в 12 лет. Какие воспоминания у вас остались о том времени?
— Я тогда был так молод! Большинство моих одноклассников решили посвятить себя футболу, а я выбрал баскетбол. Тогда мы тренировались на площадке «Маккаби» под открытым небом, только представьте себе. Закрытых залов, как сейчас, тогда не было. Для того, чтобы добраться до площадки, мне приходилось спускаться под откос двадцать пять минут пешком. На обратном пути, как вы понимаете, нужно было идти в гору, и это занимало уже сорок минут пешком. И так я ходил на нашу баскетбольную площадку каждый день. И в те дни, когда у нас были занятия, и тогда, когда их не было.
У моих родителей не было автомобиля, жили мы небогато. Поэтому никто за мной не приезжал на машине после тренировки и не отвозил домой. Да, мне приходилось идти в гору пешком. Но я не унывал, потому что уже тогда был влюблен в баскетбол. Можно сказать, что именно тогда и начался наш роман с этой игрой.
Так вот я ходил и ходил себе на площадку «Маккаби» и с интересом наблюдал за тренировками команд разных возрастных групп. И самых маленьких видел, и взрослую команду «Маккаби» начала 60-х годов прошлого века застал. Тогда я решил навеки связать себя с баскетболом — так они играли!
Несколько лет спустя там же я встретил свою будущую жену. Она тоже играла в баскетбол. С тех пор мы вместе. Кстати, некоторое время мне приходилось совмещать работу тренера с занятиями другого рода, но потом баскетбол все же взял свое. Вообще вся моя семья так или иначе связана с баскетболом. Мой сын тренирует детей и юношеские команды. Мой внук, которому скоро исполнится четыре года, тоже любит баскетбол, во всяком случае, играть с мячом ему уже понравилось.
— То есть вы пробились в люди потому, что у вас было не самое легкое детство, так?
— Нет, дело не в этом. Просто я люблю баскетбол. Я запросто мог бы позволить себе больше не работать, но я не могу представить себя вне баскетбола. Мне нравится тренировать, причем я люблю заниматься всем этим каждый день. Когда у моей команды нет тренировки, я просматриваю видео, читаю, вот позволяю себе с вами говорить о баскетболе опять же. Эта игра — все для меня. Даже не хочу думать о том, что когда-нибудь перестану тренировать.

Секреты мастера
Как найти свой взгляд на игру
— Тренерскому искусству вы обучались в Тель-Авиве вместе с Пини Гершоном. Что он за человек?
— В те далекие времена мы были с ним лучшими друзьями. О таких говорят — не разлей вода. А сейчас мы даже не разговариваем с ним. Мы все время проводили тогда вместе, часами разговаривали о баскетболе, играли, смотрели матчи других, пытались постигать тактику этой игры вместе. Часов до десяти в сутки проводили вместе с Гершоном.
— Это правда, что лучшие друзья — это друзья детства?
— Как видите, нет. Сейчас мы с ним не разговариваем. Вообще в Израиле тема нашего разрыва с Гершоном очень популярна. Никто не знает, почему мы перестали общаться после того, как добились многого вместе. Предвосхищая ваш вопрос, скажу: все это уже история.
— Наверняка многому вы научились у Руди Д’Амико, с которым работали в «Маккаби»?
— Для меня Руди Д’Амико — особенный человек. Это американский тренер, который посвятил себя работе в Европе, что уже о многом говорит. За свою продолжительную карьеру тренера я очень малое время работал ассистентом главного тренера. Один год я проработал под началом Руди и три месяца трудился ассистентом Ральфа Кляйна в национальной сборной. Это два исключения. Все остальное время я всегда работал главным тренером.
Возвращаясь же к Руди, подчеркну: он уникальный человек, наделенный прекрасными человеческими качествами. Время от времени я встречаю его, потому что сейчас он работает скаутом НБА по Европе. Живет Руди в Италии, но мы часто видимся. Встречаемся во время «Финалов четырех» Евролиги, на матчах решающих стадий Кубка Европы, на матчах итальянского чемпионата. Когда бываю в Италии, стараюсь всегда повидаться с Руди. У него я очень многому научился, когда мы работали в «Маккаби». Дело в том, что он видит баскетбол несколько под другим углом, нежели остальные. Хоть я и работал ассистентом у Руди, но он всегда был вежлив со мной и не позволял себе ничего лишнего. О каждом тренере можно сказать, что он видит баскетбол иначе, чем другие. Но к Руди это относится в большей степени.

Вершины
Уйти «на волне успеха»? Никогда!
— Помните тот день, когда возглавили национальную сборную Израиля? Вам удалось это сделать в возрасте Христа...
— Конечно, помню. Соль истории в том, что тренером сборной я стал после того, как был назначен рулевым «Маккаби». В Израиле пост тренера сборной и наставника «Маккаби» — это высшие посты в баскетболе, большего достигнуть просто невозможно. Так вот я был вместе с «Маккаби» на выездной игре в Бухаресте со «Стяуа», когда произошло назначение в сборную. Тогда ведь не было ни Интернета, ни мобильных телефонов, поэтому вести о назначении разносились не так быстро, как сейчас. За несколько дней до этого у меня была встреча с людьми, которые ответственны за назначения на должность такого ранга. Но все это было секретом для общественности.
Так вот, меня назначили, и тогда мои друзья и журналисты стали разыс­кивать меня, чтобы рассказать, что я получил работу в сборной Израиля. Но позвонить в Бухарест из Тель-Авива в то время было очень проблематично. Короче, до меня не могли дозвониться. Зато как радовалась моя семья, когда меня встречали дома из Румынии! Мои родители нашли пристанище в Израиле, а ведь они стали беженцами после того, как их начали преследовать нацисты. Когда они приехали в Израиль, у них ничего не было. Они потеряли членов своих семей во время Второй мировой войны. Поэтому я никогда не видел своих бабушек и дедушек. И по линии отца, и по линии матери — все они были убиты нацистами. Поэтому для моих родителей, которые начинали в Израиле с нуля, назначение их сына Цвики на пост главного тренера страны стало предметом особой гордости. В тот день они поняли, что не зря прожили свою жизнь.
— А откуда ваши родители, Цвика?
— Мой папа — выходец с территории современной Украины. Жаль, не могу сказать вам более точно. А мама — с территории современной Румынии. Даже скажу более точно — она из приграничного района Украины с Румынией.
— В 1986 году сборная под вашим руководством достигла небывалого успеха. Израиль стал седьмой командой планеты!
— Никогда сборная Израиля не поднималась выше на чемпионатах мира. А сейчас национальная команда вообще не играет на мировых форумах, вот уже второй раз пришлось пропустить мундиаль. Менеджер «Маккаби» заботился обо мне, находил возможность посылать меня учиться в США тренерскому искусству. Так я набирался знаний, общался с великими специалистами. Провел десять дней в общении с великим Бобби Найтом, почерпнул немало у Джо Би Хоула в Кентукки. А ведь еще я поколесил по Канзасу, был в Лос-Анджелесе. Так что я поездил по США и набрался опыта. Так вот, когда я вернулся с чемпионата мира с завоеванным седьмым местом, менеджер сказал мне: самое время уйти в отставку на волне успеха. Но я настолько люблю свою работу, что позволить себе этого не мог. Сейчас СМИ не упускают возможности «пройтись» по тренеру национальной сборной, если случается что-то с командой. Тренер подвергается настоящей атаке со стороны прессы, причем делают это журналисты с особым рвением. И позволяют себе слишком много при этом. Но такова жизнь.

Обратная сторона медали
Если нет результата — головы летят только так
— Что вам больше по душе — работать с клубом или со сборной?
— Я провел немало времени в работе и с клубами, и со сборной. И обе ноши нелегки. Это непростая работа. Но в национальной сборной работа сильно отличается от той, которую приходится вести в клубе. Когда возглавляешь национальную команду, приходится просеивать множество игроков из различных команд, нужно просматривать многих, подбирать модель игры под выбранных игроков. Порой бывает так, что в чемпионате, скажем, играют четыре прекрасных плеймейкера. Но нужно выбрать при этом лишь одного основного! Вот в чем сложность, не ошибиться с выбором. Еще одного выбираешь запасным, а двух других приходится игнорировать. Такова тренерская доля в сборной.
В клубе можно всегда найти американца на проблемную позицию, а в случае со сборной так сделать нельзя. Вот в чем сложность. В израильской сборной нет великанов, это общеизвестный факт. Поэтому постоянно приходится испытывать проблемы с тем, что соперники выше нас. Приходится играть в специфический баскетбол, что делать. Приходится приспосабливаться. А ведь в клубах эти же игроки играют в совсем другой манере, потому что в клубах роль «высоких» исполняют американцы или другие легионеры. А вообще тренерам сборных сейчас приходится очень непросто. И не только в Израиле, но и в Испании, и в Греции, везде.
Сейчас не принято давать наставникам национальных команд карт-бланш. Не принято прикрывать тренера в случае неудач. Результата требуют немедленно. Когда тренер постоянно подвергается критике, это не остается незамеченным для игроков. Они ведь сейчас постоянно читают новости в Интернете, смотрят новости и видят, как сильно критикуют их тренера. И на уровне подсознания в их головы закрадывается мысль, что за результат в национальной сборной ответственен только лишь тренер. В таком случае, думает игрок, и ошибки допускает только коуч. Все это незамедлительно ведет к снижению авторитета главного тренера. Сейчас таких тренеров, как Гомельский, который 15 лет руководил сборной, нет. И таких, как Сандро Гамба, тоже нет. Сейчас головы летят только так. Все незамедлительно хотят видеть результат.
Взгляд на Россию
«Спартак» — не «Динамо», Питер — не Москва
— Вы религиозный человек?
— Не настолько, чтобы это можно было как-то особенно подчеркнуть.
— А как насчет кошерной пищи?
— Нет, это не про меня. Даже когда я нахожусь в Израиле, не ограничиваю себя одной лишь кошерной пищей.
— В России вы работали с московским «Динамо». Можете сравнить Москву и Петербург в плане возможностей для тренерской деятельности?
— Я не могу сравнивать, потому что в разное время работал в Москве и Петербурге. В совершенно разных ситуациях находились клубы. Москва сильно отличается, там все буквально кипит, все куда-то спешат, жизнь бурлит. Когда я работал в столице, «Динамо» только возвращалось к жизни после забвения. Тогда только появлялись в российском баскетболе первые легионеры, первые иностранные тренеры. В пору моей работы в Москве у «Динамо» не было таких условий для тренировок, какие есть сейчас. Тогда «Динамо» разрывали изнутри внутриклубные распри. Лично я от этого натерпелся немало. Да и сейчас эта борьба продолжается между клубными людьми и теми, кто добывает деньги для команды, спонсирует клуб. Сейчас ведь такое время, что нельзя ничего сделать без денег! В общем, принял я «Динамо» на девятом месте, а оставил на втором. Когда меня уволили, «Динамо» было вторым, так что сами делайте выводы о моей работе в Москве. Вам судить.

Вино и женщины
Разве что стаканчик красного вина...
— Без чего вы не представляете свою жизнь?
— Прежде всего не представляю себя без баскетбола. Во-вторых, не представляю свою жизнь без своей жены и семьи. Моя мама до сих пор жива, и она очень страдает от того, что я не живу дома, в Израиле.
Не могу себя представить без своих внуков, я просто с ума схожу без них. Жаль, что я не могу забирать их каждый день из детского сада, как бы им этого хотелось. Приходится общаться с внуками по скайпу. Так они и узнают своего деда через экран монитора. Раньше, когда скайпа не было, приходилось тяжело. Когда я в Израиле, каждый день брожу по пляжу — шесть километров каждое утро. Без этого я тоже не представляю себя. Хочу быть здоровым для того, чтобы подольше тренировать и быть вместе со своей семьей. Вот это, пожалуй, и все. Для меня этого достаточно.
— У вас хватает времени на чтение?
— Последняя книга, которую прочитал, — на иврите. Не знаю, как точно перевести ее название на английский. Но смысл в том, что у меня проблемы в так называемой области public relations. Поэтому я прочитал книгу, которая учит установлению контакта и общению в дипломатическом ключе.
— Главный тренер хоккейного СКА Айван Занатта — итальянец. Он рассказал мне недавно, что у него и вечера не проходит без двух бокалов красного вина. А вы дружите с алкоголем?
— Я не умею пить. Пиво не употребляю, как и водку. Вообще никакой алкоголь не принимаю, кроме красного вина. Во Франции меня научили выпивать стаканчик красного вина, когда я работал в 90-е в «Лиможе». Если же я позволю себе больше — просто напьюсь. Знаю об этом, поэтому и не пью. Вообще я не такой уж ценитель алкогольных напитков. Если кто-то меня приглашает на стаканчик красного вина, я приму приглашение с удовольствием, но не более того.
— Общеизвестно, что русские женщины — самые красивые на свете. Можете сравнить их с израильтянками?
— Прежде всего хочу сказать, что русские женщины и правда очень милы. Израильтянки отличаются, конечно, от русских девушек. Израиль — это ведь страна эмигрантов, которые приехали туда со всех уголков планеты. Из России, из Марокко, Польши, Румынии и многих-многих других мест. И вот теперь происходит смешение благодаря тому, что люди находят друг друга. Поэтому в Израиле вы можете встретить абсолютно разных девушек. Можно найти любую «смесь» себе по вкусу. Не забывайте, что в Израиле у нас много эмигрантов из России, у которых есть сыновья и дочери. Поэтому в Израиле русских женщин хватает. Даже не знаю, как их называть теперь: русские или израильтянки... Мне нравятся привлекательные женщины, да и вам, думаю, тоже. Любому мужчине приятно наблюдать женскую красоту — это вполне логично. Хоть священники и говорят, что это грех, но ведь они тоже любуются женщинами.

О футболе, боксе и баскетболе
Самая интеллектуальная игра в мире
— С женщинами и алкоголем мы разобрались. А что скажете насчет футбола?
— Да, я люблю футбол. Каждый раз, когда мне удается выбраться на игру Лиги чемпионов в Израиле, делаю это с удовольствием. С удовольствием смотрю матчи чемпионата России, Испании, Англии. В Израиле я болею за «Маккаби» Тель-Авив. В юности я каждую субботу ходил на матчи «Маккаби», причем даже на выезды ездил. Прекратил эту практику, когда начал тренировать детей. Сейчас всякий раз смотрю матчи «Маккаби» по телевидению, когда это удается сделать. Таких преданных поклонников клуба, как я, называют «маккабисты». В других европейских чемпионатах у меня есть команды, которым я симпатизирую, но не более того. А ведь раньше были времена, когда я был настоящим фанатом «Тоттенхэма». Поэтому и об успехах Романа Павлюченко в лондонском клубе я знаю не понаслышке.
В прошлом году «шпоры» были на подъеме, а сейчас они играют в Лиге чемпионов, и их не хватает на два фронта. У «Тоттенхэма» нет тех денег, которые тратят на трансферы «Манчестер Юнайтед», «Челси» и «Арсенал».
— Почему многие люди называют баскетбол самой интеллектуальной игрой?
— В баскетболе приходится быстро принимать решение, находясь под прессингом соперника. Когда ввели правило 24 секунд, в игре произошли большие перемены. Сейчас многие решения принимаются еще быстрее, поэтому нужно быть умным и находчивым и даже интеллигентным игроком для того, чтобы преуспевать. Известно ведь, что в свое время даже проводились тесты, по результатам которых становилось ясно, каким видом спорта ты можешь заниматься. Бокс в этом списке на последнем месте, для боксирования не нужно высокого IQ. А баскетбол в этом списке на первом или втором месте. Не помню, где именно я об этом прочитал, к сожалению.
Вот возьмем пример с позицией центрового. Приходится и атаковать, и защищаться в центре, быть разводящим. Футбольные полузащитники — самые находчивые на поле, вратари — самые сумасшедшие, потому что им прыгать приходится. И так далее. Но в футболе все равно у каждого есть свое место на поле. В баскетболе же приходится успевать везде. И ведь нигде больше правила не претерпевают таких частых изменений, как в баскетболе. Надо приспосабливаться! А в футболе до сих пор не решаются на минимальные перемены, из-за чего сборная Англии вынуждена покидать чемпионат мира после незасчитанного гола в матче с Германией. В футболе судит один главный арбитр, в баскетболе собираются ввести трех. Представляете, насколько это сложная игра? И это при том, что футбольное поле намного больше баскетбольной площадки!

Спорт-Уикэнд

Добавил: Saniog

Теги: интервью Чемпионат России Спартак Цви Шерф ПБЛ

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



апрель
июнь

май 2017

пнвтсрчтптсбвс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Реклама на сайте



Вакансии