НБА. Вспомнить все. Под знаком лепрекона. Часть 3

Никита Тищенко, «iSport.ua» // 29 июля 2011

0



iSport.ua предлагает вашему вниманию заключительную статью, посвященную Рэду Ауэрбаху.

НБА. Вспомнить все. Под знаком лепрекона. Часть ІІІ iSport.ua предлагает вашему вниманию заключительную статью, посвященную Рэду Ауэрбаху.

После проигрыша в следующем году Финалов в шестиматчевой дуэли с Ястребами (во время финальной серии Рассел получил повреждение и не смог помочь своей команде), началось легендарное время первой бостонской династии, когда команда выиграла 8 финалов подряд, а затем после годового перерыва оформила бэк-ту-бэк чемпионство. Так как рассказ об этом времени заслуживает, наверное, отдельного очерка, мы остановимся лишь на персоне Рэда как тренера, ведь именно в то время Лига увидела фирменную победную сигару Ауэрбаха.
Собственно, это и есть первое, что вспоминают современные болельщики при упоминании легендарного коуча. Большинство тренеров того времени воспринимали эту сигару как издевательство, как публичное демонстрирование того, насколько команда Рэда сильнее противника. Однако у самого героя торжества мнение было прямо противоположное: «Я ненавидел тренеров колледжей или даже НБА за то, что когда их команда вела в 25 очков за три минуты до конца матча, они продолжали бегать и орать, потому что их показывали по телевизору, и чтобы все видели, как они сильно выкладываются даже в такие моменты. Я же понимал, что игра окончена и пора отдохнуть, закурить сигару и подумать о следующей игре. Я не хотел никому доказывать, какой я крутой тренер, когда моя команда выигрывает с таким отрывом. Что от этого изменится? Мы выиграем с разницей в 30 очков? Это ничего не меняет».

Кстати, комиссионер Лиги Морис Подолфф, упоминаемый нами выше, пытался запретить Рэду курить сигары на скамейке запасных. Однако снова-таки нарвался на язвительные комментарии Ауэрбаха: «Но ведь сигареты курить можно? (А тогда еще не началась воспетая Стивеном Кингом борьба Америки с курением. — прим. iSport.ua) Мы же не в самолете летим, правильно? Поэтому я не собираюсь ничего менять». Лига вынуждена была смириться, а бостонские рестораны с радостью повесили таблички «Запрещено курить сигары или трубки, если только вы не Рэд Ауэрбах».

Упрямость Рэда также вошла в историю и была его отличительной чертой. Люди, которые знали его ближе, утверждали, что спорить с Ауэрбахом было так же легко, как Чемберлейну выиграть у его Бостона. А его отношение к женщинам в спорте совпадало с отношением одного моего преподавателя к женщинам в философии. Однажды, сидя на матче университетского баскетбола рядом со спортивной журналисткой Бостон Глоуб, он спросил у нее, является ли она тренером группы поддержки, и если нет, то, что она здесь делает. Этой же Джеки МакМаллан досталось, когда он выгнал ее из раздевалки команды, сказав, что ей здесь не место.
В это же время появляется также ставшая пресловутой любовь тренера к китайской еде. Его аргументация была проста: в каждом городе, где есть команда НБА, обязательно есть круглосуточный китайский ресторан. После игры он заказывал там еду, обязательно приготовленную на пару, чтоб она легче укладывалась в желудке, и пока он приедет с матча, он сможет сразу поесть. Он так любил китайскую кухню, что даже в течение нескольких лет был совладельцем одного бостонского китайского ресторана.

Что касается своих прямых тренерских обязанностей, то тут разных мнений быть не может: несмотря на то, что выдающимся тактиком Ауэрбаха назвать тяжело, тренером он все равно был выдающимся. Частичной иллюстрацией тактических способностей Ауэрбаха может служить эпизод уже из его «менеджерской» карьеры. Когда в сезоне 1974/75 тренер Бостона Том Хайнсон (один из игроков легендарного Бостона) заболел, то Ауэрбах вынужден был его подменять. Придя на предматчевый брифинг, Рэд увидел, что ассистент тренера Джон Киллили что-то объясняет игрокам на доске, испещренной крестиками и ноликами. Выслушав отчет по противнику и инструкции игрокам, наш герой взял слово себе: «Все это конечно очень хорошо. Но если вы хотите победить, то просто отработайте на щитах и отыграйте в защите! А теперь марш на площадку».

Тем не менее, психологом он был просто невероятным. По свидетельствам самих игроков того Бостона, к каждому из членов команды у него был свой, совершенно особый подход. И если Коузи мог называть его Арнольдом, а кто-то другой не мог, то это вовсе не значило, что Боб намного лучше или ближе к тренеру. Просто стиль общения между ними двумя мог позволить такую форму обращения. Более того, в своей книжке «Баскетбол для игрока, тренера и фана» (одной из самых популярных книг о баскетболе) отношения между игроком и тренером являются одной из заповедей для игрока: «Никогда не делай вид, что ты с тренером находишься „накоротке“, обсуждая остальных игроков твоей команды. Разве что ты капитан команды, и тренер обращается к тебе за советом».
Возможно, именно подобный индивидуальный и близкий подход к игрокам позволил Ауэрбаху в полной мере использовать свою схему широкой ротации. Ведь игрокам калибра Хавличека непросто начинать игру со скамейки, однако каждый игрок Бостона был уверен, что тренер рассчитывает на него, и что он сможет внести свой вклад в успехи команды. Сам Рэд открыто говорил о том, что здесь, в этой команде, игрокам придется забыть об эгоизме и пожертвовать частичку своей собственной гордости во благо успеха всей команды. И игроки это принимали, понимая, что тренер всегда знает, как лучше.

Подобная протекция Ауэрбахом своих игроков очень часто ставала поводом для конфликтов между тренером и судьями. Еще до начала золотой эры, в начале 50-х годов многие баскетбольные обозреватели того времени воспринимали Рэда исключительно как такого себе баламута, который предпочитает вместо того, чтобы налаживать игру подопечных, спорить с судьей, доказывая, что тот неправ или пытаясь ему указать на пропущенный фол со стороны противника. И только те, кто знал нашего героя достаточно близко, понимали, что это всего лишь стиль поведения, который имеет мало общего с «повседневной» версией тренера.

Устав от бесконечных пререканий с арбитрами (за всю свою тренерскую карьеру он получил 17 тысяч долларов штрафа за споры, что, учитывая индекс инфляции, на сегодняшний составляло бы сумму порядка 150 тысяч долларов), в 1966 году Рэд оставил работу тренера, перейдя на более спокойную должность генерального менеджера. Правда, как придя на эту должность, он шокировал баскетбольную общественность, выбрав на драфте чернокожего Купера, так и покинув ее, он на прощение «взорвал» мир НБА, впервые в истории назначив на чернокожего тренера. Играющим тренером Селтикс стал Билл Рассел, который дважды за три года привел клуб к титулу. Сам Ауэрбах объяснил свой выбор очень просто: «Единственный, кто может тренировать Рассела кроме меня, это сам Рассел».

Однако великие команды всегда распадаются со временем, так случилось и с этим Бостоном. Ушел Рассел, затем Хавличек, и Селтикс стали демонстрировать ужасные результаты: 61-103 за два сезона. На драфте-1978 Кельты обладали шестым выбором. Быть может, Ауэрбаху снова повезло, и в очередной раз бостонский лепрекон принес удачу Рэду. Конечно, сам Арнольд любил приписывать все свои находки исключительно себе (и очень обижался, когда кто-то писал или говорил, что Хавличека Бостон выбрал благодаря рекомендации Билла Мокрея, а не чутью Рэда). Но даже он признавался, что «никто не ожидал, что Берд будет так хорош, в том числе и я. Если честно, я до этого видел всего лишь один матч в его исполнении». Какой бы вариант мы для себя ни выбрали, результат всегда остается одним и тем же: Бостон получил звезду, игрока, который вдохнул новые силы в легендарный клуб. Более того, имидж Берда очень здорово помог самой Лиге, которая в это время очень сильно теряла в популярности из-за постоянных криминальных и наркотических скандалов с участием баскетболистов.
И это не единственное чем Рэд повлиял на НБА. Еще в начале семидесятых Ауэрбах был ярым противником трехочковой линии (помним тактику быстрых отрывов), однако с появлением в составе Кельтов Берда неожиданно свое мнение поменял, утверждая, что таким образом баскетбол обретает больше разнообразия. Кроме того, относительно недавно Стерн заявил, что формула, по которой играются Финалы (2-3-2, напомним) тоже является идеей Ауэрбаха, которую ассоциация решила воплотить в жизнь.

Команда, которую построил Рэд, выиграла в 80-х еще три титула до конца декады, будучи серьезным бойцом в постсезонке. Сам Ауэрбах в это время выиграл титул лучшего менеджера года. Почувствовав, что и в новой для себя роли управленца он целиком реализовался, он решил идти дальше, заняв пост президента, а позже вице-председателя Бостон Селтикс. Последним его решением как генерального менеджера клуба был выбор на драфте-1986 Лена Байаса. Рэд чувствовал, что уже стареющему составу Берда и МакХэйла нужно было вливание свежей крови, поэтому он решил найти свежие силы на драфте. Выменяв у Сиэтла второй пик, он решил использовать его для подписания Байаса.

В нем Ауэрбах видел размеры молодого Карла Мэлоуна, которые при этом совмещаются в дриблингом и броском атакующего защитника. Менеджер говорил, что это самый лучший атлет того драфта. Более того, будучи на смотринах в Массачусетсе, молодой игрок сам заявил «Выберите меня, и я вас не подведу». 17 июня 1986 года комиссионер Лиги Дэвид Стерн поздравил молодого игрока и вручил ему зеленую кепку Селтикс. На следующий день игрок прилетел в Бостон, где был презентован как игрок Кельтов. Вернувшись в Вашингтон, парень решил отметить с друзьями столь знаменательное событие. А на следующий день в 6:30 утра скорая зафиксировала звонок от одного из друзей молодого баскетболиста, который сообщил о том, что Байас потерял сознание. Игрока забрали в реанимацию, однако спасти его не удалось. В 8:55 Лен Байас был объявлен мертвым. Причина смерти — сердечная аритмия, вызванная передозировкой кокаина.
Все надежды на построение нового Бостона рухнули. Сам Ауэрбах прокомментировал это очень сдержанно: «Это был шок». Капитан команды Лэрри Берд был более многословен: «Это самая жестокая новость, которую я когда-либо слышал». Без свежей крови клуб начал потихонечку терять марку, к тому же травмы буквально вырвали два сезона из карьеры Лэрри. Теперь можно лишь предполагать, насколько все было бы по-другому, останься Лен в живых. Однако хотя бы теперь никто не мог обвинить Ауэрбаха в чрезмерном везении.
Сам Рэд тем временем тоже не молодел, все менее и менее влияя на повседневные дела клуба. Как он сам признавался, уже и сидеть на телефоне по три-четыре часа было для него нелегко. Постепенно его обязанности все более и более походили на обязанности английской королевы, но никто и не думал отказываться от сотрудничества с ним. Все реже и реже он появлялся в Бостоне, где его ждал автомобиль с номерным знаком, глядя на который каждый понимал, кто едет в этой машине. Там было написано просто «Кельт». И где бы он ни появлялся, всюду люди за его спиной переспрашивали друг у друга: «Неужели это действительно он?». Самые смелые подходили к нему и просто говорили спасибо. Он всегда улыбался и приветливо отвечал, хоть и жаловался, что в Бостоне ему тяжело находиться, потому что везде его узнают.
Вообще, в старости все больше и больше проявлялось его пресловутое упрямство. И сидя в каком-нибудь бостонском клубе, он мог долго рассуждать на вечную тему, что раньше баскетбол был намного лучше, чем сейчас. И что если собрать «дрим-тим» 40-50-х годов во главе с Расселом и Чемберлейном, Коузи и Петтитом, то он камня на камне не оставит от новоиспеченной «дрим-тим» 1992 года. И никто не спорил. Не только потому, что это не имело смысла, но и потому, что он видел тот, старый баскетбол, и сам создал современный. А значит ему, наверное, можно верить.

iSport.ua

Добавил: Saniog

Теги: НБА Бостон Селтикс Рэд Ауэрбах

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



апрель
июнь

май 2017

пнвтсрчтптсбвс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Реклама на сайте



Вакансии