ФИБА — НБА. Чьи правила правильнее?

Владимир Можайцев, «Спорт-Экспресс» // 11 июня 2013

Комментарии: 1



Не так давно «СЭ» сталкивал лбами два баскетбольных мира по обе стороны Атлантики. Но имеет ли смысл проводить между Европой и НБА параллели или искать отличия, пока «мы» и «они» играем по разным правилам, порой — диаметрально противоположным? В проблеме разбираются обозреватель «СЭ» Владимир Можайцев и легендарный в прошлом арбитр, один из самых авторитетных членов технической комиссии ФИБА Михаил Давыдов.

 

Можайцев: — Тенденция к сближению правил ФИБА и НБА очевидна. В Старом Свете все больше задумываются о важности коммерческой составляющей баскетбола. Лучшего образца для подражания, чем НБА, не найти. В Америке правила максимально содействуют увеличению числа зрелищных эпизодов. И Европа, в первую очередь ее главный клубный турнир — Евролига, старается двигаться тем же путем, лоббируя заокеанскую трактовку основных баскетбольных законов. Хотя различий все равно хватает...

Давыдов: — Хотел бы напомнить, что одной из основных целей создания ФИБА и было желание унифицировать регламент международных соревнований. В 30-х годах прошлого века существовали правила американские, английские, французские, советские... А главным вдохновителем «объединения» выступил будущий первый генеральный секретарь ФИБА Ренато Уильям Джонс, который отстаивал эту идею вплоть до своей смерти в 1981 году.

Ситуация сильно изменилась в 1992-м, когда ФИБА впервые допустила к своим соревнованиям профессионалов. До этого момента многие болельщики и не подозревали, что НБА живет совсем по другим законам. Но после Барселоны-92 ФИБА сама начала предпринимать активные усилия по сближению с сильнейшей лигой мира.

В чем основная проблема? ФИБА курирует баскетбол на пяти континентах в 217 странах. Проводит турниры среди женщин, студентов, детей, ветеранов, любителей. Ну и мужчин-профессионалов, разумеется. Придумать правила, которые подходили бы для всех этих категорий — задача архисложная. При этом основных критериев здесь всего два. Первый — зрелищность, второй — равные возможности для нападения и защиты.

В НБА наблюдается явный перекос в сторону первого критерия. Тем не менее ФИБА не боится заимствовать у американцев многие вещи. Правда, на последнем заседании технической комиссии генеральная линия была следующей: революционные изменения категорически не нужны, каждое новшество надо принимать очень осторожно и взвешенно.

1. ТРЕХОЧКОВАЯ ДУГА

Можайцев: — Именно разница в радиусе трехочковой дуги (до недавних пор она составляла 98 см!) долгие годы делала баскетбол в НБА и остальном мире разными видами спорта. Логика простая: чем дальше от кольца дуга — тем разреженнее защита и больше возможностей обыграть оппонента один на один. Вот почему за океаном так много красивых слэм-данков, а в Европе команды нередко выполняют за матч больше трехочковых бросков, чем двухочковых. Ведь забить со «фибовской» дистанции куда легче, чем с 7 метров 23 сантиметров.

Это неоднократно доказывали американские профессионалы, которые, приезжая на турниры ФИБА, штампуют дальние попадания пачками. Самым показательным в этом плане стал чемпионат мира-2010 в Турции, после которого радиус «фибовской» дуги и вырос на полметра (до 6.75). Тогда Кевин Дюрант и Ко, как казалось со стороны, были попросту не способны промахнуться издали!

Давыдов: — Полностью согласен: именно это отличие в правилах — ключевое. Трехочковая линия во многом определяет тактику и стратегию игры, а ее дальнейшее перемещение может в ближайшем будущем изменить размеры «фибовских» площадок и сделать их точно такими же, как в НБА.

За океаном, кстати, дуга тоже периодически двигалась. Причем в разных направлениях. С 1994 по 1997 год она отстояла от кольца на 6 метров 71 сантиметр, после чего ее опять вернули на прежний уровень — 7.23. А вот прямой зависимости между количеством дальних бросков и радиусом трехочковой на самом деле нет. Исследования показали: от того, что ФИБА отодвинула линию на 50 см, европейские снайперы не стали атаковать намного реже.

Если в НБА доля трехочковых попыток составляет 20 — 22 процента, то в международном баскетболе из-за дуги по-прежнему производится примерно треть бросков. Кто знает, может, ситуация кардинально поменяется, когда радиус окончательно станет «энбэашным». А испанская лига АСВ, между прочим, намерена его даже перекрыть, установив линию на 7 метрах 25 сантиметрах. Порой раздаются голоса и в пользу семи с половиной метров! Но в обозримом будущем «фибовская» дуга, скорее всего, остановится на 7.15.

При этом может измениться и формат игрового поля. В углах расстояние от трехочковой линии до боковой слишком мало — из-за этого снайперы часто заступают пяткой в аут. Наряду с расширением площадки — есть вариант 17,5 метра вместо нынешних 15 — предлагается и ее удлинение с 28 метров до 30. Самая же большая «новая площадка» среди поступивших в техническую комиссию предложений — 30×20 м!

2. ТРЕХСЕКУНДНАЯ ЗОНА

Можайцев: — Недавние изменения размеров трехсекундной зоны имели целью облегчить жизнь центровым. Чего греха таить: в мире все реже встречаются классические пятые «номера» — мастера продавливать оппонента спиной и исполнять «крюки». Зрителям же всегда импонировала игра «а-ля Шакил О’Нил». Так что ждать обратного превращения «окрашенного прямоугольника» в трапецию в Европе вряд ли стоит.

Давыдов: — В правилах ФИБА 2010 года были изменены границы трехсекундной — с многолетней трапециевидной формы на прямоугольную, как в НБА. Это быстро сказалось на характере игры центровых. Сегодня в «низкой» позиции европейские пятые «номера» прибавили в активности, во многом копируя коллег из НБА, хотя раньше комфортнее чувствовали себя в районе линии штрафного броска — а то и дальше.

Александр Белов, Арвидас Сабонис, Дирк Новицки — все они не стеснялись атаковать с 5 — 7-метровой дистанции. Сейчас же вырос спрос на высоких и мощных нападающих, владеющих искусством ведения мяча именно спиной к корзине. В свою очередь, защищающиеся энергичнее борются с «продавливаниями» — и, как следствие, европейский баскетбол становится более контактным.

3. ТРИ СЕКУНДЫ В НАПАДЕНИИ И ЗАЩИТЕ

Можайцев: — Многие ошибочно полагают, что в НБА запрещена зонная защита. Это не совсем так. За океаном игроку нельзя «терять» своего оппонента и идти на подстраховку, если этот процесс занимает более 3 секунд. Иначе — технический фол. Понятное дело, это направлено на повышение зрелищности, ведь при европейской «зоне», когда центровой не отходит от кольца, забить сверху во много раз сложнее... Впрочем, на мой взгляд, данное ограничение коренным образом противоречит духу игры. Другое дело — три секунды в нападении. Это правило должно существовать, пока существует сам баскетбол!

Давыдов: — «Три секунды в атаке» появились, когда под кольцами царили такие гиганты, как Увайс Ахтаев (рост — 236 см. — Прим. «СЭ»), Янис Круминьш (218), Ульяна Семенова (210). Такие же великаны доминировали и во Франции, и в Америке. Что-то противопоставить им было невозможно. Поэтому-то время их нахождения в непосредственной близости от кольца и было ограничено.

А вот американское правило, не позволяющее «терять» в защите оппонента более чем на 3 секунды, действительно направлено исключительно на повышение зрелищности, рост числа слэм-данков. Поэтому-то ФИБА вряд ли возьмет его на вооружение. Как я уже говорил, один из фундаментальных принципов — защита и нападение должны быть в равных условиях. А в данном случае, по сути, запрещается подстраховка...

Некоторые предлагают сделать игру в трехсекундной зоне менее регламентированной. Например, разрешить игроку без мяча находиться там до пяти секунд. Или заступать туда на любой промежуток времени одной ногой. Возможно, в будущем этот «баскетбольный офсайд» действительно претерпит изменения... Но вряд ли это произойдет скоро.

4. МЯЧ В ЦИЛИНДРЕ

Можайцев: Я — однозначно за американскую трактовку, при которой мяч, находящийся в воображаемом цилиндре над кольцом или на дужке, трогать нельзя.

Давыдов: — Это правило применимо только к соревнованиям мужчин. Дети и девушки смахивать мяч с дужки в принципе не могут. Ну разве что та американка, которая недавно в своем первом матче в НБА дважды забила сверху (речь — о 22-летней центровой «Финикса» Бритни Грайнер. — Прим. «СЭ»)...

Но в идеале равные шансы должны быть у всех. Если игроки какой-нибудь невысокой азиатской команды производят хорошие броски, а их гигантские оппоненты постоянно смахивают мяч с дужек, — это несправедливо. Так что теоретически сближение ФИБА и НБА здесь возможно.

5. СПОРНЫЙ ИЛИ СТРЕЛКА?

Можайцев: — А вот здесь гораздо более справедливой мне кажется «фибовская» версия правил. Постоянные спорные, во-первых, тормозят игру, а во-вторых, более высокорослая команда получает заведомый перевес. Например, в матче НБА какой-нибудь «малыш» вцепился в мяч, находящийся в руках Дуайта Ховарда. Вроде бы молодец, отлично отработал эпизод. Но никакой пользы его команде этот мини-подвиг не принесет, потому что выиграть спорный у оппонента, который выше тебя на две головы, нереально.

Давыдов: — Споры о «правиле стрелки» не утихают. Его противники, среди которых ряд специалистов Евролиги, считают, что чередовать владение мячом при спорных — несправедливо. Звучат предложения ограничивать действие стрелки 38 минутами. И у такого подхода есть свой резон. Ведь принципиальное значение владение приобретает именно в концовке.

6. 14 СЕКУНД ИЛИ 24?

Можайцев: — Сокращение времени на атаку с 30 до 24 секунд пошло на благо европейскому баскетболу. Равно как и последующая модификация этого правила, согласно которой при фоле и игре ногой защищающейся команды время на атаку либо не обнуляется, либо устанавливается на отметке 14 секунд. Кажется логичным пойти еще дальше — и после подбора в нападении давать на атаку те же 14 секунд, а не 24.

Давыдов: — Логичным это кажется не только вам. Техническая комиссия ФИБА уже приняла решение рекомендовать внести в правила соответствующее изменение.

Время, отводимое командам на владение до броска, в течение многих лет является одной из важных особенностей баскетбола. История помнит 45-секундный лимит времени. В NCAA и сегодня играют с правилом «30 секунд». ФИБА уже давно перешла на 24, а неугомонные сторонники возрастания темпа игры ходатайствуют о новых сокращениях лимита до 22 и даже 20 секунд!

7. ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЧЕТВЕРТЕЙ

Можайцев: — Вот здесь менять ничего не надо. Понятно, что американцам необходимо больше игрового времени (и чистого, и грязного) для роста прибыли. А в остальном мире увеличивать продолжительность поединков нецелесообразно. Во-первых, перестроиться на другой игровой ритм будет непросто — и это наверняка приведет к эпидемии травм. Во-вторых — официальные соревнования ФИБА придется значительно растянуть по времени. А календарь и так перегружен.

Давыдов: — Идея увеличить продолжительность каждого периода до 12 минут — как в НБА, для Европы традиционна и озвучивается регулярно. При этом очевидно, что временной формат матча (40 и 48 минут) влияет на замены, игровые усилия, число персональных нарушений, которые может получить баскетболист.

К слову, есть предложение добавить еще один основной период. Но самыми «внушительными» следует считать пожелания играть пять периодов по 12 минут, либо 4 — по 15. Обоснование? За 40 минут «чистого времени» болельщики, мол, не успевают насладиться матчем...

Одним словом: сколько людей — столько мнений. Но пока ФИБА будет придерживаться существующего формата: четыре четверти по десять минут.

8. ТАЙМ-АУТЫ

Можайцев: — С НБА все понятно: чем больше пауз в игре, тем больше доход от рекламы, тем больше попкорна съедят болельщики. А вот в Европе сейчас с количеством тайм-аутов — явный перебор. Бесконечные остановки сушат баскетбол, разбивают игру на фрагменты. На мой взгляд, оптимальное количество тайм-аутов для соревнований ФИБА — один в первой половине и два во второй.

Ну а правило, согласно которому в НБА игрок может попросить тайм-аут во время игры, — нонсенс. Более чем в 90 процентах случаев пауза берется в ситуации, когда владеющий мячом игрок оказывается в ловушке прессинга. Какой тогда вообще тренерам смысл что-то изобретать?

Давыдов: — Изначально это правило придумали не в НБА, а в NCAA. Моя дочь Марита сейчас играет за команду американского университета — так она мне рассказывала: «Папа, я за сезон взяла 15 тайм-аутов...» Вы правы — подобное допущение не слишком справедливо, поскольку создает неравные условия для защиты и нападения.

9. УКРАДЕННЫЕ СЕКУНДЫ

Можайцев: — В НБА ценность каждой секунды очевидна. В Европе же было бы разумным отсчитывать «чистое» время на последней минуте первой, второй и третьей четвертей. Ведь очень часто, пропустив мяч секунд за 30 до окончания периода, защищавшаяся команда вводит его в игру не сразу, «съедая» несколько мгновений. И, таким образом, «ворует» у соперников атаку.

Давыдов: — В Америке трансляция каждого матча занимает больше трех часов, в Европе — телевидение на такие «жертвы» не пойдет. Поэтому техническая комиссия рекомендует судьям ФИБА поддерживать максимальную динамичность игры. Скажем, чтобы тайм-ауты длились строго одну минуту, а не полторы... Бесконечные паузы, которые в Америке нужны рекламодателям, зрителей раздражают.

10. ТРАКТОВКА ПРОБЕЖКИ И КОНТАКТА

Можайцев: — Сами баскетболисты часто говорят, что только по ходу матча выясняют «планку допустимой жесткости», которую задают арбитры. И вряд ли с этим что-то сделаешь. Один и тот же контакт может оцениваться совершенно по-разному. Единственно разумная мера — проводить как можно больше совместных семинаров судей, игроков и тренеров, разбирая все тончайшие нюансы. Но и это, конечно, не панацея.

Давыдов: — Тут сложность вот в чем. В Европе всю жизнь, еще со времен Джонса, было понятие «двух шагов». Но потом из США пришло понятие опорной ноги. То есть если игрок не получил мяч в прыжке и не приземлился на обе ступни, то фактически у него остается всего один шаг, а не два. Это в корне меняет все! Игрокам стало трудно — но судьям-то еще сложнее. Иногда, честно скажу, даже опытные арбитры эти нюансы упускают и пробежку не фиксируют — хотя формально последняя имела место.

Еще один сложнейший для трактовки момент — когда игрок стартует с места и первый шаг делает раньше, чем ударяет мячом в пол. Казалось бы, пробежка, чего тут спорить. Но в НБА Майкл Джордан этим «приемом» регулярно пользовался, обыгрывал соперника, взлетал над кольцом — и вколачивал мячи в корзину. Попробуй-ка, судья, не засчитай 2 очка... В Америке зрители платят по 500 долларов за билет, чтобы посмотреть именно на такие полеты, а не на то, как педантично арбитр зафиксировал техническую ошибку. И главное, сами рефери это прекрасно понимают — и потому иногда закрывают глаза на нарушения.

Ну а контакты... Постепенно силовая борьба стала такой же неотъемлемой частью баскетбола, как драки — в хоккее. Вопреки принципам, заложенным в XIX веке Джеймсом Нейсмитом, который определял баскетбол как бесконтактный вид спорта. Хорошо это или плохо? У каждого свое мнение. Лично мое — ничего хорошего в этом нет. Мне наблюдать за гениальными пасами Сабониса куда приятнее, чем за демонстрацией мощи Шакила. Но тут уж — на вкус и цвет товарищей нет.

На судейских семинарах все эти новые контакты, которых раньше не было, — в игре центровых, при заслонах, разбираются постоянно. И в Европе, и в НБА. Но прийти к общему знаменателю крайне тяжело. Почти утопия.

11. СИМУЛЯЦИЯ

Можайцев: — Прийти к какому-то единообразию трактовок и здесь невозможно. Все решает профессионализм конкретного судьи. Равно как и артистизм игрока.

Давыдов: — На одном из семинаров ФИБА я спросил Папалукаса: почему в принципе игроки падают при контакте? И можно ли вообще бороться с симуляцией? Он ответил: «Меня мой тренер в детстве учил, что как бы тебя ни били — ты должен устоять на ногах. Но вы же, дорогие арбитры, никогда не дадите атакующему игроку фол в нападении, если после контакта я останусь стоять... Даже если меня откровенно бьют, но я все еще на ногах — никто не свистнет». По обе стороны океана проблема одинаково актуальна.

12. РАЗГОВОРЫ С АРБИТРАМИ

Можайцев: — На мой взгляд, диалоги игроков с арбитрами — неотъемлемая часть баскетбола. Жаль только, что обычно их слышат только сидящие в первых рядах журналисты и болельщики...

Свежий пример. Последний матч финальной серии Единой лиги ВТБ, Воронцевич бросает трехочковый, мажет — и скамейке «Локомотива» выписывают технический. Я был уверен: железнодорожников наказали за то, что кто-то из их запасных крикнул и помешал форварду армейцев. А оказывается, во время броска главный тренер хозяев Евгений Пашутин... коснулся Воронцевича. Тут вопросов быть не может — технический. Но если бы арбитр мог объяснить зрителям свое решение — накал страстей сразу бы спал.

Давыдов: — Раньше в НБА игроки спорили с арбитрами гораздо чаще и на гораздо более высоких тонах, чем это, — причем зачастую безнаказанно — делают в Европе. Но в какой-то момент Дэвид Стерн принялся жестко карать «говорунов» долларом. Высказался — заплати штраф. Еще раз — заплати снова, и уже побольше. И очень быстро это принесло плоды. Но я не представляю, как во всем мире ввести одинаковую систему штрафных санкций.

13. ДУГА, ЗА КОТОРОЙ НЕ ФИКСИРУЕТСЯ ФОЛ В НАПАДЕНИИ

Можайцев: — Надуманное правило. Иногда сами европейские игроки толком не понимают, зачем эта дуга нужна. И продолжают подставляться под соперников даже в непосредственной близости от кольца. В том же самом четвертом матче ЦСКА и «Локо» был такой эпизод...

Давыдов: — Это — один из самых ярких примеров постепенного сближения правил НБА и ФИБА. Для соревнований 95 категорий баскетболистов это правило вообще не нужно. Более того, даже в Евролиге (эта организация активно ратовала за внедрение американского нововведения) подобное случается один раз на 25 матчей. Так что, на самом деле многие новые правила не слишком влияют на игру. Или — вообще не влияют.

Спорт-Экспресс

Добавил: Saniog

в фейсбук Класс! в жж

Комментарии:

Автор Сообщение
townofwinds
виктор

нет картинки
15.06.2013 13:36 #

Баскет,как и весь спорт — часть индустрии развлечений,то есть шоу,а НБА-шное шоу в 1000000000 раз лучше Европейского,так что и спорить тут особо не о чем
 

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



октябрь
декабрь

ноябрь 2017

пнвтсрчтптсбвс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       

Реклама на сайте



Вакансии