Тимофей Мозгов: «Спасыба» от Шакила

Слава Маламуд, «Спорт-Экспресс» // 01 ноября 2010

0



Холодновато было в Бостоне вечером, когда мы с Мозговым вышли из отеля «Ритц-Карлтон» в надежде отыскать приличное местечко для ужина. Подходящий стейк-хаус нашелся без особого труда, но сначала нашли Тимофея. Два дежуривших у входа в гостиницу индивидуума подчеркнуто неприметной наружности подскочили к баскетболисту с фотокарточками — подпиши.

— Ух ты, на этой я — в форме «Химок», — удивился Тимофей. И, уже поставив подпись, догадался, что перед ним не фанаты, а профессиональные собиратели сувениров. У таких — полное фотографическое досье на каждого игрока лиги. Говорят, большой и прибыльный бизнес.

У «Никс» был выходной. Ночью прибыли из Торонто, утром — тренировка, днем отсыпались, вечер — на «разграбление» города. В смысле, пойти покушать. Как раз в это время я и нагрянул к Мозгову в гости.

— Тут командой на ужин обычно не ходят, — объяснил он. — Каждый сам ищет, что ему по вкусу. Мне это слегка непривычно.

Центровому сборной России тут пока много чего непривычно. Язык, городская жизнь, баскетбол, местное население.

— Бомжи в Нью-Йорке веселые, — рассказывает Тимофей. — Стоит один такой на улице, танцует, бормочет чего-то. Там вообще столько всякого разного народу — только ходи и смотри. А девушки американские — просто беда. Даже танцовщицы из группы поддержки порой такие попадаются...

Интерес тут у Мозгова чисто академический — в Нью-Йорке его дожидается давняя подруга Алла. Но вопроса американско-женского страхолюдия не может избежать ни один из наших людей в Штатах. Сравнение с московскими и питерскими улицами дает настоящий культурный шок.

Впрочем, темы для разговора у нас нашлись и другие.

БРУКЛИНСКИЙ ДК ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКОВ

— Слышал, что руководство «Никс» возило вас на Брайтон-Бич — показывать русскоязычному населению.

— Да, что-то вроде этого. Рекламная акция. В магазин зашли, плавленые сырки купили. В книжном тоже отоварился.

— Чем?

— Англо-русским словарем. Уже польза.

— И как, народ был в курсе, кого ему показывают?

— Да, кто-то знал, что к чему. Видимо, потому что реклама, была заранее. А может, спортивную прессу читают. Там к тому же человек с камерой вокруг меня все время ходил — снимали для новостного репортажа. Вопросы задавали про Россию. Только мне показалось, что Брайтон-Бич к России не очень большое отношение имеет. Там, по-моему, Украина гораздо сильнее представлена. Или Советский Союз, не знаю. А вообще район мне не сильно понравился. Шумно очень — метро прямо над головой громыхает. Да и неправильный это образ России. Или правильный, но 25-летней давности.

— В ресторан сходили?

— Конечно. Русские рестораны там отличные. Правда, мы там попали на какое-то мероприятие... Было похоже на съезд нью-йоркских железнодорожников. Компания была смешанная — русскоязычные и темнокожие, но пили все одинаково. Или это был не ресторан, а бруклинский ДК какой-то. Я не очень разобрался.

— Это, похоже, был ход «Никс» в виртуальной войне за рынки сбыта с Михаилом Прохоровым и его «Нетс».

— Да, я так и понял. Слышал, что «Нетс» повесил плакат с Прохоровым и Джей-Зи рядом с «Мэдисон-Сквер-Гарден». Только его сняли уже.

— А «Никс» повесил свой плакат в Бруклине, рядом с будущей ареной «Нетс».

— А вот этого не слышал. И что там было?

— Очень суровый Амаре Стадемайр и абстрактный призыв к чему-то на нью-йоркской фене.

— Понятно. Клубам вообще не нравится делить деньги в одном городе. А Прохоров-то поди «Нью-Джерси» здорово поднимет. Умный дядька. Меня, кстати, часто спрашивают, почему я не поехал в «Нетс».

— И что отвечаете?

— Правду: «Меня туда никто не звал». Да и вообще, я думаю, это смотрелось бы неправильно. Вроде как русские русских подтягивают. Стали бы говорить, что я попал в НБА незаслуженно, что все это — пиар...

НЕ ЛЮБЛЮ СОККЕР

— Америка вам не в новинку. Летом ведь уже успели поездить.

— Да, в Лос-Анджелесе был, в Чикаго, Лас-Вегасе, Далласе. Чикаго особенно понравился. У моей девушки Аллы там бабушка живет, и нас там по всему городу водили, все показывали. Уставал немного, но интересно.

— Понятно. Что удивило?

— Например, то, что тут в обычных самолетах есть интернет. Летел из Нью-Йорка в Лас-Вегас — а это часов пять, — так всю дорогу в сети просидел... А так — ничего особенно не потрясло. Америка и Америка. Большие дома, много народу — всё как на картинках. В Нью-Йорке вообще ужасная теснота и шум. Алла поначалу испугалась: «Куда ты меня привез?!» Привыкнуть надо. Да я и не переживаю. Все равно живу не в Нью-Йорке, а в пригороде. Там тихо, удобно, тренировочная арена под боком.

— Тем не менее попасть в нью-йоркскую команду ужасно престижно.

— Ну так... Столица мира. Видел наших хоккеистов — у «Рейнджерс» тренировочный каток рядом с нами, — вроде довольные. Наверное, в Нью-Йорке поинтереснее играть, чем в какой-нибудь Оклахоме или другом американском Сургуте.

— А американские виды спорта вам как?

— Американский футбол нравится. Все хочу сходить на «Нью-Йорк Джайнтс», тем более что нам билеты всегда достают. Только времени пока нет. А на бейсболе мы были, на «Нью-Йорк Янкиз», — тоже ничего. Игра, конечно, не очень динамичная, но бывают интересные моменты. Когда мяч начинают гонять друг другу с базы на базу — нормально смотрится.

— Слышал, что вы футбол недолюбливаете.

— Не люблю. Соккер — так его будет правильнее здесь называть. Бегают 90 минут, никто никому не забивает, а потом идут домой все счастливые, потому что не пропустили. Баскетбол динамичнее. В любом матче в любую секунду есть что посмотреть.

— Как вы в баскетбол пришли?

— Сидел в школе, в четвертом классе, на уроке ИЗО, и тут заходит Кира Тржескал — знаменитый тренер. «Есть у вас тут высокие ребята?» — спрашивает. Ну, я встал. Вышел с ней в коридор, прыгнул вверх, прыгнул вперед. Она дала мне телефон, пригласила в СДЮШОР. Я пришел домой, никому ничего не сказал и забыл об этом скоро. Но недели через две она сама позвонила — попала на отца. В общем, пришлось пойти на тренировку.

— А до четвертого класса спортом вообще не занимались?

— В футбол с пацанами на улице гонял.

— Всегда были самым большим?

— В общем, да. У меня и отец, и мама высокие. Отец же гандболист, играл за краснодарский СКИФ и «Неву». Ушел только рано, из-за травм.

— В гандбол вас отдать не пробовал?

— Нет, я сам лет в 15 напросился. Мне операцию тогда сделали, я от баскетбола отдыхал. Отец отвел в краснодарскую школу, связался со знакомыми тренерами. Те рады были. А я-то думал, что полусредним буду — они забивают много. А меня как самого большого все время пихали в линию — «рубиться». Я там заскучал. Стоишь, толкаешься, никакого интереса. Месяца три позанимался и вернулся в баскетбол.

У ШАКА НОГА — КАК КОЛЕСО ОТ МАШИНЫ

— Звезды НБА еще не слепят?

— Ну так... Я помню, когда учился в питерском интернате, у меня была статуэтка Кевина Гарнетта. Он там мяч сверху забивал. Конечно, чего уж — когда впервые вышел против него и Шака, было весело... Шак, кстати, знает, как сказать по-русски «спасибо».

— Видно, украинец Слава Медведенко научил, когда они вместе играли за «Лейкерс».

— Шак ко мне после матча подошел. «Спасыба», — говорит. Ого, думаю. Посмеялись. Потрясающий мужик. Роста мы с ним одинакового, но он шире раза в два, а нога у него вообще нереальная. Как колесо от машины. У меня 52-й размер обуви, а у него... 22-й по-местному. По-нашему это, кажется, 55-й или 56-й.

— В команду легко вжились?

— А какие тут трудности? Парни все нормальные. Амаре Стадемайр — спокойный мужик, никакого «звездняка» нет вообще. Видно, что очень серьезно относится к баскетболу. Вокруг него, конечно, все пляшут — тренеры, доктора. Но это ведь и понятно. Главный человек в команде. Все хотят, чтобы у него все было хорошо. Это везде так. А с партнерами он паренек нормальный.

— Клубы НБА вообще со своими игроками носятся, как никто.

— Это тоже не удивляет. Игроки приносят клубу и лиге большие деньги. И в них самих тоже много денег вложено. Каждая команда летает на своем самолете, в аэропортах все сделано так, чтобы мы там не задерживались. Выходишь из автобуса прямо в самолет, по прилете ни в каких очередях не стоишь, вещи тебе сразу из самолета достают, а машина — вот, уже в десяти метрах от трапа дожидается.

— Хорошая жизнь.

— Скажем, пришел я на первую тренировку. А в раздевалке уже персональный шкафчик готов с моей фамилией, кроссовки стоят, полотенце лежит, какие-то документы, коробка с экипировкой — все готово. А иначе как? Когда у тебя 82 матча да сплошные выезды — куда еще заморачиваться всякой ерундой? Если бы надо было в очередях стоять, досмотры проходить и багаж ждать, вряд ли мы смогли бы столько игр выдержать. А ведь здесь и кроме матчей столько всего делать надо. В свободные дни, бывает, ходишь к детям в школы или больницы — благотворительные акции. Потом раздачи автографов, интервью даешь, опять же. А суперзвездам — вообще кошмар. Им еще в рекламе сниматься надо и на улицу не выйдешь. Попробовал бы Амаре средь бела дня по центру Нью-Йорка пройтись — съедят.

— А вас узнают?

— Узнают. Сам удивился.

ЧЕМБЕРЛЕН? А КТО ЭТО?

— В последние дни перед началом сезона вы были травмированы. Как это произошло?

— На тренировке с кем-то столкнулся и бедро ушиб. Но врачи тут работают классно. Тут же «затянули» ногу, лед, процедуры, таблетку болеутоляющую дали. И уже на выезде, в Торонто, надо мной работали. Так что вышел совсем без боли.

— И фолить начали.

— Первый фол точно был, а второй... В Европе, наверное, не дали бы фол за то, что человек разбежался, прыгнул и врезался в тебя. Ну, дали так дали — будем привыкать. Сел на скамейку, вышел во второй половине и вроде неплохо заиграл, но тут — опять два быстрых фола.

— Трудно освоиться со здешними правилами?

— В нюансах разобраться надо. Говорят вот, что в «круге» (полукруг под щитом. — Прим. С.М.), если ты без мяча, тебе дадут фол за любой контакт. Даже если убегаешь, а он тебя догнал и ткнул. Надо научиться избегать фолов. К тому же я новичок, и мне в любом случае больше свистеть будут. Столкнулись Мозгов и Шакил О’Нил — кого судья накажет? Тут все ясно, мне кажется.

— Тренеры вас тут чему-то учат? Или на это времени нет?

— Учат, как правильно заслоны ставить. В Европе, например, это можно делать жестко — так, чтобы игрока на спину положить. А в НБА сразу получишь фол в нападении. Даже если будешь просто стоять, а потом начнешь разворачиваться и заденешь соперника. Стой и не двигайся — если тебя, конечно, не Шакилом зовут. Еще мне средний бросок подправляют. Спиной к кольцу играть учат. Кроме того, тут очень важна психологическая готовность. Игрок постоянно должен быть уверен в себе. Они тут даже если десять бросков подряд промажут — не парятся. Все равно еще двенадцать раз бросят. Каждый считает себя звездой, которая на все способна. И это, наверное, правильно. При таком длинном сезоне задумываться о прошедшем матче нет времени — надо готовиться к следующему.

— Что еще в американском баскетболе впечатлило?

— Тут он очень жесткий, мужской. Всё ужасно быстро, все бегут куда-то. Выносливость нужна сумасшедшая. Тут, считайте, на одну европейскую четверть дольше играют — и всё в таком вот темпе. На тренировках все рубятся, фолят друг на друге постоянно, чтобы ко всему быть готовым. Игрока бьют, а он бежит себе дальше. Нормально.

— На чемпионате мира Ламар Одом сказал про вас, что, мол, этот парень — русский Чемберлен...

— Не слыхал. Приятно, конечно... А что, мы с Америкой в четвертьфинале неплохо играли. По-моему, лучше, чем кто-либо еще на турнире, за исключением Бразилии.

— А про Чемберлена что знаете?

— Это он красивые крючки бросал?

— Это Абдул-Джаббар.

— Тогда ничего не знаю.

— Он в одном матче сто очков набрал. Против «Никс», кстати.

— Ну вот, теперь знаю. Как он бросал-то? Средними и «трехами» все?

— «Трех» тогда не было, а штрафные он обычно мазал.

— Так это получается, что надо было минимум пятьдесят раз бросить. Ничего себе. Он что, один в том матче играл? С ума сойти.

ХРЯПА МОЖЕТ ВЕРНУТЬСЯ

— Для вас сам факт своего появления в НБА стал большим сюрпризом?

— Ну, после прошлогоднего чемпионата Европы ко мне много агентов приходило. Говорили, что устроят куда угодно. Чуть ли не в любой клуб по моему выбору. Я тогда старался на это особо не реагировать. В этом году тоже не загадывал, хотя варианты были. Но агент мой очень хорошо сработал. «Никс», наверное, стал для меня идеальным вариантом — молодая команда, с полностью обновленным составом, с новым тренером. Да и город хороший.

— Чемпионат Европы-2009 стал прорывом в вашей карьере?

— Наверное. Хотя последний сезон я отыграл не очень хорошо, если честно. Разве только в сборной чуть лучше было.

— Российский след в НБА пока неглубок. По большому счету — только Кириленко.

— Хряпа, мне кажется, был неплох. Уверен, он еще может вернуться. А если вы о том, было ли мне страшно, то нет. Тут такие же люди. Нервничал, конечно. Особенно перед первым матчем. Так на то он и первый.

— Еще недавно вы считались далеко не главным российским кандидатом на отъезд в НБА. Тот же Александр Каун, например, американский баскетбол куда лучше знает.

— Но он-то — задрафтованный. Да еще и под не очень высоким номером. У Саши не было такого выбора. Впрочем, не буду гадать, какая там у него ситуация сложилась.

— Вы сами в финансовом плане кое-что потеряли. Учитывая неустойку «Химкам» и налоги в Америке.

— Ну, это же НБА. Это вам не камни ковырять. Такой шанс, еще неизвестно, попадется ли.

Спорт-Экспресс

Добавил: Saniog

Теги: НБА интервью Нью-Йорк Никс Тимофей Мозгов

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



июнь
август

июль 2017

пнвтсрчтптсбвс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Реклама на сайте



Вакансии