Новый Орлеан. История команды.

 
Автор Сообщение
нет картинки
31.01.2009 14:04

всё тот же болельщик со sports-center.ru, Balahornet написал несколько отличных заметок про самые первые сезоны этой команды.
предлагаем их Вашему вниманию.

Hovd3n
Арсений

нет картинки
31.01.2009 14:05 #

Первый сезон
1988/1989

С надеждой в будущее

Состав. При первом же взгляде на список игроков болельщик со стажем поймет, что состав у команды был очень неровный. Если задняя линия была достаточно хорошо укомплектована, то фронт-корт фактически отсутствовал. Команде не удалось в первый год своего существования найти хорошего центрового, и это сказалось в будущем. Чистого центра в заявке вообще не было, но были форварды, которые могли закрыть эту позицию. Поначалу Хартер ставил на пятый номер молодого и неопытного Дэйва Хоппена, однако уже через полтора месяца эксперимент был свернут. Дэйв, самый высокий игрок в команде, оказался абсолютным деревом, от которого вреда было больше, чем пользы. Путем перебора вариантов был найден оптимальный вариант. Ирл Куретон, до перехода в Hornets прозябавший на лавке у «Клипперс», стал как раз тем элементом стартовой пятерки, которого нам не хватало. Да, Ирлу не хватало стабильности, навыков, но в большинстве случаев он надежно помогал главному забойщику под щитом Курту Рамбису, принося зачастую больше 10 подборов за игру. С течением времени Куретон стал незаменимым игроком, проводя на площадке по 40 с лишним минут. Хоппен же начал выходить с бенча, что для игрока, выбранного в третьем раунде драфта (1987) уже было хорошо. Теперь о Рамбисе. Этот человек заслуживает самых лестных слов. Он, как и Куретон, не выделялся ни высоким ростом (6-8 футов), ни массой (213 фунтов), но руки у него были, что надо – длинные и цепкие. В Lakers ему из-за собравшейся там компании (Абдул-Джаббар и все такое) раскрыться не удалось, но в Шарлотт он обрел себя. Человек приносил в копилку команды в среднем 11 очков и 9 подборов; именно он поставил первые рекорды команды по подборам (21 – 16 декабря 1988 года, в игре с «Маверикс» и перехватам (6 – 23 декабря того же года в выигранном матче с «Быками». Как говорится – респект! Тем не менее, проблему борьбы в краске одним Рамбисом решить было нельзя. Из тех игроков передней линии, кто был в заявке, достаточно часто играл лишь молодой Тим Кемптон, но особых достижений на его счету нет. В общем, чтобы наглядно продемонстрировать слабость на подборах я приведу такой факт: бывали случаи, когда мы или собирали отскоков едва ли не в два раза меньше, чем соперник, либо позволяли ему атаковать с процентом под 60 (в одном из матчей против Чикаго соперники кидали с процентом 68.4!), что, к счастью, было не часто…

Стоит отметить, что в первых числах февраля начались первые переговоры касательно трейдов. Менеджмент Индианы предложил обмен, включавший двух «больших» со стороны Pacers – Стюарта Грэя и Джона Лонга, и нашего Карри с возможной компенсацией. Поначалу трейд был отменен из-за малого сэлэри-кэпа (необходимо было оставить достаточно много средств доступными на следующий сезон), а затем Куретон с Рамбисом начали демонстрировать такую игру, что стало понятно – лучше ничего не ломать в химии… Да и к тому же, Грэй с Лонгом даже в таком аутсайдере как «Пейсерз» протирали штаны на банке, следовательно, у нас их ждала бы такая участь. Зато к апрелю подоспело усиление в лице Грега Кайта. Куретон к тому времени немного сдал и вылетел из старта, поэтому в середине мая начались переговоры с «Клипперс» о возможном трейде. Договориться с калифорнийцами не удалось, но после того, как они 30 марта отчислили своего резервного центра, мы его тут же подписали на остаток сезона. Не думайте, что Грег был крутым парнем, вовсе нет – еще один дуб

Перейдем к игрокам, чью роль можно назвать так: атаковать, атаковать и еще раз атаковать. Со снайперами нам повезло. Во-первых, менеджменту удалось подписать контракт с эксцентричным Келли Трипакой. Келли обладал не самым мягким характером, у него постоянно портились отношения с болельщиками команды-соперника, но свое дело он знал хорошо. Впервые за долгое время Трипака смог почувствовать себя лидером – этот парень был из тех, кто может решить судьбу матча в одиночку, и такие случаи ему предоставлялись с завидной регулярностью. Увы, но во второй половине регулярки Келли столкнулся с такой проблемой, как травмы: он пропустил несколько игр, а если играл – то неровно, и все же феерии бывали.

Роберт Рид, самый старый игрок команды (он по собственной инициативе летом приехал в тренировочный лагерь Hornets, надеясь получить контракт), в первой половине сезона играл вторую скрипку в атаке Шершней, но затем сдал, и уступил свои позиции Рексу Чепмэну, будущему «чудо-мальчику». Чепмэн, к некоторому неудовольствию и замешательству местных аналитиков был выбран Hornets в первом раунде драфта под общим седьмым номером. Чем же привлек скаутов и менеджером этот игрок, перформансы которого я еще успел застать на заре своего увлечения NBA? Считалось, что Рекс великолепный снайпер, очень подвижный, с быстрым броском. В колледже оно может, было и так, но реалии оказались несколько жестче. Чепмэн очень долго адаптировался в команде и, забегая вперед, можно сказать, что в своем первом сезоне своим он так и не стал. Рекс и главный тренер излишне уверовали в атакующие таланты. Игрок получил те же функции, что и Трипака. Чепмэн заменял основную ударную силу и становился первой опцией в атаке, только вот слишком уж самоуверенно действовал наш защитник – в большинстве случаев Рекс все отведенное время искал бросок, и заканчивал игру с кучей промахов в активе (реализация не превышала 40. К счастью, бывали игры, когда от Чепмэна была большая польза, видимо начал сказываться полученный опыт и работа на тренировках. Чепмэн не давал возможности проявить себя Карри, но, на мой взгляд эти два игрока по своим возможностям были равны. Когда в конце сезона Хартер стал давать время всем игрокам команды, Делл показал свой потенциал в полной мере.

Теперь о первом номере. Маггси Богс стал самой большой удачей нашего менеджмента за первые три сезона, наверное. Какой прозорливостью надо было обладать, чтобы додавить сделку с Bullets относительно самого низкого игрока в истории NBA. Начиналась карьера Богса неважно. Сначала тренер ставил в основу Рики Грина, затем большую часть матча на площадке тусовался псевдо-разыгрывающий Майк Холтон, но со второй половины сезона Маггси получил возможность стать участником стартовой пятерки. Сколько великолепных матчей провел наш малыш, лучший PG команды до прихода Барона Дэвиса! Из 20 лучших индивидуальных результатов сезона по ассистам среди игроков Hornets фамилия Bogues встречается 15 раз. Маггси завершил сезон на мажорной ноте, установив рекорд по передачам в игре с Бостоном – 19! Когда я узнал, что Богса трейданули в 1997 году, моему горю не было предела… Сидней Лоу еще одна фамилия, которую следуют упомянуть. Когда Холтон вылетел из травмы, мы подписали этого защитника из низшей лиги (у него был небольшой опыт в NBA) на несколько раз продлявшийся 10-дневный контракт. Лоу, игравший за Айову, как раз собирался приехать в Шарлотт, чтобы повидать родственников, когда к нему поступило предложение поиграть за Hornets. Паренек не сплоховал и стал достойным сменщиком Маггси. А о Холтоне уже никто и не вспоминал… до следующего сезона.

Теперь поговорим о том, как команда выступала по ходу регулярного чемпионата. Думаю, что 20 побед – это нормальный вариант. Можно было выигрывать и почаще, но спасибо Хартеру уже и на том, что мы не стали худшей командой ассоциации. Сезон прошел под знаком так называемой ”expansion war” – противостоянием Шарлотт и Майами, которые именно в 1988 году пополнили список участников. Так как Heat запихали в западную конференцию, со своими будущими «друзьями» мы играли всего два раза – у себя выиграли, в гостях благополучно продули в одно очко (102-103). Вообще, Майами в том году была беспомощна и безнадежна – всего 15 побед и никакого просвета. С другими коллегами по «аутсайдерскому цеху» мы играли примерно так же, как и с новичками – свипнуть не удалось ни Clippers, ни Spurs, а Nets вообще нас «дергали» постоянно. Зато мы выигрывали у грандов: удавалось побеждать Bulls с неудержимым Джорданом, нестабильных Hawks с Уилкинсом и Мозесом Мэлоуном, Knicks с грозными Юингом и Оукли. Главная претензия к тренеру – это две проигрышные серии по 9 матчей, случившиеся к началу весны. Ситуация была непонятной – серьезных травм не было, календарь был ровен. Единственная гипотеза – проблемы со здоровьем у Трипаки, который после травмы стал набирать меньше очков, уступив дорогу Чепмэну. А так, команда была симпатичной, но слабой. В следующем году она была уже не такой симпатичной, и еще более слабой. ©
 

Hovd3n
Арсений

нет картинки
31.01.2009 14:05 #

Второй сезон
1989/1990

Шаг назад…

К сожалению, Дик Хартер и менеджмент команды не смогли в сезоне 1989/90 найти резервов для усиления состава, а тренер так вообще, похоже начал деградировать… Об этом чуть попозже, а сейчас немного расскажу о межсезонье, так как в команде появилось десять новых игроков – по-моему, достаточно много, чтобы изменить химию команды.

Конечно же, главным событием лета стал драфт, причем достаточно сильный (именно в 1989 году начали свою карьеру Шон Эллиотт и Дэвид Робинсон, Шон Кемп, Ник Андерсон, Глен Райс)… Задачей генерального менеджера и в первую очередь скаутов было найти приемлемого кандидата на позицию центрового. В результате под пятым номером был выбран Джи-Ар Рид. Я не думаю, что пик Рида стоит считать ошибкой, но надо сказать, что выпускник университета Северная Каролина не оправдал возложенных на него ожиданий. Но объяснение этому можно найти – судя по результатам игр и статистике Хартер понемногу начал впадать в маразм, под его чутким руководством ни один тяжелый игрок не мог дорасти до уровня звезды. В помощь Риду и оставшемуся в команде Рамбису был взят Стюарт Грей, давнишняя мечта Хартера. Вот это был балласт, также как балластом стали подписанные Андре Тернер (разыгрывающий защитник), Джерри Зихтинг (защитник) и Терри Дозье (форвард). Откуда менеджмент понабрал этих игрочков одному богу известно – не заиграл ни один. Стоит отметить, пожалуй, трейд с Портлендом. В обмен на ветерана Роберта Рида мы получили третьего номера – Ричарда Андерсона. Помните, играл у нас такой игрок – Фрейе? Так вот Андерсон был на него немного похож. Несмотря на рост 6-10 основной его позицией была SF, он являлся универсалом, правда из того, что он делал на площадке, ничего не было суперским. Короче говоря, Ричард был просто неплохим бенчером, и все.

Начало сезона получилось обескураживающим. Несмотря на то, что (видимо по условиям ассоциации относительно прошлогодних дебютантов – Шарлота и Майами) нас перевели в западную конференцию (это означало, что у нас не будет возможности часто видеться с главными слабаками NBA – Heat, Nets и новой командой Orlando Magic) болельщики ожидали прогресса. Но уже первые матчи показали, что с командой что-то не так.

Сначала мы проиграли в 20 очков Вашингтону, затем в 40 Сиэтлу, и еще немного спустя Юте в 16. Джи-Ар Рид пока собирался с мыслями, и щит буквально отсутствовал – такого провала в подборах у Шершней не было никогда за всю историю. За те игры, что командой руководил Хартер, а это 40 матчей мы только дважды выиграли щит, но в большинстве случаев нас там давили как котят. Тренеру надо было что-то менять, и он пустился в беспорядочные эксперименты, за время которых забрезжила перспектива оказаться худшей командой NBA. К февралю Хартер разобрался с составом, но теперь в команде ощущалась какая-то безнадега. Отмечу один немаловажный трейд, случившийся 12 декабря. В Финикс отправился Рамбис, а взамен мы получили более молодого Армона Гиллиама, который буквально кипел энергией и жаждой борьбы. Результат этого трейда стал виден немного погодя. В то время, как Джи-Ар Рид сдулся к середине сезона, Армон взял на себя роль лидера команды. Он подбирал больше всех, и очков приносил очень много (правда, его подборы ничуть не изменили статистику команды по этому показателю – мы оставались одной из худших команд), что было очень кстати. Трипака явно не горел желанием делать то, что ему удавалось в прошлом сезоне, а Чепмэн и Карри были очень нестабильны.

После 40 игр (всего 8 побед при 32 поражениях) Хартер был уволен, а на место главного тренера заступил Джене Литтлз. Под его руководством команда начала перестраиваться, вырисовывались схемы игры, и налаживалось взаимодействие между игроками. Как результат, Hornets очень неплохо провели весеннюю часть регулярки и все-таки опередили Майами, Нью-Джерси и Орландо по количеству побед. Позора удалось избежать…
Расскажу немного о ведущих игроках команды. В первую очередь упомяну Маггси Богса. Хартер, пытаясь спасти тонущий корабль, одно время кощунственно убирал Маггси из стартовой пятерки, но при Литтлзе малыш-самородок вновь засиял, как прежде. Маггси был одним из лучших в ассоциации по количеству передач (10.7 за игру), но помимо этого он зачастую сам становился лидером в завершении атак. Богс окончательно доказал, что на позиции PG ему нет равных.

Атакующих защитников о которых надо рассказать было целых три: Чепмэн, Карри и… Роберт Рид. Ветеран вернулся по ходу сезона из Портленда, заявив, что хочет завершить свою карьеру в Hornets. И это несмотря на приглашение от претендентов на чемпионство – Чикаго. Увы, но Рид был уже не тот. Он получал и место в стартовой пятерке, и достаточно игрового времени, но более молодые конкуренты за позицию все равно обставляли его. Роберт, тем не менее, довел сезон до конца. Спасибо ему за это. Рекс Чепмэн окончательно закрепился в отчетном сезоне как стартовый SG, но концовку сезона он пропустил из-за травмы. Карри также не блистал здоровьем, хотя не все игры он пропустил из-за повреждений. Просто Литтлз практиковал интересную схему ротации состава: в одном матче играли Чепмэн и Карри, во втором Чепмэн и Рид, в третьем Карри и Рид. Помимо этого всегда находилось 20 минут для взятого из Кливленда Рэндольфа Кейса, разнопланового свингера. Кейс и Рид зачастую менялись позициями, так как Трипаке тоже нужна была замена. Келли играл очень неважно. В сезоне 89/90 роль Трипаки поменялась – первой и второй опциями в атаке стали Чепмэн и Гиллиам, а прошлогодний лидер просто отрабатывал свою зарплату – его средняя результативность составила 15.6 очков за игру, что на 8 меньше, чем в прошлом сезоне.

Джи-Ар Рид, как уже упоминалось, неплохо провел свой дебютный сезон, но впечатление смазал серьезный спад в середине сезона, когда Рид выходил на площадку «мертвым». Тем не менее, Джи-Ар стал единственным игроком команды, который провел все 82 игры регулярного первенства, более того, все это время он выходил в стартовой пятерке. Так уж получилось, что хорошей замены у Рида с Гиллиамом (статистика мощного форварда: 18 очков + 9 подборов за игру) не было. Перспективный Брайан Роусом, на мой взгляд, неоправданно прозябал в темном уголке бенча, а Гаттисон только по статистике выглядел неплохо… Жаль, но тяжелые игроки остались главной проблемой, а до Ларри Джонсона с Алонзо Моурнингом еще оставалось достаточно много времени. ©
 

Hovd3n
Арсений

нет картинки
31.01.2009 14:05 #

Третий сезон
1990/1991

Топтание на месте

Два противоречивых сезона становления команды остались позади, и на третий год своего существования команда наконец-то смогла окрепнуть, стать солиднее и организованнее. Во многом это заслуга Джене Литтлза, который достаточно уверенно руководил командой в 1990-91 годах. Что изменилось к лучшему за лето? Во-первых, руководство команды учло ошибку прошлого сезона и провело точечное укрепление состава. Команда удачно провела драфт, выбрав под пятым номером защитника из университета Иллинойс Кендалла Гилла. Наконец-то у команды появился стабильный запасной разыгрывающий. Богс мог теперь не играть на износ по 40 с лишним минут, так как Гилл обеспечивал надлежащий уровень организации игры (Работая над этими материалами очень интересно вспоминать о тех игроках, которых я помню по своему первому сезону боления за «Шершней» — Гилл один из них, я еще успел застать его в 1994 году в составе нашей команды). Во втором раунде драфта мы взяли мощного форварда Стива Шеффлера, но это был явно пик на вырост, так как нужды в игроке такого плана не было. Также, помимо двух новичков, в состав влился Джонни Ньюман, разругавшийся с главным тренером Нью-Йорка Стю Джексоном по ходу прошлого плей-офф. Ньюману было 28 лет – пора самого расцвета, поэтому Трипака мог спокойно усаживаться на бенч, делая то, что должен делать стареющий форвард – работать на подхвате. В общем, Гилла и Ньюмана хватило, чтобы создать симпатичную команду…

Идем дальше. Что еще хорошего сделал Литтлз? Джене замечательно построил организацию игры – появилась цельность, исчез хаос. Каждый игрок знал свое место и свою задачу, наконец-то Hornets стали действовать как единое целое. Литтлз, помимо всего прочего, замечательно поработал с тяжелыми игроками. Роль лидера окончательно укрепилась за заматеревшим Гиллиамом, на новый уровень поднялся Гаттисон, к тому же нашлось место в ротации давно позабытому Хоппену. И на первых порах никто не портил обедню.

«Шершни» играли в быстрый атакующий баскетбол, так что наблюдать за их матчами было, наверное, одно удовольствие. Команде удался хороший старт – после первых 14 игр баланс побед и поражений был равен. Особо выделю игру с грозной, но стареющей Атлантой 20 ноября. Казалось бы, что можно сделать с «Ястребами» в отсутствие травмированного «Хаммера»? И, тем не менее, соперник был повержен 128-121. Кенни Гаттисон впервые в карьере провел 40 минут на площадке и за это время отметился 17 очками, 17 подборами и 3 блоками! Ньюман, Чепмэн и Трипака закидали соперников с любой дистанции при помощи Богса, отдавшего 17 передач. А под щитом также куражился Джи-Ар Рид, набравший без двух баллов рекордные для себя 23 очка. Стало ясно, что эта команда способна на многое! Жаль, но с наскока в лидеры конференции вырваться не удалось, более того, стартовый рывок отнял слишком много сил.

И тут что-то произошло. Команда выдала 11-матчевую проигрышную серию без какого-либо на это повода. Травм не было, внутрикомандных проблем тоже, но факт остается фактом – «Шершни» опустились на привычное для себя место в подвале турнирной таблицы (простите мне этот избитый журналистский штамп). Странно, но это не были сливы – в каждой проигранной встрече борьба шла почти до самых последних секунд…

В начале января стало ясно, что прогресс оказался мифом. С показателем побед и поражений 9-20 надо было что-то делать и менеджер команды Алан Бристоу решил пойти на противоречивый эксперимент. Одним из главных событий месяца в NBA стал трейд с Филадельфией. К 76-м отправились Майк Хоппен и Гиллиам, а в Шарлотт переехал мощный центровой Майк Гмински. Этот обмен стал серьезной неожиданностью для многих, но в первую очередь для самого Гиллиама, который был очень разочарован и зол на руководство Hornets. К счастью, «Хаммер» обжился в городе квакеров и стал достойным помощником Чарльза Баркли, помогая (впрочем, безуспешно) Филли бороться за чемпионский титул.

Так зачем же нужно было отдавать молодого PF, лидера команды за возрастного, перешагнувшего 30-летний рубеж, центра? Во-первых, это был обмен на перспективу. Команда выступала неудачно, плей-офф не светил, а вот упасть пониже было достаточно выгодно. На драфте собиралась хорошая группа тяжеловесов, и выбор хорошего олл-стар кандидата мог обесценить присутствие Гиллиама в команде. Вторая причина заключается в следующем: у команды до сих пор не было настоящего центра, а Гмински был именно центром, очень опытным, с хорошим пасом и броском. Рид смог вернуться на позицию мощного форварда, которая для него была родной и таким образом потеря Армона якобы компенсировалась (Гмински + Рид = Гиллиам). Кстати говоря, в первой игре после трейда, Джи-Ар набрал 25 очков и принес победу в противостоянии с Clippers, затем он принес 16 очков и сделал 14 подборов в упорной дуэли с чемпионами NBA Детройтом, а уж после того, как мы нанесли Kings одно из самых жестоких поражений в их истории 101-59 показалось, что ситуация налаживается. И вновь это был обман.

Сначала в дело вмешались травмы. В январе – начале февраля на разные сроки выбыли Чепмэн, Карри и Гаттисон, поэтому руководству пришлось подписывать свободных агентов с незнакомыми именами и реанимировать давно забытого Ирла Куретона. С горем пополам, команда этот период пережила. Затем стало еще интереснее. На протяжении нескольких матчей подряд скамейка набирала очков и подборов больше, чем стартовая пятерка, которой Литтлз жестко ограничивал время. Так, например, в одной из игр с Бостоном (117-133) стартеры набрали всего 30 очков и сделали 9 подборов! Представляете себе?

Короче говоря, о весенней стадии регулярки лучше особо не распространяться. Лишь к ее концу команда несколько приободрилась, но все равно, впечатление от игры команды было испорчено. Во многом причиной провала стала передняя линия. Период до трейда Гиллиама и период после кардинально отличаются. Неизвестно, как сложилась бы судьба «Шершней» не устрой Бристоу этот трейд, но как факт – его влияние на игру команды было кардинальным. Рид, став PF, заслужил от силы три-четыре повода для похвалы за всю вторую половину сезона. В основном же он подвергался заслуженной обструкции во время домашних матчей, так как его пассивная игра на подборе переполнила чашу терпения даже самых спокойных поклонников команды. Одной из часто повторяющихся акций были саркастические аплодисменты, означавшие, что Джи-Ар неимоверными усилиями все-таки забрал отскок. На самом деле у Рида была очень смешная статистика, зачастую Богс собирал подборов больше, чем это чудо ростом в 6 футов 9 дюймов. С Гмински дело обстояло не лучше – похоже, он просто играть за нас не хотел и прикинулся мертвяком. Филли однозначно выиграла от обмена, такое резюме я готов сделать. Гаттисон и призванный почти что на халяву из «Кингз» Эрик Лекнер были очень полезны, выходя с бенча, и на мой взгляд им следовало предоставить возможность выходить в старте, а так за свои максимум 20 с небольшим минут они не успевали внести перелом в действия под щитом…

Хорошо, хоть со снайперами дело обстояло вполне благополучно. Ньюман оставил хорошее впечатление, правда, не общей волне неудач он немного сдал, но его вклад в успешные действия команды был достаточно велик. Чепмэн и Карри страдали от травм и нестабильности, но свое дело знали. Делл много при Литтлзе не играл, зато Wonder Boy неплохо выполнял функции первой опции в атаке, а кроме этого он умело отдавал передачи, когда играл вместе с Гиллом. Всю вторую половину регулярного чемпионата Кендалл выходил как стартовый PG, и это также косвенная причина провала. Опыта Гиллу все же не хватало, но тренер с упорством маньяка (будущее показало его правоту) продолжал кидать новичка в самое пекло. На самом деле Гилл большой молодец, он провел очень хороший сезон, но лучше было бы, если бы все-таки нити игры находились в руках более искушенного Богса.

Заканчивая разговор о сезоне 1990/91 годов, я сообщу количество побед и поражений: 26 против 56, прогресс, однако! Самое интересно же произошло на драфте, поэтому… to be continued. ©
 

Hovd3n
Арсений

нет картинки
31.01.2009 14:06 #

Четвертый сезон
1991/1992

Пережить день сурка

Большой радостью для всех людей, имевших отношение к Hornets, стало известие, что на драфте-91 мы получили право первого выбора. Сомнений кого брать у руководства не было – за несколько недель до торжественной церемонии началась обработка Ларри Джонсона из университета Невада (замечательная то была команда – Стейси Огмон был задрафтован девятым, а Грег Энтони 12-м). Было почти официально объявлено, что Шершни берут Джонсона, да и сам игрок не скупился на комплименты команде и городу. «Я хочу играть в Шарлотт», — таков был смысл его высказываний. Многие болельщики хотели видеть в команде центрового Дикембе Мутомбо, памятуя о проблемах на этой позиции, но их никто не слушал, и поэтому под первым номером мы забрали LJ. Вскоре возник вопрос посложнее выбора подходящего новичка. Агент баскетболиста заломил сумму контракта в $3,000,000 за сезон, пригрозив, что в случае если это условие не будет выполнено, Ларри уедет в Европу. Ситуация накалялась. У команды просто не было необходимой суммы под кэпом, но за счет серьезного ограничения контрактов свободным агентам (Чепмэну, Лекнеру) Джонсона удалось таки подписать. Но осадок остался.

Вторая значительная новость последовала 24 июля. Джене Литтлз был уволен с поста главного тренера и на его место заступил прежний генеральный менеджер 41-летний Алан Бристоу. Опыт тренерства у Бристоу хоть небольшой, но был – он несколько сезонов работал ассистентом Дуга Мо в Сан Антонио и Денвере. Вообще, мне Алан нравился. Когда я впервые увидел по телевизору этого моложавого блондина с интересными глазами, почему-то напомнившими мне глаза пчелы, мне показалось, что для команды с названием Hornets это тренер, подходящий во всех отношениях. Увы, первого номера драфта и нового тренера было недостаточно, чтобы совершить прорыв к плей-офф. Болельщикам пришлось наслаждаться еще одним достаточно унылым сезоном, прежде чем началась эпоха расцвета команды, приход которой ознаменовал Алонзо Моурнинг…

Сезон начался с настоящей эпидемии травм. Первым, к счастью ненадолго, заболел Ньюман, затем вырубился Рид, с которым связывались определенные надежды после его адекватной реакции на критику, ну и, наконец, на разные сроки вылетели Чепмэн и Гмински, которого сильно беспокоила спина. Но надо сказать, что причины неудачного старта стоить искать не в травмах, а слабости состава. Ларри Джонсон первые несколько игр готовился к роли лидера команды, после чего взвалил на свои широченные плечи эту ношу. Ларри показал, что стоит тех денег, которые ему платили – в декабре он набирал больше всех очков и подборов, став лидером в споре за лучшего новичка ассоциации. Случались, конечно, и неудачные матчи, но Джонсону это прощали. Кенни Гаттисон, получивший место в старте, достойно помогал под щитом LJ. Нынешний ассистент Байрона Скотта по-настоящему расцвел в этом сезоне, достигнув уровня Гмински, который считался основным пятым номером.

Очень интересно решил Бристоу вопрос с защитниками. Поняв, что комбо-гарда Гилла, умеющего делать на площадке абсолютно все, лучше использовать на позиции SG, Алан вернул на первый номер Маггси Богса, и убойный дуэт собирал впечатляющую статистику. Со скамейки им помогали Карри (новый тренер понял, как использовать этого снайпера и Делл начал показывать ту игру, которая в 1994 году принесла ему приз «Лучший шестой» и Чепмэн. Рекс, ставший хроником, набирал 13-16 очков за матч, и это было неплохо. Плохо было то, что травмы заставляли его пропускать много игр. В конце концов, Чепмэна трейданули в Вашингтон, а через пару лет он оказался у наших добрых друзей в Финиксе, где и завершил свою карьеру.

Если говорить о глубоком запасе, то здесь наблюдалась динамичная текучка кадров. У нас успел поиграть даже Тони Массенбург. В том сезоне ему вообще удалось выступить за четыре команды – уникальный случай.

Ничто не предвещало подъема команды, казалось что мы спокойно доведем сезон с великолепными шансами на первый пик драфта, но в феврале что-то случилось. Команда начала буквально громить всех подряд: февраль мы закончили с показателем 9-3, март прошел с чередованием побед и поражений, но было очевидно – механизм команды заработал на полную катушку, ведь сколько сильных соперников обломали о нас зубы в этот период! Если Джонсон был лидером в том плане, что его можно было назвать душой команды, то ее сердцем стал Гилл. Второгодник проводил потрясающий сезон, зимой оставив в тени талантливого новичка. Для него было не проблемой набрать 30 очков и сделать 8+ подборов в одной игре, к тому же он зачастую здорово блокировал и перехватывал, ну а о передачах и речи не идет! Конечно, есть одно но: без Джонсона мы бы не смогли выигрывать, а вот отсутствие Гилла ключевой роли не играло, более того, самую крупную победу сезона мы одержали без него: Филадельфия была разгромлена 136-84.

Апрель уже не имел никакого значения, поэтому команда завершила сезон двумя победами в 10 играх. В итоге «Шершни» заняли 11-е место на Востоке. Так много побед (31) мы еще не одерживали, поэтому можно было порадоваться прогрессу. Прогрессу, который превратился в настоящий взлет, когда в механизме команды появился необходимый винтик по имени Алонзо Моурнинг. ©
 

Hovd3n
Арсений

нет картинки
31.01.2009 14:06 #

Пятый сезон
1992/1993

Mourn, Rivals, Mourn!

Ситуация с нашим выбором драфта была как две капли воды похожа на ту, что сложилась в 1991 году. Выбрав под общим вторым номером центрового Алонзо Моурнинга, команда столкнулась с поиском необходимых денег для подписания контракта с игроком, приход которого должен был стать катализатором взлета «Шершней» к высотам плей-офф. Переговоры были чрезвычайно напряженными, президент Hornets Спенсер Столпен отчаянно искал способ решения проблемы, так как имеющихся двух миллионов под кэпом было явно недостаточно. Ситуацию накалило сообщение о том, что третий номер драфта Кристиан Лэттнер подписал с Миннесотой 6-летний контракт на общую сумму в 21.6 миллионов долларов. Агент Моурнинга был убежден, что за второй пик надо заплатить побольше… Итак, обе стороны провели в переговорах всю осень, Алонзо отсиживался в Вашингтоне, а игроки Hornets как ни в чем не бывало готовились к сезону.

Отсутствие Зо в предсезонке сыграло свою негативную роль. Команда выглядела очень неуверенно на подборе, и в большинстве случаев спарринги оканчивались проигрышами. Тем не менее, были и приятные моменты. Так, нам удалось одолеть Orlando Magic во главе с монстром Шакилом О’Нилом (кто не помнит первым номером драфта-92). Решающую роль в том матче сыграл наш новый разыгрывающий защитник Тони Беннетт. Тони, возможно, был одним из лучших игроков, выбранных во втором раунде в том году: он заслужил похвалу спортивных журналистов своим грамотным ведением игры и хорошим броском. В одной из статей было даже написано: «Наконец-то кончились те дни, когда сердце болельщиков тревожно замирало при появлении на площадке Элиота Перри или Грега Гранта». Дескать, у нас появился (наконец-то) отличный сменщик Маггси Богса, не притязающий на огромные деньги. По сути дела, все приобретения команды ограничивались новичками NBA, правда, был еще такой игрок в заявке как Том Хэммондс, но ему не удалось закрепиться даже на лавке и вскоре он обнаружился в Денвере.

Думается, что болельщики ждали первой игры Hornets в сезоне с большой тревогой, но старт сезона получился неплохим. Первые четыре игры мы провели без Моурнинга, и одержали в них две победы, причем в одном из выездных матчей мы снова «дернули» Шакила сотоварищи 112-108… Затем 13 ноября в расположении команды все-таки появился растренированный Алонзо, которого Бристоу тут же поставил в старт. В первых двух играх (проигранных, замечу) Зо провел на площадке всего 34 минуты, и ничем не отметился, но потом его прорвало… 17 ноября он набрал 15 очков, собрал 14 отскоков и сделал 4 блока в матче с Далласом (134-111), а затем собрал еще более впечатляющую статистику 34 + 14 + 3 против Голден Стейт (117-110). Зо в полной мере заявил о себе, сходу заслужив любовь болельщиков.

А между тем, команду вновь поразили травмы. Сначала до конца ноября выбыл из строя Гилл, затем серьезную травму руки получил Ньюман. Менеджмент нашел отличного игрока на замену двум выбывшим. Новичком команды стал свингмэн Дэвид Вингейт, который великолепно знал, что такое защита. Присутствие Вингейта в составе сбалансировало ротацию, и очень скоро команда пришла в себя. Нельзя сказать, что Hornets буквально рвали всех подряд, нет. Команда стабильно чередовала победы и поражения, балансируя на грани между выходом и невыходом в плей-офф. Определенный перелом наступил ближе к февралю, когда в строй вернулись все ведущие игроки, и команда предстала в своем оптимальном составе.
И все же неопределенность с попаданием в финальную стадию сезона оставалась почти до самого конца регулярки. Лишь выдав во второй половине апреля мини-стрик 5-0, команда взлетела аж на пятое место в конференции.

Началось все с домашней игры против Детройта 16 апреля. Переживающие кризис, связанный со сменой поколений, «Поршни» были нашими соперниками в борьбе за плей-офф, но в этой игре мы их просто уничтожили — 127-93, усилиями Моурнинга, который за 28 минут набрал 36 очков, сделал 22 подбора и 3 блок-шота. Именно успешная игра Зо предопределила исход встречи. На следующий день нам противостоял еще один соперник, с которым мы шли нога в ногу в регулярном первенстве – Атланта. Тут все решилось только в концовке, но мы вновь победили и героем матча можно назвать Маггси Богса. Он на последних секундах реализовал два штрафных, а за три секунды до финальной сирены подобрал подбор после промаха Блэйлока из-за дуги. В результате – победа 110-107. После этого успеха мы обогнали «Хокс» и заняли шестое место, хотя еще три дня назад были под угрозой вылета из заветной восьмерки. Закончили мы апрель двумя хорошими победами над Милуоки и неожиданным выигрышем у Чикаго – 104-103. И вот, команда впервые в своей истории пробилась в решающую стадию сезона, и попали мы на Бостон – прямо скажем, не такой страшный к тому времени

Надо сказать, что дебют нашей организации в post-season получился неважным. В первой встрече, которая состоялась в легендарном Boston Garden, «Шершни» выглядели подавленно и бестолково, что предопределило поражение со счетом 101-112. Бостону удалось сдержать процент наших попаданий на уровне 30%, и просто чудо, что итоговое преимущество «Кельтов» составило всего лишь 11 очков. Однако у хозяев возникла серьезная проблема: незадолго до конца встречи плохо себя почувствовал лидер команды – Реджи Льюис. С подозрением на инфаркт его доставили в больницу, и действительно – у игрока были обнаружены какие-то проблемы с сердечной деятельностью, хотя врачи никак не могли определить причину, по которой Реджи перенес приступ. Как бы то ни было – участвовать в серии против Hornets ему запретили (27 июля того же года Реджи перенес повторный приступ, оказавшийся смертельным. Случилось это на тренировочной игре в Бостоне). Это был ключевой момент нашего противостояния с самой титулованной командой NBA.

Вторая игра достойна того, чтобы быть записанной красными буквами в историю «Шершней». Лишь во втором овертайме нам удалось вырвать такую важную победу – 99-98, а Алонзо Моурнинг едва переводя дух после финальной сирены заявил репортерам: «Это была самая тяжелая игра, что я провел в своей жизни. Каждое владение было необычайно важным». Действительно, команды весь матч шли вровень, демонстрируя тягучий, защитный баскетбол без зрелищных изысков. Количество данков в этой игре можно пересчитать по пальцам одной руки, а уж о трехочковых попаданиях и говорить не приходится – команды совместными усилиями родили только одно попадание из-за дуги. Этот триумф подрезал крылья пожилой команде из Бостона, в то время как наша молодежь подошла к первой домашней игре в ПО в отличном физическом и психологическом состоянии. 3 мая Celtics были разорваны 119-89, а спустя пару дней последовало триумфальное завершение серии, благодаря баззер-битеру Моурнинга на последней секунде матча… К большому сюрпризу общественности, Hornets умудрились выбраться во второй раунд плей-офф.

Счет в серии с Нью-Йорком (1-4), кажется, говорит, что борьбы то и не было. Это неправда. Вчистую мы слили только первый матч (95-111), да и то только потому, что уже в первой четверти мы лишились Ларри Джонсона, получившего травму голеностопа (дело вполне могло кончиться переломом кости, но по счастью обошлось, и Ларри вернулся в строй уже к матчу №2). В остальных играх борьба шла до последних секунд.

Счет стал 0-2 не в нашу пользу при совсем обидных обстоятельствах. Перед последней четвертью мы выигрывали у «Никс» 13 очков, но умудрились растерять это преимущество и проиграть в овертайме. Серия переехала в Шарлотт, и там состоялся один из самых памятных триллеров всего сезона. Два овертйма, потрясающий накал страстей и заключительные 4 очка Маггси Богса, установившие итоговый счет 110-106. Это была действительно великая игра, которая стала настоящей жемчужиной плей-офф 1993 года…

Увы, но больше радость победы нам испытать не удалось. Второй матч в Charlotte Coliseum окончился нашим поражением 92-94, ну а в Нью-Йорке «Шершни» проиграли в четвертый раз 101-105, но кто упрекал команду за это? Проход в полуфинал конференции и заруба с одной из лучших команд ассоциации стали отличным достижением, о котором никто и мечтать не мог до начала сезона. Молодая и дерзкая команда наконец-то заявила о себе! ©
 

Hovd3n
Арсений

нет картинки
31.01.2009 14:07 #

Шестой сезон
1993/1994

Сезон травм

После того как команда впервые в своей недолгой истории вышла в плей-офф и сходу добралась до второго раунда, резонно было ожидать весьма спокойного межсезонья, ведь, как правило, после таких удачных выступлений серьезные потрясения ни одной команде не грозят. Но в случае с Hornets все было совсем иначе: спокойно провести лето руководству династии не удалось.

Бурю устроил ни кто иной, как Кендалл Гилл, а точнее его агент, которому в голову ударила слава своих коллег работавших с Алонзо Моурнингом и Ларри Джонсоном. Под предлогом того, что ему не комфортно находиться в тени молодых лидеров команды, Кендалл потребовал обмена. Так как в июне Гилл стал ограниченно свободным агентом ситуация весьма осложнилась, но что поделать? Игрок был непреклонен, ему во что бы то ни стало хотелось уйти в другую команду, причем такую, в которой он мог бы лучше всего проявить свои лидерские качества. Скрепя сердце менеджмент во главе с главным тренером Аланом Бристоу принялся за работу. Сначала взоры Гилла и «Шершней» обратились на восток. Возникли варианты с Нью-Йорком и Филадельфией, но после долгих дебатов, оба варианта были отвергнуты. Тогда начались переговоры с «Клипперз» на предмет возможного обмена Дэнни Мэннинга. Дэнни вовсю хотел убраться из калифорнийского болота, в котором у него не было особых перспектив, и уже успел дать несколько интервью, в которых выразил свое искреннее желание играть в Шарлотт, но тут заартачился Гилл, который также осознал, что у второй команды Лос-Анджелеса не самое светлое будущее. А между тем наступил август, время начинало поджимать. В условиях цейтнота Бристоу сотоварищи все-таки провернули сделку с максимальной выгодой для Hornets. Подписав Гилла на очень долгий контракт (7 лет и 26 миллионов долларов) мы трейданули его в Сиэтл в ходе обмена между тремя командами. Из «Сверхзвуковых» к нам пришел ветеран Эдди Джонсон, а из Филадельфии – Херси Хокинс. Вот так за одного комбо-гарда мы получили двух очень неплохих свингмэнов.

В лице Кендалла мы потеряли отличного защитника, игрока, который любит лезть под щит и умеющего создать себе бросок, зато приобрели двух снайперов. В итоге задняя линия стала более мягкой, а фронт-корт получил большую свободу действий, так как в команде стало одним эгоистом меньше.

В каком же составе наша команда начала долгожданный и многообещающий сезон 1993/94 годов? Позиция первого номера не претерпела никаких изменений. Маггси Богс и Тони Беннетт по-прежнему продолжали вести атаки Hornets. Немного обидно, но Беннетт за лето не слишком-то и улучшил свои игровые качества. По-прежнему у него возникали проблемы с последним пасом, из-за чего страдала не только статистика игрока, но и атакующий потенциал команды, но другое дело, что Богс находился в самом расцвете сил и для него не было особой проблемой отбегать 40 минут в матче. Так что неприятности могли возникнуть только в том случае, если бы у Маггси возникли проблемы со здоровьем.

Атакующих защитников и малых форвардов в составе было более чем достаточно даже для команды, претендующей на самые высокие места. Хокинс и Джонни Ньюман заняли позиции второго и третьего номеров в старте, а на подхвате находились ничуть не уступающие им по игровым качествам Делл Карри и Джонсон. Помимо всего прочего, на свои минуты претендовал и Скотт Баррелл, выбранный в первом раунде драфта. Бристоу всерьез вознамерился сделать из бывшего бейсболиста стоящего игрока в баскетбол, и не стеснялся отбирать у ветеранов игровые минуты в пользу новичка. Отмечу еще, что в лазарете томился плохой парень Дэвид Вингейт. Серьезная травма, полученная в предсезонке, вывела его из строя на несколько месяцев, что было весьма печально, так как главный тренер очень рассчитывал на этого игрока.

Проблемы обнаруживались лишь при взгляде на переднюю линию команды. Да, у нас были LJ и Зо, да был лояльный и скромный Кенни Гаттисон, но по существу этим все и ограничивалось… От замученного травмами Майка Гмински (который отказался уходить на пенсию, когда об этом его попросило руководство, не желавшее выплачивать 1.8 миллионов ненужному игроку) и необстрелянного ЛеРона Эллиса большой помощи ждать не приходилось, но по идее вся игровая концепция строилась за счет того, что и Ларри, и Алонзо, или хотя бы один из них, постоянно будет здоров. Никому и в голову не могло придти, что для Hornets предстоящий сезон станет поистине черным.

Началось все весьма неплохо. Именно неплохо, а не хорошо, так как имеющийся состав позволял бороться за лидерство в Центральном дивизионе, а вместо этого, команда барахталась в районе 50%-й отметки. К январю, однако, Hornets подошли с показателем 17-12, что позволяло с оптимизмом смотреть будущее, но тут пришла беда.

27 декабря в игре против Pistons (109-94) Ларри Джонсон сделал свой третий трипл-дабл в карьере: 29 очков, 20 подборов и 11 передач, но покинул площадку с серьезным растяжением поясницы. Врач команды был осторожен в прогнозах, по его словам срок восстановления мог составить от трех дней до трех недель, однако эти заверения оказались бравадой. Детальное медобследование показало, что Ларри выбыл из строя почти до конца сезона, но что хуже всего – это растяжение сделало его хроником. LJ до этой травмы и после – это, к сожалению, немного разные игроки. Больная спина серьезно сказалась на игровых возможностях нашего лидера, в чем болельщикам пришлось убедиться, когда Джонсон вернулся в строй.

Увы, но это было только начало. На следующий день в упорном противостоянии с Кливлендом мы потеряли и Моурнинга, который подвернул ногу. И вот тогда то стало страшно. Даже самый отъявленный оптимист должен был признать, что без обоих лидеров «Шершням» ничего не светит в плане борьбы за попадание в плей-офф. Также скажу, что к тому моменту мы уже потеряли и Эллиса, который восстанавливался после травмы ноги, полученной на тренировке. В общем, ситуация была катастрофической.

Но команда боролась. На первые недели января пришлись две героические победы над лидерами конференции – Нью-Йорком и потрясающий успех в выездном мачте с Финиксом у которого к тому моменту соотношение побед и поражений составляло 24-6. Новички команды Хокинс и Эдди Джонсон геройски тянули команду за собой, изо всех сил бился Гаттисон, со скамейки свой «двадцатник» приносил Карри. Успешная игра команды вернула надежду, тем более что 13 числа мы вновь увидели Моурнинга на площадке, но худшее было впереди.

Поворотный момент в сезоне наступил 26 января 1994 года, в домашнем матче против Орландо. Моурнинг отыграв две минуты получил повреждение голени и покинул паркет, а Шакил О’Нил оказавшись без равного по силам оппонента набрал 36 очков с потрясающей реализацией (17 из 20) и принес своей команде победу со счетом 145-120. После этого мы проиграли еще 6 игр, выдав самую длинную безвыигрышную серию с 1990 года (0-8), затем после победы над Хьюстоном снова проиграли восемь раз подряд и оказались в 12 играх отставания от заветной восьмой строчки в таблице. Критиковать команду, конечно же, нельзя. Ведь вылетел весь фронт-корт: Джонсон, Эллис, Моурнинг и, вдобавок, Гаттисон. Спасать ситуацию пришлось Гмински и подписанным из Континентальной ассоциации Тиму Кемптону и Марти Конлону, причем последний стабильно выходил в стартовой пятерке и показывал очень неплохой уровень игры.

Сдаваться Hornets не собирались. В день дедлайна мы махнулись с Милуоки: к безнадежным аутсайдерам отправился истекающий контракт Гмински и кондиционный драфт-пик первого раунда, а к нам приехал другой белый ветеран, не менее пожилой (35 лет), но пышущий здоровьем и желанием помогать Франк Бриковски.

Положение удалось стабилизировать, а наступившая весна благотворно сказалась на прописавшихся в лазарете игроках. 8 марта к нам приехали Чарльз Баркли с компанией, но вернувшийся Моурнинг посрамил лидеров, оформив, можно сказать, в одиночку свип одной из лучших команд Запада. Вслед за Зо подоспели и остальные, умудрившись выздороветь едва ли не одновременно. Наиболее тревожная ситуация была с Ларри. Бристоу в первые дни после окончательного восстановление особо не напрягал Джонсона, предоставляя ему 15-20 минут за матч, постепенно увеличивая игровое время. К сожалению, оправиться от травмы LJ так и не смог. Оставшиеся до конца регулярки матчи он играл весьма бледно, будучи лишь тенью себя прежнего. Безусловно, иногда ему удавались хорошие игры, когда начинал идти бросок, но в целом агрессия и напор, равно как и его сокрушающие данки, возвращаться к Ларри не спешили.

Между тем, «Шершни» начали преследование команды, занимавшей восьмое место в Восточной конференции – Майами Хит. Задача была тяжелой, но выполнимой. Отрыв потихоньку сокращался, но соперник не собирался без боя пускать нас в плей-офф. Вот когда в пору было погоревать о неудачном старте сезона! Апрель мы закрыли с показателем 9-3, но, имея впереди еще две игры, Hornets пришлось сдаваться. 21 апреля в Бостоне вся команда после выигранного матча 95-89 с нетерпением ждала вестей из Майами, где Heat принимали чемпиона конференции Атланту. К огромному сожалению Майами выиграли 94-89 и их рекорд 42-39 означал, что мы с ними можем теперь только сравняться, а результат личных встреч был не в нашу пользу. Гонка за попадание в плей-офф закончилась. Бесславно. Равного соотношения побед и поражений не хватило.

Я даже и не знаю, как подвести итог этого неудачного сезона. Вроде бы и винить некого, но и хвалить не за что. Конечно, есть позитивные моменты: Делл Карри был признан лучшим шестым, по посещаемости мы вновь оставили далеко позади все остальные команды NBA, да и средняя результативность у нас была выше всех прочих команд нашей конференции. Но на другой чаше весов находилось непопадание в финальную часть сезона коллектива, который был готов к тому, чтобы повторить (и это как минимум!) свое достижение предыдущего сезона. Пришлось ждать еще целый год, чтобы ощутить все прелести плей-офф… ©
 



Чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться

июль
сентябрь

август 2017

пнвтсрчтптсбвс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
       

Реклама на сайте



Вакансии