Тимофей Мозгов: «Леброн сказал: „Мы еще успеем с тобой наиграться“»

Антон Соломин, «Спорт-Экспресс» // 20 июня 2015

0



Спустя пару дней после окончания чемпионата НБА спецкор «СЭ» встретился с центровым «Кливленда», первым в истории российским финалистом сильнейшей лиги мира

Во вторник, сразу после поражения от «Голден Стэйт» в шестом матче, Мозгову было совершенно не до разговоров с десятками журналистов, столпившихся в хозяйской раздевалке Quicken Loans Arena с микрофонами и видеокамерами. Так что общение ограничилось четырьмя короткими ответами. А если бы не жесткий регламент НБА, наверняка не было бы и их. Так что на просьбу спецкора «СЭ» об отдельном интервью Мозгов ответил предельно корректным, но решительным отказом: «Не сегодня. Точно». Такая формулировка оставляла мне все-таки неплохие шансы. Тем более что обратный билет в Москву был куплен с учетом возможного седьмого матча, и появилась возможность задержаться в Кливленде на пару дней.

В итоге все сложилось даже лучше, чем планировалось. В четверг Мозгов приехал на интервью сам! Частный дом, где я жил во время «восточной» части финальной серии, на полчаса превратился в выездной офис «СЭ», а гостиная — в телестудию.

Правда, и здесь не обошлось без приключений (как будто мало их было у «Кливленда» в нынешнем сезоне!) В назначенный час автомобильный навигатор по вполне конкретному запросу «Франклин-бульвар, дом N» почему-то отправил Мозгова ... на противоположный конец Кливленда!

Из-за плотного расписания центрового встречу пришлось отложить, но, к счастью, не отменить. Спустя три часа черный джип с привлекающим взгляды всех прохожих номерным знаком «MOZG» все-таки припарковался по правильному адресу.

ЕСЛИ ПОСАДИТ ТРЕНЕР — ЗНАЧИТ ТАК НАДО

— Сейчас, когда после финала прошло два дня и эмоции схлынули, как оцениваете сезон? Положительных эмоций, наверное, все-таки больше?

— Да, положительных, конечно, много. Но это поражение в финале до сих пор сидит в голове, и не знаю, как долго еще будет там находиться. Надо постараться поскорее его оттуда выкинуть.

— Сезон для вас получился крайне непростым — включил в себя не только более 100 игр, но и обмен из «Денвера» в «Кливленд». Какие моменты — самый радостный и самый трудный — остались от завершившегося чемпионата?

— Ярче всего запомнились, собственно, переход в «Кливленд» и участие в финале. А самый трудный... Наверное, плей-офф в целом. Да и вообще весь сезон был одним из самых тяжелых в карьере. Сейчас оглядываюсь на него и думаю: «Боже мой, ты все-таки его пережил!» (смеется).

— По ходу финала, глядя на вас, было трудно отделаться от мысли: «А ведь этот парень всего два года назад сидел на лавке в „Денвере“ и боролся с главным тренером Джорджем Карлом за игровое время — причем, не слишком успешно». А как вы охарактеризуете прошедшие два года?

— Во-первых, хочу заметить, что с Карлом я не боролся. Все-таки я баскетболист, а не борец (смеется). Тяжелое было время... Но ведь никто не говорит, что сейчас стало легко! А произошло за два года много чего. В «Денвер» пришел новый главный тренер Брайан Шоу, который дал мне возможность играть. И получать удовольствие от игры. Надеюсь, что это удовольствие было взаимным. А что случилось потом — все знают: обмен в «Кливленд» и так далее.

— Вы уже неоднократно говорили, что готовы проводить на площадке столько времени, сколько доверит тренер. Но не было ли трудно психологически, сыграв в пятом матче с «Голден Стэйт» всего 9 минут, затем выйти на шестой в стартовой пятерке?

— Нет. Перед финалом настраивал себя жестко: «Если посадит тренер — значит, так надо. Если проведешь 48 минут — значит, надо так». Распределение времени — это вообще одна из самых больших проблем в лиге. С другой стороны, те ребята, кто с этой проблемой справится, становятся сильнее как баскетболисты. Потому что хорошо быть готовым всегда и ко всему. Вспомнить тот же сезон-2012/13, когда я играл мало. И ведь не в одном матче, а весь чемпионат! Чтобы не расслабиться и быть начеку в любой момент, требуется очень большая выдержка. И когда ты, даже регулярно не выходя на площадку, умеешь настраиваться на борьбу, тогда и прогрессируешь.

Фото — AFP

КОГДА БЛАТТ ВОЗГЛАВИЛ «КАВС», НАДО МНОЙ НАЧАЛИ ПОДШУЧИВАТЬ

— Обмен в «Кливленд» — уже второй в вашей карьере, случившийся по ходу сезона. Тяжело ли он вам дался?

— Поначалу, когда сделка только произошла, я даже немного растерялся. Смешно было: не знал, какие эмоции испытывать. Понимал, что выменяли меня не просто так. Что я нужен «Кавальерс». И, конечно, приятно было осознавать, что мне предстоит играть в одной команде с самим Леброном Джеймсом! Причем под руководством тренера, которого хорошо знаю (именно при Дэвиде Блатте Мозгов раскрылся в сборной России на ЧЕ-2009 и ЧМ-2010, после чего уехал в НБА. — Прим. «СЭ»). Но в то же время беспокоился, как меня примет команда, как вольюсь в игру. На деле же с первого дня чувствовал себя так, словно выступаю за «Кливленд» с начала сезона. Разумеется, ушло некоторое время на налаживание понимания с новыми партнерами. Тут ведь мало знать комбинации — нужно понимать способности и сильные стороны каждого игрока. Но прошло это быстро и гладко.

— Была у вас вспышка радости: «Ура, я буду играть в одной команде с Леброном!» Или с Блаттом?..

— Да еще в начале сезона, когда стало известно, что Джеймс возвращается в «Кливленд», многие задавались вопросом: как вообще уживутся на одной площадке Леброн, Кайри Ирвинг и Кевин Лав? Как будут делить мяч? И перед тренером стояла непростая задача: правильно распределить роли на площадке. Но точно могу сказать: Дэвид с этим блестяще справился.

А вообще, когда Блатт возглавил «Кавальерс», надо мной сразу стали подшучивать: «Ну вот, теперь и ты перейдешь в «Кливленд». А мне-то что? Я как был игроком «Денвера», так и оставался. Да и что мне в было делать «Кливленде», где все подборы выигрывал бы Лав, а все очки набирали Ирвинг и Джеймс? Хотя это все шутки, конечно.

— А кроме шуток — не промелькнула ли мысль, что хотели бы снова поиграть у Блатта?

— Нет. Я тогда был занят другим.

В САН-ФРАНЦИСКО УСПЕЛ РАЗОЧАРОВАТЬСЯ, В КЛИВЛЕНДЕ — НЕТ

— Вы рассказывали, что Леброн подарил вам часы...

— Не только мне — всей команде.

— Был какой-то повод?

— Не думаю. Наверное, просто хотел сделать приятное всем одноклубникам. Произошло это в Сан-Франциско, перед началом финальной серии.

— А как вообще звездный форвард вас встретил? Что сказал первым делом?

— Первая встреча с командой у меня состоялась тоже в Сан-Франциско, перед игрой с «Голден Стэйт». Леброн тогда не выходил на площадку из-за травмы. Я у него и спросил: «Ну что, скоро возвращаться собираешься?» А он мне: «Погоди, я тебя так просто не оставлю, мы еще с тобой успеем наиграться».

— Говорят, что такие, как Джеймс, делают всех своих партнеров по команде лучше. Ощутили это на себе?

— Это бесспорно. И не я один! Надо понимать, что помимо того, что он делает на площадке, есть еще большая часть, которую никто не видит и о которой вам никто не расскажет. Он — настоящий лидер не только в игре, но и в раздевалке.

— Инициатива вашего обмена исходила от «Кливленда»?

— Как я понял — да. Думаю, мнение Блатта просто стало последним аргументом. Но и до его прихода меня хотели видеть в «Кавальерс».

— Как вам Кливленд в бытовом плане?

— Если сейчас посмотреть за окно — погода классная. Может, не так солнечно, но все равно жарко. Много зелени... Правда, когда я впервые сюда приехал, совсем не был впечатлен. Все деревья, которые сейчас в листве, выглядели мертвыми столбами. Я и не представлял, что все может так расцвести! Летом на Кливленд приятно смотреть. Про этот город много говорят плохого — мол, нечего здесь делать. Но у меня таких негативных впечатлений не было. Мне ведь работать надо, а не развлекаться.

— Есть мнение, что в финале НБА сошлись команды из самого красивого и самого неприятного городов США — Сан-Франциско и Кливленда.

— Не соглашусь. Сан-Франциско — далеко не самый красивый город. Бывал там много раз за те пять сезонов, что выступаю в НБА. И очень разочаровался. А в Кливленде — пока нет (улыбается).

— И тем не менее считается, что главной достопримечательностью этого города всегда были не красивые здания, а спортивные команды. Давило ли на «Кавальерс» то, что с 1964 года, когда победу в НФЛ отпраздновали «Браунс», Кливленд не видел ни одного титула?

— Огромное давление прессы было на протяжении всего сезона. Чувствовал я это еще до перехода в «Кливленд». Все удивлялись, что команда с таким составом плетется в середине таблицы и еле-еле попадает в кубковую восьмерку. А когда начался плей-офф, это прессинг усилился.

Фото — AFP

ОСОЗНАЛ, ЧТО МЕСТО В РЕГУЛЯРНОМ ЧЕМПИОНАТЕ НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ

— Вы как раз пришли в команду не в лучшие времена — посреди 10-матчевой серии поражений. Ходили тогда и разговоры об отставке Блатта. Не жалели ли в тот момент, что стали игроком «Кавс»? И какая атмосфера была в команде?

— А что жалеть? Это же обмен — тут от тебя ничего не зависит. Оставалось только доказывать свое право на жизнь. Надо действовать по обстоятельствам. А негативной атмосферой я проникнуться особо не успел — мы скоро начали побеждать. Но я уверен, что даже по ходу той серии поражений все ребята понимали, что еще ничего страшного не произошло, что еще не поздно все исправить. Только сейчас, пройдя весь этот длинный сезон, я осознал, что вообще-то место в регулярном чемпионате не настолько важно. Оно влияет разве что на «посев» в сетке и преимущество своей площадки. Но баскетбол в плей-офф настолько другой... Регулярку оставляешь сзади, отрезаешь ее, как хвост, — и начинается совершенно иной турнир.

— В «Кавальерс», по вашим словам, отличный микроклимат. Согласны, что это и стало одной из причин взлета команды во второй половине сезона? И вы, и другие новички — Джей.Ар.Смит и Иман Шамперт — влились в состав без проблем. И каждый из вас сыграл заметную роль в плей-офф.

— Наверное, да. Не зря же говорят, что хорошая «химия» — один из необходимых компонентов для победы.

— Еще говорят, что доверие Леброна нужно заслужить. Тому же Блатту, похоже, это до сих пор не удалось. А вот с вами Джеймс сразу начал охотно делиться мячом... Доверял, значит?

— Так это же баскетбол! Со школьных времен все знают, что если партнер находится в лучшей позиции, чем ты сам — нужно делиться мячом.

— Да, но Леброн-то делится не со всеми...

— Ну, может, дело в том, что я удачно позицию выбираю (улыбается).

НАДО ПОЗВОНИТЬ ВАРЛАМОВУ, ИЗВИНИТЬСЯ

...Кливленд (в этом убедился и спецкор «СЭ», и слова Мозгова лишь стали дополнительным подтверждением) не идет ни в какое сравнение ни с Денвером, ни, пожалуй, с каким-либо другим городом по части болельщицкого интереса. Популярное на американском телевидении шоу Джимми Киммела (заморский вариант «Вечернего Урганта») даже провело на улицах конкурс, предлагая 100 долларов тому, кто правильно напишет имя и фамилию российского баскетболиста.

И еще один забавный факт. По пути от дома на Франклин-бульваре к своему джипу наш великан наткнулся на соседку, которая с виду совершенно не напоминала баскетбольную болельщицу. Однако узнала центрового «Кавальерс» моментально и принялась энергично махать ему. В какой-то момент показалось, что лишь ремень безопасности мешал ей выпрыгнуть из автомобиля и заключить Мозгова в объятия.

А вы говорите — Леброн...

— С учетом всех проблем, которые пережил «Кливленд», — как оцените его выступление? В свою силу, слабее ожидаемого или команда прыгнула выше головы? Особенно когда сразу после травмы Кайри Ирвинга в финальной серии дважды обыграли «Голден Стэйт».

— Давайте будем честными: мы проиграли — значит, «Воины» были сильнее. Были травмы или нет — не хочется рассуждать на тему «если бы». Конечно, Кайри был для нас как пол-команды. Баскетбол «Кавальерс» без него и без Лава поменялся сразу. Но я был приятно удивлен: мы вместо того, чтобы упасть духом, выходили и отрабатывали за двоих, за троих... Жаль, чуть-чуть не хватило. Чего именно? Наверное, сил — все же видели, какой короткой ротацией мы играли. Но так сложилась жизнь. Хотя было бы интересно посмотреть, как «Голден Стэйт» справился бы, столкнись он с такими же проблемами. А «Кливленд», считаю, справился. Ни один из шести матчей просто так соперникам не дался. Все — кровью и потом.

— И тем не менее «Уорриорз» продемонстрировали высокую взаимозаменяемость. От тех же Барбозы и Игуодалы вряд ли ждали снайперских подвигов. А они вовремя выходили на авансцену, когда не шло у Стефена Карри и Клэя Томпсона.

— Игуодала — бесспорно очень хороший баскетболист. Просто так MVP финала не становятся. Но нужно понимать, что его снайперские успехи — результат не только способностей в нападении, но и наших действий в защите. С тем же Карри мы старались действовать плотнее, заставить его играть без мяча. Отсюда и результативность остальных.

— Вам против фирменной легкой пятерки «Голден Стэйт» было, наверное, труднее всех...

— Конечно. Когда ты всю баскетбольную жизнь защищаешься против высоких ребят под кольцом, бывает сложно переключиться на опеку третьих «номеров».

— Можете вспомнить, какими были первые мгновения после окончания финала?

— Молча потопали с площадки. Что происходило в раздевалке, там и останется. От меня вы это точно не узнаете. Понимаю, что всем интересно, но есть вещи, которыми не стоит делиться.

— Но поддержка страны чувствовалась? Наверняка ведь было много звонков и смс...

— Были. Писали: «Тима, несмотря на то, что вы проиграли, ты — наш герой!» Конечно, приятна такая поддержка, но основная цель, ради которой мы все собирались, все равно не была достигнута. Если сохраним состав и с самого начала будем бороться...

— ...То в следующем сезоне сделаете недостающий шаг до вершины?

— Да мы и в нынешнем могли. Уверен, что если бы не травмы, то исход финальной серии был бы другим. Но после драки кулаками не машут.

Спорт-Экспресс

Добавил: Saniog

Теги: НБА интервью Кливленд Кавальерс Тимофей Мозгов

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



сентябрь
ноябрь

октябрь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии