НБА. Вспомнить все. Шесть демонов Деррика Коулмэна

Сергей Коваль, «iSport.ua» // 07 августа 2011

0



Предлагаем вашему вниманию очередной рассказ в рамках нашего спецпроекта.

НБА. Вспомнить все. Шесть демонов Деррика Коулмэна Предлагаем вашему вниманию очередной рассказ в рамках нашего спецпроекта.

Фото Getty Images

В истории НБА всегда хватало грубиянов, злодеев, психов и просто плохих парней. Но даже на фоне самых отъявленных негодяев и плохишей выделяется один из самых нераскрывшихся талантов и потенциальных звезд — Деррик Коулмэн. Можете называть это как угодно, но отличным определением кажется такое: демоны вселились в молодого спортсмена и испортили всю его карьеру. И имя этим демонам — лень, самоуверенность, склочность, одержимость, алчность и безразличие.

Демон первый: лень.


Первый номер драфта-1990 слыл очень перспективным игроком. Легенда Сиракуз, наряду с Виком Хансоном и Дэйвом Бингом, лучший баскетболист на уровне NCAA мог стать лучшим форвардом в истории Ассоциации. Мог, но не стал. И как подметил обозреватель Sports Illustrated: «Вместо того, чтобы быть самыми великим тяжелым форвардом, который когда-либо играл в баскетбол, он был хорош ровно настолько, чтобы обеспечить себе хорошую зарплату в новом сезоне».
Деррик играл в лиге так, будто ему все должны. В первом же сезоне получил приз лучшего новичка. Через три года попал на Матч всех звезд. В том же, 1994-м году, Коулмэн получил золотую медаль чемпионата мира. Его показатели в Нетс составляли 20+ очков и 10+ подборов. Но разве Деррик работал так, чтобы стать в ряд с легендами? Нет и еще раз нет! Лень и уверенность в своем врожденном таланте убивали в Деррике игрока. И как-то незаметно для него самого, наиболее обещающий проспект начала 90-х скатился до протирания штанов на лавочке Филадельфии и Шарлотт Хорнетс. «Вы спрашиваете о моей форме? Я не трачу много усилий, чтобы держать себя в тонусе, титул новичка года говорит лучше всего о моей форме». И такое отношение погубило его.



Демон второй: самоуверенность.


Лень всегда вытекает из самоуверенности. Для Деррика все получилось именно так. Он считал себя лучшим и не признавал других авторитетов. Он плевать хотел на всех тех умников, которые ставили под сомнения его таланты. «Карл Мэлоун? Так он ведет себя как тот чернокожий слуга на поводке у белого господина. Как дядя Том. Он фальшивка, он не настоящий. Сколько я его помню, он всегда был таким. Говорят, вроде, он лучший тяжелый форвард в лиге? Ну-ну. Дайте мне сыграть с ним один на один, и вы поймете, кто из нас лучший». Кто мог сказать подобное в адрес одного из самых уважаемых игроков НБА? Только Деррик Коулмэн. Почтальон только грустно вздохнул: «Еще один мальчишка, который не уважает старших...». А хороший друг Карла Джон Стоктон добавил: «Да на такой бред даже отвечать не стоит».

Да, Деррик не особо уважал авторитетов, регулярно забивая данки через Дэвида Робинсона и Шакила О'Нила. Но, в итоге, Шак и Адмирал стали полубогами, а Деррик набрал вес, потерял форму и мало напоминал лучшего подбирающего Университета Сиракуз.
НБА. Вспомнить все. Шесть демонов Деррика Коулмэна
Демон третий: склочность.

Коулмэн, как уже было сказано выше, не признавал авторитетов. Кроме этого он не особо прислушивался и к вполне дружелюбным советам и напутствиям. Он постоянно находился в контрах с тренерским штабом Сетей. Известен случай: когда за очередное нарушение публичного дресс-кода руководство Нетс пригрозило скандалисту выписать солидный штраф, Коулмэн презентовал коучу Батчу Берду чековый бланк с незаполненной строкой суммы: мол, впишите столько, сколько хотите. А еще раньше Коулмэн отказался вернуться в игру со скамейки и процедил сквозь зубы рулевому Нетс Биллу Фитчу: «Убирайся с глаз моих, чтобы я тебя больше не видел».

Он ссорился с одноклубниками, например, с Кенни Андерсоном, с которым соперничал за роль лидера в Нью-Джерси. Он даже в всегда чуть хулиганском Детройт Пистонс умудрился обрести славу ходячей неприятности, хоть для этого нужно обладать воистину незаурядными талантами с учетом того, что он сыграл там ровно пять матчей.

Демон четвертый: одержимость и сумасшествие.

Большая часть карьеры персонажа данного рассказа была под властью демона одержимости и саморазрушения. Все это выливалось в ряд неприятных инцидентов и происшествий. Так, он, будучи пьяным, въехал в грузовик, при этом пострадал не Деррик, а его партнер по команде Элридж Рекаснер. Сам Коулмэн вспоминал об этом с улыбкой, при этом Рекаснер еще находился в больнице с серьезными повреждениями легких и поломанным плечом. До этого у него несколько раз возникали проблемы с вождением в нетрезвом состоянии. Ну а одним из самых идиотских поступков было публичное мочеиспускание в ресторане.

Его первые годы в НБА тоже имеют свои темные пятна. Обвинялся в избиении подростков в ночном клубе, в изнасиловании дочери офицера полиции еще во времена выступлений в майке Нетс. Коулмэн чуть не подрался с полицейским в Детройте. Ну и как не вспомнить его легендарное, сказанное журналистам: «Ох...ть можно» (так на великий и могучий можно перевести неологизм Whoop-de-damn-do). Все эти «приключения» каким-то образом не вылились для Деррика в серьезные наказания. Ну не считать же для мультимиллионера серьезным штраф на несколько тысяч долларов?!

За все эти «подвиги» его называли «раковой опухолью» в организме команды. Он дошел до того, что даже болельщики его команд освистывали Коулмэна перед матчем, как это было в Шарлотт.

При этом Коулмэн не уставал рассказывать, что он талантлив и велик, что все нормально, что все происшествия — происки недоброжелателей. В конце концов, разве не он первый выбор драфта 1990 года? Разве не он лучший игрок на позиции четвертого номера в лиге?

Демон пятый: алчность и любовь к роскоши.

Коулмэн всегда любил деньги. Наверное, вся его карьера прошло под знаком доллара. За время выступлений в НБА Деррик успел заработать больше 90 миллионов американских денежных единиц — и это только зарплата в клубах. В историю вошли его напряженные переговоры с менеджментом Нью-Джерси касательно нового контракта. Ему предложили договор на восемь лет на общую сумму в 69 миллионов, но форвард требовал, практически шантажировал руководство, чтобы ему дали контракт на девять лет и 90 миллионов. Правда, больше всего за сезон он получал не в начале карьеры, а уже ближе к закату, в Хорнетс и Сиксерс, где на него почему-то делали ставку. Деррик купался в роскоши: шикарные Бентли и Лотусы, десятки дорогих швейцарских часов Ролекс и Брайтлинг, различные побрякушки и меха, грандиозный особняк в Нью-Джерси.



Сюрпризом и даже шоком для общественности стала новость в апреле 2010 года о том, что Деррик Коулмэн признал себя банкротом. Человек, заработавший под сотню миллионов, умудрился задолжать около пяти миллионов долларов целому ряду кредиторов, среди которых были столь солидные компании как Найк, Веризон, Американ Экспресс. Все это было следствием того, что Коулмэн оказался не особо удачливым бизнесменов, инвестируя в различные проекты, которые вместо прибыли приносили одни убытки и головную боль. А большая часть всех тех дорогих игрушек, на которые герой повествования никогда не скупился, в итоге ушла с молотка, чтобы хоть частично покрыть задолженности Деррика.

Демон шестой: безразличие и равнодушие к игре.


Великолепный атлет с потрясающими физическими данными, техникой и дриблингом, отличным пасом и феноменальным чувством позиции — таким его видели на заре выступлений. Грузный и немотивированный, вечно травмированный, брюзжащий человек, который успешно справляется только с одной задачей — получить зарплату со многими нулями в клубной кассе — таким он виделся уже через десяток лет. Когда Деррик потерял вкус к игре? Когда он перестал играть сердцем? Наверное, когда началась вся эта волокита с адвокатами, переговорами и торгами. Ну и бесконечные ссоры и скандалы не шли Деррику на пользу. А получив длительный и денежный контракт, Коулмэн окончательно перестал играть в баскетбол. Хотя, многочисленные травмы также повлияли на закат этого игрока. У него были проблемы с коленом, с голеностопом, практически со всем. Но это только следствие его жизни и поведения, а не причина.

Показательным случаем его отношения к игре является момент, произошедший во времена карьеры в колледже. Смазав важные штрафные в концовке поединка с Индианой, которые стоили его команде титула, Коулмэн поведал прессе со всем цинизмом: «Если честно, меня это мало заботит». И если поначалу такие слова казались воплощением профессионализма и характера, то со временем стало понятно, что эти слова выразили жизненную позицию Деррика: меня это не волнует.

Послесловие

Деррик Коулмэн был одержимым человеком. Но, справедливости ради, были у него и позитивные качества. Он помогал беднякам, старался делать что-то полезное для родного района в Детройте. В свое время он успел стать легендой Университета Сиракуз, и майка с его игровым номером «44» была выведена с обращения и закреплена за Дерриком. Он умел играть в баскетбол, он был рожден для великих свершений, он должен был стать для Нетс своим Мэлоуном или Данканом. Но весь этот негатив одержал верх над ним, и он остался просто еще одним нераскрывшимся талантом. О Деррике и вспоминают только как о чокнутом, алчном толстяке, который раздражал всех своим невероятно долгим и успешным контрактом, своим вызывающим поведением, своими хамскими словами. Каждому человеку воздается по заслугам, и Деррик всю жизнь делал все, чтобы заслужить такое отношение. Но, к сожалению, в случае Коулмэна все могло сложиться иначе...

iSport.ua

Добавил: Saniog

Теги: Деррик Коулмэн

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



июнь
август

июль 2017

пнвтсрчтптсбвс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Реклама на сайте



Вакансии