Александр Гомельский. Легенда, которая живет

Антон Соломин, «Спорт-Экспресс» // 18 января 2015

Комментарии: 1



История отечественного спорта знает немало великих личностей. Но даже среди них есть те, кто стоит особняком. Александр Яковлевич Гомельский — как раз такой. Его имя известно далеко за пределами бывшего Советского Союза, а уж на постсоветском пространстве его знают даже домохозяйки.

Поэтому в день рождения патриарха отечественного баскетбола — или просто Папы, как называли его игроки, — как-то совсем не хочется в очередной раз перечислять сухим энциклопедическим языком все его достижения. Или, например, вновь рассказывать о том, как Гомельский перед золотой для сборной СССР Олимпиадой-1988 принял рискованное, но гениальное решение — сделать ставку на Арвидаса Сабониса, не игравшего до этого полтора года из-за тяжелейшей травмы. Эту историю за многие годы уже вспоминали неоднократно. В том числе — на страницах «СЭ».

Вся история нашего баскетбола прошла перед его глазами, все лучшие игроки — от Коркия до Кириленко. Многих он тренировал сам. На вопрос, какая из всех возглавляемых им команд любимая, отвечает, не колеблясь:

— Сборная СССР 1988 года. Эта команда сделала меня счастливым. Хотя без меня они бы, конечно, не выиграли Олимпиаду. Все игроки были искренне убеждены: победить американцев невозможно. Сборная США по ходу турнира громила всех — порой по 30 очков за тайм соперникам «привозила» благодаря своему непроходимому прессингу. Но я гнул свою линию: мы — лучшие, мы победим. Каждый день твердил. На тренировках по 40 минут играли только против прессинга, учились его разбивать. И разбили. С Сабонисом на линии штрафных. Помните: ставился заслон, маленький Сокк оставался с Робинсоном... — И Гомельский принимается ласково водить пальцем по поверхности стола, вычерчивая контуры «золотой» олимпийской комбинации.

Обратите внимание на последнее предложение. Эта заметка Льва Тигая, озаглавленная «Легенда о Папе» (полностью ее текст — здесь), вышла в свет в январе 2001-го. Спустя несколько дней после 73-летия мэтра и задолго до появления фильма «Легенда № 17», в котором другой тренер-патриарх, Анатолий Тарасов, точно так же старательно выводил рисунки хоккейных комбинаций прутиком на лужах.

Может быть, и о великой победе советских баскетболистов в Сеуле-1988 когда-нибудь снимут художественный фильм. И тогда, чтобы точнее воссоздать образ Гомельского, сценаристы обратятся вовсе не к страницам интернет-энциклопедий, а к живым людям. Тем, кто играл и работал бок о бок с легендарным специалистом, в честь которого назван ежегодно вручаемый приз лучшему тренеру Евролиги. Им мы сегодня и предоставим слово — а кто может рассказать о Папе лучше?

Итак, Александр Гомельский — в публикациях «СЭ» разных лет.


Александр ГОМЕЛЬСКИЙ. Фото из личного архива

Римас КУРТИНАЙТИС, олимпийский чемпион-1988, ныне — главный тренер «Химок»:

— Полуфинал Олимпиады-88 против сборной США, когда вы набрали 28 очков, — лучший матч в вашей игровой карьере?

— Как там поется? Красивых матчей было сыграно немало? (Смеется.) А если серьезно, то у меня хватало ярких игр. Что до того матча в Сеуле, то я действительно поспособствовал нашей победе и горжусь этим. Хотя это не моя заслуга. Мы были настоящей командой, можно сказать, семьей, где никто не думал о личной статистике. Такого единства я больше нигде не встречал. Александр Яковлевич сплотил нас так, что люди разных национальностей стали единым целым. Думали абсолютно одинаково, не ссорились... Собственно, мы до сих пор — семья. (из интервью «СЭ», март 2011 г.)

Арвидас САБОНИС, олимпийский чемпион-1988, центровой «Жальгириса» и сборной Литвы, впоследствии — президент Литовской федерации баскетбола:

— Перед финалом против Югославии я в победе не сомневался. В полуфинальном матче с американцами понял: здесь нашу команду никто не остановит. И хотя югославы долго вели в счете, уверенность, что золото выиграем мы, была стопроцентная. Папа сделал нас настоящей семьей. Тогда ведь уже начинался процесс распада СССР. Могу представить, какие политические бури приходилось выдерживать Гомельскому. Мол, в сборной слишком много литовцев. Но он сумел нас отстоять. Всех. А после Сеула — умудрился «пробить» для игроков возможность уехать за границу и хоть что-то заработать... Знаете, мне кажется, что такой команды больше не будет. Нигде и никогда. Слишком уж поменялся баскетбол. Теперь очень многое решают не патриотизм, а деньги. Мы готовы были умирать на тренировках, играть с травмами любой сложности — рискуя завершить карьеру и остаться инвалидом. Сейчас таких команд, как наша сборная, я не вижу. (из интервью «СЭ», июль 2008 г.)

НОВОГОДНИЙ ВЫПУСК «СЭ». РУБРИКА «ОНИ ПОРАЗИЛИ НАС В 1997 ГОДУ»

18 ноября у 70-летнего патриарха российского баскетбола Александра Яковлевича Гомельского родился четвертый сын — Виталий.

ВСЕ СМЕШАЛОСЬ В ДОМЕ ГОМЕЛЬСКИХ

О том, как он воспринял появление на свет Виталия, рассказывает его самый старший брат — 44-летний Владимир Гомельский, известный баскетбольный телекомментатор:

— В день, когда родился Виталик, я был на работе. Вдруг получаю на пейджер сообщение от жены: «Володя! Поздравляю! Ты стал дядей!» Отвечаю: «Дурочка! Это ты стала тетей!» Вечером принялись выяснять, и оказалось, что путаницу внес сам папа, который прислал жене сообщение: «Поздравь Володю — он стал дядей!» То есть папа сам в тот момент не осознал, кем приходится мне Виталик. Съездили, посмотрели на него: совершенно замечательный мужик. Но самое смешное, что из всех нас, теперь уже четверых, на отца больше всего похож именно он — лежит такой маленький, носатый, голубоглазый папа. Даже не по себе стало. Конечно, все тут же стали мечтать, кем Виталик будет, когда вырастет. Я предположил, что скорее всего он пойдет по спортивной части (лишь бы только баскетбол не выбрал!). Ну а сам папа на все это сказал: «Все равно кем будет. Был бы только нормальным человеком!» (Тимур БАРАЕВ, декабрь 1997 г.)


1998 год. Александр ГОМЕЛЬСКИЙ с женой Татьяной и младшим сыном Виталием. Фото — Андрей ГОЛОВАНОВ/Сергей КИВРИН

Анатолий МЫШКИН, чемпион мира-1982, ныне — главный тренер женской сборной России:

— Меня обмануть сложно. Потому что сам был одним из самых главных обманщиков советского баскетбола. Гомельскому сказал: «Вы в книге написали одно, а было-то иначе» — «Как?!» — «Александр Яковлевич, мы все делали, чтоб вы не нервничали. И думали, что вас никому не провести».

— Расстроился?

— Вздохнул: «Ты мне книгу своими словами испортил. Не дай бог кому-то еще скажешь — порву».

— Ну и как вы обманывали?

— Да вот пример: играем на Мальорке. У меня там товарищ — хозяин модной по тем временам дискотеки. Отыграли турнир и завалились к нему. Все для нас бесплатно. Пришли в 11 вечера, вышли в полшестого утра. Автобус ждет в семь. Мы-то профессионалы, заранее знали, что можем зависнуть — сумки собрали с вечера. И вот солнце встает, бежим к гостинице...

— В каком составе?

— Еремин, Хомичюс, Сабонис и я. Забегаем на этаж, слышим — Гомельский идет нас будить. Напевает под нос. Что делать? Ныряем с Ереминым в номер — и под одеяло, будто спим. Прямо в одежде. Гомельский заходит: «Сынки, вставайте. Вещи пакуйте». Мы потягиваемся: «Да-да, пора...» Шагает дальше, — а рядом Сабас жил. Рост — два двадцать четыре. Под какое одеяло он заберется?

— Сюжет.

— Сабас заметался. Костюм снять не успевает, перегар — мы на дискотеке пивка попили. Так он забежал в туалет, включил воду. Стоит, зубы чистит. Гомельский на пороге — а Сабас щетку изо рта вынимает: «Я почти готов». Александр Яковлевич просветлел: «Молодец какой!» Позже в книге написал — Мышкина с Ереминым еле растрясешь, а юный Сабонис — ответственный.

— За какой трюк самому себе мысленно аплодировали?

— Мы с Ереминым были словно Карцев с Ильченко. Гомельский нас звал «Уральские самоцветы». Один случай мало кто знает. Возвращаемся ночью в Архангельское. Команда на автобусе, мы со Стасом на машине. Заехали на аэровокзал — взяли картонную бабу в пилотке с надписью «Приглашаем в полет».

— Зачем?

— Слушайте дальше. Разыграем толпу, думаем. Команда должна вот-вот из столовой пойти — а мы бабу поставили в коридоре, свет потушили. Сидим, ждем — кто первым увидит? Вдруг дверь открывается рывком — Гомельский нагрянул команду проверить! Он росточка маленького — и эта баба падает на него! Папа в крик — и прямым ходом в наш номер: «Где эти уральские мудо...ы?!»

— А над вами издевались?

— Конечно. Анатолий Владимирович Тарасов. Я простыл, не тренировался, а Тарасов по Архангельскому шел. «Что это Князь не работает? Дай-ка мне его, Саша...» Гомельский кивнул — забирай. Начал Тарасов с бани — там мне лекцию прочитал: «Каждый час, потерянный для спорта, — потерянный для жизни. Это ж ЦСКА!» На следующий день я к Гомельскому прибежал — лучше у вас буду тренироваться больным.

— Тарасов устраивал при своей команде женсовет. А Гомельский?

— Гомельский наших жен собирал — и воспитывал. «Он у тебя лучший, только ты меня понимаешь...» Так потом жены садились за нашу скамейку и голосили: «Вася, не давай ему пас, ты сам лучший!» Если думаете, что в жизни мы братались, семьями дружили — забудьте. (из «Разговора по пятницам», июнь 2011 г.)

Александр ВОЛКОВ, олимпийский чемпион-1988, ныне президент Федерации баскетбола Украины:

— Недавно мы встречались с Алжаном Жармухамедовым. Услышали удивительное: «Считаю, Гомельский был слабым тренером». Согласны?

— Это долгий разговор. Тренера сборной СССР и, например, главного тренера сборной Украины Майка Фрателло нельзя сравнить — у них разные профессии. Фрателло занимается тренировками, разборами игр, анализирует. А Гомельскому приходилось искать деньги и договариваться о поездках. Тренировочный процесс был четко расписан, он подбирал классных ассистентов. Отлично мотивировал. Но супертворческих мыслей, комбинаций и креативных идей у Александра Яковлевича не было. К тому же во времена Алжана был совсем другой Гомельский. Мы слышали рассказы их поколения...

— Трудно было поверить, что все это — про него?

— Нет, мы же сами что-то застали. Просто нам Александр Яковлевич уже доверял. Поймите, я не хочу развенчивать мифы! Гомельский, как икона, где-то наверху — и пусть там остается.

— Мы произносим эту фамилию — что вспоминаете?

— Как он меня, молодого, тестировал — даже унижал, проверяя: «Возьми мячи, принеси», «Ты наказан». Это шло не от головы, а от сердца: могу ли на человека рассчитывать? В сборной я был «крайним» в любой ситуации. А потом — резкий переход: из крайнего превратился в «сына». Гомельский меня называл только: «сынок, сынок...» И я готов был за него биться с кем угодно! (из «Разговора по пятницам», декабрь 2013 г.)

Вальдемарас ХОМИЧЮС, олимпийский чемпион-1988:

— То ли Йовайша, то ли кто-то из литовцев однажды обратился к нему: «Тренер, скажите...» Гомельский взорвался: «Я вам дам „тренер“! Что за дела?» Не понравилось, что назвали его на западный манер. А мы-то в Литве привыкли обходиться без отчеств. Гарастаса называли по имени — Владас или «тренер».

В конце 70-х меня впервые взяли в сборную на матчи в Америку. Одним из наших соперников была университетская команда из Мичигана. Гомельский указал на темненького парня: «Закрой вот этого». А он как начал меня возить! За две минуты я получил три фола. Гомельский тут же убрал с площадки, напихал: «Совсем защищаться не умеешь». Кто же знал, что это был Мэджик Джонсон... (из «Разговора по пятницам», апрель 2011 г.)


После завершения тренерской карьеры Александр ГОМЕЛЬСКИЙ нередко комментировал баскетбол вместе с сыном Владимиром. Фото — Александр ФЕДОРОВ, «СЭ» (вверху), Сергей КИВРИН/Андрей ГОЛОВАНОВ (внизу)

Василий АВРАМЕНКО, врач сборной СССР на Олимпиаде-1988:

На Олимпиаде медали давали только игрокам. Сразу после финального матча с югами Волков вручил свою награду мне, а Марчела — Гомельскому. Но примерно через час я сказал Александру Яковлевичу: «Медали ребятам надо вернуть. Так будет правильно». Отдали — и пошли «душить» президента МОК Хуана Антонио Самаранча. Гомельский его за грудки схватил: «Хуан! Где моя медаль? Я десять лет эту команду создавал! Все игроки, кто на лавке сидел, медали получили — а я нет? Где справедливость?»

Бедный Самаранч начал оправдываться — дескать, Саша, не я эти правила придумал...

В итоге игроки сами заказали нам медали. Они полностью идентичны сеульским — разве что золота в них на три грамма больше. Так что историческая справедливость была восстановлена. (из интервью «СЭ», февраль 2010 г.)

Ольга СМОРОДСКАЯ, бывший начальник «большого» ЦСКА, ныне — президент футбольного «Локомотива»:

— По долгу службы вам довелось познакомиться с легендами армейского спорта — к примеру, с Александром Гомельским, Виктором Тихоновым. Как они вас встретили? Говорят, Гомельский на своем недавнем юбилее обронил такую фразу: «Я видел 15 начальников ЦСКА. Но вы — самая лучшая...»

— Да, Александр Яковлевич принял меня очень тепло. (Улыбается.) Виктор Васильевич — тоже нормально. Вообще я не замечала какого-то враждебного отношения к себе из-за того, что я женщина и не великая спортсменка. Скорее, чувствуется любопытство.

— Говорят, вы бываете на всех матчах баскетбольной Евролиги с участием ЦСКА?

— Стараюсь. Во-первых, жутко интересно. Во-вторых, у баскетболистов сложилось впечатление, что, если я прихожу на матч Евролиги, они непременно выигрывают. А спортсмены люди суеверные. Когда ЦСКА играл с «Партизаном», мне позвонил Сергей Кущенко: «Ну что же вы опаздываете?! Мы сейчас проиграем! Скорее приходите!» (Смеется.) Потом раздался звонок и от Александра Яковлевича Гомельского. Ну что делать? Собрала вещи — и бегом в зал. (из интервью «СЭ», февраль 2003 г.)

Андрей ВАТУТИН, президент ЦСКА:

— Как говорил Александр Яковлевич Гомельский, к соперникам надо не просто относиться с уважением — за них надо свечки в церкви ставить. Потому что они делают нас сильнее. В общем, легкой жизни в чемпионате у ЦСКА не было и не будет. Нас ведь никто не поставил на вершину навечно. Мы сами туда взошли. А удержаться, как известно, всегда сложнее. (из интервью «СЭ», август 2007 г.)

Валерий ЛУНИЧКИН, бывший ассистент Гомельского в сборной СССР, бывший председатель тренерского совета РФБ

— Сергей Белов написал в своей книге об Александре Гомельском: «Он считал, что конфликт в команде только на пользу. Стравливал постоянно опытных и молодых, сборников и несборников...» В самом деле?

— Да, Гомельский первым из наших тренеров сообразил, что иногда команде необходим искусственный конфликт. Говорит, допустим, Ивану Едешко: «Сегодня ты полное фуфло. Даже Еремин об этом сказал». После Стасу шепнет: «Да, не тянешь уже. Нужно Ваньку вместо тебя ставить...» И действительно работало! Ребята заводились с пол-оборота... А Гомельский, кстати, первым стал применять еще и метод внушения.

— Это как?

— Заканчивал тренировки расслабляющим гипнозом. Все игроки ложились, закрывали глаза и тянули за ним хором, как мантру: «Мы — великие баскетболисты! Гомельский — великий тренер! Вместе мы непобедимы...» Ну и в таком духе. Вдруг как-то слышу: «А ты, хрен собачий, почему там?!»

— Кому это он?

— Мне. Заметил, что в углу штангу тягаю. Гипноз прервал, расшумелся. Я штангу бросил и поскорее к ребятам. Лежу, глаза прикрыты, и повторяю все, что говорит Гомельский.

— Дома у него бывали?

— Нередко. Придешь к нему, кивает на полку: «Вон коньяки — выбирай любой. Сейчас яичницу приготовлю». Вообще Гомельский — человек чести. Если обещал что-то — слово держал. Решал любые проблемы. Когда мне дали квартиру без телефона, рассказал об этом Папе. Так уже на следующий день у меня стоял аппарат!

— Но работать с Гомельским было нелегко?

— Да вот пример. Сбор в Новогорске. Гомельский ночует дома. В 8.00 вывожу без него команду на тренировку. Мышкин говорит: «Георгич, не надо. Влетит». И что вы думаете? Подъезжает Папа на «Волге»: «Ты уже главный? Меня не ждешь, сам тренировку проводишь?» На следующее утро история повторяется. Гомельский опаздывает, я думаю — ну нет, буду сидеть, ждать. Появляется он — и в крик: «Что за дурень? Зачем тебя держу?» (из «Разговора по пятницам», март 2012 г.)

У каждого свои воспоминания о Гомельском. Одни — у игроков, с которыми он работал, другие — у тренеров, которых он обыгрывал, третьи — у родных, друзей, болельщиков. Если кто-то, прочитав эти заметки, с чем-либо не согласится — что ж, значит, этот человек знал Гомельского с иной стороны.

Но, уверена, все будут едины во мнении, что тренер он был великий. И дело даже не в титулах, регалиях и наградах. Только представьте: добрых полстолетия отечественный баскетбол, весь наш спорт жил под звездой Гомельского.

Эта звезда долго еще не погаснет. (Елена РЕРИХ, 17 августа 2005 года. Текст полностью)

Показав в воскресенье в финале блестящую игру и победив тель-авивский «Маккаби» 73:69, баскетболисты ЦСКА спустя 35 лет завоевали главный европейский трофей.

Этим титулом мы не владели с тех пор, как ЦСКА в Антверпене обыграл в финале Кубка чемпионов-1970/71 итальянский «Иньис» — 69:53. Героем и лучшим снайпером той встречи стал капитан армейцев и их играющий тренер великолепный Сергей Белов, набравший 24 очка. При этом главным тренером команды был Александр Гомельский — Папа, как называли его баскетболисты. Он скончался летом прошлого года в должности президента ЦСКА, и в память о нем в финальном матче, как и в течение всего сезона, армейцы вышли на площадку с черными нашивками.

Не могу назвать себя религиозным человеком. Но вечером в воскресенье мне очень хотелось верить, что главный Папа нашего баскетбола откуда-то с небес наблюдает за событиями, происходящими в пражском дворце спорта Sazka Arena. Потому что Гомельский отдал ЦСКА большую и лучшую часть своей жизни. Эта победа — его победа. (Лев ТИГАЙ, 2 мая 2006 года. Текст полностью)

P.S.

Василий АВРАМЕНКО, врач сборной СССР на Олимпиаде-1988:

...Через два дня после юбилея я повез полную машину подаренных мне цветов Гомельскому. Знаете, докторам ведь постоянно дарят цветы. И моя супруга как-то сказала: «Эти цветы тебе передаются от Господа. Значит, ты должен их ему возвращать». И поэтому я всегда отдаю цветы в храм — чтобы ими могло любоваться как можно больше людей.

На могилу к Папе мы приехали большой делегацией. В том числе были ребята из основного и молодежного составов ЦСКА. И я рассказал им, как два года назад Сабонис — страстный поклонник футбола — прилетал в Москву на финал Лиги чемпионов «Манчестер Юнайтед» — «Челси». Я его встретил в аэропорту. Спрашиваю: куда поедем? Сразу в отель или сначала пообедаем?

«Нет, — ответил Сабо. — Сначала — к Папе».

Приехали. Он купил гигантскую корзину цветов и минут 30 стоял у могилы, погруженный в свои мысли. Потом перекрестился и поцеловал памятник. Потрясающий урок молодому поколению, как надо жить, тренироваться, побеждать и ценить достигнутое... (Из интервью «СЭ», февраль 2010 г.)


1988 год. Сборная СССР — олимпийский чемпион Сеула. Второй слева в нижнем ряду — Василий АВРАМЕНКО

Спорт-Экспресс

Добавил: Saniog

Теги: Александр Гомельский Сборная СССР

в фейсбук Класс! в жж

Комментарии:

Автор Сообщение
babls
babls

нет картинки
19.01.2015 13:36 #

Великий человек. Вот на кого ровняться надо современному менеджменту.
 

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



апрель
июнь

май 2017

пнвтсрчтптсбвс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Реклама на сайте



Вакансии