Гилберт Аринас: «Поговорим о семье»

"Slamdunk.ru" // 26 октября 2008

0



Я должен кое-что прояснить. Я прочитал комментарий к моей последней записи. Мне всегда нравится читать комментарии, потому что обязательно найдётся тот, кто имеет другую точку зрения и не согласится со сказанным. Тот человек написал:

«ГДЕ ТА ЖЕНЩИНА, КОТОРАЯ ТЕБЯ РОДИЛА? ДО СИХ ПОР ЖИВЁТ В МИКРОРАЙОНЕ. ЖИЗНЬ НЕСПРАВЕДЛИВА, ТЫ ДАЛ ТАК МНОГО ШАНСОВ ЛОРЕ, НО НЕ ДАЛ ШАНСОВ СВОЕЙ МАТЕРИ...»

Я подумал об этом, и эта запись в блоге — мой ответ на комментарий.

Всем, кто не знает всей истории, два года назад вышла статья о моей жизни Майка Уайза (Mike Wise) в «Вашингтон Пост». Это было до того, как у меня появился интернет-дневник, и я ещё никак не реагировал на ту публикацию. В ней говорилось о том, что произошло в нашей семье.

Интересно то, что я сам узнал эту истории только после вылета из плэй-офф, когда мы первый раз проиграли серию «Кливленду». Мой отец сел возле меня и спросил вдруг:

- Почему ты никогда не спрашивал о своей маме?

- Не знаю...

- Тебе никогда не было интересно, где сейчас мать и как она ушла?

- Нет. Помнишь, когда мне было лет восемь, я подрался, и меня выгнали из школы?

- Да, припоминаю.

- Один паренёк сказал что-то о моей маме, и завязалась драка. Потом, сидя в школе после уроков в наказание, я ждал тебя и думал о произошедшем. Я постоянно бился с теми, кто говорил что-то в адрес мамы, но я даже не знал её. В тот день я выставил её за рамки своей жизни и больше об этом не думал.

- Хочешь узнать, как всё было?

Говорю: «Не особо». Я смотрел игры плэй-офф по телевизору и всё ещё злился, что мы проиграли.

- Уверен?

- Не очень.

- Ну что ж, всё равно расскажу.

И начинает рассказывать:

- Знаешь, я и твоя мама... Она была баскетболисткой, я тоже играл в баскетбол, мы встретились в Тампе..

Я и говорю: «О, ага, значит, вот откуда у меня такое атлетическое телосложение». Знаете ли, люблю вставлять разные шуточки по ходу дела.

- Нет-нет, Гилберт. Серьёзно.

- Ладно-ладно, продолжай.

- Я учился в университете Майами, а она жила с родителями и со мной, потом мы вдвоём переехали в микрорайон в Тампе, Флорида.

Итак, она жила в Тампе, а мой отец посещал колледж в Майами. Однажды он решил сделать ей сюрприз и навестить её. Короче, она была там с другим и употребляла наркотики. Они тут же расстались, и он вернулся в колледж.

В Майами он сломал ногу и был вынужден покинуть учёбу и приехать в Тампу, наверное, чтобы быть ближе ко мне. Он переезжал в Тампу и не знал, что она уезжает в Майами со своим ухажёром, будучи уже беременной. И вот, в Тампе мама родила ребёнка (назвали его «Блу») от того парня, с которым собиралась в Майами. Она оставила меня и моего сводного брата Блу у матери того мужика. А та позвонила моему отцу и сказала: «Я дам тебе второй шанс, можешь забрать сына».

Она сказала что-то типа: «Фрэнсис, (мою маму зовут Фрэнсис) не появлялась несколько месяцев. Она не приезжает к своим детям, так что я готова отдать твоего сына в детдом. Но ты можешь приехать и увезти его с собой».

Мой папа приехал и забрал меня, едва опередив государственные службы опёки. Думаю, папа и мама обсуждали это потом и решили, что она приедет за мной. Но она так и не приехала.

После этого я жил у бабушки, мамы моего отца, в Тампе, а он отправился в Калифорнию в поисках работы актёра. Я тогда жил напротив Майка Уилльямса, который играл в футбол в USC. Сейчас он не выступает в лиге, не знаю почему. Тем не менее, мы были лучшими друзьями. Наши дедушки и бабушки живут рядом по сей день.

Как только мой отец обосновался в Калифорнии, я прилетел к нему, однако ему с трудом удавалось обеспечивать меня, и я снова вернулся к бабушке на некоторое время. Вскоре он приехал, чтобы забрать меня уже в последний раз, тогда мы проделали весь путь на машине от одного побережья к другому. Все эти события длились 4-5 лет. Меня вырастили моя бабушка и папины братья.

С тех пор моя семья — это я и отец. В детстве меня такая ситуация не сильно беспокоила, но я часто размышлял об этом. Когда где-то звучала медленная песня, например, песня Тупака «Дорогая мама», мне было не по себе: «Блин, где моя мама? Увидит ли она меня когда-нибудь? Приедет ко мне?»

Но я никогда не спрашивал об этом отца, я был слишком горд, потому что у него были свои дела, он искал работу и старался не выпасть из актёрской профессии.

Так что в юности я не задавал вопросов. Я был сорванцом. Я вымещал всю свою злость, делая всякие пакости. Я не делал ничего криминального, не крал, ничего такого. Я делал глупые смешные вещи, как в фильме «Деннис-мучитель». К примеру, живя в многоквартирном доме, можно сорвать все верхушки с автоматических разбрызгивателей на газоне, и когда пускали воду, она взметала в воздух, было похоже на водопад. Так я баловался. Или ещё бросал краску в бассейн, и он становился красным или зелёным.

Однажды, когда я уже начал играть в баскетбол, помню, сидел дома, смотрел в зеркало и держал мяч на голове. Я пообещал Богу. Сначала я сказал, что: «Если Ты когда-нибудь сделаешь так, что я увижу маму, я обещаю ничего у неё не спрашивать. Я просто хочу увидеть её. Просто встретиться с ней. Всего лишь хочу быть ребёнком, который видел маму. Никаких вопросов. Не буду думать об этом, всё так и оставлю». Потом я сделал второе обещание: «Если я буду играть в НБА, я никогда не буду иметь дел с наркотиками».

Всё так и случилось.

Встреча с мамой

Шёл 2002 год. Я был в «Голден Стэйт Уорриорз», мы играли в Майами. Тогда я впервые заплёл косички на голове. В то время у меня была чудаковатая и безобразная причёска, я пытался копировать Коби, но на пользу это не пошло.

Перед игрой мы разминаемся на площадке, и я слышу, как женщина выкрикивает моё имя. Я думаю: «У меня нет таких уж фанов в Майами. Нет, я, конечно, много попадаю, но у меня нет фанов...», я обернулся и увидел эту женщину, а она мне говорит: «Я твоя мама».

Помню, что вся злость, накопившаяся за те годы драк с парнями, которые говорили о маме, просто переполнила меня. Я играл так ожесточённо, что меня выгнали с площадки за то, что я бросил повязку в зрителей. После игры она подошла ко мне возле автобуса, упала мне на руки и, плача, произнесла: «Я твоя мама». Потом сказала своё имя. Я впервые увидел её тогда. До этого я никогда не видел даже её фотографии. Я не знал — она тёмнокожая или светлокожая, я не знал ничего. Она дала свой телефонный номер, нам пора было ехать, я сел в автобус и позвонил папе.

- Привет, как зовут мою маму?

- Фрэнсис.

- Думаю, я только что с ней познакомился.

Он узнал у меня её телефон и позвонил ей, после этого я не слышал о ней до тех пор, пока отец не рассказал мне ту историю после серии с «Кавс», в последний раз я видел её на фото возле статьи Майка Уайза. Когда я видел её возле автобуса, всё было как в тумане, мне так и не удалось запечатлеть в голове её образ. По настоящему я увидел её, когда вышла та статья.

Итак, вернёмся к комментарию. Мне написали: «Как так, ты не дал матери второй шанс?» Я думал об этом. Этот вопрос надо задавать не мне, его надо задать ей.

Второй шанс можно дать человеку, если в прошлом отдалился от него. Если б я, например, уволил кого-нибудь, мог бы дать этому человеку второй шанс. Она оставила меня. Она могла мне дать второй шанс. Так я смотрю на ситуацию.

Моя бабушка живёт в том доме в Тампе на протяжении почти шестидесяти лет. Она не переезжала. Меня легко можно было найти.

Это относится ко многим моим родственникам. После нашего отъезда, где они были?

Папа со многими из них общается. Я — нет. Это его семья. Я знаю только отца. Он — моя семья.

Я с отцом часто спорю об этом, когда нам приходилось туго, где они были? Нас не было рядом 15 лет, за это время мне ни разу не прислали открытки, не поздравляли с днём рождения, ничего. У меня ничего не было от них. Никто не звонил, я ни с кем не говорил. Все начали обращаться ко мне, потому что я выступал за колледж. Я помню их, но, в конечном счете, они мне чужие.

Я объясню, как я смотрю на отношения с мамой. Я не хочу знать тебя как баскетболист. Я буду знаться с тобой, когда завершу карьеру. Когда буду обычным человеком. Скажу: «Вот мои дети. Это моя семья. Как дела?» Не хочу разговаривать с тобой как игрок НБА, поскольку не уверен в твоей мотивации. Хочешь ли ты восстановить отношения со своим сыном или с человеком, который играет в НБА. Если я твой сын, то я был твоим сыном и на протяжении всех этих лет. Я не был тебе сыном, пока не попал в лигу, теперь можешь сказать друзьям: «О, это мой сын!» Вот моё видение ситуации, и это немного чудно, потому что я никогда об этом не задумывался до того, как прочитал тот комментарий.

Слышал, что у неё есть восемь детей, кроме меня, и что они с ней не живут, но я не сужу людей, потому как неизвестно, что случилось в её жизни и что заставило её так поступать. Она была молодой матерью, которая, видимо, не могла решать жизненные задачи, из-за этого и не сложилось. Я не виню её за это. Я вырос и знаю, как не следует себя вести с собственными детьми. Не хочу, чтобы дети смотрели на меня так, как я смотрю на неё.

Наступит день, когда я постучу в дверь и скажу: «Привет, я — Гилберт. Твой сын». Но только после баскетбола. Не хочу, чтобы появлялись люди в моей жизни, пока я профессиональный игрок, потому что раньше я никого не интересовал.

Отец мою точку зрения не разделяет. Он старается напомнить прошлое: «Они заботились о тебе...», и то и сё, а я отвечаю: «Я понимаю. Они заботились, когда я был маленьким, но в течение 15 лет я ничего о них не слышал. Ты знаешь их, так как они твои братья и твои друзья, но я лично их не знаю. Я вырос без них».

Многим игрокам пришлось пройти через это и многим людям приходится проходить через это, каждый должен поступать в такие моменты согласно своим взглядам. Я взрослый человек и должен принимать ответственные решения, и я решил, что пока я профессионал, не хочу ничего знать о тебе. Когда буду простым человеком и отцом, тогда ладно, можем попробовать возобновить наши взаимоотношения.

Обращаясь к человеку, написавшему тот комментарий, скажу, что не воспринимаю это как неуважение, но это она должна была дать мне второй шанс, а не я ей, поскольку я ничего ей не сделал. Я не знаю её просто-напросто.

У меня никогда не возникало желания позвонить ей после того, как она дала свой номер телефона в 2002 г., потому что, по-моему, я был бы неискренним. В тот день, когда я молился, я сказал Ему, что ничего не буду предпринимать или спрашивать. Я только хотел увидеть её, и это случилось.

К тому же, я перестал постоянно думать о ней, и у меня на самом деле не было вопросов к ней. Не было ничего, что я хотел бы спросить у неё. Не хотелось спрашивать: «Почему ты оставила меня?», так как, честно говоря, мне всё равно. Заявляю, что всё равно, поскольку в итоге я оказался там, где оказался и я стал лучше. Также я не могу судить: всё могло обернуться по-другому. Я мог бы сейчас также относиться к отцу, как к маме, если бы он не взял меня к себе или если б она не бросила меня. Тогда я глянул бы на отца, сказав: «Ты кто? Я тебя не знаю».

Некоторым повезло иметь двух родителей. Мне повезло лишь с отцом.

Баскетбол заполнил пустоту

Знаете, что забавно? Когда я влюбился в баскетбол (мне тогда было 11 лет), я относился к нему, как к маме. Я не делал ничего дурного, когда наступало время игры. Я всё выполнял по учебнику.

Верю, что именно поэтому я смог совладать с тем образовавшимся чувством пустоты. До баскетбола я был всего лишь проблемным ребёнком. Но как только я нашёл то, что мне очень нравилось, жизнь стала наполненной. Я не расставался с мячом. Знаю, что это звучит смешно, но я спал вместе с мячом, я принимал душ вместе с мячом, чтобы отмыть его после уличной игры. У меня были определённые правила относительно моего домашнего мяча, которым я не играл на улице, и если кто-то пытался играть моим домашним мячом на уличной площадке, я мог начать потасовку.

Как только «Сполдинг» появился в моей жизни, я влюбился в него.

Поэтому-то быть в лазарете для меня невыносимо.

У меня так много мячей дома, это просто смехотворно. Если мои дети не станут баскетбольными игроками — с ними что-то не так. Мой дом просто завален одними только мячами. Когда в НБА появился «новый» официальный микроволнистый композитный мяч года два назад, я начал коллекционировать мячи с логотипом каждой команды. Каждый раз, когда мы играли в гостях, я забирал один мяч с собой. А те, которые мне не удалось захватить после того, как команды вернулись к «старому» варианту мяча, я купил у НБА.

Так что, в любом случае, надеюсь, однажды у нас будет с ней беседа, но я не желаю говорить о прошлом. Надо двигаться вперёд. Хочу встретить её после завершения карьеры. Ненавижу слушать истории, где люди вспоминают о своих родственниках, как только те попадают в НБА. Помню, учась в школе, я прочитал, что то же самое произошло и с Шаком. Его биологический отец захотел вернуться к нему (у него были и другие дети), и мне пришлась по душе реакция Шака. Он сказал, что его воспитал отчим, он стал его отцом. Вот так и происходят такие вещи. Человек разбирается с ситуацией согласно своим взглядам.

Семьи могут быть разными

Несколько лет тому назад у меня появилась возможность подарить «Тойоту» человеку, который сильно повлиял на мою жизнь. Я выбрал Мэгги Фостер (Maggie Foster). Когда я только начинал заниматься баскетболом, она включила меня в мою первую команду и заботилась обо всех ребятах в этой команде. Она не обязана была это делать, но она помогала каждому ребёнку, особенно тем, у кого не было матерей или отцов. Она поддерживала семьи с одним родителем.

Она сама воспитывала своих детей, так как у неё были проблемы в отношениях с её мужем в то время, и она выбрала детей, а не мужа. Я всегда уважал её за это.

Мне в жизни повезло: много хороших людей помогали мне на моём пути. Мама одного моего хорошего друга Бобби Митчелла (Bobby Mitchell) Дотти Митчелл (Dotti Mitchell) всячески поддерживала меня, когда я начал играть в парковой лиге. Она была мне как мама. Присматривала за мной, помогала.

У меня было много знакомых с мамами, но без отца, у меня было наоборот. Мы жили как в своей общине.

Я считаю этих людей своей семьёй, с этим возникают проблемы у моего папы. Он говорит: «Эти люди тебе даже не родные, а ты относишься к ним с большим уважением, чем к своей семье». В общем, мы спорим по этому поводу.

Посмотрите на это с моей точки зрения. Я был ребёнком. У меня не было друзей, не было семьи, мой отец был единственным человеком, которого я знал. Потом у меня появились друзья, я узнал их родителей, они и стали моей семьёй. Они хоть и не кровные родственники, но я знаю их 15 лет и могу их называть членами своей семьи. Кровными или нет.

Если человек знает кого-то с детства, заботится о нём с детства, то они как родные.

Близкие родственники ваших друзей не могут быть вам чужими.

Поэтому я с отцом имею разногласия и спорю: «Единственная причина, по которой твоя семья желает со мной разговаривать, — это то, что я профессиональный игрок в баскетбол. А что если б я работал в „Бургер Кинг“? Пришли бы они за № 2. Нет».

Это везение — встретить хороших людей в своей жизни. Мой школьный тренер был мне как отец вдалеке от дома. В школе он наставлял меня как родной отец. Когда я пошёл в колледж, миссис Олсен была мне мамой. Она готовила мне шоколадные блинчики и помогала с разными вещами. Затем, когда я попал в лигу, Отис Смит (Otis Smith), который теперь генеральный менеджер «Орландо», и его жена относились ко мне как к сыну. Мне посчастливилось встретить добрых и сердечных людей. Таких людей не так и просто найти, особенно когда пытаешься выяснить, что к чему в этом мире. Я рад, что у меня никогда не было друзей, которые хотели бы тусоваться и гулять на вечеринках всё время напропалую, иначе я не стал бы таким дисциплинированным.

Комментаторы моего блога

Ваше сообщение кому-то может быть прочитано этим человеком, только если ему или ей интересно то, что вы можете сказать. Если люди не отвечают в комментариях, тогда как бы вообще бессмысленно вести интернет-дневник, поскольку это значит, что никого не интересует то, что ты хочешь сказать. Мне нравится читать комментарии. Даже когда я захожу на YouTube, чтобы посмотреть потешные ролики, я сперва читаю мнения, потому что наверняка кто-нибудь напишет что-то глупое и смешное. Это я и люблю читать.

Тем временем, после моей последней записи я получил кучу поздравлений и всё такое, что приятно, но хочется увидеть, что людям действительно интересно читать твои мысли, и они скажут всё, что им захочется сказать. Такое я люблю читать. Драма. Знаете, как говорят, что TNT покажет драму? Мой блог покажет вам драму.

«Тренер» Аринас

В последнее время тренер Джордан в интервью называет меня «Тренер Аринас». Я так смотрю на это: слышал истории о людях, которые играли вместе с Джорданом и с Чарльзом Баркли и некоторыми другими заслуженными и видели, как те ходили на вечеринки и в клубы. Эти ребята делали вывод, что это всё и есть НБА, но они не видели, как эти выдающиеся игроки тяжело работали изо дня в день, когда им было по двадцать с небольшим.

Бывает, приходят молодые ребята в ассоциацию и ходят на гулянки, развлекаются вовсю. Так что когда в команде появляется юный игрок, я стараюсь показать ему всё в правильном свете. А потом они сами примут решение. К примеру, я им могу сказать: «Смотри, я много работаю. Я тренируюсь три раза в день. Я тебе позвоню. Как ты? Работаешь? Приходишь сегодня? Ладно, давай пойдём, побросаем. Пойдём рано. Давай сделаем то, давай сделаем это».

Показываешь им, что значит быть профессионалом, и потом они могут сами выбирать.

Это, как когда я был в «Голден Стэйт», там были Ларри Хьюз, Антон Джэймисон, Эрик Дампье, Марк Джексон и Крис Миллс. Я смотрел на этих парней и видел, как они поступали. Эрик Дампье деньгами не бросался, сидел дома целыми днями. Марк Джексон был пахарем. Крис Миллс — калифорнийский парень. У него был свой бизнес. Магазин «310». Занимался разными вещами, так как его карьера подходила к концу. Ларри Хьюз — уравновешенный парень, не бывает очень радостным или сильно печальным. Антон Джэймисон был франчайз-игроком. Можно было наблюдать за поведением профи.

Я, будучи молодым игроком, смотрел на ребят и брал что-то от каждого. Вот что я делал. Перенимал их опыт. Вместо того, чтобы всецело следовать за кем-то одним, можно у каждого чему-то научиться.

Приходя в ассоциацию, стараешься проявить себя, каждый новобранец делает это по-своему. Есть горячие головы, есть «гуфи» и есть молчаливые. Когда ты новичок, надо определить, что ближе.

Я думал: «Ага, мне импонирует, как он ведёт себя со СМИ. Могу что-нибудь у него почерпнуть». Или: «Так, он хорошо ведёт дела, когда у меня будет свой бизнес, я могу действовать также».

Я рад, что у меня была такая возможность, поэтому я старюсь по мере сил помогать молодым. На прошлой неделе мы все были в Ричмонде и собрались у меня в номере поиграть в карты. Было весело. Звучала музыка, мы играли в видеоигры на ноутбуке, в карты и домино. Я хочу сказать, что можно хорошо провести время и без шатаний где-то в поисках неприятностей. Они просидели восемь или девять часов у меня. Я заказал еду, они бесплатно перекусили, мы сходили на тренировку, потом вернулись в мой номер.

Антон — идеальный одноклубник

Когда я попал в лигу, первым, кого я встретил, был Ларри Хьюз. Это случилось, когда я был на предрафтовой тренировке. Но после драфта я пришёл в раздевалку в первый раз и встретил там Антона.

Он мне: «Йо, зелёный!»

Я озираюсь: «Это ты мне? Меня зовут Гилберт. Со мной так не пойдёт. У меня есть имя». Знаете ли, я не уверен, что значит «зелёный». Не знаю, что это значит, но воспринимаю это как неуважение. Что он задумал?

Смотрю на него нелепо так, а он: «Зелёный, иди сюда. Садись рядом».

Он предложил мне занять свободный шкафчик. Думаю: «Ого, классно! Буду рядом с мистером Антоном Джэймисоном!» В тот день после спортзала я обзвонил всех друзей: «Чувак! У меня шкафчик будет рядом с Антоном Джэймисоном, йо!»

Друзья мне: «Правда? И что он за мужик?»

- Пока не знаю. Он только предложил сесть возле него.

Обычно в моём шкафчике был беспорядок. Мои кроссовки могли оказаться в его кабинке. Вещи валялись на полу. Он никогда не жаловался, мог только сказать: «Эй, зелёный, держи дом в чистоте».

А я в ответ: «Не, мой дом чист, брателло. Вот шкафчик — другое дело...»

Я всегда его смешил и я знал, что он не просто так себя ведёт. Он говорил: «Эй, приходи ко мне и принеси чего-нибудь». Я и думаю: «Вот, ёлки, будет гонять меня по мелочам за свой счёт». Потом он давал пару долларов, я шёл за едой и всё.

Потом был ещё Крис Миллс, который заставлял меня идти и покупать это за мои деньги. Он и получал. Ел пончики с детской присыпкой, а когда мне приходилось нести его сумку, я буцал её, как Эйс Вентура пинал пакет в начале фильма. Это всё был я.

Возвращаясь к Антону, в мой первый год в лиге он взял надо мной шефство и научил меня быть профессионалом. Он говорил: «Парень, у тебя есть талант. Ты просто должен его отполировать. Знаешь, у тебя будет шанс».

Мы, бывало, сидели и просто разговаривали.

Потом, начав играть, я носился со скоростью 150 км/ч и помню, он сказал, когда мы в первый раз играли вместе:

- Эй, новичок, помедленнее!

- Мужик, надо успевать.

Так мы играли в первый раз.

Но потом я в основном я просто смотрел, где он не любил получать мяч, поскольку тогда у него ещё не было хорошего броска из-за дуги, ему пасовали ближе к кольцу, и там он уже разбирался. Я наблюдал за его игрой и когда выходил на площадку, нам удавалось действовать сыгранно.

Но полное взаимопонимание мы смогли демонстрировать уже здесь, в Вашингтоне, потому что тогда я был ещё юн и видел всё по-своему, а он приехал из «Далласа» уже универсальным баскетболистом с натренированным трёхочковым броском, и я стал умнее играть. Ну, я был всё ещё молод и подвижен, но начал действовать более толково и подумал тогда: «Ух, если я достигну цели, то это будет вместе с ним».

Мы играли, я видел, где ему нравится получать мяч, как и когда, поэтому если я хотел сделать результативную передачу, я знал, где отдать ему пас. Я также мог определить, что он старается, но не получает мяч, тогда я играл на него.

За восемь лет, что мы играем вместе, мы ни разу не вступали в перепалку на площадке. Только подумайте. Это трудно. Если вы играете вместе восемь лет и никогда не спорили в игре, что-то тут есть.

Мы можем выиграть чемпионат. Я на самом деле верю в это, потому как мы вдвоём горим желанием победить и готовы на всё ради этого. Кроме того, есть Кэрон Батлер (Caron Butler), который отлично дополняет нас. Кэрон — огонь, очень целеустремлённый, как я и Антон, но он более агрессивный. Он — агрессивная личность.

Если добавить его к пассивному и смешному, получится полное трио. Нельзя, чтобы было три однотипных человека. Есть я — бегун, который часто кидает со штрафной линии и дальние «трюльники»; есть Антон Джэймисон, работающий возле кольца и способный бросать издали; и есть Кэрон, чьи броски со средней дистанции впечатляют.

Когда в команде присутствует три разноплановых баскетболиста, можно выпускать их на паркет одновременно. Теперь надо добавить опытных и молодых. Есть Брэндэн, перекрывающий середину. Есть Андрэй Блатч (Andray Blatche), молодой и талантливый. Есть защитный игрок такой, как ДеШон. С замены выходит Антонио Дэниэлс (Antonio Daniels), который знает, как замедлить игру, если дела не идут, и никто не забивает, он научил меня сбавлять темп. Потом есть ещё Ник Янг (Nick Young), юный бомбардир. Наступит время, и он будет набирать по 20 очков за игру. Есть Сонгайла (Songaila), просто боксёр с грязным стилем игры. Он так играет. И если в команде есть такой игрок, как Брэндэн, надо, чтобы был кто-нибудь противоположный ему. Всегда должны быть разноплановые баскетболисты. Поэтому есть ещё Этан, который более агрессивен. Один высокий и хорошо ориентируется в игре, другой — тёртый калач, готовый в любой момент вколотить мяч в кольцо. Клубу нужны игроки такого рода. Необходимо варьировать тактику, нельзя собирать одинаковых атлетов. Плюс у нас есть Хуан, «Ойли» («елейный», видимо, Печеров — прим.), Доминик, Ди и ДжэВэйл, дополняющие состав.

Нам просто нужен шанс. Мы должны выигрывать все вместе. Сложно, когда кто-нибудь травмирован и пропускает 30 игр, а то и весь сезон.

Посмотрите, что удалось «Бостону», когда все были здоровы. Да, KG пропустил пару игр, но всего лишь пару. В основном, все были в строю. Это всегда в плюс. «Лэйкерс» не добрались бы до финала при травмированном Коби.

Надеюсь, что следующим летом я буду вспоминать это повреждение с улыбкой на лице, с лёгкостью преодолев его. Я из тех игроков, которым постоянно приходится с чем-то бороться. Легко ничего мне не давалось, и это случилось, когда всё шло нормально. Тогда я сказал себе: «Вот, теперь надо справиться и с этой проблемой».

Так я это вижу. Иногда люди бывают всем довольны. У меня такого не было, всегда есть какие-то трудности.

Видеоконкурс «Маленькие шажки» в рамках программы NBA Cares

Дети должны быть здоровыми. Помню, в детстве нас невозможно было загнать домой. Я терпеть не мог тот уличный фонарь. Когда он загорался, пора было идти в дом: «Блин, ведь только 17:30! Зачем его включили? Надо заканчивать!»

Дети больше не играют на улице. Люди говорят, что в городе опасно, но, когда я рос, тоже было опасно. Если играешь — значит играешь. Родители их так оберегают, оставляют дома, а дети уже не развиваются так быстро, как раньше.

Детишки толстеют, сидя дома весь день, поэтому мы хотим, чтобы они больше занимались физическими упражнениями вместе с NBA Fit. Хотим, чтобы дети весело проводили время, играли, двигались.

Я буду рассматривать видеозаявки, где детвора ежедневно упражняется, а победитель получит денежное вознаграждение и подарки от NBA Store.

Информация о моём восстановлении

Самочувствие хорошее, намного лучше, чем летом, это точно. Прошло странное ощущение в кости. То, ощущение, беспокоившее меня, пропало, так что всё в точности, как до последней операции, только без боли. Коичи (Koichi), мой инструктор, работает со мной дважды в день без выходных, он их не признаёт. Я понемногу бросаю, но он предпочитает придерживаться программы реабилитации. Он обычно строго ей следует, поэтому баскетбола пока немного. Мы занимаемся в «Веризон Центре», но до тренировки команды, потому как, по его словам, я отвлекаюсь, начинаю перекидываться шуточками. Интересно, с чего он это взял, а?

Slamdunk.ru

Добавил: Saniog

Теги: НБА Вашингтон Уизардс Гилберт Аринас блог

в фейсбук Класс! в жж

Автор Сообщение

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



декабрь
февраль

январь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии