НБА. Вспомнить все. Под знаком лепрекона. Часть 2

Никита Тищенко, «iSport.ua» // 27 июля 2011

0



iSport.ua продолжает знакомить читателей с историей Рэда Ауэрбаха в рамках нового спецпроекта...

НБА. Вспомнить все. Под знаком лепрекона. Часть ІІ iSport.ua продолжает знакомить читателей с историей Рэда Ауэрбаха в рамках нового спецпроекта...

Фото Getty Images

Прийдя в команду накануне сезона 1950/51 Ауэрбах еще до начала сезона, на драфте 1950-го года, дважды взорвал баскетбольную общественность. Во-первых, обладая первым выбором на драфте, Рэд проигнорировал фаворита местной публики, да и всей Лиги Боба Коузи. Причем сопроводил он свой выбор едким замечанием по поводу того, что он пришел сюда играть в баскетбол, а не панькаться с какими-то «местечковыми деревенщинами». Ну а вторым действием, которое поразило всю Лигу, стал выбор во втором раунде первого чернокожего игрока в НБА Чака Купера, который, можно сказать, открыл путь в Лигу всем Джорданам и Джонсонам будущего.

Однако, несмотря на все попытки избежать Коузи в команде, уже с самого начала сезона Боб бегал в бело-НБА. Вспомнить все. Под знаком лепрекона. Часть ІІзеленой форме. Причем путь его в Бостон оказался непростым. Будучи выбранным третьим по счету Черными Ястребами, ему был предложен контракт в Три-Сити. Так как баскетбол на то время был не самым прибыльным занятием, молодой Коузи хотел открыть частный бизнес: школу вождения в Ворчестере, Массачусетс. Для возможности открытия собственного дела, он затребовал у владельца Блэкхоукс Бена Кернера зарплату в десять тысяч долларов в год, однако президент согласен был лишь на шесть. Не согласившись с этими условиями, Боб стал доступным для других команд. Первыми, кто успел договориться с ним по контракту, стали Чикаго Стэгз, однако еще до начала сезона клуб прекратил свое существование. Второй раз за месяц молодой разыгрывающий остался без места работы.

Комиссионер Лиги Морис Подолфф предложил троих лучших игроков развалившейся команды (а это были Засловски, Филип и, естественно, наш Коузи) выставить на своеобразный мини-драфт, где бы их выбрали три худшие команды чемпионата. Этими «счастливчиками» оказались Никс, Филадельфия и Бостон. И Браун, и Ауэрбах, прибывшие на процедуру, были единогласны в своем выборе: больше всего хотелось бы видеть в команде Засловски, Филип в принципе также был неплохой кандидатурой. Ясно было только одно: Коузи — не тот игрок, которого хотели бы видеть в стане Кельтов. Полюбовно владельцам клубов договориться не удалось, поэтому комиссионер предложил лотерею. Фамилии игроков написали на трех бумажках и положили в шляпу, а затем клубы по очереди вытаскивали листочек с именем своего «выбора». Первые тянули Никс, и им выпал Засловски. Вторыми запустили руку в шляпу представители Филадельфии, и вытащили оттуда Филипа. Уолтеру Брауну даже не пришлось теребить головной убор: и так было понятно, что Коузи отправляется на родину, в Новую Англию.
НБА. Вспомнить все. Под знаком лепрекона. Часть ІІ
Даже несмотря на не самое лучшее начало, у Боба и Рэда в дальнейшем сложились отношения пускай и не дружеские, но, по крайней мере, товарищеские. Коузи даже вошел в определенный круг людей, которым позволено было называть Рэда Арнольдом. Хотя конечно первое место в этом круге занимала жена Ауэрбаха. Разыгрывающий идеально подошел под «бегущие» схемы тренера, проявляя свои таланты в построении игры команды. И даже, несмотря на то, что Реда иногда называют таким себе тренером (точно известно, что у него было всего лишь семь схем игры в нападении и ни одной в защите), именно благодаря работе с ним Коузи превратился из «неотесанной деревенщины» в игрока элитной баскетбольной Лиги. Ауэрбах перевел Боба на игру дальше от кольца, запретив тому заходить глубже, чем линия штрафного броска.
 
Собрав компанию из Коузи, «Изи Эда» Макоули и Билла Шэрмана, ни у кого и мысли не было о том, чтобы перевозить команду куда-то из Новой Англии. Бостон забегал. И сам Ауэрбах, и лидеры той командыпризнавались, что «команда была хорошая, но недостаточно хороша, чтобы победить». Сам Рэд признавался, что в конце его игрокам не хватало выносливости, поэтому в решающие минуты все тяжелее было сохранять владение мячом. Нужен был большой. Причем не просто большой, а способный отбегать 48 минут в защите, способный собирать все отскоки под своим щитом и направить длинный пас через всю площадку, чтобы под чужим кольцом Коузи разыграл большинство. И такой большой нашелся. Все практически единогласно признают, что Билл Рассел стал настоящей находкой для Ауэрбаха. Однако и сам тренер стал находкой для игрока. Не факт, что в какой-то другой команде чернокожий центровой, не заинтересованный играть в атаке, смог бы раскрыться настолько полноценно как в Бостоне.
Чтобы выцепить игрока Кельтам снова пришлось идти на ухищрения. На драфте 1956 года у клуба из Новой Англии, что логично, учитывая уровень игры команды, не было выбора в первых номерах, поэтому пришлось договариваться с конкурентами. Самый высокий выбор, который удалось получить, оказался второй пик, принадлежащий Сент-Луису. Рэд предложил своему старому знакомому Бену Кернеру Эда Макоули и новичка Клиффа Хегана в обмен на права на Рассела. Правда, нужно было перестраховаться, чтобы Билл не уехал в Рочестер, который имел право первого выбора. Учитывая, что в баскетбольном аспекте Селтикс предложить уже было нечего, владельцу франшизы Уолтеру Брауну пришлось использовать другие методы. Так, чтобы убедить Ройалз не трогать новичка, он предложил городу недельный бесплатный прокат шоу «Ice Capades», пользовавшееся на тот момент невероятной популярностью по всей Америке. Так как выбирать Рассела в Рочестере и так не очень собирались, а недельная аренда популярного ледового шоу способна было принести в казну клуба реальные деньги, владельцы клубов ударили по рукам и Билл Рассел оказался в составе Кельтов.
Стало очевидно, что именно этого игрока не хватало Бостону в предыдущие пять лет: длинные руки, невероятная реакция, настоящая спортивная злость. Рэд говорил, что «большинство больших того времени больше любили играть в атаке, чем в защите. Рассел был другим. Он давал другим ребятам право бросать мяч». А таких ребят у Селтикс набралось достаточно. Даже учитывая уход звезды Макоули, у Бостона было шесть игроков в составе, способных набирать больше десяти очков за матч, что на то время было невиданной роскошью. Кроме самого Рассела это были Коузи, Шерман, новичок Том Хайнсон и двое форвардов Рэмси и Лосткутов. Именно тогда у Ауэрбаха возникла идея о «шестом игроке» и расширенной ротации, которая тогда была инновационной. Позже именно эта схема станет основой будущих чемпионств команды.

А пока что Кельты уверенно завоевали свой первый чемпионский титул, переиграв в семиматчевых Финалах все тех же Ястребов из Сент-Луиса, от которых они получили Рассела. В подарок к завоеванному титулу родной брат Рэда, Зак Ауэрбах, известный на то время аниматор (тот который рисует мультики, а не развлекает туристов), нарисовал эмблему клуба, которая без изменений дожила до сегодняшних дней: лепрекон, опирающийся на трость. По легендам, этот персонаж приносит удачу тому, кто его поймает. Если это так, то можно сказать, что своего чернокожего лепрекона наш герой выбрал на драфте-1956.


Продолжение следует...

iSport.ua

Добавил: Saniog

Теги: НБА Бостон Селтикс Рэд Ауэрбах

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



сентябрь
ноябрь

октябрь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии