Вспомнить все. След Ларри Джонсона. Часть II

Дмитрий Коротаев, «iSport.ua» // 18 июля 2013

0



iSport.ua вспоминает противоречивую карьеру звезды начала 90-х.

НБА. Вспомнить все. След Ларри Джонсона. Часть II iSport.ua вспоминает противоречивую карьеру звезды начала 90-х.

Getty Images

Сам драфт 1991 года рассматривался как довольно глубокий, с 4-5 франчайз-игроками и еще столькими же претендентами на Матч всех звезд. То, что он не оправдал этих ожиданий — это уже другой вопрос. Но тогда для клуба с правом первого выбора многое решалось. Шарлотт — одна из четырех команд, пришедших в лигу три года назад и располагающая самой вместительной ареной за всю историю НБА — жаждала звезды. Фанаты почти в один голос кричали о Дикембе Мутомбо из Джорджтауна, к которому успели съездить скауты всех команд лиги, чем наглядно подтверждали его рост как игрока. Главный тренер Джин Литтлз требовал форварда Оранж Билли Оуэнса и открыто заявлял, что любой другой выбор будет не его решением. Джонсона взял лично вице-президент клуба Аллан Бристоу, и хотя выбор сложно назвать неожиданностью, многие сомневались в его целесообразности. Да, все понимали, что с ростом менее двух метров мощному форварду для превентивных результатов нужно будет показать что-то эдакое — стать вторым Баркли, например. Скептицизм присутствовал даже на пресс-конференциях. «Сэр, есть, сэр», — грубоватым голосом отшучивался Ларри, отвечая на подобные вопросы — он сам это прекрасно усвоил за последние месяцы. Но не все так просто. Оуэнс все же решил усугубить ситуацию, когда не стал подписывать соглашение с выбравшими его Сакраменто Кингз, а Литтлз, как будто сговорившись, доходчиво пояснил, что в случае отказа руководства обменять Билли к себе он подаст в отставку. «Милости просим», — сказали теперь в администрации Хорнетс отнюдь не бывшему студенту Сиракьюз. Бристоу взял управление команды на себя и после успешных предсезонных игр окончательно закрепился в новой должности.
 
Ларри Джонсон вынужден был наблюдать за этим со стороны. Он пропустил все 26 дней тренировочного лагеря, и дальше не сходясь с клубом в размере суммы первой в жизни сделки, пока Хорнетс не выставили ультиматум: подписываешь контракт или уезжаешь играть в Европу. Здесь наконец он умерил взыгравшее самолюбие, не стал слушать агента с заезженной пластинкой о «блефе и недопустимости отступать первыми» и согласился заключить соглашение на 20 миллионов за шесть лет. Он приехал в команду только в день первой игры сезона, которая должна была пройти против Селтикс. Подтрунивать над первогодками, особенно гнавшимися за нолями в чековой книжке, начали далеко не в 2005-м. Отец Стивена, Делл Карри выступил от имени коллектива и сказал Джонсону, что в Шарлотт существует традиция, будто на первую игру сезона команду выводит новичок. Ларри без колебаний выбежал на знаменитый паркет Бостон-Гардена, в то время как остальные игроки... да-да, остались созерцать на нового пацана из раздевалок и даже не пытались сдержать смех. Он все понял, слегка усмехнулся про себя, тяжело выдув воздух через нос и принялся показывать, за что тренер взял его под первым номером. И так на протяжении всех оставшихся матчей регулярки. Ну а молодая команда со следующего сезона получила достойного капитана в лице «улыбки с золотым зубом».
 
Новый наставник уже после первых 15-17 игр определил, что центральной в атаке бирюзово-фиолетовых будет именно связка Боггз-Джонсон. Два андерсайз-игрока быстро нашли общий язык на площадке, стали друзьями вне ее и слишком уж красиво разделывались даже с более сильными соперниками. С ними в обойме команда не могла не выглядеть симпатичной для эфемерных «нейтральных» болельщиков. Что ж, представьте каково было отношение к ним настоящих поклонников шарлоттской команды! Ларри был нетипичным мощным форвардом: он мог сам разгонять отрыв или на ведении в позиции обыгрывать первых номеров, при этом уже спустя мгновение задавить в краске Кевина Уиллиса, Денниса Родмана или, скажем, парня на фут выше себя. Неоцененная помощь разыгрывающему, вроде Маггси, и головная боль оппоненту. В атаке Джонсон становился угрожающей машиной по вбиванию данков, не обращавшей внимания на любые помехи. Но пластика и частые лэй-апы в падении и с разворота делали всю эту мощь изящной — куда уж в баскетболе без оксюморона! Со своим ростом игрок постоянно ошивался возле корзины противника и выигрывал подборы не только за счет мощи, но и благодаря невероятной моторике рук. Слэм-данк баскетбол, его классическая версия 1.1, в действии. Ни 30 очков, ни 15 отскоков не воспринимались как что-то из ряда вон выходящее для ЭлДжея. Не стоит забывать, что разбавлялось это поставленным броском, феноменальной работой ног и безумной самоотдачей. Это не только тяжеленные штанги, отнюдь не только.
 
Если к началу года может у дюжины голосовавших оставались некоторые сомнения по поводу Мутомбо, которого как-никак позвали на Игру Всех Звезд, и его возможной борьбы за ROY, то спустя пару недель и они испарились. И дело вовсе не в травме конголезца. В НБА появился новый сильный боец, способный дать отпор элитным четвертым номерам, которых так не доставало лиге и которые расплодятся именно в золотое десятилетие. Когда у Чарльза Баркли спросили о «Новичке года» он только ответил: «Ларри — настоящее и будущее нашей позиции. Немного пафосно, но давайте смотреть правде в глаза». И все. ЭлДжей не заменил сэра Чарльза, но этого и не требовалось. По-настоящему многообещающий игрок для действительно амбициозной команды был доставлен вовремя.
 
После золота Олимпиады первой Дрим-Тим Converse обновили контракт Джонсона и фактически взяли его под свое крыло. Все были уверены: на следующих Играх в Атланте без Ларри точно не обойдется. И уже в конце лета вышел ставший очень популярным, а тогда никем не ожидаемый, рекламный ролик с бабушкой в исполнении баскетболиста. Старушенция летала похлеще самого второго героя ЭлДжея и появлялась на экранах настолько часто, что стала не просто надоедать, но и порядком раздражать. Правда, как уже повелось, это давало свои плоды. Платье и немного позади очки, парик, наконец кроссовки от Grandmama — предметы, не теряющие в спросе несколько лет подряд. Вызывал дикий ажиотаж сам образ, существенно подняв узнаваемость лидера Хорнетс среди не интересующихся спортом людей — он закрепился за ним как единственное прозвище. Только мужчина, не сомневающийся в своей мужественности, может сначала одеться в женский наряд и потом издеваться над партнером по команде (Кендалл Гилл) из-за того, что тот снялся в рекламе салфеток. Вот уж действительно.
 
 
Второй сезон должен был стать рождением нового фаворита. Орландо вытянули джек-пот в лице Шакила О'Нила, но и Хорнетс повезло взять второй выбор. Вместе с Алонзо Моурнингом и Джонсоном передняя линия становилась весомым аргументом, говорившим в пользу дальнейших перспектив Шершней. Шарлотт всерьез рассматривались как одна из самых талантливых команд последних лет, появилось разнообразие в нападении.
 
Отличное начало имело свое продолжение. Джонсона впервые позвали на Олл-Стар Гейм, причем сразу, как и О'Нила, в старт. На игру молодые дарования, олицетворявшие собой будущее НБА, прилетели вместе, раздавали интервью бок о бок. «ЭлДжей и Шак уже сейчас суперзвезды. Они действительно отличные игроки, но от других их отличает особенный стиль, неподвластный большинству. Конкуренты здесь не подобрались и близко», — говорил Айзейя Томас, который тогда вместе с чикагским дуэтом завершал первую пятерку Востока. Кто тогда мог подумать, что всего через пять лет Шак войдет в число 50-ти величайших за всю историю, а жители Большого Яблока будут выбрасывать кассеты с фильмом «Эдди»?
 
Хорнетс пробились в плей-офф и выиграли свою первую серию в истории, одолев обескровленный Бостон. Команда из Новой Англии лишилась своего лидера Реджи Льюиса, но и не думала опускать руки. В решающем матче, как оказалось, при счете 3-2 в серии и 102:103 непосредственно на площадке Ларри сплоховал в двух подряд владениях в завершении. Однако хладнокровный бросок Моурнинга с шести метров на последних секундах вывел набиравшийся опыта коллектив на серию против Никс. Пэт Райли в качестве тренера повторил свое же достижение игрока, закончив цикл всего с 22 поражениями и вел большую защитную машину к финалу НБА. В борьбе с соперником, более искушенным в делах плей-офф, у Шарлотт было не так много шансов. Все три победы против одного поражения были уверенными, хотя разница в счете этого не показывает. В последней игре Никс также взяли инициативу на себя, и в концовке, благодаря Старксу, оторвались от соперника на шесть очков вперед. Однако Гилл ответил своим дальним и интрига в серии возродилась вновь. И тут же от нее не осталось и следа, когда Чарльз Оукли забил «энд-ван», толкаясь с Джонсоном, а потом открыто издеваясь над ним же.
 
 
Но Чарльз не смеялся в лицо всем подряд, а значит Ларри уже чего-то, да стоил. В двухгодичный промежуток уместились окончания карьер Мэджика, Берда и Джордана. НБА нужны были новые герои, и Джонсон реально считался одной из ее главных молодых надежд. Его любили, чего уж там, Ларри почти добрался до почитания. На улицах городов любого штата спортсмена всегда поджидали охотники за автографами, а газеты пестрели заголовками о новом контракте, слухи о котором начались еще в феврале. Весь этот год он был О Джеем. Для общественности стала сюрпризом только сумма сделки — она оказалась рекордной для всей Большой Четверки. В его короткой биографии обязательно упоминаются эти 84 миллиона на 12 лет, контракт, по сути, ставший отправной точкой в стремлении поколения 90-х к безграничным деньгам.
 
Одно уточнение: это произошло в тот же день, когда Майкл объявил об уходе из баскетбола. Это был самый что ни на есть вызов, где ЭлДжей, несмотря на то, что продажи его маек уступали только Его Воздушеству, выглядел далеко не в выигрышном свете. Но назовите мне того, кто бы не потерял в привлекательности после такой ситуации? И всем было плевать, что Ларри-то здесь совсем не виноват. Второгодке начали приписывать эксплуатирование навязанного рекламщиками образа для сиюминутного и нахального обогащения. Начали делать это массово, ведь действительно все выглядело чересчур, просто чересчур. Посыпались обвинения в убогой защите, на которую раньше закрывали глаза. Дон Нельсон: «Да за какие-такие заслуги? Он ведь еще не добился ни-че-го. Я переживаю не за Хорнетс, а за лигу в целом — у нас просто не хватит денег платить все новым и новым Ларри Джонсонам. Или если парень играет вполовину силы Джонсона, клубы обязаны предложить ему 42 миллиона?!». Язвительность и вправду не знала границ, особенно если учесть последующие события с Крисом Уэббером. Общему мнению поддался даже человек, предложивший этот самый контракт. Президент клуба всего несколько месяцев спустя назовет всю сделку обыкновенной ловкостью агента игрока в переговорах, и не будь ограничения по возрасту (с 35 лет действовало другое отчисление по так называемым ветеранским квотам) он согласился бы и на соглашение стоимостью 100 миллионов.
 
Немного проясним ситуацию. Соглашение подписали, уже зная о проблемах со здоровьем Джонсона. Именно так. В одной из июльских (то есть, за три месяца до подписания) показательных игр клуба в столице Ларри опрометчиво прыгнул, еще и оттолкнувшись не левой, а правой ногой. У него резко заболела голень, сильно отдав в поясницу и позвоночник. Форвард оставался с командой, но спустя всего неделю ему таки пришлось вернуться домой: в один из вечеров Джонсон рухнул на пол номера и не чувствовал травмированной конечности. Найденная межпозвоночная грыжа в нижней части спины требовала хирургического вмешательства, о чем долго не сообщалось в пресс-центре Шарлотт Хорнетс. В результате операции правая нога игрока потеряла треть мышечной массы — полного восстановления уже абсолютно точно быть не могло. Реабилитационный период предположительно занимал 4-5 месяцев, но врачи, в прямом смысле слова, поставили звезду на ноги к началу регулярки. В общем, словами Стерна: «Хорнетс сами себя загнали в положение, когда можно только скрестить пальцы и молиться».

 
Два месяца «Бабушка» пытался играть через боль, за что в итоге и поплатился. После трипл-дабла в Детройте (29+20+11), покидая площадку, Ларри упал на командного доктора и еле вымолвил: «Док, я снова травмировал спину». Усугубление травмы повлияло на здоровье баскетболиста в разы сильнее его первоисточника. Порванная связка, вторая грыжа, несколько неудачных операций после этого и, как следствие, 81 день вне игры. Первые минуты, пропущенные в жизни спортсмена из-за травмы. Надо было просто видеть лицо ЭлДжея, когда он приходил на домашние игры с костылями, смотрел в глаза болельщикам, зная, что опять не выйдет на площадку. Молодые Хорнетс, которые были одними из фаворитов розыгрыша, не прошли в постсезон, имея равное количество побед и поражений — ни дать ни взять ребенок без полученной игрушки. Повреждения Зо и Джонсона, в отсутствие которых Шарлотт провалились 13-29, не рассматривались как оправдание, но на них безостановочно ссылались.
 
Тогда же было очень трудное время для Ларри и он закрылся от мира. Вернувшись, игрок больше не был тем взрывным парнем, колотившим сверху по поводу и без. Поклонники могли забыть о настоящем вертикальном прыжке Амбассадора, и небо уже не выглядело для него единственной преградой. Он пробовал смещаться на позицию легкого форварда, улучшал дальние броски, но убегал от мяча. Падение статистики не способно показать всю разницу в изменении стиля игры — Капитан фактически самолично превратил Хорнетс в команду трэш-тока.
 
В начале мая 1994 года Ларри принялся тренироваться в зале своего старого друга Кена Роберсона, чтобы восстановить тело и выйти на прежний уровень. Контракт с Converse, пусть и с компенсацией, но был разорван и от причудливой бабули остались только шутки о медицинской книжке. Он становился вражески настроен не только к окружающим — доставалось и партнерам по команде. Игра без мяча стала нормой.
 
В первой же встрече второго раунда чемпионата мира в Канаде он набросился с оскорбительными словами на австралийского игрока, на следующий день — толкнул члена сборной Пуэрто-Рико, и эти проступки не могли не отражаться на личных выступлениях. 6 очков и 5 подборов за 15 минут в среднем у того парня в платье с лучшим контрактом — многие злорадствовали и мнили себя провидцами. Dream Team II в мировой общественности обрели плохую славу, и все потому, что Джонсон «не хотел дружить». Тело впервые его подвело.
 
Он продолжал ходить в тренажерный зал. Спустя несколько недель признал свои ошибки, и как прежде, радовался тому, что снова способен брать вес тяжелее, чем остальные. Тонкую работу над собой закрепил печатью успеха старт сезона. Шершни обязаны были выступить намного взрослее, они развивались. Взор специалистов был направлен уже не в их сторону, и, наверное, результаты Мэджик и Кавальерс были только на руку команде из Северной Каролины. «Мы можем ужалить соперников, когда они этого не ожидают и не понимают всей нашей опасности» (Бристоу). Перекочевавший в стан Хорнетс помощник тренера Чикаго существенно улучшил защиту, и Шарлотт уже не плелись в конце соответствующего рейтинга, а примеряли образ оборонительной команды. Атмосфера заряженности отмечалась на каждом шагу, ну а знаменитые издевки над проигравшими становились катализатором побед. Добавили опыта Херси Хоукинс и Роберт Пэриш, который к концу года даже стал дедушкой (да, без шуток, основывающихся на прозвище ЭлДжея не обошлось).

 
Удивительно, но дополнительные обязанности Ларри раскрыли его с новых сторон. Он начал напоминать о себе непроходимыми заслонами, бросками от щита, наконец, все еще превосходящим большинство игроков атлетизмом. Вернулась и улыбка, пусть появляющаяся в разы реже. Благодаря серии удачных игр его во второй раз позвали на МВЗ, что давало повод говорить о возрождении. Как бы не так! «Лидерские качества, арсенал действий далекий от скудного были в наличии, но мог ли Ларри в ближайшем будущем привести команду к чемпионству? Нет, скорее Моурнинг? Раз так — он нас разочаровал». Очаровывали аналитиков уже другие. Некогда надежда всей лиги, Ларри теперь сознательно уступал дорогу к микрофонам, предпочитая сохранять верность своим убеждениям. В редких интервью Ларри не мог не упомянуть о «разинутом рте», хотя тогда странную несвязную историю редакторы газет не брали даже в черновой вариант.
 
Тем временем Хорнетс возлагали на постсезон очень большие надежды, которым снова не суждено было сбыться. Посмотрим: элитный центровой, разыгрывающий с лучшим показателем передач на потерю, одна из сильнейших дальних артиллерий лиги плюс набравший кондиции Ларри Джонсон = отличные перспективы в играх на вылет. Шершни перевалили за 50 побед в сезоне и по прогнозам специалистов должны были дать настоящий бой Буллз. В стан же Чикаго только-только вернулся Майкл, успевший отыграть всего 17 встреч до противостояния с Шершнями. Первая серия плей-офф после возвращения била все телевизионные рекорды и лишь одно присутствие Джордана воодушевляло подопечных Джексона. Правда, 80 очков в обмене любезностями команд на Charlotte Colliseum тоже не были лишними. После переезда серии в United Center бронзовую статую ЭмДжея невозможно было застать без окружения из сотен болельщиков круглые сутки. Третий матч Буллз выиграли «+23» и уже готовились отправлять Хорнетс домой. Однако вторая половина четвертой встречи в исполнении Чикаго была сущим кошмаром. Шарлотт превосходили соперника, но все никак не могли оторваться, до того момента как Быки не вышли вперед за минуту до конца — 85:84. Уингейт и Пиппен неточно атаковали издали — оставалось 27,9 секунды, владение было у гостей. Его Хорнетс решили разыгрывать до конца и последний бросок доверить Ларри. Когда Джонсон остановился на линии для штрафных, зрители на арене совсем приутихли и только после того, как мяч даже не коснулся дужки кольца, снова загудели своим обыкновенным шумом. Фол Джордану на Хоукинсе в борьбе за подбор в такой момент? Вы шутите? ЭлДжей лежал на паркете головой вниз и отгонял партнеров прочь. Это был эир-бол в клатче, это он похоронил остатки веры в настоящее возрождение Ларри.
 
Капитан в любом случае не должен рассоривать команду даже после неудач. Особенно после неудач. С этим у ЭлДжея были проблемы. Отношения форварда с Кендаллом Гиллом не заладились с самого начала сезона 1991/92. «Но ведь защитник давно покинул команду, разве нет?». А Хорнетс решили его вернуть, да еще и в обмен на Хоукинса, с которым Джонсон делил комнату на выездах. Это стало началом конца.
 
Оставался и Алонзо. Слухи, что Моурнинг заявился в кабинет Бристоу со словами: «Ты платишь ему эти проклятые деньги и собираешься платить мне меньше?» витали в воздухе всего летнего лагеря. Фаны намеренно не поднимали этой темы, ведь было понятно, что Хорнетс не осилят финансовых запросов Зо (прим. — новый контракт Ларри еще не вступил в силу согласно коллективному соглашению, и если бы у Моурнинга был хотя бы такой же по общей сумме, через два года Шарлотт платили бы самый большой налог на роскошь в истории лиги). Майами, в свою очередь, предложили даже чуточку больше. Обмен ограниченно свободного в первый день сезона был неизбежен.
 
Как следствие, в свой пятый регулярный цикл в форме Шершней Джонсон существенно улучшил статистику. Есть мнение, что высокие показатели ЭлДжея были очень даже выгодны руководству клуба для того, чтобы изменить имидж игрока в отношении остальных команд. Все дело в том, что Хорнетс затеяли перестройку и просто не могли себя обременять столь тяжелым соглашением, на которое обрек их уже бывший президент. Если так, то план полностью удался. На это также наложили свой отпечаток и маленькие, но заметные роли Ларри в кино и участие в телепрограммах. Трейд-киллер, контракт которого генменеджеры НБА показывали своим детям вместо страшилок, незаметно стал привлекательным. Шарлотт согласились заплатить свою часть при обмене, а это около 9 млн, и — мы все еще не верим, — начали появляться конкретные предложения. В конце сезона интерес к игроку проявили Блейзерс, Клипперс и Никс. Ларри все понимал, и сказал только, чтобы руководство уведомило его об условиях обмена. Они сказали о трейде, когда уже все было решено.
 
Продолжение следует.

iSport.ua

Добавил: Saniog

Теги: НБА Ларри Джонсон

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



декабрь
февраль

январь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии