Римас Куртинайтис: «Сказали: выбирай — игра или бутылка?»

К. Зангалис, «Советский спорт» // 05 апреля 2011

0



Римас Куртинайтис — один из блестящей четверки литовских мушкетеров, который вместе с Шарунасом Марчюленисом, Арвидасом Сабонисом и Вальдемарасом Хомичюсом в составе сборной СССР выиграл последнее наше олимпийское золото в Сеуле-1988. Недавно Куртинайтис возглавил подмосковные «Химки», а через несколько дней встретился с корреспондентом «Советского спорта».

Симпатичный ресторан в Новогорске. Новоиспеченный тренер «Химок» Куртинайтис с ностальгией оглядывается по сторонам.

— Где-то здесь та самая база, на которой Папа (Александр Гомельский.  Прим. ред.) перед сеульской Олимпиадой гонял нас как сидоровых коз, — улыбается Римас. — Пота мы здесь пролили — на целый бассейн хватило бы! Это нынешнее поколение ноет, что их заставляют много тренироваться. В наши времена просто попасть в команду мастеров было огромным счастьем...

Генеральный директор «Химок» Виктор Бычков, в свое время один из ведущих арбитров в чемпионате СССР, заказывает столик на троих. Литовец тут же выбирает борщ и пирожки с капустой. «Любит русскую нашу кухню», — отмечаю про себя.

— Римас, у меня для тебя сюрприз, — Бычков протягивает Куртинайтису книгу о нем, изданную в Литве аж в 1989 году. — Да еще и с твоим автографом.

— Хоть убей, не помню, когда тебе ее подарил, — перелистывает страницы Римас. Его взгляд останавливается на фотографии, где он катается на санках с Сабонисом. — Эх, а могла судьба сложиться совершенно по-другому...

Куртинайтис начинает рассказ, и мне почти не нужно задавать вопросов.

«ГОМЕЛЬСКИЙ РАСКРЫЛ МНЕ ГЛАЗА»

1981 год, я служу в армии. Отдельная история, почему меня выгнали из института и пришлось натягивать сапоги. Но благо, в итоге я оказался в спортивной роте и играл за рижский СКА. Это первая лига чемпионата СССР. Уровень был достаточно высокий, но все же, не «вышка». Я мог за матч и «полтинник» забить, ну а 20 очков практически были нормой.

И вот однажды в Киеве проходят соревнования военнослужащих. На них пожаловал сам тренер сборной Союза Александр Яковлевич Гомельский. Игроков, тренеров всех армейских команд собирали в большом зале. Гомельский подходит к микрофону и начинает что-то говорить. Мы с ребятами лузгаем семечки, болтаем, никого не слушаем. Вдруг парни меня толкают — иди, мол, тебя вызывают, а я и понять ничего не могу...

Оказывается, какой-то журналист спросил: когда в сборной появятся новые лица. И Гомельский отвечает:

— Есть такие игроки. И один из них сейчас находится здесь. Он мог бы достичь в спорте самых больших вершин. Только вот знаю, думает он совсем не о том: пьет много, курит, режим нарушает. Вы все этого героя прекрасно знаете. Это Куртинайтис. Если он мне пообещает исправиться, возьму в ЦСКА.

Я уже подошел к Гомельскому. Он смотрит на меня так строго и говорит:

— Ну что, рядовой Куртинайтис, скажи сейчас перед всеми, что ты выбираешь — баскетбол или бутылку?

Как вы думаете, что я ответил? Через пару недель пришел приказ о переводе рядового Куртинайтиса для дальнейшего прохождения службы в распоряжение баскетбольного клуба ЦСКА.

«МЫ ПИЛИ НЕ РАДИ КАЙФА»

Я человек прямой. Вот читаю автобиографии многих спортсменов, и мне смешно — какие же они правильные были, с ума сойти! Не пили ничего крепче кофе, любили до гроба только жен... На самом деле мы жили в те времена, когда все время хотелось достать спиртного. Для меня напиток номер один — пиво. Была бы у меня тогда возможность выдуть цистерну, обязательно это сделал бы!

Но я развлекался всегда с умом. Принцип был такой: в выходной гуляй, пока есть силы. Но приходит время матчей — приходит и ответственность.

Как-то в Каунасе открыли новый бар. Мы с Сабасом (Арвидас Сабонис. — Прим. ред.) — сразу туда. Атмосфера потрясающая. Впервые видим официанток в мини-юбках, с вырезом на груди, в белых перчатках до локтей. Заказываем шампанское, достаем сигаретки, и ощущение такое, будто мы короли жизни. Так мы и кадрили девчонок до самого утра. На следующий день весь город знал, что Куртинайтис с Сабонисом хорошо оторвались.

Естественно, в клубе нас по головке не погладили. А один из самых знаменитых литовских баскетболистов старшего поколения Модестас Паулаускас нам так по-отечески сказал:

— Ну вы и дураки, ребятки! Кто же так делает? Палитесь на ровном месте. Вот мы cобирались с ребятами в гараже, брали три литра спирта, и ни одна собака об этом не знала...

Мы с Сабасом только рассмеялись. А мы не хотим в гараже, мы хотим по-человечески. Ну как объяснить Моде, что мы гуляли не для того, чтобы напиться. Нам нравилось отдохнуть в хорошем месте, почувствовать атмосферу того, казалось, волшебного бара, полюбоваться на официанток. А тут — гаражи...

«ДЕДЫ ДЕЛИЛИ МОИ ДЖИНСЫ»

Не хочу вспоминать, кто заложил меня с моими прогулами и пьянками, но из спортивного института меня вышвырнули. Армия, спортрота.

Но, видимо, в военкомате что-то напутали, и в итоге я попал не в Каунас, а в местечко километров за 30. Мама родная!.. Там сотни таджиков и узбеков в халатах до колен, по-русски никто не говорит. Да еще на меня тут же местные деды набрасываются, начинают делить мою одежду. А я весь из себя такой модный — в джинсах, которые по тем временам ценились дороже денег. Ну, думаю, попал... Слава богу, тренер СКА Валентин Меленчук меня разыскал и забрал в спортивную роту.

Никогда не забуду свое первое построение. Стоим на плацу, команда: «Кто шахматист, шаг вперед!» Все думают: ну, сейчас самых умных отправят книжки читать... Несколько человек выходят. А им приказ:

— Так, гроссмейстеры, взяли зубные щетки и пошли туалеты драить. Они там тоже в черно-белую клеточку.

«КНЯЗЬ ОБВИНИЛ В ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ»

В Ригу приходит приказ о моем переводе в Москву. В СКА прямо при мне бумагу разрывают в клочья. Мол, никуда ты не поедешь: «Мы — в лидерах, в „вышку“ можем выйти. А ты наш лучший снайпер». Я звоню главному тренеру московских армейцев Вадиму Капранову, а тот говорит: «Собирай вещи и езжай в столицу».

На свой страх и риск я так и сделал. Вы только представляете, какой выпал шанс: играть в ЦСКА — базовом клубе сборной. Так что можно сказать, в Москву я приехал нелегалом.

А в ЦСКА состав еще тот, сплошные звезды — Еремин, Мышкин, Тараканов, Лопатов, Милосердов, Мелешкин. Мой первый в составе ЦСКА матч в Каунасе — самый волнительный момент. Первый литовец в команде самого непримиримого соперника. Называют мою фамилию — в зале оглушительный свист. Но, по крайней мере, никто не материт. Болельщики знают, что в один прекрасный день я вернусь в Литву.

А уже в Москве против «Жальгириса» дают побегать подольше. Но тут все портит Князь (Анатолий Мышкин. — Прим. ред.). Он увидел, как я в перерыве общаюсь с ребятами из «Жальгириса» по-литовски, и говорит тренеру: «Убирайте скорее его, они же там договариваются!» Меня и посадили на лавку.

А потом в ЦСКА мне четко сказали: останешься играть у нас — будем давать время, уедешь — мы тебя для «Жальгириса» тренировать не собираемся. Я честно сказал, что после армии собираюсь домой.

«КАЖДЫЙ ОФИЦЕР ДОЛЖЕН ИМЕТЬ ОРУЖИЕ»

Любая поездка за границу для советского спортсмена — это возможность сделать бизнес. Кстати, для этого идеально подходили соревнования военнослужащих. Самыми удобными странами для контрабанды были Венгрия и Восточная Германия. Летали туда на военных чартерах. Их проверяли редко. Закупали все, что можно. Особой популярностью пользовались венгерские ковры. В Союзе они были в дефиците и уходили быстро. Но не всегда все шло гладко. Помню, накупили ковров. Привезли в аэропорт, а там таможенная проверка. Пришлось сделать вид, что контрабанда не наш, кто-то его забыл. Домой возвращались налегке. Обидно до слез — и валюту потеряли, и товар. Кто из нас только на контрабанде не попадался... Хому (Вальдемарас Хомичюс. — Прим. ред.) несколько раз отцепляли от сборной. Раз из-за этого он едва чемпионат мира не пропустил. Кто-то из высокого начальства его отстоял. Только меня, хотя никогда не был хитрым, ни разу не засекли.

Но ладно ковры. Однажды у Алжана Жармухамедова (олимпийский чемпион-1972. — Прим. ред.) по прилету из Бразилии в чемодане нашли пистолет. Представляете, какой скандал — советский офицер везет контрабандой из-за границы оружие! Жара отстранили от баскетбола, лишили всех званий. А пистолет перед отлетом ему подарил один бывший наш человек, ныне живущий в Бразилии. Видимо, они тогда так хорошо «пообщались», что Алжан сунул подарок в чемодан и забыл.

А ведь это могло стоить ему карьеры. Слава богу, навстречу пошел министр обороны СССР Дмитрий Устинов. На совещании по поводу Жармухамедова он сказал: «Друзья, каждый офицер должен иметь оружие». Эта фраза и спасла Жара. Его вернули в спорт и возвратили все регалии.

«ПАПА ПЕРЕХИТРИЛ САБОНИСА»

Есть тысяча версий, как Гомельский затащил Сабониса на Олимпиаду в Сеул. Расскажу, как было на самом деле.

Сабас два раза рвал ахилл и перед Олимпиадой не играл год. Вы только представьте, год! В Литве никто не хотел, чтобы он опять рисковал собой. И даже один известный человек пообещал построить и подарить Сабонису дом, если тот не поедет в Сеул. Какая Олимпиада, он ходил-то с трудом.

Гомельский на Сабаса не давил, но пригласил на последний сбор в Новогорск. Мол, ребята тебя увидят, обрадуются. Потом начал его уговаривать: поработай с ними немного на тренировках... У Арвидаса даже кроссовок с собой не было, но Папа на следующее утро нашел обувь 52-го размера. А потом взял и поставил Сабониса перед фактом, что включил его в заявку. Но заверил, что играть ему вовсе необязательно: мол, в Корее Сабас нужен только для поднятия морального духа команды.

Заходим в Сеуле в первый день в столовую, а там толпа — тысяч десять. Арвидас, который за словом в карман не лезет, толкает меня в бок:

— Смотри, Курт, сколько тут народу, а медаль-то золотая одна. Скажи, как делить будем?

Я понял, что Сабас нам обязательно поможет. Так его Папа и стал потихоньку выпускать. В первой встрече ничего не получалось, югославы нам «привезли» пятнадцать очков. Сабас после матча говорит:

— Ребята, вы что, на меня все играете?! Я сейчас не тот, я вам сам должен помогать. А вы бросайте из любых позиций! Когда буду готов, скажу. А пока только под кольцом могу постоять.

Мы поняли, что должны пахать и за него, и за себя. К полуфиналу Арвидас форму набрал. И мы порвали США. Кстати, часто спрашивают о моих 28 очках в том матче. Я просто делал свою работу, кидал свободные мячи после тех моментов, которые мне создавали ребята. Дали бы бросить в два раза больше, забил бы «полтинник».

«ЗА ДВА ГОДА ДО СЕУЛА С АЛКОГОЛЕМ ЗАВЯЗАЛ»

После победы в Сеуле мы гуляли по-черному. Мы выиграли золото дня за четыре до окончания Олимпиады. Двери в нашем кампусе не закрывались. Половина Олимпийской деревни у нас побывало. За спиртным бегал наш доктор Антоныч (Василий Авраменко. — Прим. ред.). Он ничего не понимал в алкоголе. А мы тогда «подсели» на джин с тоником марки «Гордон». Вот я ему с утра давал пустую банку и отправлял за парой ящиков. Нас чуть из Олимпийской деревни не выселили. Кто-то пожаловался Самаранчу (президент МОК. — Прим. ред.), мол, из-за советских баскетболистов весь корпус спать не может...

На самом деле зря все думают, будто Куртинайтис только и делал, что всю жизнь пил. Это потому, что я никогда ничего не скрывал. Но мало кто знает, что еще в 1986 году я решил завязать со всеми вредными привычками — алкоголем, сигаретами. Даже в 35 я запросто мог в последней атаке убежать в отрыв и слышать за спиной одышку игрока, который моложе меня на 15 лет.

Сейчас, когда я приезжаю в отпуск в Литву, в свой загородный домик, то отдыхаю по-настоящему. Моя спутница жизни, с которой я вместе уже 20 лет, суетится по дому, я схожу на охоту, завалю кабана, зажарю его... И если в этот год идет чемпионат мира или Европы по футболу, не пропускаю ни одного матча. Потягиваю пиво, ем мясо и наслаждаюсь жизнью. Но это только в отпуске. А все остальное время мой напиток — чай с жасмином.

«УМРИТЕ, НО ВЫИГРАЙТЕ»

Генеральный директор «Химок» Виктор Алексеевич Бычков до сих пор таит на меня обиду. В 2009-м я сенсационно вырвал из его рук Кубок Европы.

Я тогда тренировал «Летувос Ритас». Бюджет был маленький, руководство клуба ничего особо не требовало, и даже попадание в полуфинал восприняли как большой успех. Но я кое-чему научился у великого психолога Гомельского. Собрал перед финалом своих ребят, которых в живых-то было человек семь от всего состава. И сказал:

— Парни, сегодня у вас есть единственный шанс доказать, что вы в этой жизни чего-то стоите. Вам нужно всего лишь выиграть один матч. Вытрите сопли, перебинтуйте болячки, умрите, но выиграйте!

Мы победили...

Когда я только пришел в «Химки», сказал:

— Как баскетболист я завоевал все возможные титулы, кроме чемпиона НБА. И с вами, именно с вами, я хочу заново выиграть все как тренер. Черт побери, вы мне поможете?!

Честно скажу, я по жизни признаю только одно место — первое. И очень желаю, чтобы «Химки» на следующий год были в Евролиге. Иначе зачем я сюда приехал?

P.S.

Oбо всех своих приключениях рассказываю не потому, что ими горжусь, а для того, чтобы это прочитала молодежь и не повторяла моих ошибок. И это я говорю не из ханжества или потому что я сейчас тренер и должен подавать пример. Я так действительно думаю...

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Римас КУРТИНАЙТИС

Родился 15 мая 1960 года.

Достижения игрока: олимпийский чемпион, двукратный бронзовый призер Олимпиады, вице-чемпион мира, чемпион Европы, четырехкратный чемпион СССР, чемпион Литвы, чемпион Испании, победитель Евролиги.

Карьера тренера: сборная Азербайджана (2002–2005). «Урал-Грейт», Пермь (2006/07), «Шленск», Польша (2007/08), «Летувос Ритас», Литва (2008–2010). ВЭФ, Латвия (2010/11). С марта 2011-го главный тренер «Химок».

Достижения тренера: победа в Кубке Европы. Двукратный чемпион Литвы, двукратный обладатель Кубка Литвы. Чемпион Балтийской лиги. Бронзовый призер чемпионата Польши. Победитель исламских Игр со сборной Азербайджана. Победитель Кубка Вызова среди сборных команд.

Советский спорт

Добавил: Saniog

Теги: Химки интервью Евролига Чемпионат России тренеры Римас Куртинайтис ПБЛ

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



сентябрь
ноябрь

октябрь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии