Али Траоре: «В Краснодаре уже есть один Траоре? Замечательно!»

Алексей Безъязычный, «Спорт-Экспресс» // 04 августа 2011

0



«Локомотив» завершил летнюю селекцию-2011 подписанием контракта с центровым сборной Франции.

Сейчас новичок краснодарского клуба готовится к чемпионату Европы в составе своей национальной команды. В двух контрольных матчах против сборной Канады, завершившихся убедительными победами французов, Траоре (26 лет, рост 207 см) набрал 8 и 6 очков.

— По контракту вы должны были отыграть еще один сезон за римский «Виртус». Как стал возможен ваш переход в «Локомотив»?

— Оставаться в Риме не было никакого желания. «Виртус» столкнулся с огромными финансовыми проблемами. Поэтому я попросил агента подыскать мне новую команду. Он договорился о выкупе моего контракта с «Виртусом». А потом сообщил, что интерес ко мне проявляет «Локомотив». Я правильно произношу название команды?

— Да-да, практически без акцента.

— Так вот. Это вариант меня устроил со всех сторон. Во-первых, в Краснодаре все в порядке с финансами. Во-вторых, российский чемпионат сильнее итальянского. В-третьих, «Локомотив» тренирует Божидар Малкович. Я с ним пока не общался, но с Малковичем разговаривал мой агент. По его словам, именно тренер был главным инициатором моего приглашения в Краснодар.

— Если бы не беспрецедентное решение Евролиги отобрать у «Виртуса» лицензию А, вы все равно поменяли бы команду?

— Да. В Евролиге «Виртусу» делать нечего. По итогам последнего чемпионата Италии мы не попали даже в плей-офф. Хотя располагали вполне приличным составом. Игрокам явно не хватало взаимопонимания. Как на площадке, так и за ее пределами. В такой атмосфере чувствуешь себя скверно.

— Когда состоится ваш первый разговор с Малковичем?

— Еще не знаю. Но я много наслышан о нем. Во Франции он особенно популярен. Ведь это единственный тренер, сумевший привести французский клуб к победе в Евролиге («Лимож»-1992/93. — Прим. А.Б.).

— Малкович — классический представитель югославской школы, которая славится жесткой дисциплиной. Думаете, вы быстро адаптируетесь к его требованиям?

— А в моей карьере уже был один тренер-югослав. Первые шаги в «Виллербанне» в начале 2000-х я делал под руководством Богдана Таневича. В общем, подготовка у меня хорошая. (Смеется.)

— С югославской тренерской школой вы знакомы. А знаете лично кого-нибудь из новых одноклубников?

— Перейдя в «Локомотив», с радостью обнаружил в его составе Сергея Быкова. Мы познакомились на чемпионате Европы 2009 года. Тогда, после матча сборных России и Франции Быков, то ли в шутку то ли всерьез посоветовал мне подписать контракт с каким-нибудь российским клубом. Сказал: «Ты круто играешь, давай перебирайся к нам!» На тот момент я не был готов к такому повороту. Потому что никогда не выступал за пределами Франции и к вашей стране, если честно, относился с опаской. Но сейчас, после сезона в «Виртусе», уже не вижу в жизни за границей ничего страшного. Наоборот, новые культура, язык — это интересно.

— Освоить итальянский язык для француза — понятное дело, не проблема. А как насчет русского?

— (Смеется.) Не буду ничего обещать. Но мне хочется выучить русский хотя бы на разговорном уровне. Может, и книжки начну читать. У вас же великая литература!

— Кого из русских писателей знаете?

— (Пауза.) На самом деле я знаю многих. Но на ум сейчас почему-то приходит только одна фамилия: Толстой! (Хохочет.)

— Ваша карьера во французских клубах развивалась довольно причудливым образом. Зачем, например, вы в 2004 году переходили из «Виллербанна» в клуб второго дивизиона «Кимпер»? И с какой целью в 2006-м меняли благополучный «Роанн» на скромный «Гавр»?

— Так складывались обстоятельства. Пройдя школу «Виллербанна», я решил попытать счастья в NCAA. Но в команду университета из Южного Айдахо меня не взяли, хотя я провел с ней всю предсезонку. В итоге потерял полгода, и, вернувшись в Европу, никуда, кроме «Кимпера», попасть уже не успевал: трансферное окно захлопнулось. Ну а в «Гавре» привлекла перспектива стать безоговорочным лидером команды. Меня брали на место Яна Маинми, который тогда только что уехал в НБА.

— Согласны, что лучшим в вашей карьере стал сезон-2009/10, когда вы в составе «Виллербанна» были признаны MVP чемпионата Франции?

— Нет. Ведь мы тогда даже в плей-офф не попали. Поэтому лучшим назову сезон-2008/09. Выступать в тот год за «Виллербанн» было одно удовольствие. Команда представляла единое целое, играла красиво. И заслуженно стала чемпионом.

— В нынешнем составе сборной Франции полно игроков из НБА: Тони Паркер, Борис Диао, Ронни Тюриаф, Жоаким Ноа, Николя Батюм. Как они оценивают ваши шансы когда-нибудь составить им компанию в сильнейшей лиге мира?

— О, они говорят, что по таланту Али Траоре давно должен был играть в НБА. (Смеется.) Шучу, конечно. Такие вопросы мы вообще не обсуждаем. Да я и сам об НБА почти не думаю. Когда на драфте-2006 меня не выбрала ни одна команда, сильно расстроился. Теперь же отношусь к этому философски. Моя цель — стать одним из сильнейших центровых Европы. Поверьте, это не намного проще, чем добиться того же в НБА.

— А какие цели будет преследовать на чемпионате Европы сборная Франции?

— Наша задача-максимум — чемпионский титул. Но для начала нужно попасть в шестерку. Чтобы не потерять все шансы отобраться на Олимпиаду.

— Когда к сборной присоединится центровой «Чикаго Буллз» Ноа?

— Он должен прилететь из Лос-Анджелеса во вторник.

— А где сейчас находится ваша команда?

— Мы тренируемся в По. Пробудем здесь еще неделю. А потом переедем в Испанию и сыграем товарищеский матч со сборной этой страны.

— Вы родились в экономической столице Кот-д’Ивуара Абиджане. В юности перед вами стоял вопрос о том, за какую сборную выступать?

— Вообще-то вся моя семья — из Мали. И в Абиджане я провел только первые шесть лет своей жизни, пока мой папа играл за один из ивуарийских баскетбольных клубов. Мама у меня, кстати, тоже в прошлом баскетболистка. Но после переезда во Францию ей пришлось подрабатывать в аэропорту имени Шарля де Голля. Зато отец стал тренером одного из любительских парижских клубов. В настоящий момент мои родители, как и я, живут в пригороде французской столицы.

— То есть дилеммы, цвета какой национальной команды защищать, не было?

— Почему же? Ко мне обращались сразу две баскетбольные федерации — Мали и Кот-д’Ивуара. Но я чувствовал в себе силы пробиться в состав французской сборной, поэтому ответил отказом. Понимаете, в спортивном плане с Африкой меня почти ничто не связывает. Серьезно заниматься баскетболом я начал довольно поздно, в 14 лет.

— Как часто сегодня посещаете Кот-д’Ивуар?

— Не Кот-д’Ивуар, а Мали. (Смеется.) Мы достраиваем там новый дом. Мечта мамы — вернуться на родину и жить в Мали постоянно. Мы же с моей подругой всегда будем рады слетать туда на каникулы.

— Между прочим, в Краснодаре выступает ваш однофамилец — ивуарийский футболист «Кубани» Ласина Траоре. Слышали когда-нибудь о таком?

— Впервые узнал об этом факте, когда наводил справки о Краснодаре. Что ж, это замечательно! Буду рад познакомиться с Ласина.

— Среди ваших друзей есть известные малийские или ивуарийские футболисты?

— Нет. Но мои родители неплохо знают семью Сейду Кейта (форвард сборной Мали и «Барселоны». — Прим. А.Б.). Впрочем, я вообще не слишком интересуюсь футболом. Куда больше меня привлекают чтение книг, просмотр фильмов. А еще очень нравится вести блог. Не исключено, что после окончания карьеры стану журналистом.

Спорт-Экспресс

Добавил: Saniog

Теги: интервью Чемпионат России Локомотив-Кубань ПБЛ Али Траоре

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



апрель
июнь

май 2017

пнвтсрчтптсбвс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Реклама на сайте



Вакансии