Александр Красненков: «И в кризис можно решать серьезные задачи»

Алексей Доспехов, «Коммерсантъ» // 16 марта 2011

0



Председатель совета директоров ЗАО «Нортгаз» АЛЕКСАНДР КРАСНЕНКОВ стал в конце прошлого года главой Российской федерации баскетбола (РФБ). В интервью «Ъ» он рассказал о том, какие первые шаги предпринял на посту ее президента и какими видит перспективы отечественного баскетбола.

— На прошлой неделе вы вернулись из Лондона, где встречались с руководством Национальной баскетбольной ассоциации (НБА). Зачем России нужно сотрудничество с НБА?

— Я считаю, что любое сотрудничество лучше, чем бездействие. В данном случае, кстати, инициатива познакомиться исходила именно от НБА. Сначала я получил приглашение на Матч всех звезд в Лос-Анджелес. Там я провел встречи с главой НБА Дэвидом Стерном, его заместителями, с теми людьми, которые отвечают за международные связи ассоциации. И тогда мне показалось, что как раз этого сотрудничества РФБ во многом и не хватало, что оно открывает новые горизонты, что с американской лигой возможно развитие совместных проектов. У нее есть чему поучиться — тому, как готовить тренеров, спортсменов, как, в конце концов, выстроить всю баскетбольную систему: от молодежных и студенческих лиг до профессиональных.

— Звучит красиво. Но, согласитесь, НБА и американский спорт — это другая, можно сказать, планета. Разве те законы, которые работают там, могут работать у нас?

— Мне и до поездки было очевидно, что если перенести в Россию все американские принципы, это работать не будет. Поэтому надо брать только то хорошее, что может у нас прижиться. Но в общем-то баскетбол — он что в Америке, что в Европе остается баскетболом: базовые правила одинаковые. Вот только отношения между игроками и тренерами, игроками и менеджерами, клубами и лигой в США несколько иные, чем у нас. И изучая этот опыт, я уверен, можно извлечь много позитивного для нас.

— В каком формате возможно сотрудничество с НБА?

— Формат может быть самый широкий — тут простор для творчества. Мы, например, договорились, что будем делать совместную с НБА телевизионную программу. Сейчас проговариваем этот вопрос с НТВ. Хотели запустить ее уже на выездных матчах команд НБА в Лондоне, но из-за сжатых сроков просто не удалось технически ее подготовить. Однако материал для программы создается.

Еще одно направление — это подготовка тренерских кадров. Мы планируем, что в августе несколько действующих американских тренеров из НБА приедут в Россию и проведут семинары или мастер-классы для наших специалистов. Скорее всего, мы задействуем здесь два города — Санкт-Петербург и Москву. Я уже говорил по этому поводу с Евгением Гомельским, у которого есть школа подготовки тренеров в Москве. Хочу поговорить и с Сергеем Елевичем, у которого школа на базе Института физкультуры имени Лесгафта в Петербурге. Мы могли бы использовать эти площадки для таких семинаров.

Также уже сейчас мы работаем над обменом по школьной линии. Российские школьники уже побывали в Америке в прошлом году. Теперь мы готовимся принять у себя американских школьников — десять девушек и десять юношей — плюс, по-моему, пять детских тренеров. Задействуем несколько городов. С нашей стороны это турне, которое должно состояться в июле, курируют МИД и Минспорта, а с американской — госдепартамент.

Еще нам поступило предложение о поездке в Россию одной из команд Женской национальной баскетбольной ассоциации, которая могла бы сыграть товарищеский матч с российской сборной перед чемпионатом Европы. К сожалению, мы уже подтвердили свое участие в международных турнирах накануне первенства и такую встречу организовать не сможем. Однако было принято решение вместо нее где-то в сентябре устроить турне или наших команд по Америке, или американских — по России.

— А команды мужской НБА в Россию будут приезжать?

— Уже достигнута предварительная договоренность, что в 2012 году в Россию прибудет несколько клубов — они либо сыграют с нашими командами, либо проведут здесь выездные матчи своего регулярного чемпионата. Но для этого нам надо предоставить им хорошие арены. А дальше наше взаимодействие с НБА может еще расшириться.

— Вы о создании европейского дивизиона в этой лиге?

— Да. Правда, это, понятно, вопрос не ближайших двух-трех лет, а более отдаленного будущего. Но в НБА всерьез намерены такой дивизион создать. А нам, разумеется, хотелось бы, чтобы в нем присутствовали и российские команды.

— Михаил Прохоров, который с прошлого года является владельцем клуба НБА «Нью-Джерси Нетс», в этой программе как-то будет задействован?

— Михаил Прохоров мало пиарится, но его вклад уже ощутим. Я встречался с ним и в Америке, и в Лондоне, и в России, и мы проговаривали возможные пути сотрудничества. Так, мы договорились, что Дерон Уильямс — выдающийся разыгрывающий, один из участников Матча всех звезд, который выступает за "Нетс«,— посетит Россию. В мае мы привезем его сюда, чтобы он поучаствовал в нескольких мастер-классах и пообщался с нашими игроками. Его визит будет хорошим толчком для развития сотрудничества с НБА.

— Согласны, что в тот момент, когда в конце прошлого года вы возглавили РФБ, баскетбол уже успел превратиться в проблемный, так скажем, вид спорта? Например, он хуже многих остальных видов пережил кризис.

— Нет, не согласен. Мне кажется, что баскетбол пережил кризис примерно так же, как остальные виды.

— Но все-таки сразу несколько баскетбольных команд в последние годы либо прекратили существование, либо резко понизили амбиции. Причем речь идет в том числе о знаменитых клубах, клубах-брендах вроде мужского «Урал-Грейта» или женского ЦСКА.

— Мне кажется, что основная причина гибели этих команд не в кризисе. Кризис — это, может быть, то, что их добило. Многие из них стали испытывать проблемы еще до кризиса. А причина тут одна — плохое управление, неэффективный менеджмент. Виноваты в том, что эти клубы обанкротились или находятся на грани банкротства и исчезновения, люди, которые управляли ими, а не кризис.

— То есть это какая-то системная для нашего баскетбола проблема — проблема эффективного управления?

— Я ее видел. Я ведь тоже был главой клуба — «Спартак» (Санкт-Петербург). И мы пережили кризис. Я не скажу, что все было гладко — нас немножко потрясло. Однако запас прочности был достаточным для того, чтобы я знал: «Спартак» никуда не денется. Просто мы в клубе выстроили нормальную открытую, понятную всем систему взаимодействия с нашими спонсорами, партнерами. Просто четко работала администрация, и контроль над ее деятельностью осуществлялся на должном уровне. Я абсолютно уверен в будущем «Спартака», в том, что эта команда будет существовать и дальше при новом руководстве, потому что там уже налажена правильная система управления.

Так что и в кризис можно играть и решать серьезные задачи. Кризис даже, наоборот, закаляет. Люди начинают отдавать себе отчет в том, что без хорошей организации им не выжить. Так что в кризис выживают те, у кого выстроена система и есть резервы. А наши команды, повторю, топили не мировые экономические кризисы, а исключительно внутренние проблемы.

— Хорошо. Как бы вы тогда оценили сегодняшнее состояние российского баскетбола?

— В целом как удовлетворительное.

— Просто существуют разные точки зрения. С одной стороны, у нашего баскетбола есть вроде бы несомненные успехи — и у сборных, и у клубов. С другой, например, телевизионщики жалуются на падение рейтингов баскетбольных трансляций...

— У футбола тоже падение рейтингов, и не только в России, но и в других странах. Может быть, оно как раз и связано с кризисом. Я изучал много исследований по спортивной индустрии. В них отмечалось, что во время экономического кризиса спорт, туризм, даже наука и образование отходят как бы на второй план. Все внимание фокусируется на более насущных — финансовых, экономических, бытовых — проблемах. И только когда они решаются, все снова вспоминают о спорте, а у людей, уже не так озабоченных денежными вопросами, появляются на него и время, и средства.

— А каким вам представлялся рейтинговый, что ли, потенциал баскетбола в России? Насколько он может быть востребован у нас?

— Все очень просто. Вот есть США — страна с населением 300 млн человек. В баскетбол играют 40 млн из них, это где-то 12–13%. В России проживает 140 млн человек, а играют в баскетбол всего 1,5 млн. Получается, немножко больше 1%. А вот если в баскетбол будут играть ну хотя бы 10% россиян, тогда, я считаю, и его уровень в России будет совсем другим. Во всех смыслах: и по результатам, и по рейтингам. В этом, наверное, и заключается задача федерации — сделать баскетбол по-настоящему популярным видом спорта.

— Вы верите в ее выполнение?

— Почему я не должен верить? Баскетбол — это объективно очень привлекательный вид спорта. Номер два в мире после футбола. В FIBA (Международная федерация баскетбола.— «Ъ») входят 213 стран — это фактически все государства ООН. Он развит на всех континентах: не только в Америке и Европе, но и в Африке, Азии, Австралии. Мне кажется, что если мы создадим необходимые условия, то прорыв состоится. А под условиями я в первую очередь понимаю самую простую инфраструктуру — школьные залы, уличные площадки... Для баскетбола ведь немного нужно: два щита и мяч — вот и все. В Америке в каждом микрорайоне баскетбольных площадок больше, чем домов.

— Все равно же финансирование надо обеспечивать?

— Я, если честно, думаю, что у нас спорт финансируется в достаточно больших объемах. Но выделенные деньги куда-то потом растворяются. Нужен контроль над тем, как расходуются средства. То есть если нужны площадки, надо заниматься именно площадками.

— Вы уже начали их строить?

— Вообще-то создание инфраструктуры, на мой взгляд, это задача все-таки местных властей. Они все время спрашивают: а как мы можем помочь спорту? Да вот так — строя или площадки, или многофункциональные залы под баскетбол, волейбол, гандбол, мини-футбол. А федерация должна именно развивать спорт — открывать спортивные школы на основе этих объектов, осуществлять набор детей в них, готовить тренеров, судей и проводить соревнования.

— Кстати, о соревнованиях. Вас устраивает сложившаяся сейчас ситуация, когда параллельно существуют два примерно одинаковых по плотности календаря турнира с участием лучших мужских клубов России — чемпионаты Профессиональной баскетбольной лиги (ПБЛ) и Единая лига ВТБ? Не кажется вам, что это перебор, что внимание болельщиков, скажем так, распыляется?

— Чем больше баскетбола, тем вроде бы лучше. Но, буду откровенен, в данном случае, по-моему, один турнир мешает другому.

— А какой какому?

— Чемпионат ПБЛ — турнир официальный, имеет ранг чемпионата России. Единая лига ВТБ — это коммерческий турнир. Наверное, национальное первенство должно быть все-таки приоритетным. Нет, я не говорю, что коммерческий турнир вообще не имеет права на существование. Хорошо, что Единая лига ВТБ есть. Ей всегда найдется место в календаре. Но коммерческий турнир должен быть по своему статусу ниже, чем национальное первенство.

—А как же опыт Континентальной хоккейной лиги? Там чемпионат проводится с участием зарубежных команд, и всех это устраивает.

— Так я и не говорю о том, что такой формат — нонсенс. Пусть будет международная лига — не важно, как она называется. Пусть чемпионат России проходит внутри нее — такая конструкция выглядит очень привлекательной. Я просто хочу, чтобы в этой лиге в полной мере учитывались и интересы всех ведущих российских команд, и интересы федерации.

— А принятое летом решение передать права на проведение мужского чемпионата России от РФБ Профессиональной баскетбольной лиге вам сейчас, после того как вы оставили клубный пост и стали главой федерации, представляется правильным?

— Давайте назовем это экспериментом. Вот сезон завершится, тогда посмотрим, каковы итоги.

— Но хотя бы первые итоги уже видны?

— Игры стали, пожалуй, интереснее. Но я не думаю, что это связано с тем, что федерация отдала проведение чемпионата ПБЛ. Они стали интереснее, потому что мы стали наводить порядок в баскетболе и различные внешние факторы уже не влияют на результаты матчей... А то, что у ПБЛ нет навыков и опыта проведения таких соревнований,— это очевидно. Как, к сожалению, очевидно, что там допускается очень много нарушений — по переходам игроков, по регистрации. А они влекут за собой большие проблемы для федерации на международном уровне.

— Я правильно понял, что в Международной федерации баскетбола вам на них указывали?

— Да, нарекания с их стороны есть. Увы, с переходом прав на проведение чемпионата от одной организации к другой оказались потеряны некоторые важные управленческие связи и возможности, которыми обладала РФБ. Эту ситуацию надо исправлять. Но не хотелось бы сейчас, посреди сезона, что-то ломать или делать какие-то резкие заявления.

— О возвращении чемпионата России РФБ?

— Полагаю, что до конца этого сезона перемены нецелесообразны. Все технические и организационные вопросы будем обсуждать после его окончания.

— Юридических проблем, если РФБ захочет вернуть чемпионат, не возникнет?

— Проблем никаких нет. У нас есть договор с ПБЛ, там все четко оговорено: и права, и обязанности каждой стороны. Если одна из них обязанности не выполняет, договор расторгается.

— Вы сейчас внешние факторы упомянули. Все, кто интересуется нашим баскетболом, наверняка понимают, что вы имели в виду. Ну, например, предвзятое судейство. Такие вещи и в самом деле были бедой отечественного баскетбола?

— Я думаю, что не только отечественного баскетбола, но и других игровых видов спорта. Более того, в каком-то смысле прошлогодний скандал пошел нам на пользу. Ситуация стала выправляться.

— Это вы о скандале с обнародованной после матча «Динамо» с «Локомотивом-Кубанью» аудиозаписью, из которой следовало, что арбитры в России судят, скажем так, не всегда честно?

— Да. Тот скандал возник не на пустом месте, он не был единичным явлением. Это походило на мыльный пузырь, который растет, растет, а потом неизбежно лопается... О наличии проблемы было ведь известно многим вовлеченным в баскетбол людям, в том числе работающими в федерации. Но мало у кого находилась смелость открыто говорить о ней. В конце концов все вылезло наружу. А если бы проблему не замалчивали, то, не исключено, нам бы не пришлось действовать кризисными методами, создавая, к примеру, ПБЛ. Хотя, может быть, и хорошо, что все завершилось именно так — немного, что ли, болезненно. Знаете, когда переболеешь, возникает иммунитет к болезням.

— Давайте поговорим о женском чемпионате, который РФБ никому не отдавала. Вас устраивает его состояние? Не кажется вам, что ситуация, когда за чемпионство все время борются два клуба на голову сильнее остальных — УГМК и «Спарта&К», рано или поздно надоест болельщикам?

— А разве в мужском баскетболе до последнего времени ситуация была принципиально иная? За награды боролись одни и те же клубы — ЦСКА, «Химки», УНИКС... Конечно, это плохо. Спорт привлекателен непредсказуемостью результатов. Мы потеряли часть аудитории как раз потому, что болельщикам перестал нравиться чемпионат с легкопрогнозируемыми итогами.

— Но улучшить положение вещей в этом смысле можно?

— А оно уже улучшается. Вот в женском баскетболе к двум грандам подтянулась «Надежда» из Оренбурга. Некоторые другие клубы регулярно оказывают сопротивление лидерам. У мужчин тоже конкуренция выросла... Тут, повторю, многое зависит от менеджеров. У них перед глазами должен быть пример сербского «Партизана». У команды скромный бюджет, а она доходит до «Финала четырех» Евролиги. Рецепт успеха тут заново изобретать не надо. Он заключается в подготовке хороших тренеров, которые, в свою очередь, готовили бы хороших спортсменов. А хороших спортсменов — отечественных спортсменов — должно быть как можно больше: конкуренция будет подстегивать прогресс и расширять выбор. Тогда не три-четыре клуба, а гораздо больше будут способны набирать достойные составы. Даже не обладая огромными бюджетами.

— А у нас сейчас выбор, о котором вы сказали, небольшой?

— Ну, если тренеры сборных говорят, что могут выбирать из 25 человек максимум, то как он может быть большим?

— В этой связи вы не считаете разумным сделать более жестким лимит на легионеров в российском чемпионате?

— Вероятно, мы потихоньку будем двигаться в этом направлении.

— А раз уж вас так привлекает НБА, не задумывались над введением американских механизмов регулирования конкуренции вроде драфта или потолка зарплат?

— Для начала нужно выстроить четкую, отлаженную систему проведения соревнований. Когда мы ее выстроим, тогда можно будет внедрять эти механизмы. Они действительно выглядят очень интересно.

— Трудность, в частности с потолком зарплат, заключается в отсутствии прозрачности клубной деятельности. Разве нет? А без прозрачности и контроль невозможен.

— Так я все время об этом говорю. Федерация у нас с декабря прошлого года открытая и прозрачная.

— А с клубами-то как?

— И клубы будем к этому призывать.

— Услышат, по-вашему, они призыв?

— Тут, безусловно, не так все просто. Если бы было просто, у нас все клубы давно раскрыли бы бюджеты. Но раскрывают единицы... Этому есть и объективные причины. Клубы финансируются из разных источников: некоторые — из муниципальных, региональных бюджетов, некоторые — на деньги компаний-спонсоров. Но, думаю, мы сможем выработать со временем единую для всех модель отчетности. Возможно, потребуется даже корректировка каких-то законов. Будем и над этим работать.

— И что, обсуждая эти вопросы с влиятельными людьми из баскетбольного мира, вы чувствуете исключительно одобрение и поддержку?

— Есть, разумеется, определенное сопротивление со стороны людей, которые привыкли ловить рыбку в мутной воде. Их больше волнует не баскетбол, а что-то околобаскетбольное. Но таких становится все меньше. К сожалению, вместе с ними пропадают и клубы. Зато на их месте появляются новые клубы, приходят другие люди — с правильным пониманием того, что надо делать, как вести баскетбольный бизнес.

— Вы довольны тем, как решился вопрос с тренерами двух национальных сборных страны — Дэвидом Блаттом и Борисом Соколовским, которым исполком РФБ сохранил должности, несмотря на седьмые места на прошлогодних чемпионатах мира?

— Я считаю, что исполком принял правильные решения. Да, женская сборная допустила очень обидную осечку в четвертьфинале против белорусской команды. Но, понимаете, ошибка страшна, когда она часть тенденции. А с женской сборной речь о тенденции не идет. К тому же, побеседовав с Борисом Соколовским, мы увидели, что он сделал правильные выводы из своей неудачи, провел анализ происшедшего.

Теперь по Дэвиду Блатту. Да, он на эмоциях говорил о том, что не будет продолжать работать со сборной. Однако разговор с ним убедил меня в том, что в действительности он хочет работать с ней, что его уже, можно сказать, не оторвать от команды, от этих ребят.

— Чемпионат мира не заставил вас засомневаться в его профессиональных качествах?

— У Дэвида Блатта большой авторитет и среди игроков, и среди членов тренерского штаба сборной, и среди людей, которые руководят нашим баскетболом. И вообще, он не последний тренер, один из лучших на сегодня в Европе. Это доказывают отличные выступления клуба «Маккаби», который он тренирует с этого сезона. Так что никаких оснований разрывать с ним подписанный до 2012 года контракт, на мой взгляд, не было.

— Говорят, что, однако, вам пришлось внести в него кое-какие изменения, поскольку Дэвид Блатт потребовал увеличения зарплаты...

— Никаких изменений в контракт мы не вносили. Увеличения зарплаты он не требовал, ни разу со мной об этом не говорил. Может быть, слухи пошли из-за того, что были небольшие технические сбои по оплате его контракта и он мне на них пожаловался. Но сейчас все эти моменты урегулированы. Больше от Блатта я никаких жалоб не слышу.

Сейчас мы подыскиваем Дэвиду по его просьбе менеджера для сборной, который бы занимался всей организационной работой, не вмешиваясь в тренерскую. Этот человек должен осуществлять координацию между федерацией и сборной, игроками и тренерами, командой и средствами массовой информации. Еще этот человек будет служить своеобразным буфером. Иногда ведь надо оградить команду от лишних людей во время подготовки и проведения турниров — от бойфрендов, герлфрендов, мужей, жен, родственников...

Такого специалиста очень не хватало на чемпионате мира в Турции. Из-за его отсутствия и возникла нервозная обстановка в команде, давившая и на Блатта. Сегодня у нас есть на примете несколько кандидатур. Скоро, обещаю, сделаем выбор.

— А сильнейший состав на чемпионат Европы в Литве, где будет проходить и отбор на лондонскую Олимпиаду, федерация Дэвиду Блатту обеспечит?

— Дэвид — опытный тренер. Он сам разберется, кто на данный момент сильнейший.

— Я к тому, что сборная в последнее время часто сталкивается с отказами сильнейших выступать за нее. Вот на чемпионат мира не приехали ни Джон Роберт Холден, ни Андрей Кириленко...

— Холдена, наверное, в сборной уже не будет. Все, что мог, он для нее сделал в 2007 году на чемпионате Европы в Испании, когда в финальном матче забил решающий бросок. Но сейчас не 2007-й, а 2011 год, и Холден уже не молод. Мы же договорились строить команду с прицелом на лондонскую Олимпиаду... Что касается Кириленко, то я лично разговаривал с ним. Он сказал, что очень хочет играть за сборную и его может остановить только одно — травма.

— А почему Россия не проводит ни чемпионатов мира, ни чемпионатов Европы по баскетболу?

— Потому что эти турниры сложно получить и сложно организовать. Мы должны сами себе задать вопрос: а готовы ли мы их принять? Достаточно ли у нас объектов, на которых мы можем проводить матчи? Плюс учтите, что Россия — очень большая страна. Если мы захотим провести чемпионат Европы даже всего в трех-четырех городах, то все равно потребуются колоссальные усилия по обеспечению логистики. Но дело даже не в финансовой и организационной стороне. Дело в том, что круг претендентов на топовые турниры расписан на годы вперед. Многие страны к ним готовились заранее. РФБ в этих процессах активного участия не принимала. Это, наверное, неправильно, но такова реальность.

Мы собираемся исправить эту ситуацию и составляем долгосрочный план. Но по нему прежде, чем проводить чемпионаты Европы или мира среди национальных команд, надо сначала доказать FIBA, что мы можем организовать соревнования чуть меньшего масштаба. Я имею в виду юношеские, молодежные первенства, клубные турниры. Первый шаг мы уже сделали. Екатеринбург, как вы знаете, получил право на проведение «Финала четырех» женской Евролиги.

— А каким будет второй?

— У нас была идея попробовать побороться за чемпионат мира 2018 года. Но Россия, как известно, выиграла футбольное мировое первенство. А два таких турнира в один год проводить не имеет смысла. Для правительства это слишком большая ответственность.

Остается возможность провести чемпионат Европы в 2015 году, хотя я знаю, что претендентов на него достаточно много. Но думаю, мы все-таки в ближайшее время подадим заявку — если не на мужской чемпионат, то на женский. С ним немножко попроще.

— Вернемся к теме баскетбольного бизнеса. Вот вы говорили в основном про государственное финансирование. Но российскому спорту, кажется, не хватает реального — не из-под палки, ради выполнения «социальной функции» — внимания со стороны частных компаний. Оно может появиться?

— Может. Но для того чтобы это произошло, необходимо добиться рывка в тех областях, которые многие, жалуясь на дефицит спонсоров, просто не замечают. Возьмем, допустим, телевидение. Телевизионщики, вы правы, часто жалуются на падение рейтингов спортивных событий. Но и они сами должны что-то делать, чтобы рейтинг поднимать. У нас спорт показывается немножко устаревшими, если так можно выразиться, способами. Если не ошибаюсь, в регламенте НБА прописано, что на матче должно работать минимум 50 камер. Поэтому у них другие ракурсы, другое качество повторов, картинки в целом. А у нас со скольких камер ведется трансляции? Какая картинка?

Так вот качественная трансляция — она привлекает и зрителей, и рекламодателей. Все взаимосвязано. Иногда сразу не разберешься, какая причина первичная, а какая — вторичная. Все надо учитывать.

— РФБ должна как-то воздействовать на бизнес-среду вокруг баскетбола?

— Это тоже наша приоритетная задача — создавать такую атмосферу, чтобы баскетбол был востребован у спонсоров и рекламодателей, чтобы им хотелось вложить в наш вид деньги, чтобы они знали: эти деньги им вернутся. Ведь как бы бизнесмен спорт ни любил, если это будет противоречить его экономическим интересам, он станет поддерживать его только на словах. Впрочем, я уже говорил про то, что, возможно, некоторые наши законы нуждаются в корректировке. В частности, почему бы не делать какие-то налоговые послабления для тех, кто инвестирует в спорт? Почему мы боимся давать людям свободу? Сейчас ведь не 1990-е, когда спорт использовали для ввоза в Россию сигарет и спирта. Надо просто написать такие регулирующие документы, чтобы все было прозрачно и контролировалось. А на одном энтузиазме, лозунгах или административном ресурсе спорт не поднять.

Коммерсантъ

Добавил: Saniog

Теги: интервью РФБ Александр Красненков

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



апрель
июнь

май 2017

пнвтсрчтптсбвс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Реклама на сайте



Вакансии