НБА. Вспомнить все. «Это игра века!»

Дмитрий Коротаев, «iSport.ua» // 03 октября 2012

0



iSport.ua вспоминает один из легендарнейших матчей в истории американского баскетбола.

НБА. Вспомнить все. "Это игра века!" iSport.ua вспоминает один из легендарнейших матчей в истории американского баскетбола.

Довольно сложно объяснить многим людям, почему следует хотя бы посмотреть как играют студенты. Чтобы это понять следует пройти определенный путь. Для Штатов это обыденно, но и у них сие произошло далеко не сразу. Одним из переломных моментов в истории студенческого спорта стала «Игра века», ознаменовавшаяся противостоянием Элвина Хейза и Лью Алсиндора. Тогда еще март не был безумным, а противники заявляли, что телевидение делает из парней шоуменов, а не игроков. Но всем было ясно, что та игра подняла уровень игр студенческой ассоциации с регионального на общенациональный, доселе неведомый и недосягаемый. Ad narrandum, non ad probandum.

Ночь перед Рождеством 1967 года. Представители двух лучших команд сезона NCAA — действующих чемпионов и лидеров УКЛА Брюинз и идущих вторыми Хьюстон Кугарс — все-таки договорились об исторической общенациональной телетрансляции совместной игры. Первой трансляции матча регулярного сезона среди студентов во время, когда живое вещание полуфиналов конференций НБА производилось только по радио, когда даже ее финалы транслировались в записи и не полностью, и наконец, когда руководство АБА в свой первый сезон обязано было платить TV Sports Network за возложенные на нее риски. «Я тогда не верил своим ушам — все было как в сказке. Еще два года назад мы выбивали вещание „Финала четырех“, пусть и на региональных каналах, а сейчас нам сообщают, что прогнозируемая прибыль от матча регулярки составила около $80 000», — это слова первого исполнительного директора студенческой лиги Уолтера Байерса за несколько дней до игры. Действительно, Байерс, занявший свой пост после громких скандалов с договорными матчами в начале 50-х, погубивших очень много талантливых игроков, понимал всю важность предстоящего поединка. Прайм-тайм, 120 телевизионных станций и 49 штатов.

Местом проведения игры телевизионщики из TVS утвердили хьюстонский стадион «Астродом», что было воспринято очень противоречиво. Стадион, опережающий время, еще даже не был официально открыт, хоть и приняв несколько футбольных и бейсбольных матчей, очевидно не предназначался для баскетбола. В качестве компенсации за не нейтральную площадку, спортивный директор Брюинз договорился, чтобы паркет на игру привезли с их бывшей арены в Лос-Анджелесе, а также о том, что на матче в паре с великим Бобом Петтитом будет работать их комментатор Дик Энберг, ставший в последствии одним из лучших на своем поприще . У «Астродома» было одно преимущество — он вмещал в десять раз больше, чем домашняя арена Кугарс Делмар-филдхаус (5000). Основатель TVS Эдди Айнхорн проводил широкую рекламную кампанию и хьюстонское чудо как нельзя лучше для нее подходило. Саму игру назначили на субботу 20 января. Именно в этот день 1892 года некий Джеймс Нейсмит провел первый официальный баскетбольный матч в истории в городе Спрингфилд по предварительно утвержденным правилам.

Во второе утро нового года, когда продажи билетов (их было два вида — по $2 и по $5 плюс специальная квота) превышали даже самые смелые ожидания, главная газета города Houston Chronicle вышла с первой полосой «Игра года, десятилетия, века». Уже приблизительно за две недели до встречи было объявлено что, все 52 693 билета выкуплены теми, кому, по версии Sports Illustrated, «... хотелось прикоснутся к истории». Для справки: даже финалы четырех NCAA не собирали более 20 000 и, таким образом, игра могла стать самой посещаемой на всех уровнях американского баскетбола.

Такой ажиотаж уже после объяснялся не столько рекламой, сколько совокупностью многих причин. С одной стороны это, конечно, феномен Алсиндора — лидера признававшейся лучшей студенческой команды по баскетболу на то время. Парень, заставивший следить за каждой своей игрой еще со школы, он доминировал под щитом уже на втором курсе как никто другой до него. Когда лига запретила броски сверху, правило сразу же обрело название «anti-Alcindor rule», а Гарлем Глобтротерс подсуетились с $1-миллионным контрактом, который тот отверг. Он уже тогда принял ислам и в мусульманских общинах был Абдул-Джаббаром, хотя это решение не поддерживали даже его родители и официально имя он еще не поменял. Он жевал жвачку и улыбался во время исполнения американского гимна перед матчами, не подпуская к себе прессу. Он ездил с самим Расселом на встречи в поддержку выбора Мохаммеда Али не служить в армии и уже тогда заявлял, что, если ничего не изменится с расовым давлением в стране, он вероятно не примет вызова в сборную на Олимпийкие игры. Противоречивый, но также безусловно интересный. С другой стороны Хейз — любимец Хьюстона, доказавший Гаю Льюису, что тот не напрасно доверился помощнику и взял игрока в команду. Ради возможности выбрать Big E на предстоящем драфте и строить вокруг него команду, Сан-Диего откровенноНБА. Вспомнить все. "Это игра века!" сливали свой первый сезон в НБА. Для многих Элвин пребывал в тени славы Лью, но эксперты в один голос говорили, что он уже готов к свершениям на профессиональном уровне. После проигрыша Кугарс в прошлогоднем полуфинале, в котором переиграл Лью и по очкам, и по подборам, в итоге став самым результативным игроком «Финала четырех», Хейз заявлял, что Алсиндора переоценивают и что в следующем году он это докажет. Именно эти слова тиражировались, а о том, что Элвин считает Лью своим другом, и с какой улыбкой он рассказывал об их с ним ланче, как-то забывали.

Партнеры же главных действующих лиц предстоящего поединка еще больше нагнетали обстановку: когда у центрового Кугарс и будущего олимпийского чемпиона 1968 года спросили о том, когда команда начала думать о поединке ответил: «С того момента как прозвучала сирена в нашем с ними предыдущем матче». Игроки обоих команд заявляли что они просто не имели права проиграть перед 20 января.

Все эти радостные хлопоты прервала травма Алсиндора за восемь дней до матча в игре против команды университета Калифорнии. Повреждение роговицы левого глаза сразу записали как несерьезное, но Лью пролежал в госпитале три дня. На следующий он провел 15-минутную тренировку с повязкой на глазу и скрылся в раздевалке. После этого журналисты видели звезду УКЛА только на двух матчах его команды, в которых он не принимал участия. Все задались вопросом: «Сыграет ли Лью?».

Этого хотели — никому не нужны были оговорки. Тренер Пум Гай Льюис: «Мы собрали аншлаг на Астродоме, вы представляете? Я слабо. Сомневаюсь, что новой команде из НБА (прим. — на начало года было известно о возможном переезде Сан-Диего Рокетс в Хьюстон) будет по силам такое, по крайней мере, в первые годы. Не сейчас. Это произошло во многом благодаря Алсиндору, и если Льюис не сыграет, это будет позором для него. Без него игра не будет настолько значимой».

Его оппонент Джон Вуден, не обращая внимания, говорил о возможности выхода Алсиндора только с НБА. Вспомнить все. "Это игра века!"разрешения докторов. «Если всем наплевать на то, что у Лью еще болит глаз или двоятся предметы, когда он резко поворачивает голову, это не значит, что мне наплевать. Скажу, что он хочет играть и, наверное, я не могу ему это запретить». В день игры газеты с заголовками о возможном пропуске игры Алсиндором сменились на «Лью в игре». Перед самим матчем тренер хозяев признался, что отправлял на матчи Брюинз своих скаутов и все они приезжали с одной общей идеей «Эту команду не победить». Он же сказал, что выиграть можно у любой команды. Игра началась в 21:00 по местному времени и транслировалась в прямом эфире в оговоренных по контракту штатах. В остальных же — с задержкой в полчаса.

Используя слова Джона Вудена, стартовый вброс мяча дал старт спектаклю. Зрители с самых дорогих центральных трибун, как и полагается, взяли бинокли, но теперь им они были необходимы как никогда, и казалось, бесшумно, сопровождали каждое удачное действие любой из команд аплодисментами. Бесшумно, по сравнению, с остальным стадионом: зрительница, посетившая подобное впервые, коих было не так уж и мало в тот день, говорила, что в некоторые моменты ей казалось, что стадион взорвется, сравнив его с извержением Везувия. Она ничего не могла увидеть, ведь трибуны находились в 45 метрах от скамейки запасных — их разделяла простая земля. В итоге, она покинула стадион еще до начала игры и она была не единственной. Через несколько лет Вуден скажет: «На самом деле, это было ужасное место для игры: площадка находилась в самом центре, ни одно из мест не давало более-менее нормального обзора и я не удивлялся уходам. Ну и конечно раздевалки — казалось, они находились за четверть мили от нас». Но тогда никто не обращал на это внимания, а люди, совсем не похожие на сегодняшних фанатов, поддерживали любимую команду ничуть не хуже. Эта игра — студенческая версия Супер-боула, как ее окрестили местныеНБА. Вспомнить все. "Это игра века!" жители.

После стартового вбрасывания мяча Энберг напомнил о 48-матчевой домашней победной серии Кугс, после чего добавил, что Алсиндору не впервые бить рекорды. Команды в противовес ожиданиям в первой четверти играли совсем не в атлетичный баскетбол, с кучей потерь и промахов. Боб Петтит отметил, что игра превратилась в битву тактик. В первой четверти большим разочарованием для Вудена стал Эдгар Лэси, игравший на позиции центра в двух предыдущих встречах и персонально отвечавший за Хейза в отчетном матче. Он легко позволил лидеру Кугарс набрать 10 очков из-под себя и был посажен на скамейку до конца игры. «На Эдгара возлагались большие надежды, ведь он также обязан был подстраховывать Лью, учитывая его кондиции. Он же не справился даже со своим объемом нагрузок» — говорил после игры Вуден. Игрок обиделся и покинул команду за несколько месяцев до драфта. На место Эдгара наставник Мишек отрядил Майкла Линна, но тот позволил набрать Элвину Хейзу целых 29 очков уже до конца первой половины. Разрыв в счете достигал девяти пунктов, однако Брюинз удалось ликвидировать его за счет защитников Люциуса Аллена и Майка Уоррена, совершивших несколько важнейших перехватов и подборов на чужом щите. Кугарс играли в типичный для себя атакующий баскетбол с прессингом. Помимо Хейза выделялись также Чейни и Рейнольдс. Элвин же играл так, будто от этой игры зависла его жизнь.

А что Лью? Как отмечали обозреватели, он просто погряз глубоко в посте даже при классическом для Ю-Си-Эл-Эй 1-3-1 нападении, лишь иногда напоминая о себе. Когда мяч оказывался у него в руках, он обычно находился в плохой позиции без возможности броска. Он был плох на подборах, а когда мяч просто отскакивал к Лью от щита, он отбивал его на партнера вместо того, чтобы забрать мяч себе. «Не скажу, что Алсиндор провалил игру. Он просто не мог бросать в движении — и это не оправдание. Его 7/8 с линии штрафных, думаю, важнее промахов, которые он бы не допустил будь здоровым. Но этих промахов было целых 14 при четырех точных бросках, что предопределило исход встречи, а меньше 55% Лью набирал лишь раз» — НБА. Вспомнить все. "Это игра века!"заявлял главный тренер калифорнийцев.

Держала на плаву Брюинз только их задняя линия: Люциус Аллен стал единственным игроком лос-анджелесской команды с процентом попадания больше 50% . Именно он за 44 секунды до конца сравнял счет двумя точными штрафными. 69:69 и быстрая атака Хьюстона остановленная нарушением правил на Хейзе. «Напряжение в тот момент было непередаваемым. В любом случае я всегда знал, что это моя работа: подойти к линии и забросить два». Что он и сделал. В оставшееся время Брюинз могли все, но ошиблись с передачей, а потом и с тем, что не фолили все 11 секунд до конца на лидере Пум. В общем, это был вечер Хьюстона, великий вечер. Настройщики табло на радостях кричали, что у них и не было другой заставки кроме «Cougars Wins». И почему-то хочется им верить. Героя космического города вынесли с площадки чуть ли не на руках.

После игры точились разговоры о том, кто же номер один: некоторые тренеры, включая Дона Хаскинса, не сомневались в величии Лью, другие признавали таким Big EEEEE (весь стадион именно так и кричал), получившего Приз лучшему игроку среди студентов.

В Хьюстоне всю следующую неделю по пять раз в день крутили запись игры, в следующем сезоне наконец-то показали первый полный финал НБА в прямом эфире, в NCAA начали проводить игры на стадионах с куполообразной крышей, как на «Астродоме» и заключили первый телевизионный контракт. Но запомнились слова Элвина после того, как все немного улеглось: «Я собираюсь подобрать Лью и отправится с ним на вечеринку».
 
 


iSport.ua

Добавил: Saniog

Теги: NCAA

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



февраль
апрель

март 2017

пнвтсрчтптсбвс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       

Реклама на сайте



Вакансии