Ирина Павлова: «Я — главная фанатка Brooklyn Nets»

Гюзель Губейдуллина, «Finparty» // 24 апреля 2013

0



Ирина Павлова, президент Onexim Sports and Entertainment, в интервью Finparty рассказывает о том, как Brooklyn Nets Михаила Прохорова за три года превратилась из отстающей в одну из самых ярких команд NBA, и в чем заключается работа спортивного менеджера.

Ирина Павлова на паркете
 
 
Ирина Павлова на паркете
С хрупкой блондинкой Ириной, которая возглавила Onexim Sports and Entertainment сразу после покупки Михаилом Прохоровым баскетбольной команды, мы встречаемся в субботу на VIP-входе в Barclays Center. На интервью и экскурсию по огромной арене, ставшей центром притяжения для всего Бруклина и окрестных районов, у нас есть пара часов. Ирина, дочь дипломата, много лет прожившая в Америке, очень приветлива: она проводит нас по всему закулисью новенького центра, который был возведен всего за 2,5 года, знакомит с игроками, сотрудниками, которых, кажется, всех знает по именам, и усаживает в первый ряд на места стоимостью $3250. Единственный спортивный менеджер-женщина в NBA, она к тому же представляет самого загадочного владельца команды лиги, запросто общается с высоченными игроками, на паркете сидит рядом с Jay-Z и Beyonce, и сама, похоже, уже становится звездой: на трибунах можно увидеть фанатов с плакатами: «Irina, kiss me!». Но обо всем по порядку.
Ирина с игроком Бруком Лопесом, одним из лидеров команды
 
 
Ирина с игроком Бруком Лопесом, одним из лидеров команды
— Ирина, расскажите, как вы пришли в спортивный менеджмент?
 
— Мне, наверное, повезло. Но, как известно, во всем есть случайность и закономерность. Большую часть своей профессиональной жизни я провела в Америке. А 2005-2010 годы жила в Москве, работала в том числе в Google. В какой-то момент искала новое место, но, естественно, не в спортивной сфере. Дмитрия Разумова (главу группы «Онэксим» — ред.) я знаю довольно давно. И мы с ним начали обсуждать эту позицию еще в то время, когда переговоры о покупке Brooklyn Nets были на ранней стадии. После заключения сделки я стала отвечать за бизнес команды и наши партнерские отношения с совладельцами арены Barclays Center (у них 55% — ред.), которые также являются миноритарными акционерами команды.
 
— В чем заключаются ваши функции?
 
— Это все, что касается бизнеса команды: продажи, маркетинг, контракты с телевизионными партнерами, спонсорами, PR. Наша команда — основной арендатор арены, но через пару лет сюда приедет и хоккейная команда New York Islanders. Я слежу за тем, чтобы наши права соблюдались и не ущемлялись, решаю конфликты. Всегда думаю о том, что бы делал и за какими бы вещами следил Михаил Дмитриевич [Прохоров], если бы был здесь. Тренировочная база игроков Brooklyn Nets все еще находится в Нью-Джерси, и мы думаем, строить ли нам новый комплекс и где это делать. Это тоже часть моих обязанностей. Я не курирую только спортивную часть — у нас есть отдел, занимающийся набором баскетбольных талантов. А всего в компании работает 140 человек. И около 1000 сотрудников у самой арены.
 
— Где находится офис Onexim Sports and Entertainment?
 
— На Манхэттене, в Нью-Йорке, но довольно много времени я провожу в Бруклине. Холдинг владеет двумя активами — команда (80%) и арена (45%), и был специально создан для этой сделки. На арене проводятся не только баскетбольные матчи, но и другие мероприятия — бокс, фигурное катание, концерты, цирковые представления и многое другое. Это и есть составляющая entertainment в нашем названии.
 
 
— Баскетбол — ваш любимый вид спорта?
 
— Мне очень нравится баскетбол. Если бы Михаил Дмитриевич решил купить, к примеру, бейсбольную команду, то мне было бы тяжело, и я не знаю, согласилась ли бы на эту работу. Баскетбол — динамичный вид спорта с высокими физическими нагрузками. 2,5 часа игры пролетают незаметно. Не могу сказать, что я была большой любительницей баскетбола до своего прихода в «Онэксим», но я быстро втянулась и стала фанаткой нашей команды.
 
— Что изменилось за те почти три года, которые прошли с того момента, как команду приобрел Михаил Прохоров?
 
— Основное — это переезд наших игр в Barclays Center в Бруклине. Мы построили арену всего за 2,5 года, мои друзья в Москве двухкомнатную квартиру дольше ремонтируют. Еще одно важное изменение — полный ребрендинг. Интересная статистика: в прошлом году по продажам нашей формы мы были на 31-м месте, хотя в лиге NBA всего 30 команд. Оказалось, что одна из команд в Сиэтле, которой уже даже не существует, продавала больше, чем мы. 13 мая 2012 года мы объявили, что будем называться Brooklyn Nets, летом появился новый логотип в черно-белом цвете, а ближе к осени выпустили прототипы формы. В этом сезоне мы на четвертом месте по продажам. Это уже не просто форма для болельщиков, а своеобразный life-style бренд.
Многие носят наши майки просто потому, что это круто, их можно надеть и на вечеринку, и в клуб. Черно-белый цвет — это красиво и модно. Вещи с логотипом Brooklyn Nets носят рэпер Jay-Z (ему принадлежит менее 1% команды — ред.), Бейонсе и Джастин Бибер.
 
Что касается команды, то у нас очень сильный состав. Впервые с сезона 2006-2007 мы вышли в плей-офф. Сейчас атмосфера в команде совершенно иная, другая энергетика. В прошлом и позапрошлом годах случалось, что наш зал был полупустым во время игр, мы раздавали билеты бесплатно. А сейчас у нас аншлаг, скидок нет, но продажа билетов идет отлично. Однажды мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг хотел купить четыре билета, все было распродано, и мы не смогли выделить ему места.
 
— Сколько вы продаете билетов в сезон?
 
— Арена вмещает около 18 000 зрителей. В этом сезоне мы продали 11 000 абонементов, что является рекордным показателем, причем на некоторые абонементы в VIP-зону цена за сезон доходит до $120 000. Еще в США хорошо развита система вторичной продажи билетов. Билеты на втором ярусе стоят около $25, но на интересные игры люди перепродают их по более высоким ценам. Поэтому ценовая политика должна быть гибкой.
Арена вмещает 18 000 зрителей
 
 
Арена вмещает 18 000 зрителей
— В чем заключается бизнес-модель спортивной команды?
 
— Главный пункт доходов для нас — это продажа билетов и различных товаров. Также одна из составляющих бизнес-успеха команды — это телевизионные контракты. Третья составляющая — это спонсорские отношения. У нас более 116 партнеров: кто-то поддерживает и арену, и команду, кто-то только команду. Например, «Аэрофлот» является нашим спонсором на протяжении двух лет. Основные же затраты — это, естественно, зарплата игроков. Мы много платим, благодаря чему и получили очень талантливых ребят. В команде из 15-ти игроков 11 новых. Здорово, что состав команды не менялся с начала сезона. Видно, что ребята сыгрались. Они дружат между собой, заметно, что им приятно играть друг с другом.
 
— А вы дружите с игроками?
 
— Не сказала бы, и вообще это щекотливый вопрос, ведь игроков меняют, продают. Я замечала, что когда приезжает Михаил Дмитриевич и команда выигрывает, и его приглашают в раздевалку поздравить игроков, он всегда держит дистанцию.
 
— Как обстоят дела с прибыльностью Brooklyn Nets?
 
— Когда мы покупали команду, зарплаты игроков были гораздо ниже. Мы знали, что на команде фактически невозможно зарабатывать ежегодно. Это можно сделать, только продав ее. Со времени нашего переезда в Бруклин оценка Brooklyn Nets выросла в 2,5-3 раза. Сделка заключалась по оценке в $220 млн, сейчас она стоит $700-800 млн. Forbes недавно оценил нас в $530 млн, но с тех пор была объявлена еще одна сделка по покупке Sacramento Kings по цене выше $500 млн.
 
— Не собираетесь ли вы выкупить оставшуюся часть команды или стадиона у остальных владельцев?
 
— Этот вопрос нужно адресовать Михаилу Дмитриевичу, но я не вижу особого смысла. Прохоров — основной владелец и он контролирует команду. На данный момент всех отношения устраивают.
 
— Jay-Z заявил о том, что продает свою долю в Brooklyn Nets. Кто может стать ее владельцем?
 
-Пока неизвестно. Jay-Z вынужден продать свою долю, так как хочет стать спортивным агентом и, по правилам NBA, не может быть причастен к команде. На днях один молодой интернет-миллионер, который создал компанию Reddit, заявил, что хочет купить его долю, что продолжило бы нашу хорошую традицию ярких владельцев.
Ирина показывает 40/40 Club, заведение в Barclays Center, принадлежащее Jay-Z
 
 
Ирина показывает 40/40 Club, заведение в Barclays Center, принадлежащее Jay-Z
— Верите ли вы в то, что Brooklyn Nets станет чемпионом NBA? Прохоров, приобретая команду, пообещал этот результат через пять лет.
 
— Да, я верю. Я обязана делать это по должности, но как фанат я тоже верю. Михаил Дмитриевич дал обещание в 2010 году, значит, у нас есть еще два года. В этом году мы выходим в плей-офф, так что я думаю, все реально. Здесь, конечно, много составляющих — здоровье, травмы, элемент удачи. Но эта цель вполне достижима.
 
— Вы работали финансовым аналитиком. Пригодился ли вам этот опыт в текущей работе?
 
— Однозначно. Моя основная обязанность — следить за деньгами. Когда мне предложили эту позицию, я боялась того, что далека от спорта. Но Дмитрий Разумов сказал мне, что нужно просто разобраться в бизнесе. А бизнес здесь, прямо скажем, не самый сложный — билеты, спонсоры, телевидение. Дальше все упирается в то, как максимизировать все эти цифры. Когда я приступила к обязанностям и встречалась с более успешными командами, все говорили, что самое главное — это выигрывать. Самым сложным было «продавать» команду: реализовывать билеты и искать спонсоров до того, как мы начали выигрывать. На том этапе мы продавали мечту. Наши профессионалы сделали потрясающую работу — запустили бренд еще до первой игры с новым названием. Мы уже были популярными, на нас смотрели, о нас говорили.
 
— Увеличилась ли фанатская база за счет русских, живущих в Бруклине?
 
— Да, у нас, есть русские фанаты. Совместно с «Аэрофлотом» мы проводили в Нью-Йорке вечера русской культуры. Конечно, хотелось бы получить больше фанатов в России. С этим у нас тяжеловато, на Россию транслируются не все игры: в этом сезоне зрители смогли посмотреть только 20 игр. Мы бы хотели продавать там наши майки и кепки, но несколько ограничены в этом правилами NBA. Они разрешают проводить маркетинг команды только в радиусе 75 миль от домашней арены. Можно, конечно, все это делать через интернет, но это не так круто, как, например, открыть магазин Nets в Москве. Возможно, когда-то мы это сделаем, но пока условия таковы, что вся выручка идет в лигу и делится между всеми командами.
 
Обратная сторона медали — это то, что когда продаются майки Джереми Лин в Китае (первый американец китайского происхождения в NBA и успешный игрок — ред.), и их покупают миллионами, то и мы получаем 1/30 этих доходов. Система лиги устроена очень интересно, и мы многому научились за первый год работы. Было интересно наблюдать за взаимодействием 30 команд, как они общаются между собой. Здесь, например, есть своеобразная система субсидирования, когда более богатые команды помогают менее обеспеченным.
Ирина и BrooklyKnight, символ команды, созданный компанией Marvel
 
 
Ирина и BrooklyKnight, символ команды, созданный компанией Marvel
— Есть ли у вас ролевые модели для развития команды?
 
— Я лично слежу за командой «Сан Антонио». Она считается эталоном менеджмента в NBA. В каждой команде есть две составляющие — баскетбол и бизнес. Очень важно, чтобы оба эти направления чувствовали, что они часть одной организации. «Сан Антонио» хорошо удается быть единым целым. Одна из моих профессиональных задач в Brooklyn Nets — создать сплоченную команду.
 
— Вас, как представительницу женского пола, воспринимают на руководящей позиции?
 
— Кроме того, что я женщина, я русская женщина. Я представляю российского бизнесмена, и сначала на меня смотрели с недоверием. Но мне сильно помогает то, что я достаточно долго прожила в США и понимаю, как американцы ведут бизнес, как они общаются между собой. Как и на любой работе, со временем зарабатываешь определенный авторитет и репутацию. Сейчас все понимают, что русские — не какие-то монстры или мафиози. Мы ведем бизнес, так же как и они, мы хотим выиграть чемпионат, заработать деньги. Хотим, чтобы были болельщики, которые нас поддерживают. То, что Михаил Дмитриевич — единственный русский владелец команды в лиге, вызывает интерес у публики. Все хотят с ним пообщаться, выпить пива, взять интервью. Это определенная экзотика и загадка. Он высокий, импозантный. Каждый раз, когда он входит в помещение, вокруг него собирается группа товарищей, желающих пообщаться. К нему тоже было поначалу опасливое отношение, но все эти проблемы в прошлом.
 
— Активно ли Прохоров занимается делами команды?
 
— Мы с ним общаемся достаточно редко. Конечно, когда мне что-то нужно, я знаю, куда позвонить. Он всегда перезванивает, в этом плане он обязательный. Если же звонит он, значит, мне нужно сделать что-то срочное. Вообще он ставит задачу и не вмешивается. Это одно из различий между российским и американским менеджментом. Когда я пришла, менеджер, который занимался командой, был в растерянности, что Михаил Дмитриевич ему не звонит и не говорит, что делать. Я ему ответила, что это нормально: делайте, что считаете нужным. Режим работы достаточно самостоятельный, и я считаю, что мне с этим повезло. Прохоров — не микро-менеджер, ему не интересна ежедневная рутина. В этом сезоне он прилетал где-то раз в месяц, чаще тогда, когда у нас несколько домашних игр подряд, чтобы посмотреть сразу две-три игры. В этом сезоне он посетил 10 игр, и думаю, что обязательно приедет на плей-офф.
 
— Где он обычно сидит? И бывали ли случаи, когда он сам выходил на паркет?
 
— Он не любит сидеть в первом ряду, а обычно занимает ложу «Онэксима». Он любит наблюдать стратегические вещи — как двигаются игроки, как проходит игра. В позапрошлом году он встречался с мэром Ньюарка, и они устроили небольшой поединок.
 
— А как вы делите внимание Прохорова с биатлоном? Обмениваетесь ли опытом с Сергеем Кущенко (известный баскетбольный менеджер, возглавляет Союз биатлонистов России — ред.)?
 
— У Кущенко потрясающий опыт в баскетболе, и я к нему часто обращаюсь. У него шикарная репутация в лиге: его знают все менеджеры и многие игроки. Я часто с ним советуюсь, он также входит в совет директоров компании. И вообще, приятно поговорить на русском с человеком, который разбирается в баскетбольном менеджменте. Кроме этого, мы не сильно пересекаемся с биатлоном. Только иногда, когда биатлонисты приезжают посмотреть игру.
Перед входом в премиум-зону The Voult, где зрителей бесплатно кормят и угощают шампанским
 
 
Перед входом в премиум-зону The Voult, где зрителей бесплатно кормят и угощают шампанским
— Я знаю, что в среде российских крупных предпринимателей и банкиров стало модно прилетать на игры Brooklyn Nets. Часто ли у вас бывают высокие гости из Москвы?
 
— Да, почти на каждой игре. Недавно заезжали топ-менеджеры ВТБ, заходят сотрудники «Онэксима» и «Ренессанс Капитала». Для них обычно резервируют места или в ложе, или в первом ряду по соседству с Jay-Z. Я даже не всегда заранее знаю, кто приедет на этот раз.
 
— Как обычно строится ваш день?
 
— Рабочий день я начинаю утром дома телефонными переговорами с Москвой, с которой у нас восьмичасовая разница. Я сова, поэтому мне легче работать допоздна, чем вставать рано утром. Один день в неделю я провожу в офисе команды в Бруклине. Каждый понедельник у нас двухчасовое собрание менеджеров, где обсуждаются текущие дела. Затем проходят встречи с пиарщиками, финансовым директором, службой маркетинга. Остальные дни я провожу в офисе в Нью-Йорке. Когда мы строили арену, большая часть времени уходила на стройку. Это уникальное здание, которое способно на радикальные изменения: например, под паркетом у нас залит лед. Рада, что мы открылись вовремя и при этом вписались в бюджет. Было важно, чтобы при строительстве были учтены интересы команды, чтобы кампус и раздевалки были построены по плану. Сейчас я больше занимаюсь командой.
Вид из ложи
 
 
Вид из ложи «Онэксима»
— Что вам больше всего нравится в вашей работе?
 
— Делать что-то приятное для наших юных фанатов. Я могу предоставить им доступ к команде, который не получают обычные поклонники. На прошлой игре дети стояли в high-five line — зоне, откуда выходят баскетболисты. Здорово, что я могу дать детям возможность поздороваться с игроками, подписать мяч.
 
Многие думают, что я просто сижу в ложе, общаюсь с Jay Z и тусуюсь с игроками. Ничего такого нет, работа кропотливая: это юристы, финансисты, бухгалтерия, переговоры. Впервые я управляю таким большим коллективом, и каждое решение может сыграть определенную роль в судьбе разных людей. Или вот видите огромный экран над площадкой? Он стоит около $10 млн. Мы обсуждали разные варианты конфигураций, и в определенный момент я ткнула пальцем в одну из них и сказала «давайте вот эту». И вот материальное последствие моего решения. Осознание масштаба последствий своих решений, а также того, что твои неправильные решения никто не исправит, обязывает ко многому.
У компании и арены свыше 116 спонсоров
 
 
У компании и арены свыше 116 спонсоров
Разминка перед игрой
 
 
Разминка перед игрой
 
 
Группа поддержки
 
 
Группа поддержки
 
 
В зоне high-five line часто бывают дети из неблагополучных семей
 
 
В зоне high-five line часто бывают дети из неблагополучных семей
BrooklyKnight открывает игру
 
 
BrooklyKnight открывает игру
 
 
Перед игрой и в перерывах зрителей развлекают музыкальными номерами
 
 
Перед игрой и в перерывах зрителей развлекают музыкальными номерами

Finparty

Добавил: Saniog

Теги: НБА интервью Ирина Павлова Бруклин Нетс

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



февраль
апрель

март 2017

пнвтсрчтптсбвс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       

Реклама на сайте



Вакансии