Original Old School: The Godfather of Soul

Глеб Соболев, «Slamdunk.ru» // 05 октября 2010

Комментарии: 5



Джексон и Джулиус. Скуп и Доктор Джей. Имена из этого классического интервью не нуждаются в представлении. Выпуск журнала SLAM за апрель 1997 года. Наслаждайтесь...

Когда он говорит слова, то более глубокое понимание самой жизни, а не просто баскетбола накрывает меня с головой. Я должен был быть здесь. Многие годы этот человек был частью меня, частью того, что и зачем я делаю, частью того, зачем я здесь и почему. Баскетбол служил катализатором, центром, ядром времени нашего детства, когда радуга была мала для нас.

«Да когда же ты прекратишь стучать этим чертовым мячом!». Я до сих пор слышу, как мать кричит на меня за то, что я ее разбудил. Затем последует вопль Миссис Джонсон. Затем Миссис Ворфилд. В конечном итоге, все соседи проснулись в 5.30 утра. Разноцветный мячик, повязки на коленях, майка с номером 32 и эффектная прическа афро. На заднем дворе бросаю мяч в коробку для молока, прибитую на фонаре. Целый день, каждый день. Именно так прошло мое детство.

Я никогда не рассказывал Джулиусу Ирвингу эту историю, да и не надо было. Он слышал ее от сотни других ребят, которые, как и я, провели школьные годы, подражая ему. Он был всем, что у нас было. Он стал нашим героем, примером для подражания, и для некоторых даже отцом. Потому что никто не мог обращаться с мячом подобно ему. Он, особенно в образе Доктора Джея, мог расширять границы баскетбола. Каждый ребенок, наблюдавший за ним, чувствовал что-то особенное. И по сей день, некоторые из нас никогда больше не испытывали таких ощущений.

Я не могу оторвать от него глаз. Когда он преподает мне уроки жизни, я наблюдаю за каждым жестом его рук, и некоторые из вас услышат их в этом интервью. Эти самые руки, за 16 лет забившие 30,000 очков, творившие невероятные финты и легендарные данки, внесшие вклад в две лиги (одной — статус культа, другой — процветание), подчеркивали важность соблюдения равновесия. Они рассказывали мне о карьере, воплотившей смысл жизни чернокожего через экспрессию! Эти самые руки, навсегда изменившие баскетбол, находились непосредственно рядом со мной, листали мне книгу, содержимое которой я всегда хотел знать, когда был ребенком. И вскоре я понял, что баскетбол не был смыслом жизни Доктора Джея; он хотел стать настоящим мужчиной.

Для некоторых из нас, баскетбол был единственным утешением. В моей голове не было место для чего-то другого. Так как я все еще готов рассказать эту историю, я осознаю, что Джулиус Ирвинг сидит рядом со мной, чтобы напомнить, какая же открывается жизнь в тот момент, когда однажды мяч прекращает свои отскоки.

ПРИЧИНА

СЛЭМ: Два года. Два года ты откладывал встречу. Я уже даже не нервничаю (смеется). Почему?

ДЖУЛИУС ИРВИНГ: Всему свое время. Я верю, что время — это все. Мы с тобой согласовали время. Не было никаких причин торопиться. Ты собирался встретиться, я тоже собирался встретиться. Я имею в виду, подготовить рассказ (Скуп Джексон написал книгу об Ирвинге под названием «The Godfather of Soul»)... По правде сказать, я думаю, что качество истории наращивается только с помощью ожидания.

СЛЭМ: Раньше люди говорили: «Доктор Джей = АВА», что ты чувствовал в тот момент?

ИРВИНГ: Для кого-то это может звучать лестно, но я думаю, такое определение умаляет совокупность всей ситуации. Если вы посчитаете, что Джулиус Ирвинг и есть АВА, то мое влияние выходило бы за рамки признания человека.

АВА существовала девять лет; я участвовал в пяти из них. Первые пять лет и последние четыре абсолютно разные. TV проявляло большую заинтересованность в лиге, средства массовой информации заинтересовалась нашей лигой, затем наступила очередь громкой серии игр между Нетс и Наггетс (последняя финальная серия АВА), плюс внимание NBA... И когда они говорят, что Джулиус Ирвинг был олицетворением АВА, это конечно, почет, но это не отвечает ни на один из вопросов.

СЛЭМ: Были ли это лучшие серии, в которых ты когда-либо участвовал? Я помню только три невероятные серии в истории NBA: серии плэй-офф Бернарда Кинга в 84 году против Детройта, противостояние Хакима против Дэвида Робинсона пару лет назад и твое против Наггетс в 76-ом...

ИРВИНГ: Позволь мне рассказать тебе одну историю про эту серию. В последний месяц регулярного чемпионата мы с Денвером продвигались к играм плэй-офф столь синхронно, что у Лоери (тренер Ирвинга) хватило проницательности сказать мне: «Я хочу, чтобы ты взял отпуск и был готов к плэй-офф» (смеется)«. Именно так и сказал! Говорил: «Отправляйся на острова, куда-нибудь, неважно...» И я ответил: «Я не могу это сделать, тренер». А он: «Хорошо, если ты хочешь остаться, я выпущу тебя только в первой четверти. Делай все, что от тебя требуется, но только в первой четверти.» В то время я был лучшим в лиге по результативности, набирая в среднем около 29 очков за игру. Это были я и (Джордж) МакГиннис. И последние три недели сезона я набирал 12-13 очков в среднем в первой четверти, потом я садился на скамейку.

Я пожертвовал своими показателями результативности, но когда пришла пора плэй-офф, я был полон сил. Был здоров и подготовлен. Кстати, во время первой тренировки перед началом плэй-офф на разминке все бросали сверху. Бум, бум, бум. Тут я разбегаюсь и... БАМ! Сокрушилось все. Стекло, кольцо, вообще все. И собственно говоря, это кольцо все еще находится у меня дома. После это тренер сказал что-то вроде: «Отлично, можете идти домой».

И знаешь, в серии с Денвером я начал с 45 и 48 очков подряд. Я был в хорошей форме. И следующие четыре матча, не припомню, чтобы я набирал менее тридцати против них. Вполне вероятно, что это был мой лучший баскетбол. Хотя я так не думаю. Как минимум не в плэй-офф. И тот сезон, со всеми целями и намерениями, требовал полного контроля над собой, и он мог закончиться на любом уровне.

СЛЭМ: Ты однажды сказал, что Джордж Гервин был лучшим баскетболистом, которого ты когда-либо видел.

ИРВИНГ: Нет, я бы сказал, что Джордж был личностью, за которую можно заплатить, чтобы увидеть. Абдул-Джаббар — лучший. Он — тот парень, который для меня номер 1.

СЛЭМ: ОК, а не ты ли говорил, прежде чем кто-либо думал об этом, что Скотти Пиппен был лучшим форвардом в истории баскетбола?

ИРВИНГ: Да, да. Я говорил об этом до того, как Майкл закончил карьеру (Примечание автора: фактически перед тем, как Булс выиграли третий чемпионат). Он сумел сделать определенные вещи, которые не получились у Майкла. Защитные действия. Я думаю, в нападении он постоянно сознательно заставлял остальных подключаться. Ничем не хочу обидеть Майкла, но Скотти более разносторонний игрок в этом дуэте, и этим они идеально дополняют друг друга.

СЛЭМ: Чья игра больше похожа на твою, Майкла или Скотти?

ИРВИНГ: Сначала я думал, что игра Майкла, но так как время идет, то теперь думаю скорее всего Скотти. Скотти похож своим стилем доставления мяча в корзину, а Майкл в забивании очков из любой позиции и ситуации.

СЛЭМ: Старик, ты ведь тоже попадал из любого положения...

ИРВИНГ: Это забавно, потому что я как то разговаривал с Биллом Расселом, и он говорил, что парни могут остановить его один раз, но не могли остановить в следующий, потому что он запоминал все их движения. Ну, я ответил: «Билл, если мне придется тебя обыгрывать, то даже я не уверен, какие движения я буду делать, а ты тем более.» (Смеется) Он сказал: «Док, я найду решение. Я не дам тебе просто так забить сверху через меня. Я ответил: «Билл, я могу забить через любого». Так мы с ним ни о чем и не договорились. Он был уверен в себе — я был уверен в себе. Я сказал: «Билл, ты может, и остановишь меня пару раз, но все проходы блокировать не сможешь. У меня их слишком много» (смеется).

НАСТОЯЩЕЕ

Джулиус Ирвинг

СЛЭМ: Тебе когда-нибудь говорили спасибо? Я имею в виду, ты ведь взрастил целое поколение детей, особенно чернокожих, которые не были твоими детьми. Все, от Мэджика до Гранта Хилла признательны тебе за пример для подражания; ты был для них как отец. В моей жизни у меня было мое поколение: Мухамед Али и ты. И среди этих трех явлений я возмужал. Кто-нибудь еще подходил к тебе, чтобы сказать, «Спасибо, Док»?

ИРВИНГ: Да, говорили. Множество парней, подходили со словами «Ты даже не знаешь, как ты повлиял на мою жизнь». Но я то знал!

Я смотрел на всех них и тоже думал об этом. Ты ведь знаешь — я жил без отца. Он ушел от моей мамы, когда мне было три года, и умер, когда мне было девять. Потом мама вновь вышла замуж, когда мне было тринадцать, и у меня был отчим до тридцати четырех лет, пока он не умер. И его роль в моей жизни заставила меня прочувствовать очень осознанно момент перехода от состояния ученика до положения наставника. Именно поэтому, я чувствую себя наставником для пары поколений молодых чернокожих людей, особенно молодых чернокожих парней.

СЛЭМ: И даже не смотря на то, что ты просто играл в баскетбол, ты чувствовал, что заполняешь эту пустоту?

ИРВИНГ: Никаких сомнений, что это большая ответственность перед незнакомыми молодыми парнями и девушками, когда ты имеешь такое влияние на их жизнь. Чтобы оказывать позитивное влияние и стать примером подражания необходимо принять вызов самому себе. Иначе ты потерпишь неудачу. Я никогда не был сторонником крайних мер, потому что считаю это опасным. Я всегда думал о золотой середине. Постоянно искал ее.

Всегда принимал это серьезно. И всегда чувствовал необходимость быть готовым к тому, чтобы сказать что-то важное — так как отказывался просто говорить о баскетболе. Как сказал Джон Томпсон: «Воздух может вырваться из мяча в любой момент».

СЛЭМ: И как же ты отличал настоящего мужчину от баскетболиста?

ИРВИНГ: Так как на площадке я утопал в образе Доктора Джея, вне ее я представлял себя как Джулиуса Ирвинга. И мне приходилось бороться со своим альтер-эго Доктором Джеем большую часть своего времени. У меня получалось, потому что я мог найти различие между этими двумя личностями и иметь спрос как человек вне площадки. Но так как прошло немало времени, персона вне площадки стала доминантной, поэтому я мог проходить через некоторые двери, не говоря ни слова о баскетболе. Я стал уважаем, как мужчина, чернокожий мужчина и серьезная личность, рассматривающая жизнь как вызов. При этом я очень комфортно себя чувствую.

СЛЭМ: Ты чувствовал себя счастливым?

ИРВИНГ: Я был абсолютно счастлив, и также чувствовал, что все это происходит не просто так. Это происходило, потому что я этого добивался. Я думаю, что если ты спортсмен, тебе необходимо достичь той точки, где на тебя не будут смотреть как просто на атлета. В этом, конечно, нет ничего плохого, но если ты посвящаешь этому абсолютно все свое время и всегда находишься в одной сфере — в этом что-то не так. Тебе необходимо находиться в разных плоскостях и вызывать спрос.

ПРАВДА

Джулиус Ирвинг

СЛЭМ: Не мог бы ты рассказать ту историю Раккер Парка про Джо Хаммонда, забросившего тебе 50 очков в одной половине?

ИРВИНГ: Когда я первый раз услышал эту историю, пару лет назад, я был в какой-то степени счастлив. Я был как парни вроде Джо и Маниго, и я сыграл с ними немного, потому что они многое значили для общества. И эта история... о том, что Джо забил за одну половину 50 очков ... мне? (смеется).

Насколько я знаю, Джо слышал о нашей команде и принимал участие в одной из игр. Я думаю, его команда называлась Руккер Прос. Так или иначе, Джо пришел к началу игры. Он играл защитника, и играл против Чарли Скотта. А Чарли был лучшим игроком нашей команды. И потом, у них началось что-то вроде игры в одну калитку. Они бросали сразу, как только получали мяч, это было похоже на игру один-на-один. Я думаю, они забили около 30-40 очков каждый, причем оба играли всю игру. А я играл в свой баскетбол. Я определенно был в своей игре в тот день. Я, наверное, забивал 30 очков, собирал по 20 подборов каждый матч. Мы их обыграли. Он блеснул своей игрой в тот вечер. И по правде говоря, это был единственный раз, когда я его видел.

Так что история была больше про Джо и Чарли, чем про меня и Джо.

СЛЭМ: Кто-то постоянно испытывает тебя, а?

ИРВИНГ: Я понимаю, что у людей есть потребности. И меня это не огорчает при любых обстоятельствах, это лишь подбадривает. Знаете, как тот школьник, который забил сверху через Майкла Джордана этим летом. Теперь у него есть о чем рассказать на всю оставшуюся жизнь. Есть вещи, которые ты хочешь осуществить, но некоторые ты просто выпускаешь из рук.

СЛЭМ: А чего бы ты не хотел упускать?

ИРВИНГ: Тот раз в Раккер, меня «съел» один большой парень. Я пошел в проход, он ударил меня коленом, и я упал, причем очень сильно, там был асфальт. Посмотрев на меня, он огрызнулся, и это при том, что ростом он был чуть выше двух метров. Поднявшись, я сказал самому себе, что в следующей атаке что-то произойдет. Не знаю что, но произойдет обязательно.

И когда я пошел в проход в следующий раз, я понес мяч сверху. Он поставил руку напротив кольца и я .... БАМ! Только услышал хруст костей. Сломал ему два пальца, и жестко забил сверху. После случившегося я сказал самому себе: «Да ты иногда какой-то сукин сын!».

Потом, мне пришлось сделать решение, каким игроком я хочу стать. В тот момент я узнал что-то новое о себе, и мне это не понравилось. С тех пор мне не хотелось терять эмоциональный контроль. Но надо было дать тому парню сдачи! (смеется)

СЛЭМ: ОК, объясни мне следующее. Ходил слух, что во время тренировки перед данк-контестом в 79 году, вы делали данк «стоя на штрафной линии».

ИРВИНГ: Что?!?

СЛЭМ: Я, конечно, не видел этого, но я слышал, что ты мог стоять на штрафной линии, приготовиться, и в определенный момент оттолкнуться и забить сверху.

ИРВИНГ: Вот что я и говорил про достоверность! (смеется). Старик, это достаточно тяжело сделать. Майк Пауэлл и Карл Льюис не могли такое осуществить. Тогда был популярен бросок, стоя на лицевой линии (в ауте, за кольцом), выпрыгивая и забивая спиной. Вот это был данк!

СЛЭМ: И ты делал так?

ИРВИНГ: Да, и наблюдал, как Джерри (Стэкхаус) пытался, но не смог.

СЛЭМ: Есть легенда, что вся твоя сила в твоем афро (смеется). Айс, Стив Джонс, у всех них есть истории про твою прическу. Если честно, она была не такой большой, но именно ей ты выделялся. Я думаю, люди представляли твое афро больше, чем оно есть на самом деле.

ИРВИНГ: Ну конечно, они преувеличивают. Это как рыба, спущенная с крючка. Сначала она была шесть пудов, но потом ты рассказываешь, что и вовсе восемнадцать, она ведь ушла... (Джулиус начинает улыбаться).

Я всегда ношу афро с гордостью. Думаю, в течение той эпохи, это было важное время для самовыражения. В то время Дарнелл Хиллман тоже подхватил эту идею. Его афро было объемнее, он сушился феном. Но я предпочитал расчесывать свои волосы. Я начал носить афро еще в колледже. Но у меня никогда не было такого объема, как у него, но идея была одна и та же. И при беге афро откидывалось назад, похоже было, что оно существует собственной жизнью. И хоть это было немного забавно, это того стоило.

СРЕДСТВО

Джулиус Ирвинг

СЛЭМ: Когда мы говорим о твоей славе, то знаем, что она передавалась устно. В твое время не было ни телевидения, ни маркетинга, ни ESPN. И даже до того, как ты начал играть в НБА, каждый знал о тебе. Легендарные истории шли одна за другой о том, что ты делаешь, хотя видел и не каждый. Как ты думаешь, как бы на тебя это повлияло, если бы ты имел все информационные выходы, которые сейчас есть у спортсменов?

ИРВИНГ: Повлияло на мою персону или известность?

СЛЭМ: Скорей всего на известность.

ИРВИНГ: Ох, известность должна была нагрянуть. Сейчас я путешествую по миру, и люди меня узнают. Тогда была другая методика; глобальный маркетинг не был таким, какой он сейчас. Это было скорее культом, как ты сказал, передающимся устно. А если не только я, что насчет Оскара (Робертсона) или Джерри Веста? Насколько известными они бы стали с помощью глобального маркетинга? Больше, чем жизнь. И теперь это похоже на такой критерий: ты либо велик, либо ты легенда.

СЛЭМ: Один раз в мой офис пришел кузен со своим девятилетним сыном. В моем офисе висел плакат с твоим изображением. Я спросил маленького Криса, знает ли он, кто это. Он ответил: «Да, это Доктор Джей. Мой папа сказал мне, что он самый лучший баскетболист». Мой отец говорил мне то же самое о Элджине (Бэйлоре); он говорил, что он величайший. На что я ему отвечал, что думаю, ты был лучшим. Мое поколение это зацепило на долгое время. Что случится с твоей аурой, если маленький Крис скажет своему папе, что Майкл Джордан — лучший, а не Джулиус Ирвинг? Наша ли это ответственность поддерживать твое наследие?

ИРВИНГ: Я думаю баскетбол — просто игра. Например: для меня, Марвин Гэй — величайший певец. Понимаешь, что я имею в виду? Ты слушаешь Лютера и остальных великих, но когда играет Марвин, я просто замираю. Он затрагивает мою душу. Я просто замираю и говорю: «Вот это мужик!». А сейчас кто-либо может наспех слепить десять или двадцать альбомных песен. А бывают люди, раз в сто лет, которые стали классикой. Хотя я не причисляю Марвина к ним, для меня он стал эталоном.

Я думаю в спорте то же самое. Там тоже не собираются выяснять, будет ли на планете мир и спокойствие (смеется); здесь не идет речь о жизни и смерти, а о выборе и вкусах. Да, я верю в то, что необходимо соблюдать традиции и знать тех, кто внес свой вклад, но не стоит одних сравнивать с другими.

Я говорю о том, что вы чувствуете, когда видите, как играют люди? Элджин, Кони, я сам, Майкл. Это что-то особенное, артистическое. Что-то проникновенное. Нечто, что заставит тебя сесть и сказать: «Я в восторге». Зачем сравнивать одного парня с другим? Просто получайте удовольствие, потому что есть лишь небольшое количество людей, которые могут привести вас в восторг.

Slamdunk.ru

Добавил: Saniog

Теги:

в фейсбук Класс! в жж

Комментарии:

Автор Сообщение
chechaco
ali

нет картинки
22.10.2010 02:50 #

Джулиус — интересная личность. Пожалуй, поинтереснее, чем Майкл.
 
Alexman
АлекСольноки

нет картинки
22.10.2010 02:59 #

97-ой, СЛЭМ. Какие времена были, баскетбол, настоящий. По-моему, я даже читал это интервью тогда, в другой жизни.
Old school is cool
 
maxud
max. забаньте по ip адресу

нет картинки
22.10.2010 07:36 #

Alexman (22.10.2010 02:59),
11 выпусков есть этого журнала, один за июль 98 с Джорданом на обложке, остальные гораздо новей, при цене 5 баксов в штатах это просто подарок в плане чтива про баскет, ну мне, как поклоннику НБА то точно.
 
Alexman
АлекСольноки

нет картинки
22.10.2010 12:32 #

maxud (22.10.2010 07:36),
Подарок в плане чтения, эт точно. В те времена я НБА ещё любил, интересно, реально сейчас старые номера достать
 
maxud
max. забаньте по ip адресу

нет картинки
22.10.2010 14:21 #

Alexman (22.10.2010 12:32),
Сомневаюсь, скачать возможно, или только из штатов заказывать.
 

Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться



декабрь
февраль

январь 2017

пнвтсрчтптсбвс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Реклама на сайте



Вакансии