Евгений Гомельский: «После триумфа в Барселоне брат сказал: „Рыжий, а ты тренер!“»

Борис Ходоровский, «Спорт-Уикэнд» // 07 января 2011

0



Лауреат Зала славы ФИБА — о больших победах и обидных увольнениях, не сложившейся кинематографической карьере и верности единственной супруге.

Новым лауреатом Зала славы Международной федерации баскетбола (ФИБА) стал Евгений Гомельский, который привел к золотым олимпийским медалям в Барселоне женскую сборную уже не существовавшего СССР. В 2007-м вместе с Лидией Алексеевой и Владимиром Кондрашиным в Зал славы был номинирован Александр Гомельский, главный тренер олимпийских чемпионов Сеула. Разговор с Евгением Гомельским корреспондент «Спорт уик-энда» начал с напрашивавшегося вопроса:
— Есть ли в тренерском мире еще хотя бы одна такая братская династия?
— Мне о такой ничего не известно. Навскидку не могу припомнить не только в баскетболе, но и в других видах спорта двух братьев, которые приводили бы свои команды к золотым олимпийским медалям. Конечно, ледоколом в нашей фамильной династии был Александр Яковлевич. Мне же было просто стыдно оказаться где-то внизу турнирной таблицы со своей командой после всех тех побед, которые одержал со своими Александр Гомельский. Рядом с ним я не мог не стать личностью.
Вторым Юрием Никулиным стать помешал брат
— Общеизвестно, что в баскетбол вас привел старший брат. Была ли возможность в детстве избрать иную стезю?
— Была, причем достаточно необычная. В семье, а потом в школе за мной с детства закрепилась репутация юмориста и балагура. Когда учился в восьмом классе, в нашу школу приехала выездная приемная комиссии из Института кинематографии. Естественно, меня как главного хохмача показали московским гостям.

Успешно прошел два тура, но в это время я уже тренировался в ленинградском «Спартаке» у Нины Яковлевны Журавлевой, тещи моего старшего брата. Так и не вышел из меня новый Юрий Никулин, о чем совершенно не жалею. Прекрасно, что брат привел меня в такую замечательную профессию и я оказался в ней востребован.
— Вовремя ли вы выпорхнули из-под опеки старшего брата?
— Очень вовремя. Из Риги уехал в тогдашний Сталинград и стал тренировать самостоятельно. Начинал в ДЮСШ, затем возглавил мужское «Динамо». Волгоградская команда в середине 60-х так удачно выступала во всесоюзных соревнованиях, что решением центрального совета общества в полном составе во главе с тренерским штабом была переведена в Москву.
С женщинами добился большего
— Вы упомянули, что вашим первым тренером была легендарная ленинградская баскетболистка Ни­на Яковлевна Журавлева...
— Не знаю ни одного человека, кто бы не отзывался о ней тепло. Мне сейчас часто приходится выступать на тренерских семинарах, и я всегда привожу слова Нины Яковлевны: «Если не любишь детей, сразу же уходи из тренеров». Она безумно любила нас, неоперившихся послевоенных ленинградских мальчишек и девчонок.
— Тренируясь у женщины, вы использовали потом какие-то приемы Журавлевой в работе с женскими командами?
— Ну, начинал-то я с мужских коллективов. Именно в них прошел свои тренерские университеты. Мне часто приходилось читать, что Евгений Гомельский любит менять баскетбольную ориентацию. Горжусь тем, что по двадцать лет отработал с мужскими и женскими командами. Так сложилось по жизни, что с баскетболистами вы­игрывал максимум серебро, а с баскетболистками добивался наивысших результатов. В работе с женскими командами очень важную роль играет психология.
— И все же что-то из арсенала Журавлевой вы в своей работе использовали?
— Она была очень веселым человеком, ценила юмор. Мне как самому рыжему частенько доводилось быть объектом повышенного внимания. Пройдя блокаду, Журавлева научилась очень стойко переносить все тяготы. Никогда не ныла и не позволяла это делать другим. Пожалуй, эти два правила своего первого тренера я усвоил на всю жизнь.
«Договорок» мои не играли
— Каково вам было в роли наставника «Динамо» противостоять ЦСКА Александра Гомельского?
— «Договорок», как модно сейчас говорить, в этих играх никогда не было. Был очень красивый баскетбол, и частенько верх на площадке брали динамовцы. Бедой «бело-голубых» и при мне, и уже потом, когда команду тренировали другие специалисты, была нестабильность. Обыгрывали ЦСКА, а потом валились в трех-четырех матчах против команд, уступающих в классе. В «Динамо» играли такие ребята, как Анатолий Блик и Александр Сидякин, для которых красота баскетбола зачастую была важнее результата. Однажды я даже лишил брата полковничьей папахи.
— Каким образом?
— В одном из чемпионатов СССР армейцы шли с отрывом то ли в три, то ли в четыре победы от ближайшего соперника. В случае победы над динамовцами ЦСКА досрочно становился чемпионом. На игру, которая проводилась в стареньком зале единоборств спорткомплекса ЦСКА, собирался маршал Андрей Гречко. Тогдашний министр обороны очень любил баскетбол и собирался прямо в зале торжественно объявить о присвоении подполковнику Александру Гомельскому очередного воинского звания. Случилось же непредвиденное: матч выиграло «Динамо». Вечером позвонил брат и в свойственной ему ироничной манере поинтересовался: «Чудило, что ты наделал? Ты же меня полковничьей папахи лишил». Я места себе не находил, но через несколько минут брат снова позвонил и сказал: «Женя, расслабься, все нормально...»
У брата учился всю жизнь
— Жизнь тренера складывается из триумфов и фиаско, белую полосу сменяет черная. Вы прошли через все, что проходят даже самые великие тренеры. Какое из увольнений было наиболее обидным?
— Обидных было много, а самое хамское — в Испании. Президент клуба «Дорна» объявил себя банкротом и заявил, чтобы на зарплату мы не рассчитывали. Тренеры, игроки, обслуживающий персонал остались на бобах. Часто вспоминаю популярную в нашем цехе присказку: тренер, которого не увольняли, не тренер вовсе, а из поражения можно извлечь порой гораздо больше пользы, чем из победных серий. Мне очень повезло, что, будучи студентом, на кухне я слушал разборы игр, которые проводил Александр. У брата учился всю жизнь.
— Брат когда-нибудь прислушивался к вашим советам?
— В Сеуле, где я был одним из тренеров женской сборной, мы часами ходили по Олимпийской деревне и беседовали только о баскетболе. Мужская сборная стартовала на Олимпиаде-88 не очень удачно, и на ее главного тренера обрушился шквал критики. Какие только гадости не писали «Правда» и «Комсомольская правда»! Брат тогда очень нуждался в поддержке. Ему просто выговориться нужно было. Зато уж когда наша команда выиграла золото, обыграв в полуфинале американцев и в финале — югославов, репортерам-критиканам досталось от Александра по полной программе. Он умел ставить на место всех: и игроков, и руководителей, и журналистов.
«Купи девчонкам вина — пусть расслабятся»
— Ваш звездный час — Олимпиада-92 в Барселоне, на которой выступала команда без флага и гимна, но при этом наши баскетболистки стали олимпийскими чемпионками...
— Не в названии команды дело. Что бы там ни говорили про объединенную команду, про сборную СНГ, все равно это была российская команда. Даже в советские времена, когда мы выезжали за рубеж, нас русскими величали. И даже литовцы с латышами не обижались. В Барселоне как раз сплотило девчонок то, что они понимали: в таком составе команда играет в последний раз. Мы очень серьезно готовились к этой Олимпиаде, психологически были готовы побеждать американок. К тому же еще до отъезда на Игры нас с Вадимом Капрановым уже освободили от работы с национальной сборной. Это решение было принято на тренерском совете, состоявшемся в бане. Был стимул доказать, что мы тоже что-то умеем. Девчонки нас поняли.
— Американок в Барселоне ваша команда обыграла в полуфинале. После таких побед бывает непросто настроить девчонок на финальный матч...
— Помог Александр, приехавший в Барселону по туристической путевке и остановившийся в номере своего сына Владимира, который комментировал олимпийские соревнования. После полуфинала брат предложил мне и Капранову прогуляться по вечерней Барселоне. Обсуждали, как побыстрее избавить девчонок от эйфории. Александр предложил: «Купи им вина — пусть расслабятся!» До сих пор помню глаза наших баскетболисток после этого жеста. Они ведь были советские спортсменки, привыкшие видеть в тренере стоящего на страже спортивного режима цербера.
— Как вы отпраздновали барселонский триумф?
— После финального матча, в котором обыграли сборную Китая, мы отправились не в Олимпийскую деревню, а к журналистам. Там я услышал самый большой комплимент из уст брата: «Рыжий, а ты тренер!» С детства Александр меня Рыжим называл. К началу 90-х я уже многого добился, выигрывал со своими командами чемпионаты мира и Европы, медали всех достоинств на чемпионатах СССР. Чтобы заслужить признание брата, которое запечатлел на пленку во время нашей вечеринки питерский журналист Кирилл Набутов, потребовалось вы­играть Олимпиаду.
С единственной женой готовлюсь к золотой свадьбе
— Тренер женской команды всегда находится под неусыпной опекой жены...
— И в этом плане мне повезло. Ни одна из баскетболисток моих команд, чтобы увести из семьи, мне в любви не признавалась. Я единственный из Гомельских, кто прожил с единственной женой в законном браке 46 лет. Конечно, моя жена — тоже бывшая баскетболистка, и без нее я бы ничего в своей жизни не выиграл. Это был тыл, с которым можно смело идти в бой.
— Неужели у вас в женских командах не было любимиц?
— Смотря что вкладывать в это понятие. Я до сих пор влюбленными глазами (не так, как вы, возможно, подумали) смотрю на Наташу Засульскую. Это был боец на площадке и добрейший человек в жизни. Для меня она — эталон человека и баскетболистки.
Жизнь сделала меня реалистом
— В последние годы вы в качестве президента возглавляете баскетбольный клуб «Динамо», который на ЧМ-2010 был базовым для сборной России. Из 12 игроков команды Дэвида Блатта ровно треть провела предшествующий чемпионату мира сезон в рядах «бело-голубых»...
— Я очень переживал и за то, что в последний момент «отцепили» Алексея Шведа. Он уже не динамовец, но все же очень обидно, что мы не думаем о будущем российского баскетбола. Когда я пригласил в олимпийскую сборную на Игры в Барселону 19-летнюю Елену Баранову, все крутили пальцем у виска. Это уж потом Елена на долгие годы стала лидером нашей национальной команды, ее многолетним капитаном. В Сидней не побоялся взять 16-летнюю Ольгу Артешину. Сколько «доброжелателей» тогда пришлось выслушать! Всегда нужно думать не только о том турнире, в котором твоя команда играет сегодня, но и хотя бы о ближайшем будущем. Только иностранный тренер не будет думать о перспективах даже ближайших, не говоря уже о долговременных.
— Как тренер, воспитанный на тезисе о том, что второе место — это неудача, воспринял итоги ЧМ-2010 в Турции?
— Жизнь сделала меня реалистом. Учитывая условия, в которых формируются нынешние баскетболисты российской сборной, 7-е место на чемпионате мира для них — вполне достойный результат. Думал, что будет гораздо хуже, а ребята показали зубки. Другое дело, что, вернувшись в свои клубы («Динамо» не в счет), они снова оказались в тени легионеров и в руках иностранных тренеров, которым абсолютно наплевать на ближайшие перспективы российской сборной.
Рядом с большими деньгами оказались посредственности
— Не жалеете, что БК «Динамо» инициировал знаменитый «кассетный» скандал?
— Шесть лет назад именно «Динамо» поставило вопрос о создании профессиональной лиги, которая проводила бы чемпионат страны не под эгидой РФБ. Тогда нас практически никто не поддержал, и идея не реализовалась. В результате наш баскетбол уже дошел до такой черты, ниже которой падать некуда. Во всей Европе давно поняли, что национальные чемпионаты должны проводить созданные клубами лиги, а у федераций — другие задачи. Углубляться в эту тему мне бы не хотелось.
— В футболе и хоккее локомотивами подобных реформ были такие авторитетные фигуры как Виталий Мутко и Александр Медведев. Почему в баскетболе вы не решились взять на себя такую роль?
— Я из «Динамо», а не из «Локомотива». Если же говорить о ситуации в целом, приходится констатировать: сегодня на авансцену в России во многих сферах жизни вышли дилетанты. Вчерашние троечники, у которых появились шальные деньги. Большие деньги, пришедшие в профессиональный баскетбол (о других сферах рассуждать не буду), позволили сделать много хорошего. Только и негатива при этом выплеснулось немало. Рядом с большими деньгами оказались посредственности, которые все и решают. В этом сейчас — самая большая проблема российского баскетбола, и не только его. Мир держится на профессионалах, на мастерах своего дела.
— Для вас, стало быть, признание в виде введения в Зал баскетбольной славы ФИБА важнее материальных благ?
— Не буду строить из себя бессребреника, но когда тебе уже даже не 60, уважение со стороны баскетбольного сообщества воспринимается совсем по-другому. Когда я вышел вместе с Арвидасом Сабонисом и Наташей Засульской на торжественную церемонию, испытал те же чувства, что и на высшей ступени пьедестала почета в Барселоне.

Спорт-Уикэнд

Добавил: Saniog

Теги: интервью Евгений Гомельский

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



февраль
апрель

март 2017

пнвтсрчтптсбвс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       

Реклама на сайте



Вакансии