The Disposable Superstar. Chauncey Billups (часть I)

«Detroit Pistons», «NCAA Blog» // 22 марта 2010

Комментарии: 5



Денвер. Один из бывших одноклубников Биллапса, а таких были сотни, застыл у экрана телевизора. Денвер Наггетс только что взяли таймаут в середине напряженной игры в одном из матчей плейофф, и экс-одноклубник не может не заметить, как Чонси собирает всех игроков, говорит все малейшие ошибки и недочёты, показывая всё на пальцах.

Если бы только эти парни понимали, какая история стоит за всем этим, так как кусочки Чонси Биллапса разбросаны по всей лиге! Возможно, он только что спас работу Джорджа Карла и резюме Кармело Энтони, но не спешите с выводами: когда-то Биллапс сам был загадкой. Глаза его теперь полны мудрости, а шрамы зажили, но ни один из элитных игроков НБА не был так потрёпан судьбой, как Чонси. Никто из них не провел свои первые пять сезонов в шести разных командах. Никто не играл за 10 разных тренеров. Никто не был вынужден пытаться самоутвердиться в свой 12 сезон в НБА.

В лиге с такими игроками как Леброн, Коби, Ди-Уэйд, именно Чонси должен быть человеком, на которого стоит быть похожим и стремится к его успехам — стойкий плеймейкер, который в середине своей карьеры попросил, чтобы его научили как нужно правильно играть. Но теперь, путешествие заканчивается там, где началось, на милю выше уровня моря, где Чонси учит свою нестабильную команду, как обращать внимание на детали. Именно поэтому все трибуны в Пепси Центре кричат «МВП, МВП!» в его сторону. И именно поэтому бывший одноклубник из Миннесоты, друг которого Чонси называл «nc» (укороченная версия слова uncle, то есть, дядя — прим. автора), хотел бы прыгнуть в этот телевизор и оказаться там, в этой кучке игроков...и рассказать им всю историю. Всю историю человека по прозвищу «Smooth».


— После обмена на Аллена Айверсона в Денвер, Биллапс направил Наггетс в правильном направлении.


Колледж Метро Стейт, Денвер, 1994

Талантливый и немного напыщенный школьник, в свой третий год обучения в высшей школе, пытается сбросить мяч из аута прямо перед кольцом соперника. Он старается не паниковать, но это финальная игра Чемпионата штата Колорадо, и все закрыты! Судья отсчитывает «один, два, три»...а парень не может перестать думать о нарушении правил пяти секунд. Весь зал забит людьми именно из-за него, потому что он величайший школьник-баскетболист в истории Денвера, поэтому глупая потеря будет непростительна. Просто быть несобранным и неорганизованным непростительно. Он ненавидит несобранность.

Внезапно, он замечает, что защитник пытается помешать Чонси, стоя к нему спиной. Тогда, 18-летний юноша бросает мяч в «пятую точку» противника, ловит его, делает шаг и вколачивает бросок сверху! Чонси заработал себе два очка и передачу! Толпа сходит с ума, кроме его бабушки, сидящей в 10-ом ряду.


— Как у молодой звезды в Высшей Школе Джорджа Вашингтона в Денвере, у Чонси был большой выбор предложений из университетов.

Её зовут Флоренс Грэшем, и она всегда говорила своему внуку быть спокойным, уважать своих оппонентов и всегда, всегда играть «правильным путём». Такие разговоры у них часто имели место. Она живет в паре кварталов от Skyland Rec Center в Парк Хилле, где Чонси гонял мячик после школы, так что каждый раз когда внук забегал к бабушке за баночкой содовой, она обязательно напоминала ему вести себя хорошо и правильно на площадке.

Так что, после того, как данк Чонси превратил арену Колледжа Метро Стейт в зоопарк, он бросает взгляд на свою бабушку и беззвучно говорит: Извини...


Машина его отца, 1984-1993

Куда бы не пошел Рэй Биллапс, малыш Чонси идёт за ним, и, в основном, Рэй всегда ездил куда-то поиграть в баскетбол. Биллапс-старший, в своё время, был совершенным scorer’ом в East High School в Денвере, но, в юношеском возрасте, используя баскетбол как развлечение, позже он превратил себя в щедрого и мудрого распасовщика. Он говорил Чонси смотреть, как он делится мячом с партнёрами, что разыгрывающий — это самая важная позиция на всей Земле! А восьмилетний Чонси сидел и смотрел все игры папы, постоянно стуча мячиком у линии, который иногда выкатывался на площадку прямо во время игры. Некоторые думали, что этот малыш — просто растяпа, а Рэй в это время просто улыбался.



Чонси хочет играть со своим папой каждую минуту своего бодрствования, потому что они лучшие друзья. Но Рэй должен работать. Каждый день, он вставал в 3.30 утра (!), чтобы начать восьмичасовую смену на товарном складе Денвер Сэйфвэй, где хранятся замороженные продукты. Так что, когда Рэя не было, Чонси брал пальто, вешал его на дверь подвала, используя как баскетбольное кольцо. Он бросал твердый, маленький баскетбольный мячик в подвешенное пальто весь день, параллельно портя стены подвала. А Рэй просто улыбался.

Рэй мог сразу сказать, что у Чонси был огромный потенциал. Команда парня и остальных шестиклассников тренировалась в центре отдыха, а их тренером был игрок Наггетс, Бобби Вилкерсон, родом из Индианы, который любил давать прозвища каждому игроку в команде. Но Бобби оставил самое крутое прозвище для Чонси — «Smooth» — и оно закрепилось навсегда. Вскоре, по всему Денверу расползлись слухи про гениального паренька из средней школы по прозвищу Smooth. Немногие знали его настоящее имя, и именно так и началась его легенда.


- Задолго до того, как он стал известен под прозвищем «Mr. Big Shot» (Мистер Большой Бросок, так Чонси назвали из-за того, что он всегда хладнокровно забивал самые важные броски в играх — прим. автора), Чонси, на фотографии сверху, был известен, как Smooth, будучи еще шестиклассником.

Чем известней и уверенней становится Чонси, тем больше он становится целью для всех, поэтому Рэй знает, что он должен его подгонять. Как то раз, в одной школьной игре, соперник намеренно толкает и сбивает Чонси с ног ( в американском футболе, это назвали бы тэклом — прим. автора ). Рэй, всегда спокойный и добропорядочный человек, подрывается и выкрикивает тренеру противоположной команды: «Значит это ты так хочешь играть с нами?? Чонси, ну-ка, ответь им тем же!». Юноша покорился, и, вскоре после этого, в Денвере никто не хотел играть жестко с ним. «Это всё потому, что они думают — что я полный псих» — говорит Рэй.

Так, как отец и сын постоянно в машине Рэя, приезжая то на игры, то на тренировки, Чонси пришлось научится водить машину уже в возрасте 13 лет. Паренёк настолько зрел для своего возраста, он со всем справляется, ничто не могло разьединить их...даже чрезмерная любовь Рэя к алкоголю.

Возвращаясь назад к тем дням, Рэй проводил вечера, играя в пул и параллельно немного выпивал. Он говорит, что это «плохая, ужасная» привычка, и что он часто забирал Чонси на машине, с ужасным запахом алкоголя изо рта. «Воздух в машине становился немного опьянённым», рассказывает Рэй, «и мы были в этой машине и возвращались домой. И он терпеть не мог, как пахнуло спиртное и говорил, что никогда сам не будет пить, по той причине, как мне было плохо после него. У меня постоянно болел желудок из-за выпивки.»

К 1993 году, Рэю был выписан диагноз — воспаление поджелудочной железы, а Чонси был рад узнать, что его отец наконец-таки перестал пить. Год проходит, а отец до сих пор не пьет. Два — всё так же, без выпивки. Четыре года — опять-таки не пьет. Чонси понимает, что люди могут меняться, понимает что такое сила воля. Каждое утро, до сих пор, его отец встает в 3.30 утра, чтобы идти на работу. Теперь и Чонси начинает вставать пораньше, чтобы побольше играть в баскетбол.


— В наследство от отца, сыновья Чонси и Родни получили огромную любовь к работе.


Похороны Флоренс Грэшем, 1994; Вперед к Драфту НБА, 1997

Только начался последний год учёбы Чонси в высшей школе, когда семья узнала что Флоренс, поражённой раком, осталось жить всего три месяца. Когда она умерла, Чонси был сам не свой. Он никогда не терял близкого себе человека. После похорон, он подошёл к её дому, присел на крыльце — сидел он так больше часа.

Мама Чонси, Фэй, по совместительству дочка Флоренс, тоже находится в подавленном состоянии, и Чонси хочет быть рядом с ней, помочь ей. Все университеты страны рекрутируют его, и он не может решить что делать - уехать, или остаться дома? Некоторое время, он разговаривал с Шарифом Абдур-Рахимом насчет поступления в Университет Калифорнии, как замена Джейсону Кидду. Его даже пригласили на вечеринку Джейсона Кидда в честь его драфта в НБА! Но Рэй и Фэй думают, что тренер Калифорнии Тодд Боузмэн очень слаб и черезчур добр с игроками, поэтому вариант с этим университетом отпал. Канзас тоже хотел получить Чонси, и Рэю сказали, что тренер Рой Уильямс возьмет или Пола Пирса, или Чонси Биллапса — в зависимости от того, кто первый согласится на поступление. Но именно в ту ночь, когда Чонси решил посетить Лоуренс ( город, где находится кампус университета Канзаса — прим. автора ), Пирс соглашается поступить в Канзас. Так что и этот вариант отпадает. Джорджия Тек тоже заинтересована, но поговаривали, что Бобби Кременс просто увлечен Стефоном Марбэри, и по совпадению, Марбэри поступает в университет именно тогда, когда Чонси летит домой после визита в Атланту.

Возможно остаться дома было суждено. Уже в конце последнего учебного года Чонси, от рака умирает отец Рэя, Томми Д. Биллапс, и Чонси ну просто никак не может покинуть свою семью в такой момент. Он сделал несколько поздних, ночных звонков ассистенту главного тренера Университета Колорадо, Рикардо Пэттону (который в следующем сезоне стал главным тренером), они много говорили, и, в конце концов, Чонси решил поступать именно в Университет Колорадо — даже не посетивши его. Его приятели из Парк Хилл в Денвере говорят, что он чокнутый. Они говорят, что на кампусе там к черным атлетам относятся с неуважением, не любят их, и что УК никогда не попадут в Турнир NCAA. «Многие мои знакомые говорили: «Нет, что ты делаешь??» — рассказывает Чонси, «они еще добавляли что-то типа: «Чувак, едь туда, где тебя будут показывать по телеку каждую неделю, и ты будешь в НБА года через два-три!».

К своему второму сезону в университете, он не только находится в турнире NCAA, он смотрит на Бобби Найта (Bobby Knight — один из лучших баскетбольных тренеров в истории NCAA — прим. автора). Чонси был универсалом для УК — он разыгрывал мяч, отдавал передачи, бросал, приводил фанатов на игры, и, в первом раунде турнира NCAA 1997 года, в Винстон-Сэйлеме, Северная Каролина, он забивает 20 очков в первой половине матча и помогает выбить из турнира команду Найта. Тренер был настолько взбешён, что до отеля 2.5 мили он шел пешком в одиночку! Чонси думает, что это всё превосходно, и весь город Денвера теперь поднят на уши и пристально следит за Мартовским Безумием! И не столь важен тот факт, что Колорадо проиграло во втором раунде Университету Северной Каролины, с выпускником, по имени Джордж Карл, который за всём происходящим наблюдал очень и очень пристально.

Изображение
— Чонси привел Университет Колорадо к новым высотам, с путевкой во второй раунд Турнира NCAA 1997 года.

Теперь Чонси официально баскетбольная легенда Денвера, икона и кумир многих, лучший игрок Колорадо со времен Майкла Рэя Ричардсона. Никто не винит его за то, что он ушел в проффесионалы после своего второго сезона, и когда Бостон выбирает его под общим третьим выбором в Драфте 1997 года (сразу после Тима Данкана и Кита Ван Хорна), Smooth говорит «пока» Денверу и «привет»...бедствию?


Улица Поплар, 1997; Назад на улицу, 2000

Он сидит на кухне Рэя и Фэй, передавая им ключи от нового дома. Теперь он их собственность, 2500 квадратных футов высоких потолков и мраморной плитки. Но Фэй качает головой: «Нет, нет, нет...». Она не хочет переезжать из Парк Хилл, не хочет бросать свою семью и друзей. Она разрешила Чонси купить ей Мерседес Е-Класса со своей новой, $2,384,640 долларовой зарплатой, но её желто-красный кирпичный дом в любом случае никуда не уедет.

Потом Чонси спросил Рэя, хочет ли он всё равно работать, хочет ли он продолжать вставать ни свет ни заря и ездить холодным утром на склад замороженных продуктов? На всё это, Рэй ответил просто: «Конечно хочу!». Такая семья у Чонси, простая и работящая, нравится вам это, или нет - решать вам. Они скрытны и живут своей жизнью и своими приоритетами, поэтому, они разрешают лишь изменить внутреннюю обстановку их дома на Улице Поплар. Так что Чонси нанимает кого-то, чтобы построить новый гараж, новые стены и положить новые полы, и уезжает обратно в Бостон.

Ну, а Селтикс, к сожалению, до сих пор в трауре из-за того, что им не достался Тим Данкан. Данкан, Данкан, Данкан — это всё, о чем на тот момент говорили фанаты. Новый тренер Рик Питино очень надеялся и рассчитывал на выигрыш лотереи, и когда ему не удалось это сделать, его терпение по отношению к полученным новичкам испарилось. Чонси рассказывает своей преданной девушке, Пайпер Райли, что он чувствует, что он не нравится тренеру, и суть в том, что Питино не уважает и не ценит навыков Чонси на позиции разыгрывающего. Ведь это не его вина в том, что ему приходилось больше бросать в Университете Колорадо, и только когда Питино понимает, что Чонси нестабилен, руководя нападением Бостона, он вместо того, чтобы переучить его, продает в другую команду. Тогда, после 51 сыгранной игры в своём первом сезоне в НБА, Чонси набирал в среднем 11.1 очков и 4.3 передачи за игру и был обменян в Торонто на Кенни Андерсона.


- Тренер Селтикс Рик Питино с Роном Мерсером, слева, и Антуаном Уолкером, решили не возится с Чонси, третьим выбором на Драфте 1997 года.

«Я был разыгрывающим, который больше забивал», — рассказывает Чонси, -"И если вы помните, то в то время, такие разыгрывающие были совсем не популярны, они были как квотербеки, которые любят бегать!«

Он едет в Торонто, и вот весь мир будто ополчился на него: «Я не знаю когда забивать, а когда не забивать». Он находит сложным, будучи новичком-разыгрывающим, указывать взрослым ветеранам, что делать, и он теряет свою уверенность. Его репутация, тем временем, стремительно падает вниз. Он первый новичок, которого выбрали в первом раунде и обменяли в этом же сезоне со времен Рика Роби в 1978-1979 году. Ярлыки клеются направо и налево: Он — ошибка драфта... Он — атакующий защитник в теле разыгрывающего... Он эгоистичен...

«Это всё показывало меня не в лучшем свете», — рассказывает Биллапс, -"потому что, с кем такое случается? Кого меняют, когда он не успел сыграть и половины игр, особенно учитывая, что этот игрок — новичок и был выбран под третьим пиком!«.

Тем летом, он возвращается домой в Денвер, где его друзья и родственники устраивают в честь него вечеринки, празднуя то, кто он, или, как считал сам Чонси, кем он был. Не то, чтобы он ходил в клубы каждую ночь — этот урок ему преподнёс Рэй — но если он когда либо хотел, чтобы ему льстили и засыпали комплиментами, то это время было именно тогда. Он практически не пьет в тех клубах, но веселится, разбрасывая деньги на что попало.

«Он был унижен», — рассказывает Пайпер, которая тем летом родила первого ребенка в семье, дочку по имени Сидни. -"Ты — третий пик в драфте, а они берут и меняют тебя? Но теперь он дома, и он все еще уважаем. Всего его любят, как ни в чем не бывало. Он опять чувствует себя комфортно«.

«Конечно, это немного разладило наши отношения. Весь день он отдыхает и ничего не делает, по ночам он идёт в клубы, ходит на мальчишники. Я могла увидится с ним днём, но только на совсем короткое время, ну, совсем короткое!»

Он празднует и веселится до января, так как владельцы НБА объявили локаут. Но когда локаут кончается, появляются новые новости: Чонси опять обменяли, и на этот раз — в Денвер! Улица Поплар всего в 15 минутах ходьбы от арены, Чонси должен быть в состоянии эйфории, но после первой тренировки, он задает себе вопрос: когда мне позволят быть разыгрывающим? Его новый тренер в Денвере — молодой Майк Д’Антони - говорит ему, что он не будет ни разыгрывающим, ни атакующим защитником, он будет гибридом обоих. Он планирует выпускать Чонси в старте с Ником Ван Екселем, еще одним комбо-защитником, а потом дать им самим решить: кто бросает, кто дает передачи, кто разыгрывает мяч. Чонси делает глубокий вздох, и понимает, что ему ненавистна эта система. Помните школьные времена? Ему не нравится несобранность и беспорядок!

Хуже всего, находясь в Денвере, Чонси был под прицелом всяких нахлебников: старых друзей, родственников и прочих. «Я не хотела, чтобы он возвращался домой», — говорит Фэй, -"потому что его семья вечно просит у него билеты на игру, просит деньги, просят, просят, просят! И после всего, они еще будут стараться влиять на него, чтобы он, например, ходил на вечеринки и в клубы."

Его статистика на протяжении сезона 1998-1999 смотрится неплохо: 13.9 очков и 3.8 передач в среднем за игру. Он может легко пойти в проход когда ему вздумается, но, проблема в том, что когда он это делал, ему приходилось делать или сверхсложный бросок, или отдавать передачу, хотя всегда все были закрыты. После того сезона Наггетс увольняют Д’Энтони и нанимают Дэна Иссела, и, прежде чем Иссел успел понять, что делать с Чонси, он подвернул лодыжку и вывернул плечо. Он вылетел до конца сезона, и перед дедлайном был обменян в Орландо. Это уже четвертая его команда за три сезона в Лиге. Чонси в отчаянии, потому что он просто довесок в сэлэри-кэп, просто тело, которое швырнули в обмен, чтобы контракты сравнялись по ценам. "Я говорил им: я травмирован. Я не могу помочь Орландо, я вообще никому не могу помочь, я даже не уместен здесь, — вспоминает Чонси. -"А команды говорили: кидайте не его, а его контракт.« Именно этот обмен больше всего задел меня за живое.

Он не приезжает в Орландо и даже не проводит ни одной тренировки с ними, а администрация Орландо даже не собирается переподписывать Чонси. Прежде всего они, как и все остальные, думают что он АЗ в теле разыгрывающего. Но, самое главное, они собираются расчистить место в зарплатах, чтобы подписать Тима Данкана. Да, Тима Данкана... всё всегда из-за Тима Данкана.

После окончания сезона, Чонси сидит на кухне своих родителей, на улице Поплар в полуобезумевшем состоянии. Фэй моет посуду в доме, который любит, и говорит Чонси именно то, что сказала бы покойная Флоренс: забудь это... Иди дальше, продолжай свой путь... В этот момент звонит телефон. Это Кевин Гарнетт.


Подвал Кевина Гарнетта, с 2000 по 2002

Кей-Джи, старый друг Чонси с McDonald’s All-American high school game 1995-го года (Игра, в которой принимают участие лучшие школьники Америки на данный момент, проводится каждый год — прим. автора) упорно пытается заставить своего друга подписать контракт с Миннесотой. Он хочет чтобы Чонси был в Миннесоте, и для того, чтобы окончательно переманить его, приглашает к себе в дом в Миннеаполисе. Там, у него в погребе висит плакат на всю стену: Номер Люкс для Чонси Биллапса.


- Чонси и Кевин Гарнетт быстро стали друзьями и провели отличные времена вместе, включая эту праздничную благотворительную поездку в 2001 году.

После того, как Чонси подписал контракт, КГ знакомит его с остальными игроками. «Это мой разыгрывающий, Террелл Брэндон», — говорит Кевин, — «а это — Папа — Сэм Митчелл».

Сначала, Террелл и Сэм ничего не говорили или говорили мало. Они видели, как Чонси метался из команды в команду, видели его ошибочный выбор бросков и решения, которые он принимал. Они вежливы, но у них нет чувства, что Биллапс вольется в их команду, которая проповедует философию «команда — самое важное». Но дни и тренировки проходят, и Чонси начинает задавать уйму вопросов. Когда они находились в тренировочном лагере, во время завтраков, обедов и ужинов, Чонси всегда должен был сидеть рядом с Брэндоном, игроком All-Star и бывшим победителем премии NBA’s Sportsmanship Award (дается спортсменам, которые больше всего проявляют дух джентльменства на и вне площадке — прим. автора). «Он всегда был справа от меня», — говорит Брэндон, -"он распихивал и двигал других ребят, чтобы сесть рядом со мной«.

Чонси даже взял себе шкафчик рядом со шкафчиком Брэндона! Он спрашивает его, откуда он знает момент, когда бросать, а когда давать передачу, и Брэндон говорит ему, что он просто должен двигать мяч по площадке. Он говорит, что его работа на площадке, как разыгрывающего, это сделать своих одноклубников довольными и готовыми забивать. Он должен сделать так, чтобы у КГ было 20 бросков в игре, у Уолли Щербяка — 15, и у него не должно быть эго. Он учит Чонси, как смотреть игры, как провести первую половину игры, читая защиту противоположной команды на пик-н-ролле... и как это использовать во второй половине. Он рассказывает ему, что если Гарнетт не набрал больше 10 очков в середине второй четверти, то нужно больше снабжать его передачами, а если КГ всё равно не может забивать, то забивать должен он, Чонси! Он говорит ему, что нужно знать ситуацию фолов у каждого игрока, своей или противоположной команды, знать кому уже дали технический фол, кто уже нервничает в игре.

«И еще одно, ты и я не можем сделать в игре больше двух потерь»
«Две? Всего лишь две?», — спрашивает Чонси, смеясь.
«Вообще-то, две — это слишком много», — говорит Брэндон, не смеясь.

Тем временем, Чонси удивляется тому факту, что КГ и Митчелл так близки. Митчелл на десяток лет старше, и всё равно он и КГ — не разлей вода. Чонси тоже хочет получить частичку этой мудрости, и поэтому, он начинает расспрашивать Митчелла о его жизни в НБА, как быть лидером своей команды.


— Сэм Митчелл, слева, вместе с Дином Гарретом. Они научили молодых игроков Тимбервулвс, как себя вести по-ветерански.

Сэм говорит Чонси, что для того, чтобы быть лидером, он должен научится прислушиваться к другим. Он говорит ему, что Чонси должен быть хорошо тренируемым, и что он не может быть всезнайкой. Он говорит ему, что не должно быть никаких вечеринок на ночь перед игрой, и что он должен исключить фаст-фуд из своего рациона. Он говорит ему, что он всегда должен помнить самый главный баскетбольный закон, а может и не совсем баскетбольный: если ты заботишься о человеке, который справа, и о человеке, который слева, то человек, который получит больше всего выгоды — будет человек посередине.

Чонси хочет еще больше знаний, и поэтому Сэм начинает приглашать его на их ранние утренние завтраки и тренировки с Кевином Гарнеттом. Чонси всегда приезжает первым, что очень удивляет Сэма, который естественно не знает о Рэе и его подъеме в 3.30 утра. «Я слышал все эти вещи», — рассказывает Митчелл, -«Я слышал, что он эгоистичный парень, плохой одноклубник, и всё, что он хотел — это бросать. Но теперь, он задаёт мне тысячи вопросов. Я спрашивал сам себя, это ли тот парень, о котором я слышал? Так что я решил спросить его, что же случилось там, в тех командах. Он ответил мне, что в Бостоне никто даже не пытался научить его правильно играть на позиции. Они просто говорили: «Слушай, мы будем выпускать тебя со скамейки запасных, а ты, когда войдешь в игру, просто бросай!». Поэтому это именно то, что он делал."



По иронии судьбы, это именно то, что его новый тренер Флип Сондерс говорит делать: Бросать! И Чонси ненавидит это. Но, по совету Митчелла, он следует указаниям тренера и других одноклубников. Он становится атакующим защитником и запасным разыгрывающим, подменяя Брэндона и в среднем набирая 9.3 очка и 3.4 передачи за игру, проводя в среднем на площадке.

К тренировочному лагерю 2001-го года, Митчелл называет КГ своим сыном, а Чонси — племянником. Как-то раз во время утреннего завтрака Кевин возмущается тем фактом, что люди до сих пор воспринимают его, как «The Kid» (Дословно, ребенок, прозвище Гарнетта, которое ему дали в начале карьеры — прим. автора). Митчелл смотрит на обоих, и говорит: «Тогда приведите себя в порядок, оденьте костюм и галстук! И когда люди разговаривают с вами, смотрите им прямо в глаза и давайте чёткий и прямой ответ. Он относятся к вам, как к детям, потому что вы опускаете глаза при разговоре. Вы ведете себя как дети! Держите голову прямо, приведите себя в порядок, смотрите людям в глаза. Тогда вы будете мужчинами.»

Тут, что-то щелкнуло. Чонси говорит Пайпер, с который они только недавно сыграли свадьбу, чтобы она купила ему костюмов и галстуков. Потом, в феврале, Брэндон получает серьезную травму, и в том сезоне выступать больше не сможет. Наконец-то, Чонси — стартовый разыгрывающий команды НБА. И всё, что он делает, приводит Миннесоту в плейофф. «Над ним будто загорелся свет», — рассказывает Брэндон, — любой мог увидеть, как он поднялся. Он стал выше, больше, шире. Уверенность делает тебя сильным, поймите. Она делает из тебя звезду.«

В плейофф, против сильной команды из Далласа, Чонси в среднем за игру набирал 22 очка, 5.0 подборов и 5.7 передач, и, хотя Вулвс вылетели без единой победы, выступление Чонси было в нужное время. Теперь — он свободный агент, и он узнает, что у него есть тайный поклонник - генеральный менеджер Детройт Пистонс Джо Думарс. Думарс предлагает ему контракт на 4.5 миллиона долларов, среднеуровневое исключение, которое Миннесота собирается повторить. Но, увы, есть загвоздка: ГМ Кевин Макхейл говорит Чонси: «Я должен быть с тобою честен. Террелл — все равно наш стартовый разыгрывающий.»

Чонси благодарит Макхейла за искренность и соглашается на предложение Пистонс, его шестой команды за пять лет. Митчелл чуть ли не расплакался, когда услышал эти новости, но Чонси благодарит его и Брэндона за то, что они сделали из него настоящего разыгрывающего. Потом, в «Номере Люкс Биллапса», он и Кевин Гарнетт прощаются, как хорошие друзья.

Их глаза больше не опущены, они смотрят вверх.


— В Миннесоте, с тренером Флипом Сондерсом, Чонси стал игроком, который способен быть лидером команды НБА.


В Финале НБА, 2004

Свет в арене приглушен, люди поднялись со своих мест, Шак и Коби смотрят с противоположной скамейки, а диктор Мэйсон рвет свою глотку: «А теперь, на позиции защитника...Чонсииии Б-Б-Б-Б-Биллапс!»

Его время в Детройте было незабываемым. Там, в свой первый сезон, под руководством Рика Карлайла, он забил целую кучу трехочковых «бомб», которые или переводили игру в овертайм, или чаще всего выигрывали её, за что получил никнейм «Mr. Big Shot» (Мистер Большой Бросок в переводе с английского — прим. автора). Но, что важнее, теперь он Мистер Спокойствие. Никто не может вывести Чонси из себя, и его отношение к игре и в жизни позитивно влияет на двух молодых игроков Пистонс: Рипа Хэмилтона и Тайшона Принца.

Все трое только пришли в команду — Чонси через рынок свободных агентов, Рип через трейд, Принц через драфт. Чонси моментально становится их советником. Хэмильтон очень энергичен, постоянно задирает судей, поэтому Чонси приходится подходить к нему и говорить: «Расслабься, оставь это». Тайшон, в свою очередь, довольно пассивен, поэтому Чонси часто говорил ему: «Соберись, будь агрессивней и энергичней!». С Карлайлом в 2002-03 Пистонс выиграли 50 игр. Но Детройт был выбит всухую из Финала Восточной Конференции Нью-Джерси Нетс, и Думарс заменил Карлайла маниакальным Ларри Брауном. Митчелл играл под руководством Брауна в Индиане, поэтому Чонси звонит ему, чтобы разузнать побольше про нового тренера. «Я тебе вот, что скажу, племянник», — говорил Сэм, -"Ты будешь ненавидеть его тактику первые 25 игр, следующие же 16 ты начнешь понимать, что к чему...В последние 41 игры ты станешь лучшим, чем ты когда-либо был«.

Предсказание Митчелла сбылось. В начале сезона 2003-04 Чонси звонит ему и говорит: «Анк, я не знаю, смогу ли это сделать. Я всё делаю неправильно». Но к марту Чонси нашел себя. Он проводит первые половины игр, анализируя и испытывая защиту, позволяя своим партнерам найти свой бросок, и в третьей четверти — он атакует. Иногда, он даже дожидается четвертой четверти, и тогда Сэм ему говорит: «Помнишь, как я говорил тебе, что чтобы научится быть лидером, ты должен уметь слушать других? В Миннесоте, ты научился слушать, теперь Ларри Браун сделал из тебя лидера».

В полуфинале конференции, Детройт проигрывает Нью-Джерси 3-2. Они готовятся к шестой игре, на площадке Нетс. Перед утренней тренировкой, Браун встречает Джорджа Карла, своего друга по университету Северной Каролины, который должен комментировать эту игру на ESPN. Карл не был знаком с Чонси, но Браун, переживая на счет решающей игры, попросил Карла поговорить с ним, сказать ему, чтобы он был более напористым. Он представил его Биллапсу, и Карл сказал ему, что именно его решения на площадке сделают погоду в игре. Они пожимают руки, говорят что как-нибудь еще встретятся.

Тем вечером Пистонс были оркестром, а Биллапс — их дирижёром. Детройт выиграл эту игру шесть очков, и через несколько дней они выиграли также и седьмую игру (21 очко!). Вскоре, они оказываются в Финале НБА — против Шака, Кобе и Фила — а Чонси смотрит на Рэя и Фэй, которые сидят в пятом ряду и ждут, когда начнется решающая, пятая игра. Чонси не из тех эмоциональных людей, но только подумав об этом, у него слезятся глаза. Рэй, свидетель на свадьбе Чонси, до сих пор работает на Сэйфвэй, до сих пор встает каждое утро в 3.30. Наконец, ему пришлось поменятся рабочими сменами со своими коллегами и взять рабочий отпуск, только для того, чтобы посетить эти игры плэйофф.



После того, как Пистонс выиграли Чемпионство в пятой игре Финала, и Чонси был назван МВП Финала, он и Рэй скрепились в долгих обьятьях - парочка работяг — и все те команды, которые меняли Чонси... такого они даже представить себе не могли! «Когда я вел свою команду к чемпионству, это началось с того, что я сказал: «Никто, никогда, ничего мне не скажет!», — говорит Чонси, -"это не то, что я сидел на скамейке... Я был лидером. Я был лидером!«


— Чонси привел Пистонс к вершине НБА, неожиданно выигрывав Лэйкерс всего в пяти играх.

Чонси приглашает Рэя и Фэй на вечеринку в честь победы, где шампанское льется ручьями, но Рэй не сделал даже глотка. Тринадцать лет прошло, а Рэй так и не пьет. Никто так не благодарен Рэю, как Чонси, он хочет сделать что-то для него. Поэтому, пару месяцев спустя, небольшая коробочка приезжает на улицу Поплар. Внутри — перстень. Чемпионский перстень Детройт Пистонс, специально для Рэя.

Он одевает его себе на палец...и останавливается, чтобы прочитать гравированную надпись сбоку:

Billups: The Right Way (Биллапс — Правильный Путь — прим. автора).

Изображение
— Чонси подарил чемпионский перстень Рэю как дань его любви к тяжелой работе.
Центр отдыха имени Хиаваты Дэйвиса Мл., Денвер, 1ое Июля, 2004

Несколько недель прошло с тех пор, как Пистонс выиграли чемпионство, и всеобщий праздник переехал на Запад, в горы. Мэр Денвера Джон Хикенлупер решил дать Чонси ключ от города и назвал ему почетным мером Парк Хилла на один день. Более 600 людей собралось возле старого центра отдыха Скайлэнд, который теперь переименовали на Хиавата Дэйвис, чтобы кричать: «Smoooooooooth!».


— После того, как Чонси назвали МВП Финала 2004 года, он вернулся в Парк Хилл отдать дань своему родному городу.


«Это самое большое спортивное событие в Денвере с тех пор, как Бронкос выигрывали Супер Боул!», — рассказывает толпе бывший мэр Денвера Веллингтон Вебб, — «Америка вновь услышала о Денвере, благодаря баскетболу и достижениям Чонси!».

Чонси оглядывается вокруг. Хотя он и хочет закончить свою карьеру, как игрок Пистонс и вскоре работать во фронт-оффисе Детройта, он хочет что-то подарить Денверу. Он дарит 100,000 долларов благотворительной баскетбольной организации в Денвере, основанной местным тренером по имени Лонни Портер. Они переименовывают её в Академию Лидеров имени Биллапса-Портера, и, вскоре, целые автобусы с детишками едут в эту академию, чтобы узнать побольше о жизни, получить навыки, которые пригодится в обществе и учёбе. Программа никак не связана с баскетболом, и любой ребенок, который заканчивает эту программу во время обучения в высшей школе, получает стипендию и бесплатное обучение в университете. Все дети мечтают о том, чтобы Чонси играл в Наггетс.

В следующем сезоне, 2004-05, Пистонс возвращаются в Финал НБА, где опять встречают его, Тима Данкана. Статистика Чонси в плейофф даже улучшилась (к 18.7 очкам и 6.5 передачам за игру), но Пистонс всё равно проигрывают в семи играх. Думарс увольняет Ларри Брауна и нанимает бывшего тренера Чонси по Миннесоте, Флипа Сондерса. Чонси может управлять нападением Сондерса даже с закрытыми глазами, но максимальное достижение Флипа — это Финал Конференции, при чём три года подряд.



Последняя серия в Финале Конференции была с Бостоном, и она была особенно болезненной. Чонси играл с травмой колена, а Рэджон Рондо сделал так, что Чонси вообще выглядел дряхло. Чонси слышет слухи за спиной — «Ему 32, он на пике карьеры, он стар,» — он впервые подвергнут критике за своё время с Детройтом. После сезона, Думарс говорит, что многое теперь изменится в Детройте. Сначала, он увольняет Флипа Сондерса, потом, на пресс-конференции, заявляет что в Пистонс нет «священных коров...любой может быть обменян». Он уже позволил уйти Бэну Уоллесу в 2006, но теперь вопрос, кто следующий? К началу лета 2008 года, всё указывает на то, что этот человек — Чонси.

В то межсезонье, в Денвере, Чонси случайно встречает Джорджа Карла, и они обмениваются историями. Карл спрашивает, почему Пистонс так часто меняют тренеров, почему они отпустили таких именитых людей, как Браун и Сондерс. Он спрашивает Чонси, серьезен ли был Думарс, когда говорил про обмены. Чонси не уверен, но интересное слово приходит Карлу в голову в это время:

Карма.


Чартерный рейс Пистонс по дороге к Шарлотт, 2ое Ноября, 2008

Даже не предполагая, что его мир скоро перевернется, Чонси летит с командой в Северную Каролину на игру в начале сезона против Бобкэтс.

Всего лишь прошлой ночью, Пайпер предсказала, что Чонси обменяют до дедлайна, на что он ответил: «Зачем ты говоришь такое? Мы выиграем чемпионат в этом году!»


— Пайпер всегда была рядом с Чонси во время его обменов, и она чувствовала, что в Детройте грядут перемены.

Но Пайпер оказалась права: Пистонс хотели обменять Чонси. Во-первых, они влюбились в молодого Родни Стаки и считают, что он его бесспорный наследник, также они считают, что этот состав изжил себя. Кроме всего прочего, они пытаются очистить зарплаты, для того, чтобы оставить место на Леброна, Криса Боша или Дуэйна Вейда в 2010 году (как вы знаете, это уже нереально, благодаря Бэну Гордону и Чарли Виллануеве). Контракт Рашида Уоллеса истекает в следующем году, и если они обменяют Чонси на кого-нибудь с истекающим большим контрактом, например Аллена Айверсона, — то у них будет огромное количество свободных денег.

Думарс, перед тем как всё-таки взять Айверсона, просит у Наггетс Кармело Энтони. Если бы не Олимпийские Игры, где Мело показал отличную игру, прежде всего в защите и в целом стал серьезней относится к игре, то Наггетс бы возможно пошли на сделку. Но в Пекине Энтони впечатлил Карла, а во время тренировочного лагеря летом пообещал ему, что будет делать тоже самое и во время регулярного сезона. Так что Мело остаётся. Это должна быть сделка Айверсон на Биллапса.

Обсуждения трейда заканчиваются, когда команда уже подлетает к Шарлотт, и, на борту, Чонси может доказать, что его все игнорируют. «Он замечает, что Джо и все тренера не могут даже взглянуть на него», — говорит Рэй Биллапс, -"и тогда он понимает, что что-то не так«.

Когда самолет приземляется, Чонси разговаривает с Антонио МакДайсом, который рассказывает ему о намечающемся трейде. Это еще не официально, но Пистонс закинули МакДайса в сделку, чтобы сравнять обмен по зарплатам. Они говорят ему, что Наггетс выпишут МакДайса из состава и тогда Пистонс захотят переподписать его. Но Чонси они не сказали ни слова...

Хотя раньше его и меняли три раза, этот обмен особенно болезненный. В отеле команды, 2-го ноября, Думарс и тренера держатся от него подальше, избегают его, никто не приглашает Чонси на прощальный разговор. Потом, утром 3-го ноября, перед утренней тренировкой всё становится официально — Чонси в Денвере.

Он возвращается домой, но звонит своей жене Пайпер рассказать об этих чувствах: «Я через многое прошел с этими парнями», — говорит Чонси, — «они мне как братья».

Slamdunk.ru

Добавил: Saniog

Теги: НБА Денвер Наггетс Чонси Биллапс

в фейсбук Класс! в жж

Комментарии:

Автор Сообщение
BYH
Антон

нет картинки
23.03.2010 11:53 #

Спасибо! Очень интересно.
 
Bono
Флудератор

нет картинки
23.03.2010 14:30 #

Перевод не очень, но статья захватывает!
 
Shiniti
Shiniti Kazuragi

нет картинки
23.03.2010 19:20 #

Безумно нравится читать такие вещи. Выложившему спасибо.
 



нет картинки
18.07.2011 03:11 #

!S!WCRTESTTEXTAREA000000!E!
 



нет картинки
18.07.2011 03:11 #

!S!WCRTESTTEXTAREA000000!E!
 

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



ноябрь
январь

декабрь 2017

пнвтсрчтптсбвс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Реклама на сайте



Вакансии